home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

«Наверное, дело в травке» — подумала Ново. Или в том, что прошлой ночью она убедилась в собственной смертности. Возможно, в смс и голосовых сообщениях матери, касающихся ее сестры, от самой сестры, друзей сестры. Может быть, от того, что Пэйтон сейчас не был похож на себя самого. Как Джеймс Спейдер[48] в «Девушке в Розовом»[49].

Но что-то заставило ее открыть рот.

— Моя сестра не похожа на меня, — выпалила она в тишине. — Совершенно.

— Значит, она непроходимо тупа? — Пэйтон выдохнул клубок густого дыма и ослабил свой черный галстук-бабочку. — Уродлива? Неуклюжа? Подождите, она бросает бейсбольный мяч как девчонка…

— Остановись, — Ново покачала головой. — Я не смогу быть по-настоящему честной с тобой, если ты продолжишь свою показуху.

Он зажал косяк между зубами и пожал плечами, обтянутыми смокингом. Затем расстегнул верхние пуговицы на своей рубашке. Сел поудобнее, снова выдохнул и заговорил, выпуская дым.

— Я сейчас совершенно серьезен. Я думаю, ты умная, красивая и отличный боец.

В глазах ни смешинки. Уголки губ не дрогнули. Ни намека на юмор в тоне. И затем он просто посмотрел на нее так, словно подбивал опровергнуть его мнение.

«Вот дерьмо», подумала Ново. Он был таким же опасным… невероятно сексуальный, сидел, развалившись на стуле, нога на ногу, его руки расслаблено свисали с подлокотников. В этой позе, с ослабленным галстуком-бабочкой и в расстегнутой сверху рубашке, сквозь вырез которой виднелась золотистая кожа его горла, выглядел он так, словно мог доставить женщине удовольствие как угодно, любым способом… и впечатление, вероятно, было правильным.

И анатомия для этого у него была совершенно подходящая. Она знала это не понаслышке.

А кроме физических данных? Пэйтон был сосредоточен на ней, словно единственное, что он хотел слышать, — то, что она могла сказать ему, о чем бы ни шла речь. Казалось, сейчас он действительно видел только ее, не отвлекался, не смотрел в другую сторону, постукивая ногами или выбивая дробь пальцами.

Для женщины, которая всегда играла роль второй скрипки в шумной какофонии розового, пахнущего цветами, кружевного кошмара? Он был также притягателен, как и вкус его крови.

Как далеко она зайдет?

Она никому не рассказала о том, что с ней случилось, даже Братству во время сеанса психоанализа. Во-первых, она ненавидела жалость. Во-вторых? Ну да, она не хотела, чтобы ее выгнали из программы за то, что она была психически нестабильна.

Это не про нее.

Но они могли подумать, что у нее были все предпосылки.

— Так… расскажи мне о своих семейных проблемах, — тихо произнес Пэйтон.

— Ничего особенного, на самом деле — пробормотала Ново. — Отношения между сестрами и все такое.

Когда ее рука начала опускаться на живот, она вовремя остановила себя, хотя Пэйтон вряд ли мог догадаться, чем спровоцирован этот защитный жест.

— Да ладно, — сказал он, выдыхая дым. — Ты так просто не отделаешься.

Как будто по сигналу, на столике, что стоял у нее на коленях, зазвонил телефон. Приподняв экран, она выругалась, когда увидела, кто это.

— А вот и она. — Ново закатила глаза. — Моя сестра, снова. Она собирается обручиться, и выбрала меня на роль чертовой подружки. Я таааак тронута, ты не представляешь.

— И когда церемония?

— Свадьба, — поправила она. — Очень скоро.

— А что по поводу того, что ты ранена?

Она покачала головой, когда телефон замолчал. Ненадолго. Затем пришло сообщение от Софи.

Ново зачитала его вслух, а почему бы и нет, черт возьми.

«Отлично. Так понимаю, мне придется самой позаботиться о девичнике. У мисс Эмили нет для нас брони в пятницу. Очевидно, ты им так и не позвонила. Большое спасибо за помощь».

