home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Рейд

Влад. Трилогия в одном томе

Часть 1

Я стоял и любовался астралом — миром хаоса энергий, кривым зеркалом нашей планеты. Вверху был океан силы. Он бурлил и постоянно менялся. Внизу — огненное пламя различных энергий. То и дело от этого огня отрывались протуберанцы и устремлялись ввысь. Их было много и траектории полетов часто пересекались, рождая то взрывы, то, наоборот, слияние этих могущественных сил. Посреди всего этого хаоса я и расположился. Хотелось впитывать всем сознанием, всем своим «я» эти завораживающие картины. Где-то далеко шла битва двух местных хищников, правда тут другие и не водятся. Это хищный мир, со своей скоротечной жизнью и смертью. Я тут чувствовал себя дома. Да это и был мой дом. По крайней мере одной моей части сознания, которая раньше принадлежала местному обитателю.

Я закончил восстанавливать и модернизировать свое энергетическое тело. После того боя мне практически создали его заново — мало что осталось после попадания в рубку противокорабельной ракеты. Но я с трудом, но восстановился. И да — я стал сильнее и опытнее. Я уже давно не разделял себя и хищника — это просто «я». Так что охотился и сращивал куски вырванных аурных тел. Но все когда-нибудь кончается, и вот — закончил и я. Ну что ж. До встречи, Астрал. Надеюсь я еще приду сюда, когда-нибудь.

Завтра у меня вылет на орбиту — проходить переподготовку и набирать себе новую команду. Завтра. Даже не верится, что прошло три года. Как же быстро они пролетели. Госпиталь, длительный курс восстановления. Свадьба. Знакомство с отцом и матерью моей жены. Не сказал бы, что мы стали чувствовать себя родственниками. Моя хищная часть сознания буквально вставала в боевую стойку только при одном приближении Князя. Он тоже хищный зверь и я это чувствовал. Как и он. Очень трудно себя обуздать. Он был сильнее, несоизмеримо сильнее меня, и это заставляло яриться. Какие уж тут родственные отношения. С тещей же отношения ровные. Просто ровные. Проще говоря — они сами по себе, мы — сами по себе. Брачный контракт подразумевал частичное слияние капиталов и смену места жительства. Аня жила в доме, что отдал ей отец и он не горел желанием делать его общим. Я его понимал — это же его дом, а не мой. В мой тоже не вселились — я оставил за собой его, да и его расположение не устраивало жену. Еще бы — ей каждый день летать на работу в Княжеское не совсем удобно. Мне то что — сейчас восстанавливаюсь, а потом буду в космосе.

Вот так и получилось, что в Княжеском был выстроен новый дом. Но уже наш семейный. С этим расчетом и строился. Когда-нибудь в нем будут расти наши дети. Ну а сейчас просто построили его с запасом и по максимуму установили системы защиты. Дом был большой. Первый этаж — огромный холл и гостиная, различные технические помещения. Второй этаж — наши комнаты с женой, кухня, комнаты для детей и их игр. Третий — просто комнаты — про запас. Может дети подрастут или еще для чего. Мало ли — есть не просят, так что пусть будет. Как говорил мой отец — в хозяйстве все сгниет.

Что-то я отвлекся, пора собираться в ресторан — улетаю надолго, есть смысл сделать запоминающийся вечер. Да и с парнями своими договорился. Мало нас осталось, но такова жизнь. Что бы здесь жили спокойно, там мы воевали и платили свою цену. Кровью, потом и жизнями. Анну это совсем не радовало. Но по-другому — никак. У всего есть цена. Опять куда-то не туда понесло. Все собираюсь.

Оделся в свою одежду для светских выходов, ну или как ее называют. Угу. У меня уже их шесть комплектов. На кой столько надо — выше моего понимания, но тут проще согласиться с женой, чем спорить по пустякам. Быстро оделся. Прикрепил оружие: нож и бластер на пояс, второй нож к ножному держателю. Все хватит. Вроде только по городу пройдемся или проедемся, наверное проедемся — идти не хотелось.

— Аня, ты скоро? — спросил я на всякий случай.

— Да, еще минут десять. — а что я ожидал? Глупый вопрос задал.

Заглянул к ней. Ага красится. Ну ясно минут двадцать есть у меня. Пойду пока вниз подожду. Лучше быть заранее готовым, а то еще останешься виноватым в опоздании. Хотя, если по-справедливости, чаще мы опаздывали по моей вине.

Холл был моей гордостью. В нем был настоящий камин! Работающий. Долго вспоминал какой он должен быть и еще дольше я его строил. Вроде все просто, но бездна ловит на мелочах. Скрепляющий раствор должен иметь тот же тепловой коэффициент расширения, что и сам строительный материал. Иначе растрескается. Материал у меня своеобразный — глина. Это было сделать сложнее всего. Пришлось тащиться в исследовательский центр материалов и за большие деньги озадачивать парней. Они месяц экспериментировали, но сделали. Правда меня, наверное, не так поняли — и скрепляющий раствор на основе обычной глины и сами кирпичи были рассчитаны на температуру до двух тысяч градусов. Специальные растворы, искин, что контролирует сам тех процесс смешивания и подбора пропорций, спекание и формовка в гравитационных полях. Роботы и пять-семь человек сотрудников. Пришлось строить свой заводик. Построил его в поселении, где жил раньше — деньги были. Нашел и обучил людей. Запустил и наладил производство. Закинул им на счет полмиллиона рублей и крутитесь дальше как хотите.

В моем же новом доме мне проектировал камины инженер. А как вы хотели- там специальная база знаний требуется и опыт строительства. Не так все просто. Зато было построено три камина: в холле самый большой, в кабинете — средних размеров и такой же в общей комнате второго этажа. Три камина мне по итогу обошлись в миллион двести рублей и мой счет очень сильно просел из-за таких трат. Весь наш дом в разы дешевле. Ну зато у меня было производство уникальное. Мое. Жена смотрела на мою придурь с иронией, но ничего не говорила против. Ну и то хорошо. Фирму свою я пока поддерживал финансово — заказов у них очень мало, но уже есть. Пришлось нанять еще и толкового торгового представителя. Посмотрим к чему приведет — может и окупится, когда-нибудь. Сейчас же было бы хорошо, что бы стало хоть не убыточным. Так что камины — это моя гордость. Сама топка закрывалась термостойким стеклом и активировался, в зависимости от твоего желания, принудительный поддув. Сила его как раз и варьировалась через нейросеть — был у камина и свой простейший управляющий модуль. Горн! Белое омывало стекло, но не получив свободы, слегка краснело и устремлялось к трубе. Это правда в максимальном режиме. В обычном — просто костер. Живой огонь. Мне нравилось просто сидеть вечерами с женой на коленях и наблюдать за огнем. Ей тоже нравилось. Правда не уверен, что дело в огне. А гости так вообще впадали в ступор. Наблюдать за их лицами — мне тоже очень и очень нравилось. Мой камин настоящий — в нем нет жестянки, в которой горят дрова, вернее их брикеты. Разница огромная. Кто сталкивался — тот поймет. Здесь нет фальши — все настоящее. И огонь и запах древесины, что лежит рядом с камином, и мягкое тепло. Брикеты дров получить проще простого — зашлите обычного дроида уборщика на любую стройку и он соберет там сам стружки, спрессует их и выгрузит. Главное, что бы чего лишнего не спрессовал туда же. Сколько с меня выпили крови, пока я все это сертифицировал, но это уже в прошлом, а камин — в настоящем.

