home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Титул госпожи нужно заслужить

Сразу после праздника, по приказу Повелителя, Гюльбахар Султан отослали в старый дворец. Мурад попросил Валиде лично подготовить свою жену к брачному хальвету, Валиде согласилась.

Пока новоиспечённую султаншу отправили в бани, Айше Султан, забрав сына из специальной комнаты, отвела в свои покои, и приказала накормить, как следует. А сама отправилась к Валиде, чтобы выяснить причину заключения брака между Мурадом и Симисшах.

— Войди, — сказала Валиде. Айше зашла в покои, где Валиде выбирала, как раз платье для брачной ночи своего сына и невестки. Видя это Айше была готова сжечь все эти платья до единого. — Что ты хотела, Айше? Говори быстрее, у меня нет времени.

— Валиде, как мой Мурад мог заключить брак с той, которую он знает чуть больше года? — возмутилась Айше, — вы подарили ей свободу не за что, женили на своём сыне, и… — Валиде, услышав такие речи, повернулась к невестке.

— Знай, своё место, Айше, — сказала грозно Валиде, Айше злилась, — кто ты, чтобы мне предъявлять такие замечания? Тебе решать, кому я должна даровать свободу?

— Нет, Султанша.

— Тебе решать, на ком жениться Султану?

— Нет.

— Тогда будь так добра- иди в свои покои и позаботься о моём внуке, не заставляй его волноваться. Сегодня у Мехмета был тяжёлый день.

— Султанша…

— Ты меня не услышала? — Айше поклонилась и вышла за дверь. К Валиде подошёл Хаджи Ага. — Присмотрите за ней, она не рискнёт что-нибудь вытворить повторно, однако теперь, Симисшах Султан- член династии, а значит, покушение на неё может закончиться казнью. Я не хочу лишних неприятностей.

— Конечно, госпожа, — кивнул Хаджи Ага.

***

Покои Султана были приготовлены к хальвету. Свечи, полумрак, яства, дорогие убранства. Мурад не думал, что когда-нибудь так же выберет себе законную супругу, как когда-то сделал его отец, женившись на Кёсем Султан. Мурад знал, что законной женой, по закону, может стать лишь свободна женщина, а если она рабыня, то во время никяха, ей дают свободу. Симисшах- принцесса, в её жилах течёт благородная кровь, Мурад уверен в том, что не пожалеет о своём выборе.

Наконец, двери в покои открылись, и зашла Симисшах. Мурад повернулся, и чуть не потерял дар речи. Прекрасное платье, дорогая, украшенная драгоценными камнями, корона, а лицо закрыто красной вуалью. Симисшах подошла к Султану и поцеловала подол его одеяний, Мурад глубоко вздохнул, и поднял свою жену за подбородок. Когда их лица были на одном расстоянии, правда Симисшах была чуть ниже, Мурад убрал с её лица вуаль. Султанша была смущена, и было видно, что ей страшно, но Мурад лишь взял её за руку и поцеловал.

— Ты моя жизнь, Симисшах, — сказал Мурад, и Султанша посмотрела на своего мужа, — когда-то я хотел убить тебя, а теперь не представляю свою жизнь без тебя.

— Я чувствую тоже самое, мой Мурад, — сказала Симисшах. Оставались считанные миллиметры между ними, пока Мураду надоело это расстояние, и он, притянув жену за талию к себе, поцеловал

***

На следующее утро, Мурад проснулся в хорошем настроении. На его груди лежала Симисшах, сладко посапывая во сне. Видя её прекрасное лицо, чувствовать, что она рядом- лучшее, что могло с ним случиться. Вечером состоялся их брачный хальвет, который не просто удовлетворил Султана, но и заставил заново узнать свою фав… Жену- Симисшах.

Султанша открыла глаза и слегка потянулась. Подняв взгляд на мужа, всё ещё лежа у него на груди, Симисшах улыбнулась.

— Моя звезда проснулась? — улыбнулся Мурад. Симисшах улыбнулась в ответ.

— Султан моего сердца заскучал по мне, — сказала Симисшах, — как вам спалось, Повелитель? — Мурад был рад видеть лицо своей возлюбленной. Глаза Симисшах излучали свет, Мурад был расстроен, что именно его Валиде подарила ей имя, а не он. Мурад скорее назвал бы её… Дилара (ударение на первую «а»), как самая любимая. Напоминает имя Валиде Султан, которое ей подарил покойный Султан Ахмед. — Вы проголодались, мой Султан? — Мурад задумался.

