home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Виктор Федин

Специалисты британского флота конца XVII — начала XIX вв.

Популярный очерк

Эта категория офицеров британского флота (warrant officers) конца XVII — начала XIX века включала в себя специалистов, весьма значительно разнящихся между собой как по положению во флотской иерархии, так и по выполняемым функциям. Общим для них было то, что они получали патент (warrant) на право занятия должности не от адмиралтейства (как королевские офицеры), а от флотской коллегии (Navy Board). Большинство из них руководили соответствующим подразделением, или службой.

   По своему положению их можно разделить на следующие группы:


   1. Зауряд-офицеры (wardroom warrant officers):


   - Штурман (Master);

   - Хирург, или лекарь (Surgeon);

   - Казначей, или комиссар (Purser);

   - Капеллан (Chaplain).


   Эти офицеры приравнивались к "джентльменам" (commissioned officers) и питались в офицерской кают-компании (wardroom). Впоследствии, во второй половине XIX века, они стали полноправными офицерами.


   Штурман для получения своего патента сдавал экзамен в Тринити-Хауз — британской лоцманской и лоцмейстерской корпорации. Существовало несколько путей для занятия этой должности. Один из них — продвижение по службе из нижних чинов, учась искусству судовождения на должностях квартирмейстера и подштурмана. Второй — из тех мичманов, которые потеряли надежду на лейтенантский патент или предпочитали синицу в руках журавлю в небе. Третий путь — из капитанов или помощников торгового флота. Штурман отвечал за судовождение и навигационные инструменты, размещение и укладку балласта, груза и снабжения (т.е. посадку судна), надзирал — посредством подчиненных ему старших рулевых (квартирмейстеров) — за состоянием провизии, парусов, якорей и т.п. Положение его в судовой иерархии было достаточно двусмысленное. С одной стороны, в командной лестнице он шел за младшим из лейтенантов. Это означало, что при выходе из строя капитана, командование судном передавалось первому лейтенанту, затем второму, ...., и только по выходе из строя всех строевых офицеров он принимал командование судном. С другой стороны, выполняемая им функция была очень важна, что отражалось, например, в его жилищных условиях (каюта штурмана была такой же, как у первого лейтенанта). Также получаемое им денежное довольствие на большинстве судов было больше, чем у лейтенантов, и только на фрегатах 6 ранга меньше (данные на конец 18-го столетия).


   Хирург, казначей и капеллан относились к т.н. "цивильным" офицерам, так как их профессии не имели прямого отношения к морской службе.


   Хирурги, как правило, не имели медицинского образования и изучали свое ремесло посредством ученичества. Они получали патент после сдачи устного экзамена в коллегии по делам больных и раненых (The Sick and Hurt Board).


   Казначей назначался флотской коллегией из числа тех, кто прослужил капитанским клерком не менее года или в секретариате флаг-офицера не менее полутора лет. Но это положение часто нарушалось, и казначеи назначались по протекции. Казначей заведовал денежным, вещевым и провиантским довольствием. В связи с тем, что ему доверялись значительные ценности, он должен был внести солидный залог перед получением патента. Это несколько напоминало систему покупки офицерских патентов в британской армии (патент же флотского офицера не мог быть приобретен за деньги). Оклады казначеев были довольно низки, на уровне боцмана, но они имели право на получение прибыли от экономии при закупках (фиксированная цена, выделяемая адмиралтейством vs фактическая цена закупки), в связи с чем обычно подозревались экипажами в мошенничестве, зачастую справедливо. Хотя случались порой и банкротства казначеев, но в основном это был прибыльный бизнес.


   Капеллан назначался соответствующим церковным учреждением с получением патента от флотской коллегии. До конца 18 века капеллан получал небольшой оклад, на уровне матроса 1 статьи, и его статус зауряд-офицера был сомнителен. Среди священнослужителей находилось немного желающих на эту должность, поэтому только некоторые (в основном корабли старших рангов) суда имели их на борту. Но к 1790-м годам их денежное довольствие было увеличено, и положение в качестве зауряд-офицеров упрочено.


   2. КондуктОры (standing warrant officers)


   - Боцман (Boatswain);

   - Тиммерман (Carpenter);

   - Констапель (Gunner).


   Эта группа наиболее полно соответствует понятию "уорент-офицер" в современных вооруженных силах англо-саксов, институту прапорщиков-мичманов российских ВС и званию "кондуктор" в русском флоте 19-го — начала 20 столетия. Кондукторы находились на борту постоянно, в том числе и в период вывода судна на отстой, когда весь экипаж от капитана до последнего юнги списывался на берег или переводился на другое судно. Именно им чаще всего неофициально разрешалось брать своих жён в море. Обязательным условием для кондукторов (впрочем, как и для всех специалистов) была определенная грамотность - умение читать, писать и знание арифметики.


   Боцман обычно происходил из нижних чинов, и его назначение не сопровождалось сдачей специального экзамена, а происходило по представлению капитана или флаг-офицера. В его обязанности входил уход за такелажем, парусами, получение и содержание тросов, парусов и прочего подшкиперского имущества, составление отчетов о сохранности и движении этого имущества, крепление палубного и трюмного имущества, работа с якорями, шлюпками и т.п. Для выполнения этих работ ему подчинялись парусный мастер (sailmaker) и канатный мастер (ropemaker). Другой его обязанностью, более известной среди широкой публики, было поддержание дисциплины среди нижних чинов и организация палубных работ, в чем ему помогали его непосредственные помощники — боцманматы.