Полка на камине сразу превратилась в место расположения всяких сувениров и безделушек. Особенно фотографий. Вот я и стоял листал их в фоторамке — надо же чем-то себя занять. Чем мне нравилась именно эта подборка я и сам не скажу. Но тут не было ни одной фотографии, где я бы был в форме. Все какие-то простые и обыденные, но что-то в них цепляло.

— Я готова, едем?

Вот и моя благоверная. Я повернулся к ней и залюбовался. До чего же хороша, аж мурашки по коже. Платья ей очень идут.

— Хм. У меня уже другие мысли, соовсем другие. Может опоздаем немного?

— Ну уж нет, я столько времени собиралась. Идем. — идем так идем. А вот мое предложение ей явно понравилось. Легкая улыбка на лице и хитрые глаза явно указывают на это. Но действительно надо идти. Когда еще так посидим.

— Пошли, такси ждет уже. Хорош уже вертеть передо мной своей попой, а то действительно уже никуда не поедем.

— Пфф.

Такси — это гордое название. Гравиплатформа с небольшим салоном и автоматической прокладкой маршрута. Сел, задал куда, заплатил и полетел на уровне метра над землей. Но удобно и недорого.

Пришли мы вовремя. У нас заказана комната на втором этаже. Само по себе помещение небольшое, но зато уютное и с удобными креслами. Стол был один. Длинный. Нас не так много осталось — всего девять человек. Кто придет сам, кто с подругой или женой. Поместимся, еще и место останется. Стол, как мне говорили, рассчитан на двадцать человек. Так что места хватит.

Хм, а практически все уже женаты. Вон только Арсен один остался. Хоть бы с девушкой пришел что ли. Единственный выделяется из коллектива. А вот весь состав именно переженился. Вот это номер. Не ожидал.

— Ну что же. Раз все собрались, то давайте сначала помянем наших павших товарищей, а потом уже будем все остальное.

— Да не вопрос. Сам хотел предложить. — ну вот кто-кто, а Азат не поменялся. Если есть возможность вставить свои пять кредов — он их вставит.

Выпили, закусили, плотно и от души поели. Да и цель то у нас не напиваться, а просто поговорить.

— Командир, ты извини, но я списался на планету.

— Хм. Знаешь Граст, я не могу винить кого-то вообще за это. Выбор лучше сделать сейчас. Да и тут дел тоже полно. Кто знает, может разработаешь на планете для нас новые более эффективные эмиттеры щитов или еще что. Кто знает. Единственное, мне жаль, что ты не в команде со мной — что тут и говорить, привык я уже к твоей надежности и исполнительности.

— Ничего, Карст меня заменит. Ведь заменишь? — Карст это из его команды парень, очень бошкавитый и серьезный.

— Как бы сказать… — замялся он, чует мое сердце, что и он тоже уволился.

— Говори как есть.

— Так я тоже ушел со службы. У нас уже ребенок родился.

— Нечего мужу там делать, навоевался так, что два цикла по ночам орал. Хватит с меня уже. Он свое отвоевал. — ну это его жена вступилась, боевая девушка, уже ясно кто играет руководящую роль в семье.

— Ну заменим, или добровольно назначим. — это уже я. Послышались смешки. Ага, не забыли еще мои назначения в добровольцы. Вон Мар давится от смеха. И чего ему смешно, он у меня столько раз «добровольцем» был на всякие нудные и грязные работы. А тут давится от смеха. Все прорвало парня — уже ржет в голос.

— Командир, а может спросишь вначале — вдруг, кто сам хочет?

— Ты думаешь? Так я же вас знаю, вы же птицы гордые. Вас пока не пнешь — ниразу не добровольцы.

Все, весь серьезный разговор пропал. Уже просто стоит ржач. Какие уже глобальные темы, сейчас все переключатся на воспоминания. Да есть им что вспомнить, я их гонял не слабо. А уж ляпов у них было столько, что и не верится, как корабль не угробили.

Посидели хорошо. Душевно. Главное спокойно. Когда еще соберемся и соберемся ли вообще. Да и сколько нас будет в следующий раз.

— Хорошо посидели. — это я Анне.

— Да. Но вот Граст удивил. Никогда бы не подумала, что он строит свой завод по производству теплиц. Это ж надо додуматься до использования силовых щитов вместо пленки.

— Да. Идея нестандартная и дорогая. Будут ли вообще покупать его теплицы — непонятно. Хотя с другой стороны — у человека есть цель, так что неважно по сути продаст он или нет свои теплицы, главное он идет к своей цели и полностью счастлив.

— А какая цель у тебя?

— Хм. Как-то не задумывался. Летать наверное.

— Пфф. Это не цель, это то, что ты постоянно делаешь сбегая от меня на орбиту. А цель какая?

— Ну была цель жениться на тебе, но она уже вроде достигнута. Теперь еще детей надо и обеспечить им спокойное будущее.

— Это планы, а цель?

— Хм. Иди на ушко скажу ее.

Как только жена подошла и наклонилась ко мне, разговор сразу же был мною решительно прерван поцелуем. Ну вот и закончим на этом, есть вещи поважнее.

Утро наступило, как всегда бывает, внезапно. Вот только заснул и уже надо вставать. Эх. Отвык я уже от ранних подъемов. Теперь надо заново втягиваться. Аня спала еще и будить мне ее совсем не хотелось. Вон улыбается чему-то во сне. Ладно, не отвлекаться. Тихо встаю и крадусь к одежде. Не прижился у меня шкаф — все вещи вешались или кидались на спинку ближайшего стула или кресла. Быстрый завтрак, схватил несколько бутербродов про запас и уже облачение в форму. Все готово заранее, так что просто надо одеть. Ага вот сложенный мой баул, в него же быстро запихиваю то, что юзаю каждый день. Наверняка что-то забыл, ну да неважно. Докуплю, если что.

Все оружие подвесил, вещи взял. Надо все же попрощаться, а то неправильно как-то будет. А моя красавица уже проснулась. Ну да мне же проще.