Мобильный упал на столик, а Ново, сделав глубокий вдох, могла поклясться, что ее начало накрывать от травки.

— Ты на больничной койке, — сказал Пэйтон

— Правда? — Она посмотрела на себя. — А я думала, в джакузи.

— Будь посерьезнее.

— Это ты сейчас мне говоришь?

Он провел рукой по воздуху.

— Ты в процессе выздоровления. Почему они пристают к тебе?

Ново показательно свернула верхнюю часть одеяла и разгладила ее на груди.

— Ну, честно говоря, они не в курсе, что я пострадала.

Повисло молчание, и Ново посмотрела на него. А Пэйтон, словно ожидая от нее зрительного контакта, покачал головой.

— Это как у нас с отцом. Я тоже ничего ему не рассказываю. — Он нахмурился. — Что бы они сделали, если бы ты…

— Умерла там? Или здесь, на столе? — Она пожала плечами. — Наверное, просто назначили главной подружкой невесты нашу старшую кузину и продолжили веселье.

— Подружка невесты? Что за хрень?

— О, да. Она решила перенять эту человеческую практику, и ожидается, что мои родители это оплатят, я соглашусь быть подружкой невесты, а все ее друзья выложат фоточки в Инстаграм. Кажется, она твердо верит в то, что введет новый модный тренд, и кто знает. Может, так и будет.

— За кого она выходит замуж?

Ново откашлялась.

— Проходняк. Какой-то гражданский… ну, чуть побогаче нас, поэтому для нее это джек-пот. И, слушай, если отбросить в сторону мои проблемы… Софи красива, так что это хорошая сделка на брачном рынке. Уверена, что они будут очень счастливы вместе, он будет тратиться на нее, а она родит ему малыша…

Продолжить она не смогла.

Казалось, вот она двигалась по дороге на вменяемой скорости, не обращая особого внимания на ландшафт или погодные условия. А потом БАМ! Гололед, машину заносит, ты вгрызаешься в руль… и тачку швыряет кубарем прямо в отвесную скалу.

— Так что, да. — Она сделала пару глубоких вдохов. — Кстати, забористая у тебя трава.

— А то.

— Для себя только самое лучшее, ха.

— Что-то типа того. — Пэйтон посмотрел на тлеющий кончик косяка. — Она собирается затолкать тебя в ужасное платье?

— Что, прости? А, Софи… ты имеешь в виду для церемонии? Если только меня не выгонят взашей раньше.

— И когда у них церемония — или как они это называют — свадьба?

— Ну, если между нами, то это называется цирк. — И когда Пэйтон слегка улыбнулся, она спросила: — Что смешного?

Он сверлил ее взглядом.

— Мне нравится мысль о том, что у нас есть общий секрет.

А затем, он стал совершенно серьезен. Внезапно.

Поднявшись на ноги, Пэйтон направился в ванную, чтобы выбросить косяк, и ничто не могло скрыть его мощнейшую эрекцию.

Член был большим, тяжелым, и она могла видеть контур головки под складками его брюк.

Ново накрыла волна такой похоти, что пришлось закрыть глаза. И облизать внезапно пересохшие губы… хорошо, что он в это время был в ванной комнате.

Из-за приоткрытой двери слышалось журчание воды, и Ново представила, как он склонился над раковиной и тушил косяк. Затем он просто застыл в двери, его красивое лицо было серьезным.

Не отводя глаз, он опустил руку вниз и совершенно открыто поправил возбужденный член, скрывая выпирающего дружка.

После этого просто продолжил на нее смотреть.

Ново точно знала, чего он ждет. И, что самое интересное… у нее было стойкое ощущение, что он может простоять так битый час. Или полдня.

Что совершенно не в его духе.

— Подойди, — сказала она тихо.

Пэйтон послушался, подошел к кровати и встал прямо перед ней. Он пах просто невероятно, и на этот раз запах травки, который обычно ей не нравился, совершенно ее не беспокоил.

Элегантным жестом он подвернул рукав. А потом другой. Его руки украшали мощные мускулы, перевитые венами, выступившими от постоянных тренировок, его тело приспосабливалось к строгим упражнениям, наращивая силу.

