home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая, рассказанная Василием Харитоновичем Мунконовым


Идешь в горы - бери лошадь и собаку. Не возьмешь лошадь, будешь без ног и без ушей, не возьмешь собаку, будешь без нюха и без сторожа. Хара-добрый пес, только шибко любопытный. Попадает ему, но такой от рождения. Лоб-Саган староват, силы не те, зато без слов все понимает, сам куда надо идет, и, ох, терпеливый. Хару и Лоб-Сагана ни на какие драгоценности не променяю, ни за какие деньги не продам-однако подарить могу хорошему человеку. Но разве хороший человек возьмет такой подарок? Ведь собаку взять все равно что руку у друга взять, а лошадь взять все равно что ногу у друга взять.

Сижу я, это, у костра, чай пью. Смотрю, маленькая Зоя вываливает Харе кашу на постном масле, а он, смотрю, не ест, хвост пригнул и морду воротит. Э, думаю, Хара, нос какой у тебя - мокрый и холодный или сухой и горячий? "Подойди",- говорю ему. Он уши прижал, не подходит. Э, думаю, Хара не в настроении подходить ко мне, нос показывать. Почему, думаю. Уж не зашибли Толстый Виталик? Может, по животу пнул - живот у Хары болит? Или мышей объелся? Тогда иди, говорю ему, ляг, мышей переваривай. Нет, не уходит Хара, смотрит, сказать что-то хочет. Взял я его за шкирку, прижал к себе, глажу ласково, давай, говорю, рассказывай. Он повеселел. Ну, говорю, давай, что случилось? Хара умный и говорить умеет-только по-своему. Он у меня десять лет, только я егр и понимаю. Другие-нет.

Да что собаку-друг друга не понимают, хотя на человеческом вроде говорят. Хара мне сказал: "Рано-рано, светло, прохладно. Лежу, смотрю одним глазом. Пахнет дымом,- мышами, травой. Из палатки выползает Толстяк. Быстро бежит к скале, берет зеленые мешки, несет к озеру. Бегу за ним. Толстяк бежит по тропе. В пещеру. Прячет мешки, задвигает камнем. Замечает меня, зовет. Подхожу. Пинает, больно пинает ногой. У Хары болит бок, болит лапа…" Э, думаю, что-то не то у этих людей. Узнаю-ка, что скажет Лоб-Саган… Подзываю Лоб-Сагана, шепчу ему в ухо: "Что ты видел сегодня утром?" Лоб-Саган пофыркал, но сказал: "Стою. Дремлю.

Тихо. Темно. Из палатки выполз Маленький тощий человек. Пошел к озеру. В руках у него горит свет. Уходит. Тихо. Возится птица. Птица летит к озеру. Еще птица. Много птиц. Тихо. Тепло. Дремлю. Громкий шорох по сухой траве. Ползет человек. Маленький тощий человек. Ползет к палатке. Вползает. Тихо. Дремлю…" Э, думаю, какие странные люди. Надо держать ухо востро.



Глава четвертая, рассказанная Зоей Семеицовой, медицинской сестрой и подругой Яниса Клаускиса | В мире фантастики и приключений. Выпуск 9. Белый камень Эрдени. 1982 г. | Глава шестая, рассказанная Янисом Клаускисом, специалистом по звуковой аппаратуре