— Уже собрался. Я хотела тебе завтрак сделать, да вот проспала. — говорит и широко зевает. Ясное дело — не выспалась, да и я такой же.

— Не хотел тебя будить, да и не важно это.

— Иди сюда. — говорит и широко расставляет объятия. Ага знаем мы такое, потом из ее цепких ручек не вырвешься, да и не захочется вырываться.

— Я спешу, вернее уже начинаю опаздывать. Давай лучше я тебя поцелую и побегу.

— Вот так всегда. Нет в жизни счастья.

— Все, до встречи. — закруглил я тему, а то действительно опоздаю.

Вот и все прощания. Да и к чему прощаться, если я всего на цикл улетаю. Сейчас будут тренировки и обучение. Новые базы знаний, обновление старых и тому подобное. Потом настанет черед набора экипажа. Хотя нет, сначала надо получить назначение на корабль. А вот уже потом…

Отдел кадров — это такая странная комната, в которой обитают очень странные существа. Странные, потому что я до сих пор не понимаю, зачем они нужны. Разве что для создания очереди. Ну действительно зачем? Если как только ты заходишь, их искин считывает твой идентификатор, скидывает тебе на нейросеть пакет данных, а человек то же самое тебе выдает в конверте. И ведь не было этого отдела раньше, а тут вдруг появился. Что-то странное происходит внутри нашего флота, раз плодим никому не нужные должности, да еще и деньги им платим.

Отстоял небольшую очередь, получил все вышеперечисленное и вышел. Ну а куда б я делся, если система так работает. Бред какой-то. Итак, что у нас тут? Хм. Центр переподготовки, ну это понятно — он находится как раз на орбите. Дальше. Крейсер прорыва и принять группу кораблей под командование. Ну до этого еще дожить надо. Центр переподготовки не пройти сложно, а вот какую группу получишь — уже зависит от того как пройдешь. Какой у нас максимальный балл? Сто. Понятно, будем стремиться. Жильем обеспечит меня центр переподготовки, так что вперед.

Пока я шел по базе, часто ловил на себе взгляды. Хотя я понимаю людей. Большей частью мне встречались молодые парни, и никаких наград у них не было. Да и приставки «эрл» ни у кого из них я не наблюдал. Вот они и смотрели на человека с несколькими орденами в форме капитана второго ранга. Пусть смотрят. Сейчас наверняка уже себе примеряют награды мои. Ясное дело — на них бы они смотрелись лучше, особенно когда они с девушками знакомятся. Я улыбнулся своим мыслям. Неужели я когда-то был таким же? Сколько же прошло времени с тех пор? Вечность.

— Капитан второго ранга Влад Новик прибыл для прохождения переподготовки.

— Вижу, ловите направление. Вот вам место проживания, вот ссылка на распорядок дня. Все. Свободны.

Строгий дядя. Думаю задолбали его прибывающие дальше некуда. Вот и говорит так. Хотя кому важны его проблемы, у меня свой вагончик их есть. Ладно, лирику в сторону. Пора идти разбираться дальше.

Каюта как каюта. Функциональна и даже побольше, чем в учебке. Скромненько, аккуратненько. Вот и все впечатления. Не в пример больше впечатлений было в медицинском центре. У меня стояли на крейсере капсулы общего назначения десятого поколения, здесь же были всех типов того же поколения. Реанимационная капсула была больше всех, да и выглядела совсем странно, не сказать бы больше. Создавалось полное впечатление, что она живая. Я не удержался и подошел к ней. Провел рукой по поверхности. Действительно есть какие-то колебания и на ощупь теплая.

— Что, тоже впечатались? — это вышел местный врач.

— Да, такого я никогда не встречал.

— Это все с десятого поколения идет. Нет частично использовались элементы биологического происхождения в капсулах, но там было как в робота добавить, ну скажем, нашу кровеносную систему. Здесь уже все наоборот. Это полностью живой организм, в который имплантированы различные медицинские модули.

— Очень странный вид у нее. У меня обычная была на корабле — общего назначения.

— Реанимационная имеет самую большую нагрузку, вот и в размерах увеличена.

— В Содружестве, все одинакового размера.

— У них стандарт важнее эффективности, у нас же таких рамок нет. Еще не стоит забывать, что все капсулы у нас еще работают и с пси-энергиями, в отличии от вашего Содружества.

— Это да. У нас лучше. — приписывание моей собственности на объединение государств я проигнорировал.

— Без ложной скромности, можно сказать, что медицина у нас уже на уровне, а кое-где и опережает все известные нам государства.

— И архов?

— Про них ничего не могу сказать, в том числе и государство ли это.

— Да уж. Я вообще-то на обследование и получение баз знаний пришел.

— Да это я и так понял. У меня же есть ваш идентификатор и искин в курсе про необходимый вам курс. Давайте ка укладывайтесь уже в капсулу. В ту что с краю стоит. Да в обычную, мы же не будем вам по-быстрому выращивать хвост.

— Вот с этим я согласен полностью — не будем.

Возраст врача определить на глаз невозможно, при доступной медицине все мы выглядим лет на двадцать пять. Но вот судя по его фразам — человек он уже поживший и опытный. Это хорошо, значит настроит под меня капсулу нормально, а может даже и отлично, да и разгонные смеси подберет наилучшим образом.

— Вот я иногда слышу: «закончился реконструктивный запас организма». Как говорили в этом вашем Содружестве людям, так они и верят. Ну вот что за бред? Какой еще запас, если клетки выращиваются идентичные и абсолютно новые, а гормональный баланс нейросеть контролирует. Бред. То, что не приживаются новые клетки, это дело не в организме, а в ауре. Никто не удосуживается ее восстанавливать, а ведь там сохраняется вся информация о нашем теле и его недугах. Один глупость сказал, все подхватили. А сесть и задуматься ума не хватает.

— Так ведь и у нас не сразу до этого дошли.

— Не сразу, как только научились более-менее и набрались опыта. Но тут это заняло сколько лет? А сколько в этот бред верит это «Содружество»? И никому нет дела.

— Там все проще док. Там делаются деньги на операции обновления. А нашим способом много не заработаешь.

— Это ерунда, они в тысячи раз больше бы заработали, если бы лечить стали нормально. Людей намного больше нуждаются в нормальном лечении, чем в их операциях.

— Тут вы правы, но кто их знает. Они — не мы.

— Соглашусь с вами. У нас нет ограничителей. Поэтому мы так и скакнули вперед.

— Ну далеко не везде и скакнули. Во многом мы отстаем.

— А вы много знаете независимых планет, которые хотя бы сравнялись с нами?

— Хм. Нет. Не знаю. На моей планете и флот был маленький, да и нашему не чета. — тут я погрустнел, сразу накатили воспоминания. Неприятные воспоминания. Док, чуткая душа, сразу уловил перемену во мне.

