home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2. Контракт

День был погожим, небо – ясным. Теплый воздух проникал в дом сквозь распахнутые настежь окна. Мари разложила печенье на блюде и поставила его на поднос. Элиза, как и было условлено, покинула особняк семейства Ларю на следующий же день после прискорбного события. При этом она горько плакала. Юной индианке приходилось теперь работать больше обычного, но она не жаловалась.

– Не надо! – сказала Изабель, вставая. – Побудь лучше с Габриелем и помоги ему умыться перед полдником. Я сама отнесу поднос в кабинет. Сколько у нас сегодня посетителей?

– Трое, а если считать и мсье Ларю, то четверо, мадам!

– Отлично! – отозвалась Изабель, доставая из буфета четыре чайные чашки.

Мари улыбнулась в знак признательности и вышла через дверь, которая вела во двор. Изабель стояла и смотрела ей вслед. «Странное дитя!» – подумала она. Девочка родилась и воспитывалась в племени могавков до пятилетнего возраста. Ее отец-алкоголик жестоко избивал не только жену, но и старших дочерей и, как поговаривали, неоднократно их насиловал. Мари увезли из родного поселка миссионеры, чтобы защитить ее. Девочку поручили заботам монахинь, опекавших Центральную больницу в Монреале.

Когда ей исполнилось девять, коммерсант по фамилии Мерсье взял ее в свой дом прислугой, потому что его жена заболела после рождения девятого ребенка. Мари разговаривала мало, но она любила детей и умела за ними ухаживать. Супруга хозяина через некоторое время скончалась. Вконец разоренный и больной вдовец оказался не в состоянии заботиться о своем потомстве. Детей разобрали родственники, и юная служанка лишилась места. По счастливой случайности опись имущества семьи Мерсье составлял Пьер. Так Мари оказалась в доме нотариуса в качестве няньки маленького Габриеля.

За те несколько дней, которые прошли после расчета Элизы, все успели привыкнуть к новым порядкам в доме. Появление новой прислуги отвлекло внимание Габриеля, который поначалу часто спрашивал, почему ушла Элиза. Пьер, как и обещал, принес в дом красивую кошку, и сейчас она, как обычно, лежала на подоконнике, подставив солнышку свой пушистый белый живот. Габриель назвал новую любимицу Арлекина из-за ее яркой бело-рыжей с черными пятнами шерстки.

К удивлению Изабель, Пьер не выказывал по отношению к ней и тени неприязни. Он присутствовал на всех трапезах, если был в это время дома, и, как обычно, участвовал в разговоре. Поэтому Габриель не заметил охлаждения в отношениях родителей. Мальчик радовался, что у него появился новый друг и что папа снова обедает и ужинает дома.

Голоса, доносившиеся из рабочего кабинета супруга, вернули Изабель к реальности. Поставив на поднос чайничек с кипятком, она вышла из ярко освещенной кухни в коридор и направилась к кабинету.


Взгляд Александера скользил по элегантным стеллажам с книгами и папками, в которых нотариус хранил документы. Он вполуха слушал разговор своих спутников и хозяина дома, время от времени забываясь и прислушиваясь к птичьему щебету, доносившемуся из приоткрытого окна. Блестящая кожа, фаянсовые статуэтки, ценные безделушки – все в этой комнате свидетельствовало о богатстве и хорошем вкусе его владельца. Стиснув зубы, Александер дал себе слово, что когда-нибудь у него будет такое же уютное и роскошное жилище. Знакомство с канадским торговцем ван дер Меером открыло для него двери в многообещающее будущее.

Голландец как раз закончил чтение контракта, согласно которому они с Джейкобом Соломоном становились компаньонами. Не обнаружив в тексте документа ни одного изъяна, он положил его на широкую дубовую столешницу и взял любезно протянутое нотариусом перо.

– Мсье, я признателен вам за то, что вы составили новый контракт в столь сжатые сроки.

– Не стоит благодарности, мсье ван дер Меер. Для такого, как вы, клиента…

Поправив на носу пенсне, Голландец придвинулся поближе к столу, обмакнул перо в чернила, стряхнул обратно излишек и старательно вывел под росчерком Соломона свою подпись. Опершись о книжную полку, Александер наблюдал за происходящим. Почти сразу же по прибытии в Монреаль он подписал с «буржуа»[25] ван дер Меером контракт «новичка»[26], составленный и заверенный нотариусом по фамилии Мартель. В документе говорилось, что он в течение трех лет будет работать в качестве «милье»[27] и что в первый год службы ему не придется оставаться в фактории на зимовку.