Ново перевела взгляд на его горло.

Будто зная, куда она смотрит, Пэйтон издал рычание.

— Позволь мне лечь рядом с тобой.

В таком случае, скорее всего они займутся сексом, подумала она.

«Скорее всего» можно вычеркнуть из предложения.

Дверь распахнулась, и показался, человек, доктор Манелло, пребывавший в совершенно невеселом расположении духа, лицо хирурга было мрачным.

Он ткнул пальцем в Пэйтона.

— Дерьмо в переулке, возможно, и не заставит тебя бросить программу, но я гарантирую, что причиной этому послужит тот факт, что ты куришь траву в одной из больничной палат. — Он огляделся, словно искал бонг, шарики гашиша или кальянную трубку. — И, очевидно, вы оба осознали и сразу же прекратили, я прав? Смыли косяк в раковину, потому что поняли, что курить в комнате с кислородным баллоном и в непосредственной близости к пациенту в ломке — чертовски глупая затея. Верно?

Они оба кивнули.

— И я также правильно понимаю, что это никогда не повторится, ведь вы, два балбеса, признаете, что у меня не будет иного выбора, кроме как пригласить сюда Братьев, чтобы выбить из вас дерьмо? — Они снова кивнули. — Хорошо. И тебе в наказание… — мужчина указал пальцем на Ново, — ты останешься здесь на весь завтрашний день.

Как только она открыла рот, он обратился именно к ней.

— И, слава Богу, ты достаточно умна, чтобы не спорить со мной сейчас, потому что меня просто бомбануло от вони, которую я почувствовал в коридоре.

Сказав это, хирург вышел и захлопнул за собой дверь.

Затем снова просунул в нее голову.

— У тебя есть еще?

Пэйтон удивленно вскинул брови.

— Простите, что?

— Трава, придурок.

— Оу… да. Но она старая. Я чаще четырех-пяти раз в год этот смокинг не ношу, а косяки нашел в кармане.

Хирург протянул руку.

— Дай мне. И вместо оплаты я повешу на дверь табличку «ПАЦИЕНТ СПИТ, НЕ БЕСПОКОИТЬ».

— Мы ничего такого делать не собираемся, — сказала Ново.

— О, да. Конечно. Просто подержитесь за ручки, пока он будет тебя кормить. Вот почему я повешу табличку, а вы закроетесь изнутри. — Он протянул ладонь. — Почему травка до сих пор не у меня?

Пэйтон достал два оставшихся косяка и передал их человеку.

— Зажигалка нужна?

— Ясен пень. И я верну ее тебе. Потому что я не курю. Тем более травку.

— Океееей, судя по тому, что вижу, я рискну предположить, что в настоящий момент ты сам себе противоречишь, но да ладно, не мое дело. И не могу не спросить: что случилось? Мы может чем-то помочь?

— У вас не хватит времени все это слушать. Но на первом месте списка фармацевтическая компания, затем идет перевозчик UPS, ну и в-третьих: я съел буррито в «Тако Хренако»[50] примерно в пять часов дня, когда пытался оформить доппартию гидрохлорида ципрофлоксацина[51] на черном рынке… и до сих пор не могу отойти от горшка.

Золотая зажигалка Пэйтона перешла в другие руки.

— Ты заслужил это.

— Хрена с два, — Доктор Манелло закатил глаза. — И к твоему сведению: я сейчас ненавижу это выражение, вот реально.

На этом хирург их оставил, и Пэйтон снова посмотрел на нее.

Трудно было сказать, кто заржал первым. Возможно, это был он, Ново не знала. Но через секунду они оба вытирали глаза и пытались отдышаться, и снова смеялись до боли в животах.

И тут они услышали шорох за дверью.

Пэйтон выглянул.

— Отличная работа, Док, — пробормотал он, снова закрывая дверь.

И тогда его рука застыла прямо напротив замка.

Он бы мог мысленно его закрыть. Но он явно давал Ново выбор… и возможность контролировать ситуацию.