— Не думайте о прошлом, смотрите в будущее. Прошлое мертво.

— Вы даже не представляете насколько мертво.

— Но зато сейчас есть же ради чего жить. Ведь есть?

— Есть, вы опять правы.

— А раз я везде прав укладывайтесь уже в капсулу.

И с этими словами доктор решительным образом пресек разговор. Да я тоже не собирался спорить — раньше начну, раньше закончу. Современное обучение под разгоном — это что-то. Я вспомнил, как долго я учил базы знаний четвертого уровня — несколько месяцев, а тут мне влили обновления старых баз и еще с десяток новых. Правда изучить я их не успел, но сам факт полностью выученных обновлений поражал. Да уж. Конечно, при такой скорости современного обучения люди вполне могут свободно менять профессии — это уже не сложно. Затратно, но не сложно. Самое удивительное, что мне влили и новую версию рунного языка, как его теперь почему-то все называли. Почему рунного, если сами руны лишь незначительная его часть — непонятно. Похоже Зося теперь имеет постоянную работу — развитие и сопровождение нового языка, чем не занятие? Как раз для всего его исследовательского центра. Так что из капсулы я вылез немного ошарашенным. Жаль поделится впечатлениями было не с кем — никого рядом не наблюдалось. Ну да ладно. Глянул на время — оп-па, уже вечер. Значит план действий прост и ясен — мне в столовую.

Столовая была круглосуточной, но это не отменяло тот факт, что посетители в ней были наплывами. То густо — то пусто. Ничего особенного. Чистые столики, аккуратные стулья и автоматический пункт выдачи. Вся еда у нас была из натуральных продуктов, не было на планете производства кухонных синтезаторов, да и картриджей к ним не было. Это будет серьезной проблемой, если вырвемся из осады на просторы галактики. Слишком много таскать с собой в корабле еды для экипажа придется.

Рядом сидела компания. Я так понял это капитаны сторожевиков прилетели на переподготовку. Судя по несоответствию званий и их кораблей, точно повысили. Сейчас должны по идее доучиваться на новые крейсера. Это хорошо, крейсера нам очень нужны. Тут практически все были с наградами, но сказать, что я не выделялся нельзя. Орден «Победы» выделяется всегда. Так что на меня поглядывали с интересом. В конце концов один из парней не выдержал пресса своего любопытства и подошел ко мне.

— Прошу прощения, если помешал. Можно вопрос?

— Можно. — я смотрел на парня с легким любопытством, интересно зачем ему надо у меня что-то уточнять, если и так все можно найти в сети.

— Вы тот капитан, что повел в атаку малую группу крейсеров и уничтожил два дредноута архов? — да, вопрос не перегружен логикой, сложить одно к другому и пойти спрашивать очевидные вещи?

— Нет. Вел группу Ирв Нурс. Два дредноута — правда. — какой вопрос, такой ответ. Парень явно не знал, что еще спросить, но задачу я ему не облегчал. Да бездна с ним, я есть пришел. Я сосредоточился на еде, а молодой капитан помялся, помялся и не придумав что еще спросить, вернулся к своим. Ну вот так-то лучше.

За их столиком разгорелось целое обсуждение всей битвы. По мнению этих молодых парней, все надо было сделать не так, все делалось проще и с меньшими потерями. Командиры идиоты, экипажи не умеют пользоваться тем, что у них есть и тому подобное. Не ожидал. В конце концов до меня долетела фраза, видимо выкрикнутая в порыве чувств.

— Да кретин твой орденоносец, выслужиться захотел и полез в самую свалку. Приговорив и свой экипаж и всю группу. Такие уроды всегда вверх лезут, не смотря ни на что. Вон он живой сидит, а сколько нормальных парней погибло. Вон на дочке Князя по быстрому женился, что бы быть к кормушке поближе.

В столовой наступила полная тишина. Я даже слышал, как через несколько столов от меня молодой капитан орудовал своими челюстями. На горлопана все обернулись. Видимо он уже понял, что это он уж слишком хватанул, но останавливаться не собирался.

— Что пялишься, про тебя говорю. Сам мудак тут жрешь, а парней всех положил. Из-за таких как ты все потери. Что бы бабу поиметь всех угробил! — а вот это он уже совсем через край хватанул. Я медленно поднимаюсь и иду к нему. Дуэли запрещены в армии, к тому же я выше него по званию и не имею права его вызвать на дуэль, даже если устроить суд чести. Парень явно ничем не рисковал до этого.

— Ты оскорбил не только меня, но ты оскорбил всех людей, что погибли в том сражении. А еще ты задел честь и достоинство Князя. — а вот это парниша не учел. Князь не мог вызвать на дуэль оскорбившего его или его родню. Да ему и не надо — у него есть хорошие службы, где всегда найдутся желающие. А суд чести тут будет явно против такого горлопана. Парень уже понял, что вляпался. Вон морда покраснела. Наверное слишком много мыслей в ней, вот цвет и меняет.

— Да срать я хотел и на тебя, и на твою побл##шку с князем.

Зверь, живущий во мне, уже не ворочается, он уже встал во весь рост. В столовой мертвая тишина. Нет ни звука. Внезапно мой зверь затапливает сознание. Резко выбрасываю руку вперед. Ладонь клинком проходит сквозь небо и дальше в мозг. Все, что было внутри этой тупой черепушки, превращается в кашу. Хотя мозгов там явно не было до этого. Сам даже не осознал тот факт, что применил то странное поле вокруг своей руки, которое научился использовать еще в лесу. Выдергиваю руку обратно. Кровь и то, что было его мозгами вываливается наружу. Завоняло экскрементами. Ожидаемо — кишечник расслабился и все вышло. У меня же другая проблема. Я пытаюсь обуздать себя зверя. Хищник требует крови и тут его дичь. Он беснуется, но я упорствую. Более менее смог обуздать своего зверя. Но очень тяжело мне это дается. Даже сейчас его с большим трудом удерживаю. Бойня тут ни к чему. Оглядываюсь. Все уже достали оружие и держат меня на прицеле. Боятся. Я физически ощущаю их страх. Зверь опять пытается вырваться. Его манит этот запах.

— Это за оскорбление моей жены. Князь и я можем и сами позаботится о своей чести. А у Анны есть я. — я обвожу тяжелым взглядом всех. Мой взгляд не выдерживают и отводят глаза. Оружие тоже уже смотрит в сторону. Как же сладок их запах страха.

Тишина. Но все когда-нибудь кончается. Вот ворвались боевые дроиды и десантники. Сразу видно — очень серьезные ребята. Только когда оценил их, зверь стал успокаиваться. От них не несло страхом и нечистотами, наоборот. В воздухе прямо висела исходящая от них угроза и готовность убивать.

— Влад Новик. Вы задержаны. Пройдемте с нами или мы будем вынуждены применить оружие.