Не вдаваясь в объяснения, ван дер Меер настоял, чтобы был подписан еще один документ, согласно которому Александер становился его доверенным слугой. На тот момент они были знакомы всего месяц, но с первых же дней общения ван дер Меер отнесся к шотландцу с особым интересом и вниманием. Во многом причиной тому было умение Александера читать и писать по-английски. Новый компаньон ван дер Меера был американцем по рождению и не говорил по-французски, поэтому нуждался в человеке, который мог бы переводить с английского. Сам он с трудом читал на этом языке, а благодаря Александеру имел бы гарантии, что Соломон не обманет его ни на словах, ни тем более при составлении деловых документов. Разумеется, Александер не стал отказываться от столь выгодного предложения.

– Готово! – воскликнул Голландец, откладывая перо. – Можно переходить ко второму контракту, между мной и мистером Макдональдом.

– Прекрасно! Вот он. – Нотариус указал на документ, который лежал рядом с тем, что только что был подписан, взял его в руки и начал читать: – «Я, мэтр Пьер Ларю, нотариус провинции Квебек, временно проживающий в Монреале, свидетельствую, что…» Подпишите здесь, мсье Макдональд! – Он указал место для подписи подошедшему к столу Александеру и продолжил чтение: – «…согласно условиям настоящего контракта я добровольно поступаю на службу к господину Килиану ван дер Мееру, проживающему в Монреале…»

Александер прослушал условия контракта, определявшие его жалованье, срок службы, обмундирование, которое он получит, и перечень обязанностей, которые ему придется исполнять. Всего пару строк оставались недочитанными, когда из коридора донеслись шаги и дверь приоткрылась. Нотариус поднял голову и посмотрел на дверь, однако никто так и не вошел. Подписав контракт, он протянул перо ван дер Мееру. Потом настал черед Александера.

На этот раз из-за двери отчетливо донеслись голоса: вероятнее всего, хозяйка дома разговаривала с прислугой. Склонясь над документом, Александер с любопытством посмотрел на дверь. От неожиданности его пальцы сжали перо вдвое сильней обычного. Решив, что это галлюцинация, он моргнул. Но нет, он не мог так обознаться…

– Вы можете поставить крестик, мсье! Так поступают многие.

Стиснув зубы, Александер сделал глубокий вдох, чтобы совладать с волнением. Пальцы его дрожали, и в комнате вдруг стало нестерпимо жарко. Изабель – жена нотариуса Ларю? Теперь он понял, почему лицо этого человека показалось ему знакомым. Конечно, это он, тот самый воздыхатель, с которым они однажды столкнулись у дома на улице Сен-Жан в Квебеке! Стоило ему прийти к этому заключению, как свободная рука сама потянулась к поясу, на котором он обычно носил кинжал.

– Мсье, я умею читать и писать, – произнес он с нажимом. – Читать по-французски мне, правда, труднее, но, если это вас не затруднит, я все же предпочитаю ознакомиться с документом, который собираюсь подписать.

– Разумеется! – пробормотал Пьер Ларю. – Конечно, читайте! Вас никто не торопит. Пока моя супруга будет угощать вас чаем, я на минутку отлучусь!

Быстро прочитав текст, Александер поставил свою подпись, отложил перо и отошел к окну. Чтобы скрыть волнение, он повернулся к своим собеседникам спиной, скрестил руки на груди и закрыл глаза. Встретиться с Изабель в этом доме – последнее, чего он мог ожидать и… желать.

Фаянсовые чашки мелодично звякнули, когда молодая женщина поставила на стол поднос с чайным прибором. А затем зазвучал ее мягкий голос. Знать, что Изабель замужем за другим, было уже больно, но увидеть их с мужем вместе – это было больше, чем он мог вынести. Александер мысленно попросил небеса, чтобы она сразу же ушла из комнаты.

– Добрый день, мсье ван дер Меер! Собираетесь в новую экспедицию? – послышался веселый женский голос.

– Мадам Ларю, как приятно снова вас видеть! Полагаю, это будет мое последнее путешествие. Возраст дает о себе знать!

– Глядя на вас, в это невозможно поверить! Благодарение Господу, болезни обходят вас стороной!