— Да, я голоден, со вчерашнего вечера ничего не ел, — расстроился Мурад, — ты поможешь мне? — Симисшах улыбнулась, и соскочила с кровати, что Султан даже не успел поймать её, она быстро накинула халатик, и уже собиралась первой сесть завтракать, как Мурад хватает её за талию и оттаскивает прочь от стола. Симисшах смеётся, а Мурад радуется. Поворачивая свою Султаншу к себе, Мурад смотрит в её прекрасные глаза, и не может наглядеться.

— Мой Султан, вы просверлите во мне дыру, — рассмеялась Симисшах, — вам нужно позавтракать, чтобы набраться сил перед грядущими делами! — Мурад не хотел отпускать свою возлюбленную ни на минуту, особенно во время празднования свадьбы. Наконец, слуги принесли им завтрак и Султан, вместе со своей женой, могли спокойно приступить к завтраку.

***

Валиде Султан послала Мелике узнать, всё ли хорошо у Султана и его жены. Хатун принесла весть, что никях состоялся, и сейчас, Султан и его Султанша завтракают в покоях.

— Валиде, вам нужно поставить на некоторых документах свою печать, — сказал Хаджи Ага, поднося своей госпоже бумаги. — Как вам спалось, госпожа? — у Валиде ужасно болела голова.

— Плохо, Хаджи, никак не могла заснуть.

— Попросили бы Мелике-хатун накапать снотворного, — однако эти слова не обрадовали Валиде.

— Не забывай, что от переизбытка снотворного, можно и не проснуться, Хаджи, — сказала Кёсем, — Хюррем Султан и Сафие Султан не пользовались снотворным, я также не стану.

— Как пожелаете, госпожа, — сказал Хаджи. — Вы пропустили день выдачи жалования, Султанша, рабыни, евнухи и Аги недовольны этим, они попросили узнать, когда им выплатят деньги.

— Сегодня вечером, Хаджи, — сказала Кёсем, — мне нужно вначале выделить для моей невестки достойные покои, дать ей хороших служанок, передать ей приданное, которое ей вчера на празднике передали мать и няня. Также стоит посетить некоторые мои фонды, проверить, всё ли там, в порядке, нужно ли ещё им на содержание за этот месяц. Жалование перенесём на вечер.

— Ваша воля закон, госпожа, — сказал Хаджи Ага.

***

Так как у Султана были неотложные дела сегодня, Симисшах поспешила покинуть покои, у выхода её уже ждала Фара-хатун.

— Султанша, Валиде Султан отдала приказ о вашем переезде в другие покои, — сказала служанка, Симисшах удивилась.

— Как это другие покои, Фара? — спросила Симисшах, — разве старые покои кем-то заняты, кроме меня?

— Валиде сказала, что эти покои подходят скорее для рабыни, нежели для жены падишаха, — сказала Фара, — позвольте, я вас провожу в ваши новые покои!

— Конечно, пойдём, — сказала Симисшах.

— Валиде попросила вас после обустройства в покоях прийти к ней.

— Хорошо, — согласилась Симисшах.

***

Покои пришлись Симисшах по вкусу, Валиде поняла, что невестке может понравиться, и прямо угадала даже с цветами, самой мебелью, даже занавесками. Симисшах нравились новые покои, и она, отдавая приказ Фаре, руководила обустройством своих вещей. Султанша была счастлива иметь свои покои, тем более, они не так далеко от покоев Валиде и Султана- это даже очень хорошо.

— Султанша, мы закончили, может, сделать ещё что-нибудь? — спросили служанки.

— Нет, можете идти, — сказала Симисшах. — Хорошо, обустроиться, мы обустроились, теперь можно пойти к Валиде Султан.

***

Кёсем Султан уже собиралась выезжать, чтобы проверить фонды, которые открыла ещё при жизни своего мужа- Султана Ахмеда, и некоторые открытые несколько лет назад. Служанки собирали некоторые вещи, Аги выносили сундуки с золотом и драгоценностями, Мелике забирала какие-то документы. Служанки помогали Валиде одеваться. В дверь постучали.

— Войди, — сказала Кёсем. — в покои зашла Симисшах.

— Валиде Султан, вы посылали за мной? — спросила Симисшах, поклонившись. Кёсем махнула рукой, и служанки отошли от неё. — Вы куда-то уезжаете?

— Я еду осмотреть свои фонды и школы, которые открыла не так давно, — сказала Кёсем, — по этой причине я и позвала тебя.

— Что вам угодно, госпожа?

— Так как меня не будет до самого вечера, я бы хотела попросить тебя присмотреть за гаремом и слугами, чтобы они ничего не натворили в моё отсутствие. Хаджи Ага, как управляющий гаремом, тебе поможет, Мелике едет со мной, Кеманкеш Ага также тебе поможет.