— Пройдемте. — ну а что я еще мог сказать. Эти меня завалят и не поморщатся. Серьезные ребята — с такими шутки плохи, особенно если они их не поймут. Шутки в смысле. Так же неспешно я выхожу из зала. Вот дерьмо, я так и не доел. Меня берут в коробочку. Очень грамотно и быстро берут. Впечатляет. Ну пошли, куда там теперь меня.

Чем камера отличается от обычной каюты я не особо понял. Разве что дверь изнутри не откроешь, да и прочнее все. Делать тут особо нечего. Этого недоумка я из головы пока выбросил, да и не жалел я ни о чем. Вспоминались погибшие друзья и приятели в этой войне. У каждого были мечты и желания. А кто-то имел свою цель в жизни. А у меня есть цель? К чему я стремлюсь? Тихая и размеренная своим спокойствием жизнь не для меня. Я уже не могу так жить. Если нет опасности, то я представлялся себе таким овощем на грядке. Это не мое. Хотелось детей и что бы жена любила. Хотелось летать. Ощущать всем своим сознанием, те потоки сил в космосе, что текут из ниоткуда в никуда. Хотелось охоты и добычи. А цель? Я вспомнил свою старую жизнь, рука немедленно отозвалась болью. Мне даже показалось, что я ощущаю запах паленой кожи. Я с удивлением посмотрел на свою ладонь. Действительно ожег. Странно. Этого еще не хватало. Вот оно напоминание мне о моей цели — больше никогда не должно повторится произошедшее уже однажды с моей семьей. Я хочу, что бы враги срались на пятки, когда только подумают о нападении на нашу планету. Вот моя цель. На душе сразу стало как-то спокойнее и даже рука перестала болеть. Я воспринял это как верный знак правильности своих выводов. Ну раз с этим мне все ясно, то не стоит терять время. Выставил базу на изучение во сне и провалился в обучающий транс.

— Доброго дня капитан второго ранга.

— И вам того же. — это мое уединение нарушили на следующий день. Да тут и гадать нечего кто и зачем — следователь. Военная прокуратура. Ну сейчас начнется.

— Задали вы нам дел.

— По вашей вине.

— Это простите как? Мы не убивали никого.

— Да, не убивали, но вынудили меня ответить на оскорбления. Ведь именно ваша служба занимается психологическими профилями военнослужащих. Значит именно вы пропустили такую дрянь в действующий флот.

— Вот как? Интересный взгляд. А если я вам напомню, что убитый вами имел тоже награды? Орден «Мужества» и медаль «За Отвагу». Что вы скажете на это?

— Скажу, что моральные качества его не стали от этого лучше.

— Хм. Мы разберемся с ним. Но вот у нас больше вопросов к вам.

— Спрашивайте. — я усмехнулся, смысл задавать вопросы, если и так могут снять скан моего мозга. — Куда ж я денусь. Отвечу.

— Да вопрос простой. Вы чем вообще думаете? Каким именно органом, причем мозг исключаем сразу. Вы им не пользовались.

— Я не робот, пользоваться исключительно расчетом и заданными алгоритмами. Знаете, людям присуще такое понятие, как чувства.

— Вы боевой командир, и должны понимать как никто другой, что свои чувства надо уметь держать в узде.

— Я выжлятник, и как никто другой понимаю, как важно следовать своим чувствам.

— Хм. Браво. Вот только искин выдает вердикт не в вашу пользу. — я пожал плечами, тоже мне новость. Я это еще тогда понял.

— На то он и тупая железяка.

— Ясно все с вами. Вы не раскаиваетесь?

— Нет. Более того, у меня стойкое желание еще и потоптаться на его могиле.

— Тогда завершим нашу беседу. Сканирование мозга вы недавно проходили, а делать его заново не видим предпосылок. Все и так есть в базах данных по вашему делу.

— Ну одной проблемой меньше.

— Тогда всего хорошего. — и уже выходя из моей камеры он обвел взглядом камеру, усмехнулся и сказал — Не скучайте.

И сразу вышел. Дверь мягко встала на место и я опять остался один. Осмотрел таким же взглядом камеру. Хороший совет не скучать. Хотя о чем это я. Базы у меня закачаны. Нечего терять время. И я опять провалился в транс. Меня никто не беспокоил четыре дня. Долго что-то они возятся. Хотя да, тут вердикт неочевиден. Зато у всех баз я изучил первый уровень и уже изучал второй, а где и третий. В конце концов про меня вспомнили.

— Доброго времени суток вам, Влад Новик. — о, уже по имени, либо звания лишили, либо же не знают что со мной делать. Следователь делает безразличное лицо, но я то ощущаю его отголоски эмоций — он озадачен.

— И вам. Чем порадуете на этот раз?

— А чем бы вы хотели, что бы я вас порадовал?

— Ну например уже прорвали кольцо осады планеты, или построили сотню космических оборонных баз.

— Шутите все. Ну это хорошо, значит не унываете.

— Да некогда унывать, базы учу. Без капсулы это медленно, конечно, но нельзя же стоять на месте.

— Это тоже верно. В целом я даже не знаю, что вам сказать. В сеть были выложены записи инцидента и вот тут-то и начались проблемы.

— У кого?

— У всех. Как это ни странно, но в большинстве случаев вас поддерживают люди. Знаете ли, оскорблять женщину — это последнее дело. И как бы не относились к самим оскорблениям в ваш адрес и вашей реакции, только за поругание чести и достоинства вашей жены люди сами готовы вызвать на дуэль обидчика.

— Да уж. Человек явно с головой не дружил.

— Как и вы. Стоило только вам не убивать его и проблем бы не было вообще. Со службы он бы вылетел моментально, а уж без прикрытия военной формы, долго не прожил.

— Нет, как раз здесь вы не правы. Это моя жена. И я не могу просто развернуться и уйти.

— Вызвали бы тогда его на дуэль, может быть суд чести вам бы ее разрешил.

— Не говорите глупости. Я не мог его вызвать на дуэль ни в каком виде. А раз в любом случае нарушение закона, то зачем откладывать дело?

— Не знаю, не знаю. Его младший брат имел глупость поддержать высказывания старшего. После чего исчез на своем собственном участке земли.

— Бывает. Сожрали его уже наверное. — я ухмыляюсь, ага труп его сожрали.

— Да мы тоже думаем, что труп его уже съело местное зверье. — следователь непрошибаем. Ни один мускул на лице не дрогнул.

— Ну вот видите, генофонд нации очищается. Все хорошо.

— Не знаю, не знаю. Ну да ладно. Вашу судьбу будет решать Князь.

— С чего такая честь?