– Изабель, позвольте представить вам нового компаньона мсье ван дер Меера! Это мистер Джейкоб Соломон, американец из… Нью-Йорка, я не ошибся?

– Yes, New York, sir! Очарован, мадам Лару!

– Приятно познакомиться, мсье!

Александер с легкостью представил, как Изабель улыбается. Ей всегда забавно было слышать, как англичане коверкают ее имя или фамилию.

– А это… мистер Макдональд! – продолжал Пьер. – Он поступает к этим двум господам на службу.

У Александера не было выбора. Он повернулся лицом к реальности – опустил руки, вздернул подбородок и выпрямился, стараясь придать себе достойный и… равнодушный вид. Между тем сердце его стучало так, словно хотело вырваться из груди, а легкая слабость в коленях заставила схватиться за спинку стоявшего слева от него кресла.

Улыбка моментально сошла с лица молодой женщины, и она побледнела, покачнулась и отступила на шаг, натолкнувшись на стоящий позади письменный стол. Чашки звякнули на блюдцах, когда она зацепила рукой поднос.

– К вашим услугам, мадам Ларю! – И Александер порывисто поклонился.

Изабель охватила паника. Ей вдруг захотелось исчезнуть, убежать отсюда со всех ног, только бы не видеть эти синие глаза, смотревшие на нее так холодно и пронзительно!

Сдерживая слезы, она подала руку, как того требовали правила хорошего тона. Александер застыл в нерешительности на долю секунды, но эта заминка не укрылась от внимания Пьера. Соприкосновение пальцев породил в телах обоих нечто подобное электрическому разряду, который прошел по всему телу. Дрожащими губами Александер коснулся руки молодой женщины и вдохнул ее запах, а потом отпустил так быстро, словно это была не рука, а кусок раскаленного металла.

– Мистер… э-э-э… Макдональд только что подписал контракт вояжера сроком на три года! – медленно и отчетливо проговорил Пьер, делая ударение на последних трех словах.

– На три года… – пробормотала Изабель.

– Но ведь контракт – это всего лишь клочок бумаги, не так ли, мадам? – проговорил вдруг Александер, и его обращенный к молодой женщине взгляд стал настойчивым. – Я подписал его, потому что таковы требования закона. Но обещание, данное мной мистеру ван дер Мееру, стоит больше, чем один чернильный росчерк. Что вы об этом скажете?

Изабель в растерянности посмотрела на Пьера, который нахмурился и стиснул зубы, а потом на Александера.

– Я полагаю, мсье, что в некоторых случаях чернильный росчерк гарантирует наши обязательства надежнее, чем слова, по крайней мере перед лицом закона. Это единственное, что принуждает стороны соблюдать условия договора, если случится что-то… непредвиденное.

– Непредвиденное? Да, я вас понимаю.

Александер перевел взгляд на корсаж ее платья из голубого, как цветок незабудки, ситца, что выгодно оттеняло цвет волос молодой женщины, потом позволил себе полюбоваться талией, изящно подчеркнутой посредством небольшого панье[28]. Невольно его внимание обратилось к очаровательному декольте. Ткань ритмично натягивалась, и в вырезе то и дело мелькали округлости грудей… которые он ласкал столько раз! Он усилием воли заставил себя посмотреть ей в лицо, бледность которого постепенно сменилась легким румянцем, и задержался взглядом на дрожащих губах.

– Когда вы уезжаете? – нервно спросила молодая женщина.

– В первый день мая, мадам Ларю, – ответил ей Голландец, который почувствовал, что обстановка в комнате становится несколько напряженной.

– В первый день мая… Это скоро.

– Через пять дней, мадам, – уточнил Александер с любезной улыбкой.

– Три года – это долгий срок, тем более в незнакомой стране, с незнакомыми людьми…

Пьер обнял супругу за талию и притянул к себе. Изабель чуть напряглась под этой властной рукой, напомнившей ей, что она навсегда принадлежит ему, своему мужу. Вздернув подбородок, она снова посмотрела на Александера. Взгляд его был внимателен и глубок, но такого холода она в нем никогда не замечала. Эта мысль заставила Изабель содрогнуться. Пьер кашлянул, и она опустила глаза. Супруг убрал руку, взял со стола оба документа и положил их в папку. С глухим стуком папка упала обратно на столешницу.