— Я сделаю всё, как вы сказали, Султанша, — кивнула Симисшах, — будьте осторожны в пути. — Валиде улыбнулась, и дотронулась до лица невестки. Затем, Симисшах поцеловала руку свекрови.

— Будь осторожна, Симисшах, в моё отсутствие может произойти всё, что угодно. Помни, ты- госпожа, и должна вести себя и принимать, решения соответствуя своему высокому статусу в гареме.

— Я поняла, госпожа, можете не беспокоиться!

***

После того, как Валиде покинула дворец, Симисшах решила проведать Меликер Султан и шехзаде Касыма. В сопровождении служанок, жена Султана направлялась в нужные покои, служанки ей о чём-то говорили, однако их разговор прервала неприятная встреча.

— Вижу, что наша новоиспечённая госпожа вышла, наконец, из своих покоев, — отвлёкшись от разговора, Симисшах увидела идущую навстречу Айше, которая держала за руку своего сына. Видимо, вела его на занятия. При виде соперницы, мать наследника была готова разорвать её, особенно, видя, что та, не родив шехзаде, носит корону и титул госпожи.

— И тебе доброе утро, Айше, — сказала Симисшах, стараясь не обращать внимания на провокации наложницы, — ведёшь Мехмета на урок?

— Да, его целый день не будет, я буду ужасно скучать по сыну, — ответила Айше, — а ты. Неужели воспользуешься отсутствием Валиде Султан и займёшь её покои?

— Если у тебя в голове появляются такие мысли, значит, ты мечтаешь об этом, Айше, — улыбнулась Симисшах. Другой Султанше это не понравилось, — правда, у тебя сторонников не достаточно для этого. — Симисшах собиралась пройти дальше, но Айше вновь её остановила.

— Возможно, что столкнувшись лицом к лицу с настоящими проблемами, ты, наконец, покажешь всем свою трусливую и жалкую натуру? — с этими словами, Айше пошла своей дорогой, а Симисшах своей. Теперь в гареме не одна Султанша, а две, одна из которых куда сильнее, чем соперница.

***

Силахтар Ага сообщил Султану, что предатели не все ещё пойманы, и есть большая вероятность, что они нападут на дворец, если Мурад его покинет. Также предателей обнаружили не далеко от поместья, в котором живут мать и няня Симисшах Султан. Мурад не хотел, чтобы им угрожала опасность, поэтому приставил к поместью своих преданных янычар, и сказал даже глаз с поместья не спускать.

Государственные дела никогда не ждали государя, поэтому Мурад решил заняться поиском тех неверных, которых Валиде ещё не успела отследить, также, занялся внешней политикой, пригласив Яхья Эфенди- своего близкого сторонника и Великого Визиря- Мехмеда пашу. Ещё во время обучения, внешняя политика Мураду не очень нравилась, из-за этого он мог сбегать с урока, который и вёл Яхья, однако в итоге, Валиде Султан лично приводила и уводила его с урока.

Когда, наконец, большая часть работы была сделана, Мурад отослал своего визиря и помощника, а сам решил навестить свою жену.

***

К моменту окончания дел Султана, Симисшах уже успела побывать в покоях шехзаде Касыма и Меликер Султан, также повидаться с Хавсой Султан. По пути жена Султана не встречалась с Айше Султан, и конечно обрадовалась этому. Также Симисшах отослала Фару на кухню, чтобы она проверила меню на сегодняшний обед и ужин, посмотрела, что происходит в гареме, как дела складываются у Хаджи Аги и Кеманкеша Аги.

Зайдя, наконец, в свои покои, Симисшах могла сесть на тахту, и отдохнуть. Служанка принесла ей немного молока и лекарство от головной боли. Султанша попросила принести, ей что-нибудь почитать. Но не успела Симисшах взять книгу в руки, слуга объявил:

— Дорогу! Султан Мурад хан Хазретлери! — Симисшах поднялась с тахты, и поклонилась. Когда Мурад зашёл в покои, то сразу же приказал всем выйти и оставить его с Султаншей наедине. Оказавшись одни, Мурад подошёл к жене и пригласил её сесть.

— За весь день я только сейчас смог прийти к тебе, — сказал Мурад, целуя руку своей возлюбленной, — прости.

— Что ты, Мурад. Ты- Султан всего мира, у тебя много дел, которые не терпят отлагательств, я всё прекрасно понимаю.