— По нескольким причинам. Первая — это развернувшаяся полемика, причем непонятно еще во что она может вырасти. Второе — вы его как бы родственник. Ну и последнее — в законе прописано, что все награжденные высшей наградой — орденом «Победы», имеют право на персональный суд Князя. Это основная причина. Так что мало того, что все логично, так еще и законно.

— Хм. Я как-то не знал об этом.

— Что я могу сказать, наверное стоило выучить не только базу основных законов, но и приложения к ней?

— Сейчас понимаю, что стоило.

— Ну вот видите, мы уже понимаем друг друга. Так что собирайтесь, вам назначена встреча через час, а вы еще тут.

— Да мне что собираться, встал да пошел.

Князь был на орбите. Мы просто переехали на гравиплатформе из одного места в другое. Оружие у меня отобрали еще при задержании, но перед приемной Князя все равно обыскали. Естественно ничего не нашли. Потом конвой остался снаружи, а я вошел в кабинет. То, что теоретически мой родственник, для меня ничего не значило. Где он, а где я?! Вошел, отдал честь и замер.

— Садись, не стой столбом. — он явно был настроен на разговор, на спокойный разговор, это радует. Прошел по его кабинету, но вот до кресла не дошел. На глаза попался стол для тактического планирования, вернее не он, а изображение известной части галактики с прорисовкой территорий архов и содружества. Как-то автоматически я стал искать нашу планету и так и застыл.

— Заметил? — видимо его мало волновало мое вольное поведение, ну раз так можно немного расслабиться.

— Да, у нас очень интересное положение.

— Да, мы как раз около путей следования их подкреплений. Положение интересное со стратегической точки зрения. Ну или самая глубокая жопа. Это как повезет. — я не удержался и попробовал подключиться к столу. Облом.

— Еще раз попробуй подключиться, я добавил допуск тебе. — ага, прекрасно. Недолго думая подключаюсь и выделяю несколько ближайших систем, перекрашиваю их в наш цвет.

— Хреново учился. Подумай еще раз. Не все учел, из-за этого твое решение неправильно. — возится как с курсантом, мне стало стыдно. Надо же, не военный тыкает военному на его ошибки. Задумался и пригляделся повнимательней.

— Бездна. — только и выдохнул я. Перекрашиваю еще одну систему в наш цвет и замираю чуть ли не с открытым ртом. Ну надо же.

— Правильно. Из-за аномалий Пройти к нашей системе можно только через нее. Мы в тупике. Если же захватим эти системы и выставим свой кордон — жить станет намного проще.

— Проще не то слово. Это же богатейшие на ресурсы системы, да и остатки архов будет можно без спешки передавить по одиночке. Им неоткуда взять будет подкрепления.

— Верно. А еще мы сможем совершать набеги на идущие подкрепления и бить архов еще по пути их следования. Вернее грабить их военные караваны. — и князь усмехнулся.

— Архи вроде не дурнее нас. — я все ще задумчиво смотрю на карту сектора галактики.

— Тут ты прав. Смотри теперь, я увеличу ключевую систему.

Тут же изображение сменилось. Была только одна система и в ней были изображены множество различных объектов. Да сколько же их тут!

— Вот и проблема. Но по данным разведки здесь есть и ремонтные заводы и развернута добыча и переработка ресурсов. Очень большой шахтерский флот. Только и защищают их тоже хорошо.

Изображение опять изменилось. Стали прорисовываться космические оборонительные базы и различные мобильные группировки. Много, очень много их было.

— Что скажешь?

— А что говорить, бить надо. — пожал я плечами. Да и что сказать если я не знаю общую численность наших сил. У нас вроде тоже уже не маленький флот.

— Теперь сводка по нашему флоту. — тут же высветилось окно в котором шло перечисление всех кораблей.

— Мдаа.

— Да, такова реальность. Десять линкоров. Тридцать крейсеров прорыва, пятьдесят линейных, двести тяжелых — они самые сбалансированные по критериям огневая мощь/цена, и триста пятьдесят легких. Шесть тысяч сторожевиков. И все это еще различных поколений. Так что боевая мощь не так очевидна.

— Этого мало. Нам не хватит. Бездна, неужели все так плохо с флотом?

— Это наш флот, который в строю. А вот дополнительные данные.

— Три базы поддержки? Это что?

— Это развитие проекта базы, что стоит на месте вашей битвы. Изменение одно — они могут совершать гипер-переходы. Но уж очень они дорогие. И вот еще данные.

— Что это за приставка к кораблям непонятная в названии?

— Дробь «Т» значит при постройке использовались трофейные компоненты. За счет широкого использования трофеев и удалось выстроить такой флот.

— Да уж, сорок крейсеров прорыва и сто десять тяжелых ощутимая сила. А по характеристикам как?

— Даже получше наших — у нас больное место — это энергоустановка, здесь же использовали более современных поколений — трофейные, да много еще чего использовали. Те же туннельные орудия по скорострельности превосходят наши.

— В чем подвох?

— Хе. Верно мыслишь. Подвох в том, что в каждом корабле стоит то, что смогли снять — все насыщение не стандартизовано и различается. Нет одинаковых кораблей, да и запчасти неизвестно где брать. По сути — это одноразовые корабли.

— Хм. Но приз большой. Что прогнозирует искин? — все равно, хоть одноразовые, но сила.

— Поражение, что еще он может прогнозировать, к тому же, наверняка у нас неполные данные. — и пожимает плечами, мол что с идиотов возьмешь.

— Надо думать. Бездна, надо их бить пока еще больше их там не стало. А если начнут отступать, так вообще там будет их заслон — вот тогда нам придется туго. — князь кивнул. Явно так же мыслит

— Я примерно так же думаю, да и наш генштаб тоже. Надо бить, вот только бить мало — надо выбить.

— Скажи, что есть уже план. — я смотрел на князя с надеждой, очень не хотелось слышать обратное. Это ведь надежда на снятие осады и можно будет более спокойно жить тут. Это надежда.

— Есть. Но он слишком сложный и я его забраковал. — тут я киваю, все сложные планы летят в бездну, при первом же столкновении.

— Если будет план, то у тебя есть уже один доброволец на любой опасности дело.

— Даже если нет возможности выжить?

— Надеюсь маленький шанс ты мне оставишь. — князь серьезно кивает.

— Оставлю, да и жена с дочкой меня иначе дома живьем съедят.

— Шанс — это много. Главное что бы было время подготовиться.

— Хорошо — князь хлопает ладонью по столу. — Так и сделаем. И реально мне нужен очень везучий командир группировки, но не безрассудный — все продумать и сделать правильно, именно тогда, когда это потребуется.

— Я согласен. Только мне еще базы доучить надо в центре переподготовки и экипаж набрать. Меня тут прервали на самом интересном месте.

— Да уж. То что по нам прошелся — ну дурак, бывает. А вот, что ума хватило и женщину оскорбить — это вообще идиот. Его на планете бы первым делом грохнули.