   Тиммерман, в отличие от боцмана, проходил предварительную подготовку на берегу учеником у корабелов на королевских или частных верфях, а также должен был прослужить на борту не менее полугода в должности помощника тиммермана. После этого, предъявив сертификат об ученичестве и характеристику с судна о "добронравном поведении", он мог претендовать на получение патента от флотской коллегии. Главной ответственностью тиммермана был корпус судна. Под его началом находилась довольно большая команда, до десяти человек на большом корабле, которая осуществляла регулярную инспекцию, уход и ремонт корпуса, мачт, стеньг и реев, также осуществляла обыденные плотницкие и столярные работы. Как и у боцмана, в его ведении находилось имущество, за которое он нес материальную и дисциплинарную ответственность.


   Констапель отвечал за материальную часть орудий и принадлежностей к ним, включая лафеты, ядра, бомбы, пороховые погреба, etc. Для получения патента он должен был сдать экзамен в коллегии артиллерийского и технического снабжения (Ordnance Board), что зачастую на практике нарушалось. В середине 17 века его положение в судовой иерархии было довольно высоким, он был вхож в офицерскую кают-компанию. Это объяснялось тем, что в то время мало кто разбирался в артиллерийском деле.  Но затем его положение постепенно изменилось до кондукторского. В его подчинении находилась довольно большая команда, состоявшая из одного или двух помощников констапеля, оружейного мастера (Armourer) и плутонговых (Quarter Gunners) — матросов, выделенных для повседневного ухода за орудиями (один человек на каждые четыре орудия). Во время стрельб к ним присоединялись подносчики зарядов — в основном юнги (т.н. "пороховые обезьянки") и ландсмены (матросы-рекруты). В отличие от русского флота тех времён, где и уход за орудиями, и их боевое использование осуществлялись артиллерийскими офицерами, констапель не руководил стрельбой, а только обеспечивал её. Самой стрельбой руководили флотские лейтенанты, обычно один лейтенант на половину орудий каждого дека.


   По своему положению в судовой иерархии к кондукторам примыкали:

   - подштурмана (Master's mates) и

   - помощники хирурга (Surgeon's mates).

   Они, не будучи держателями патента флотской коллегии, тем не менее были довольно квалифицированными специалистами в своем деле и являлись кандидатами в зауряд-офицеры, что обеспечивало им более высокое положение по сравнению с остальными унтер-офицерами.


   3. Младшие уорент-офицеры (lower grade warrant officers):


   - Кок (Cook);

   - Парусный мастер (Sailmaker);

   - Канатный мастер (Ropemaker);

   - Профос (Master-at-Arms);

   - Оружейный мастер (Armourer);

   - Конопатчик (Caulker);

   - Бондарь (Cooper);

   - Преподаватель (Schoolmaster).


   Специалисты этой группы не обладали привилегией иметь собственную, пусть небольшую, каюту, и размещались на деках вместе с нижними чинами.

   Существенным отличием их от унтер-офицеров (petty officers), таких, как старшие марсовые (captains of the top), старшие трюмные (captains of the hold), старшие рулевые (quartermasters), командиры орудий (captains of the gun), старшины шлюпок (coxswains) и прочие, было то, что номинально они не могли быть разжалованы капитаном. Их денежное довольствие также было несколько выше.


   Кок назначался флотской коллегией, как правило, из числа матросов, не пригодных вследствие увечья к несению прежней службы, но которых капитаны не хотели выбрасывать на берег по каким-либо причинам (например, проявленное мужество в прошлом). Он занимался приготовлением пищи для экипажа, руководя выделенными ему помощниками и юнгами. Капитан и офицерская кают-компания имели собственных коков. Кок подчинялся первому лейтенанту.


   Парусный и канатный мастера подчинялись боцману и выполняли работу, прямо соответствующую названию их должности. В зависимости от размеров судна количество подчинявшихся им людей варьировалось от одного до нескольких человек.


   Профос являлся судовым полицейским и пожарным инспектором, говоря современным языком. Одной из его обязанностей было следить за тем, чтобы свечи и огонь на камбузе были потушены в положенное время. Наряду с боцманматами он следил за порядком на палубах. В его подчинении находились судовые капралы (ship's corporals) — один или два. Также он занимался обучением нижних чинов обращению с ручным (холодным и огнестрельным) оружием. Профос находился в непосредственном подчинении первого лейтенанта.


   Оружейный мастер отвечал за состояние и ремонт личного оружия, подчинялся констапелю.


   Конопатчик и бондарь подчинялись тиммерману, имели в своем подчинении команды, зависящие от размеров судна. Конопатчик занимался водонепроницаемостью корпуса, а бондарь — бочкотарой и дельными вещами.


   Преподаватель — довольно редкая фигура на кораблях, часто его роль выполняли капитан или штурман. Он сдавал экзамен в Трините-Хаузе на знание навигации и математики. Он не только обучал этим дисциплинам мичманов, но и зачастую учил их читать и писать. Первоначально его зарплата складывалась из отчислений с мичманов, затем к ним добавилась ставка матроса 1 статьи, а в начале 19 века она стала самой высокой из всех младших уорент-офицеров.



______________ | Дело покойного штурмана | Примечания



Loading...