Мурад и Симисшах спокойно разговаривали, пока в дверь не постучали. После разрешения войти, в покои, на всех парах, влетела Фара-хатун.

— Аллах всемогущий, Фара, ты вся горишь, что произошло?! — воскликнула Симисшах, — я тебя загоняла? — в глазах служанки Султанша увидела страх. — Присядь, — Симисшах посадила Фару на стул и дала ей воды. — А теперь объясни: что произошло.

— Жалование… Они требуют выдать им жалование… — прошептала Фара.

— Кто? — удивилась Симисшах, переглянувшись с мужем.

— Все в гареме. — сказала Фара, — когда я шла по гарему, чтобы проверить всё ли хорошо, рабыни и евнухи будто с цепи сорвались. Кричат и требуют, чтобы Кёсем Султан выдала им их деньги за этот месяц, так как срок сдачи уже прошёл! — Мурад хотел встать, но Симисшах его остановила.

— Повелитель, с вашего позволения, я спущусь в гарем, — сказала Симисшах.

— Иди, — Султанша поклонилась и пулей выскочила из покоев.

***

Внизу действительно был настоящий бунт. Хаджи Ага не мог усмирить надоедливых наложниц, рабынь и даже евнухов. Они требовали свои деньги, чтобы Кёсем Султан лично выдала им жалование, без задержки. Рабыни кричали, пытались докричаться до руководителя гарема, но Хаджи Ага, из всего этого «ора», даже одного слова не мог понять.

— Дорогу! Хасеки Симисшах Султан Хазретлери! — провозгласил Кеманкеш Ага. Хаджи Ага и рабыни с евнухами поклонились. Когда Симисшах пристала перед ними, они сразу же притихли, она грозно посмотрела на них, и зашла в гарем с главного входа.

— А теперь объясните: что здесь творится? — спросила Симисшах, — и без лишней информации.

— Госпожа, Кёсем Султан не выдаёт нам жалование уже неделю, так нельзя делать, Султанша, мы теряем терпение, — Симисшах выслушала мнение почти всех рабынь и наложниц, и затем, чтобы прекратить их крики, подняла правую руку.

— Довольно, — повысив голос, сказала Симисшах, — достопочтенная Валиде Кёсем Султан только выехала из дворца, и вы сразу же решили устроить переполох? Да ещё и в присутствии Повелителя! Как вы смеете, такое устраивать?! — рабыни притихли, — что же вы сейчас молчите? Пока я не пришла, спускалась по лестнице, вы так бойко обсуждали дела гарема, и что Валиде Султан не должным образом заботиться о вас… ДА КАК ВЫ СМЕЕТЕ ТАК ОТЗЫВАТЬСЯ О МАТЕРИ ПАДИШАХА?! — на балконе возле покоев Валиде, стоял Мурад и наблюдал за действиями своей жены. Слева, из своих покоев вышла Айше, услышав шум и гам. Также Гевхерхан, Атике и Меликер Султан. — Что это за дерзость?

— Госпожа, простите, если мы вас удручили в чём-то, — извинилась наложница, — но мы не знаем, на какие средства нам жить. Прошу простить нас… — услышав извинения, лицо Симисшах переменилось, и она зашли в гарем глубже.

— Из-за того, что вы устроили бунт, вам стоило бы урезать ваше жалование, всем вам, — сказала Симисшах, и все зашептались, — но! — подняла правую руку, — за смелость стоит вознаграждать, если оно того стоит. Фара-хатун! Кеманкеш Ага! — позвала своих слуг Симисшах.

— Да, госпожа.

— Выплатите всем им жалование из средств, которые мне подарила Кёсем Султан и Атике Султан на свадьбу, — сказала Симисшах, чем удивила членов династии, находящихся на балконе.

— Но, Султанша, Валиде будет…

— Я сама отвечу за это перед Валиде, в конце концов, она попросила меня присмотреть за гаремом, а если не выплатить им жалование немедленно, они могут разнести весь дворец, — сказала жена Султана. — Выполняйте!

— Как прикажите, госпожа. — Симисшах, не видя, что члены династии наблюдали за ней, спокойно покинула гарем и направилась в свои покои. Мурад проводил её взглядом, и направился вслед за женой.

— Ей удалось усмирить гарем, — сказала Атике, улыбнувшись, — такое под силу лишь Валиде.

— Да…. С этим не поспоришь, сестра, — улыбнулась Гевхерхан. — Но, разве Валиде не предупреждала рабынь, что выплатит жалование, почему же они тогда взбунтовались?


Глава 7. Рождение Симисшах Султан | Я - Симисшах | Глава 9. Живи моя любовь



Loading...