— Да, у нас женщин уважают.

— Еще бы, первые столетия женщин было мало и их всячески берегли, да и сейчас перекос явно в мужское население. Тут даже не знаю кем надо быть, что бы такое ляпнуть.

— Идиотом, сам же сказал.

— Да, идиот орденоносец. Дожили.

— Что, кстати, по моему делу?

— А что с ним может быть? Я бы и сам сделал то же самое, ну не так как ты, но тоже с гарантированным результатом. Разве что поругать тебя, ну да это сам себе найдешь эпитеты.

— Хм. Превосходный, правильный, прекрасный поступок? — спросил я с невинным лицом, князь усмехнулся.

— Ну примерно так. Иди уже в свой центр переподготовки и не забудь с женой связаться — она волнуется, весь мозг уже мне вынесла, пришлось на орбиту сбежать. И еще. — я остановился практически в дверях.

— Твое желание быть добровольцем в безнадежной атаке я учел, шанс выжить будет. Иди готовься.

Последние фразы князя слышали и стоящие под дверями десантники, да и ожидающие посетители тоже. Мне вернули оружие — ага и это предусмотрел он, и я под сочувственные взгляды пошел в центр переподготовки, нарисовав на лице легкую улыбку.

Я шел и думал о предстоящем задании. На самом деле, я уже представлял себе свою роль. Мы сказали друг другу намного больше, но не словами, в пересланными образами. Вся эта система — ловушка, но ловушку можно и обратить против охотников. Нужна засада, грамотная засада с огромной мощью залпа. Вот зачем эти корабли с буковкой «Т». Одноразовые корабли. Но кто сказал, что мы должны будем погибнуть? Шансы есть, главное подготовиться и все продумать. В промежуточных системах только несколько баз и патрули — обойти их не проблема. Долго, но можно. А вот в системе-ловушке уже совсем другой разговор. Нет необходимости говорить, что вся операция будет зависеть от нас — если мы не справимся княжество ждет самое жесткое поражение. Страшное поражение. Нам надо справиться, мы обязаны.

Но и приз велик — очистить эти системы и выставить свой форпост — это мы сразу решаем несколько целей. Практически, это решит кому будет принадлежат окрестный космос. Наша система проходная. Интересно, почему шел поток вторжения через нашу систему? Хотя что это я. Просто завернули обнаружив разумную жизнь. Сама планета не слабо фонит в пси-диапозоне, вот архи и перестраховались. Какая моя цель? Да проста моя цель как двери в сарай! Потоптаться на могилах архов и стереть само воспоминание о них как о расе разумных в космосе. Я хочу, что бы мои дети не росли с осознанием того факта, что система в постоянной опасности. Моя цель — их спокойная жизнь.

В медицинском секторе центра обучения меня встретил все тот же врач. Явно собирался куда-то уйти и мой приход его не порадовал. Но надо отдать должное, он быстро погасил на лице недовольство и отправил к капсуле.

— Вы сильно отстаете. Очень небрежное отношение к обучению. Так не делается. — все таки не до конца он справился с раздражением, это заметно.

— Были не зависящие от меня обстоятельства.

— Тем более ваша вина, могли бы их предусмотреть заранее. Значит так. Сейчас я поставлю на обучение под разгоном первый блок. Это займет восемь дней. От графика вы отстаете, но есть надежда, что еще догоните.

— Док, мне надо жене позвонить. Волнуется.

— Так чего вы раньше не позвонили. Звоните быстрее, девушкам нельзя зря переживать. И предупредите сразу сколько будете отсутствовать на связи. Знаю я вас, только о себе думаете.

Док еще поворчал, но скорее больше для порядка. Хотя упрек его был справедлив. Так что его совет я исполнил в точности. Поговорили минут пять. Врач ждал меня и я торопился. Не люблю когда над тобой кто-то стоит и явно дает понять, что задержка из-за тебя.

— Все доктор. Позвонил, успокоил, предупредил.

— Тогда ложитесь, мне надо снять показатели и подогнать разгонную смесь.

Как только задвинулась крышка, я сразу отрубился. Где-то на окраине сознания мелькали различные образы и понятия, но уловить что-то не получалось. Да и не надо это. Находился я в каком то странном состоянии — безвременье, я бы сказал. Но вот вспышка и я вижу как поднимается крышка капсулы. Я проверил что изучил за это время. Ну ничего себе. Пакет баз линкоры догнал до шестого ранга. Вот это новость. Что ни говори, а медицина и обучение в княжестве на высоте. Содружество и рядом не валялось. Все еще пребывая под впечатлением, я оделся и потопал в столовую. Народа было мало. Да оно и понятно — у меня сдвинулось расписание обучения и поэтому я оказался среди отдыхающих. Образно говоря конечно.

— Разрешите подсесть, а то все столики заняты. — это ко мне подошел капраз и уже уселся за столик. Я обвел задумчивым взглядом столовую. Угу мест нет, девяносто процентов незанятых столиков.

— Да присаживайтесь, сегодня что-то небывалый наплыв людей тут я смотрю. — сказал с долей ехидства я.

— Вот-вот. Я собственно, чем хотел поинтересоваться. Насколько я помню по тактическим выкладкам у вас первый вес залпа был явно больше в той битве, чем мог вообще быть. Не поясните? А то мы изучали в общих чертах, а консультант и сам не знал. Этот вопрос меня мучает до сих пор.

— Да все просто, мы забили трюмы и подвесили к корпусу столько торпедных пусковых установок, сколько вообще смогли подвесить.

— Вот оно что. — протянул задумчиво гость. Взгляд расфокусирован — это понятно, уже что-то проверяет в сети. Хоть бы представился что ли.

— Хм, тогда опять не получается. Вы могли взять больше.

— Могли, но не успели бы сбросить все взятое. Просто не было на это времени.

— Хм. А если поменять архитектуру трюма. Смотрите, я тут набросал немного.

Мне по сети пришел пакет данных. Ну вредоносного ничего не обнаружено в нем и я открыл. Хм. А интересный вариант. Специальный конвейер выгрузки. Да мысль интересная.

— Только не говорите, что это вы сейчас нарисовали и спроектировали. Уж очень хорошо проработан проект тяжелого крейсера в этом плане. — мужчина явно смутился. Видимо не ожидал, что сразу начну с этой стороны.

— Да вы правы. Я долго ломал голову, как вы могли сделать тот первый залп и до этой мысли додумался сам. Так можно оборудовать все тяжелые крейсера — переделки минимальные. Зато можно будет нести с собой часть торпед. Первый залп как правило решает исход битвы. Кто первый пропустил удар, тот и гибнет.

— Тут согласен. Я тоже примерно так и думаю. Хотя до изменения проекта как-то не додумался. А как вас зовут?

— Дорс Кланси. Извините я не представился.