– Прекрасно! Полагаю, теперь все в порядке, – заключил нотариус и сделал шаг навстречу Голландцу. – Разрешите предложить вам чаю с печеньем?

– Благодарю вас, но не могу! – вежливо отказался ван дер Меер, беря с вешалки у двери свой головной убор. – Перед отъездом мне нужно уладить еще массу дел. Но если у вас возникнет необходимость встретиться со мной, пошлите мне записку в трактир Дюлона, мы там остановились.

– Трактир Дюлона, я запомнил. Что ж, остается только пожелать вам удачи, мсье ван дер Меер! Да хранит вас Господь! Был рад с вами познакомиться, мистер Соломон!

– Благодарю, сэр Лару!

– Мистер Макдональд… – проговорил Пьер, протягивая Александеру руку. – Мне было приятно…

Александер посмотрел на руку, которая прикасалась к телу Изабель. Когда он поднял голову, оказалось, что нотариус, прищурившись, выжидающе смотрит на него. После недолгого колебания он ответил на рукопожатие.

– В добрый путь!

По поведению Пьера Ларю, по медовым интонациям его голоса и многозначительной усмешке Александер понял, что нотариус что-то заподозрил. Но что именно он знает?

Изабель, которая до этой минуты не могла пошевелиться от изумления, почувствовала новый прилив паники, когда Александер вышел из кабинета. Неужели она позволит ему вот так уйти? Но что она может еще сказать или сделать? Пьер наблюдал за ней краем глаза, в чем она готова была поклясться. Он никогда не встречал отца Габриеля, но в общих чертах знал, кто он и откуда, и вполне мог прийти к правильным выводам относительно того, какие узы связывали его жену с одним из его новых клиентов, особенно если учесть их недавний, полный недосказанностей диалог.

Холодный и равнодушный, Александер прошел мимо молодой женщины, едва не коснувшись ее рукой. Его рука… Изабель вскрикнула, заметив, что на ней не хватает пальца. Все повернулись к ней. Александер, увидев, куда направлен ее взгляд, поднял руку и стиснул пальцы в кулак.

– Вы… вас ранили, мсье Макдональд?

– Я отморозил этот палец, мадам, такое случается. Но есть вещи и похуже, ведь правда?

Она смотрела на него своими блестящими от слез глазами, моля понять невообразимое. Ну как ему объяснить? Как попросить прощения? Да и сможет он хоть когда-нибудь ее простить?

– Д-да, вы правы, мсье!

Прикрыв рот ладошкой, она отвернулась. Трое мужчин вышли из комнаты, и какое-то время их голоса еще звучали в прихожей. Изабель ужаснулась при мысли, что Габриель может в любой момент выскочить в коридор. Но входная дверь открылась, впуская в дом какофонию уличной суеты, и снова закрылась. Александер ушел. В доме повисла тяжелая тишина. С трудом сдерживая слезы, Изабель хотела было покинуть кабинет, но Пьер преградил ей путь.

– Вы так бледны, жена моя, – заметил он с ноткой цинизма в голосе. – Неужели это из-за отмороженного пальца? Когда нашему доброму другу Франшеру отрезали ногу, вас это совершенно не взволновало!

Нотариус подошел к столу, где до сих пор лежала папка с документами. Он вынул контракт шотландца и прочел его. Взгляд его ненадолго задержался на подписях.

– Так-так… Александер Макдональд… Я слышал раньше это имя.

Они помолчали. Изабель стояла не двигаясь и ждала. Ей хотелось одного – убежать к себе в спальню и там запереться. Пьер подошел к жене.

– Контракт – это документ, условия которого стороны обязаны соблюдать, несмотря ни на что, мадам Ларю, – проговорил нотариус, демонстрируя жене бумагу, которую он вынул из папки. – Как вы сами объяснили господину Макдональду, стороны не обязаны исполнять те обязательства, которые не были закреплены подписями, черным по белому. Но это не наш с вами случай, не так ли, дражайшая моя супруга?

Полными тоски и слез глазами она смотрела на него на протяжении нескольких мгновений, потом повернулась и выбежала из комнаты. Еще через минуту хлопнула дверь ее спальни. Пьер вздрогнул. Бросив контракт на стол, он какое-то время вглядывался в одно из имен, в нем запечатленное, затем положил его в папку и резким движением захлопнул ее.

– Мне нужно повидать Этьена, и как можно скорее! – пробормотал он.


* * * | Река надежды | * * *



Loading...