home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



И ТВОРЦЫ И ИСПОЛНИТЕЛИ

Главным звеном в любом деле являются офицеры — они и творцы и исполнители. У Командующего было особое отношение к ним. На служебных совещаниях и в личных беседах он постоянно подчеркивал, что командир — это не столько должность, сколько обязанность и величайшая ответственность за порученное дело, за подчиненных. «Настоящий командир, — говорил Василий Филиппович, — силен уважением подчиненных и умением в любой ситуации найти верное решение и добиться его выполнения, будь то бой или рядовое учение».

Маргелов зло высмеивал тех начальников, которые боялись ответственности и прятались за спины заместителей или политработников. При этом ехидно напоминал известную присказку: «Если хорошо, то я сам, а что плохо, то виноват зам!». Иногда роль и место командира рисовал в несколько вульгарной, но в более образной и точной форме: «Командир, что задница, иногда поглаживают, а чаще всего бьют, больно бьют! Это надо понимать!»

Беспощадно высмеивал всех безынициативных командиров и начальников, ожидавших решения Командующего по вопросам, которые должны решать сами. Однажды, возмущенный бездействием одного начальника, с присущей ему образностью едко заметил: «Вырос ты с колокольню, до жопы не доплюнешь, а как дитя малое ждешь, что за тебя кто-то решать будет!»

Командующий оберегал командиров, особенно звена полк — дивизия. От нас, офицеров Управления, требовал учить и помогать им, а не собирать на них одни недостатки и кляузы. Он никогда не наказывал командиров за случайные промахи, но, однако, не давал спуску за лень и разгильдяйство, особенно, в вопросах дисциплины, боевой выучки и боеготовности. Здесь он был непреклонен, а иногда и беспощаден.

Подбирая командира полка на освободившееся место, Командующий созывал совещание, на которое приглашал не только своих заместителей и кадровика, но и начальников основных отделов, служб и всех офицеров боевой подготовки, которые лучше знали достоинства выдвигаемого кандидата. Нередко их мнение было решающим.

Помимо ума и деловых качеств, предпочтение отдавалось офицерам подтянутым, с хорошей строевой выправкой, красивым и молодцеватым. «Неопрятный, внутренне несобранный, некрасивый офицер не может рассчитывать на уважение подчиненных», — считал Командующий. В беседах с молодыми офицерами он иногда шутил: «Офицер-десантник должен быть таким, чтобы молодые женщины, любуясь им, если не отдавались, так думали об этом».

Командующий не терпел, если офицер излишне заботился о личной выгоде. Считал, что бытовой материализм — смертельный враг любого начальника, он развратит офицера, толкнет на низменные поступки, опустошит морально. Строительство личных дач за счет части, квартирные махинации, воровство общественного имущества пресекалось им беспощадно.

Офицерскую честь Василий Филиппович считал важнейшим качеством, поскольку она тесно связана с исполнением воинского долга. Мы, близко знавшие его, никогда не слышали от Командующего громких слов «Честь имею!» в адрес своей персоны. Просто он имел ее и всю жизнь бережно поддерживал, ценил это качество и у офицеров, строго взыскивал с тех, кто ронял и утрачивал ее.

Его школа воспитания командиров была на удивление эффективной. На должности командиров полков и дивизий всегда был целый ряд достойнейших офицеров. Уважая свои кадры, он никогда не брал претендентов со стороны «из варягов». Не случайно после Василия Филипповича высокую должность командующего занимали и занимают его воспитанники-десантники, бывшие когда-то лейтенантами, командирами полков и дивизий.

Маргелов В.Ф. не случайно слыл солдатским генералом. Он любил десантников искренне, по-своему, по-отцовски. И они платили ему тем же бескорыстно, преданно, почитали его не как начальника, а скорее как духовного отца. Ведь не случайно в недрах войск родилась прекрасная песня «Десантники — Маргелова сыны!».


ВОЙСКАМ ПОВЕЗЛО… | Десантник № 1 генерал армии Маргелов | ПАМЯТНОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