— Влад Новик, хотя вы это и так знаете. — сказал я и протянул руку для рукопожатия. Во Фронтире этот жест мало распространен, зато у нас он уже давно всем привычен стал. Рукопожатие было крепким. Наш человек!

— Есть правда один нюанс — живучесть корабля снижается, и если поймают уже нас не готовыми к бою, то, скорее всего, в бездну пойдем именно мы. И гораздо быстрее чем хотелось бы.

— Да, есть такая возможность, но ведь есть и планируемые операции, и вот там как раз эта возможность будет не лишней. Надо подавать рапорт в адмиралтейство. Ваше нововведение очень важно. А капитаны пусть сами решают кому нужна такая модернизация, а кому нет.

— Хм. Пожалуй так и сделаю.

Я внимательно пригляделся к человеку. Что можно сказать о нем? Лицо волевое, по жестам и тому как себя держать сразу видно — человек привык командовать, принимать решения и нести за это ответственность. Решения у нас чаще всего судьбоносные — будешь ты жить или нет завтра. Орден «Слава» второй и третьей степени. Медалей нет. Значит начал сразу с командирского поста свою карьеру. И бои были у него не легкие. Да. Этот человек достоин уважения. Мы проговорили с ним еще где-то с час, обменялись контактами и довольные друг другом разошлись. Хороший капитан, грамотный, толковый. Умеет и рисковать и быть осторожным. Всего в меру. На таких и держится флот.

Постепенно я втянулся в ритм обучения. Восемь дней изучение баз, затем два дня на тренажерах. С Дорсом мы как-то незаметно для себя сдружились и около нас образовалась целая компания командиров кораблей. Мы обсуждали различные тактические уловки и ттх различных различных кораблей. Спорили и просто обменивались мнениями по разным вопросам. Кроме меня, базы по линкорам изучало еще несколько человек, но график у нас не совпадал. Зато полностью совпадал со многими капитанами тяжелых крейсеров. Зачем я изучал базы по линкорам, я понять не мог — ведь ясно же написано, что будет у меня крейсер прорыва. Ну да начальству виднее. Со своим экипажем я не пересекался — у них своя программа изучения, ничуть не легче моей. И в один прекрасный день я сдал все зачеты, чем полностью подтвердил усваивание материалов. Я мог уже командовать кораблями класса линкор и воинскими подразделениями. Это серьезно. Но это будет потом, а сейчас — отпуск.

Хорошо все таки дома. Отвык уже от комфорта. Жена будет вечером, так что дома я в одиночестве. Заказал в ресторане еду на праздничный ужин, купил хорошее вино, что нравится Анне. И все. Фантазия моя истощилась. Разве что положил на видное место коробочку с подарком. Ничего особенного — обычный кулон. Но вот сделан очень интересно и материал необычный. Под разными углами к свету он менялся. Вернее сам кулон оставался неизменным, но вот ощущение создавалась вполне натуральное изменения размеров. Камень в нем был мне незнаком. Хотя что это я — мне тут все камни незнакомы. Камень был теплым, значит имел в своей природе органическое происхождение. Может это накопитель. Я положил подарок рядом с нашей фотографией — должна заметить. Но было скучно, и от нечего делать я стал экспериментировать с приемом и передачей в камень пси-энергии. Емкость камня оказалась небольшой. Меня посетила мысль создать энергетическую метку в камне — как это делают животные. Все метки уникальны — они передают саму ауру, но есть там и графическая составляющая. Вот я и тренировался. Все эти манипуляции я проделывал в слиянии с кулоном. В один момент мне удалось создать на метке изображение той же фотографии, что стояла рядом, сам даже не осознавая своих действий, я пропечатал структуру намертво.

Вот и сижу верчу произведение местных ювелиров. Странная вещь получилась. Если всмотреться в сам камень используя свои пси-возможности, то можно увидеть в нем картинку. Даже не так — картинки. Они почему то вышли анимированными. Странно. Вот только смотреть можно дать чужим людям только первый кадр — именно тот, что я пытался перенести из фотографии. Все остальные кадры были весьма вольного постельного содержания. Мдааа. Вот они мои мысли то истинные и впечатались. И ведь действительно лезли эти сцены в голову. Вот только я долго мучился с созданием нашего изображения, а это получилось само. Убрал в коробку свой подарок с глаз долой. Еще испорчу, или еще что-то пропечатаю. Хватит уже экспериментов. Я посмотрел на часы- оп-па, а ведь с минуты на минуту и Аня придет. Я оказывается весь день просидел с кулоном и не заметил. Стол накрыт, я при параде, подарок готов. Все ждем.

Вот и знакомые шаги. Я встал из своего кресла и пошел встречать, но далеко отойти не успел. Вихрь влетел в комнату и тут же знакомые руки обвили шею. Мы просто стояли и молчали. Иногда такая тишина лучше всяких слов.

— Я соскучилась. — она чуть отстранилась, осмотрела сервированный стол.

— Ты расстарался, но я не готова, подожди немного, я переоденусь. — и этот сгусток энергии улетел к себе в комнату, я так и не успел ничего сказать. Оглянулся, ну да мое кресло опять ждет меня.

Переодевалась ненаглядная действительно быстро, не прошло и десяти минут, как уже вошла вся при параде. Я откровенно любовался ею.

— Вот, теперь можно и праздничный ужин устраивать. — сказала она и лукаво улыбнулась. Ага, у меня на лице что угодно можно прочитать, кроме мыслей об ужине.

— Подожди, не хватает одной детали. Около фотографии нашей стоит в коробочке. Одень. — постарался сказать самым нейтральным голосом.

Коробочка была тут же обнаружена, раскрыта и рассмотрена.

— Ой, какая прелесть. Помоги одеть. — ну в этом моменте я не против поучаствовать. Застегнул цепочку и развернул к себе жену. На пару шагов даже отошел, чтобы оценить как смотрится на ней вещь.

— Вроде угадал, тебе идет.

— Да, мне нравиться. — заявление было подкреплено поцелуем.

— Ты же у нас одаренная, посмотри через пси-восприятие.

И вот тут она застыла. На мое удивление смотрела очень внимательно и по моим расчетам уже несколько раз запись она прокрутила.

— Ну как? — решил все таки узнать ее мнение. Она медленно оторвала взгляд от кулона и посмотрела мне в глаза.

— Только сейчас я поняла, как голодна, иди сюда я шепну тебе на ушко, что я буду есть.

Короче наш ужин так и не состоялся. Он превратился в завтрак, потом его остатки в обед и только вечером мы уже поели нормально. Вот так и пролетел отпуск.

Затем были короткие сборы и вылет на орбиту. Пора формировать экипаж и принимать корабль.


Эпилог. | Влад. Трилогия в одном томе | Часть 2



Loading...