По какой-то причине она вспомнила мгновенье, когда убийца воткнул кинжал в ее грудь, ощущение, когда понимаешь, что умираешь, даже близко нельзя назвать сюрреалистичным.

Забавно… она не думала об этом до этого момента.

Потом посмотрела на Пэйтона:

— Прости.

Он закрыл глаза, казалось, смиряясь с тем, что она передумала.

— Все нормально. Я просто открою дверь и…

— За мое поведение в кабинете физио. Я была… не в себе, и честно, я пыталась проникнуться сексом с тобой, но мозг словно закоротило, а потом я вывалила все на тебя. Это было несправедливо. Извини.

Он моргнул.

— Ты… вечно удивляешь.

— Правда?

— Да.

Она снова завозилась с одеялом, расправляя его на груди.

— Ситуация лучше не стала. В моей голове. Я имею в виду, со всем, что… сам знаешь, привело меня сюда.

— Я не хочу навязываться.

— Я тебе и не позволю.

— Знаю. Просто хотел сказать об этом. — Последовала пауза. — Ново?

— Мм?

— Посмотри на меня. — Он подождал, пока она это сделает. — Я не буду торопиться, хорошо? Я буду… осторожным. И если что-то пойдет не так, я остановлюсь, и не важно, как далеко мы зайдем.

Она покачала головой.

— Да ладно, Пэйтон. Я далеко не девственница, так же как и ты. Не изнеженный цветок, не сломаюсь…

— Ново, ты можешь доверять мне. Я не причиню тебе боль. Обещаю.

И по какой-то чертовой причине ее глаза заслезились. Нет, неверно. Она знала, в чем дело. Она так долго была сильной… что забыла, каково это, когда кто-то другой берет на себя все бремя.

Она никогда бы не считала себя одинокой.

Но непредвиденная, неожиданная и совершенно необоснованная поддержка Пэйтона, особенно, что касалось секса, так остро заставила ее почувствовать пропасть между ней и всеми, кто ее окружал.

— У меня проблемы с доверием, Пэйтон, — хрипло сказала она. — Оно еще ни разу не принесло мне ничего хорошего.

— Это не меняет того, что я сказал. Ни единого слова.

— Почему? — прошептала она. — Почему ты так ведешь себя?

— Честно?

— Да уж лучше бы да.

— Я не знаю. Правда. Единственное, в чем я уверен… я в жизни больше не хочу видеть, как кто-то или что-то снова причиняет тебе боль.

Не верь ему, сказала она себе. Ни слову из всей этой ерунды. Он хочет трахнуть тебя, именно поэтому это говорит. Ты же проходила уже через все эти сладкие речи, и помнишь, что из этого вышло?

Беременная и одинокая.

Выкидыш — в одиночестве.

Одинокая с тех самых пор.

И все же, даже если она заставит себя вспомнить, что случилось в том холодном доме целую жизнь назад? Даже если скажет себе, что безопаснее думать, что с ней играют?

Ново посмотрела в спокойные, серьезные глаза Пэйтона и поняла, как трудно не верить ему.

— Я остановлюсь в любое время. Лишь одно твое слово, — повторил он мягко.

Ее накрыла нервная, паническая дрожь, все кости словно размякли. У нее было много секса с тех пор, как она рассталась с Оскаром, с тех пор как потеряла ребенка. Части ее тела встречались с частями тела других. Но она никогда никому не открывалась на самом деле.

Это так удобно — нет необходимости делиться с кем-то своей историей. Пока партнер ни о чем не знает, она могла притворяться, что ничего не произошло.

Сегодня… наверное потому, что прошли всего сутки после того, как она пару раз чуть не умерла… но отрезок между трагедией прошлого и ее текущим положением, казалось, сократился с двух лет… до двух минут.

И все, что она держала в разных углах ринга, сейчас грозило слиться воедино.

И Пэйтон пребывал в не менее уязвимом положении. И хотя она не знала всех подробностей, это делало их равными, не так ли?

— Запри дверь, — сказала она.


Глава 17 | Кровавая ярость | Глава 19



Loading...