home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Для Сэкстона рабочая ночь закончилась не совсем так, как хотелось бы… серия беспроблемных благословений на брак и имущественных споров, с чем Король легко справился за восемь рабочих часов.

Он вошел в свой кабинет, сложил на стол папки и почти израсходованный клейкий блок для записей и уставился на свой ноутбук и аккуратно расставленную канцелярию.

Потирая глаза, он попытался мысленно составить список всего, что ему нужно было привести в порядок перед уходом домой.

И с треском провалил это задание.

Голова совсем не соображала, пока они вместе с королем занимались делами гражданских. Теперь, когда не было первостепенной задачи, требовавшей полного внимания, он терял контроль над когнитивными процессами в своей голове, мысли прыгали от одного предмета к другому.

Собственно, все обстояло несколько иначе.

В центре внимания стоял Ран. И в частности, Сэкстон или вспоминал их поцелуй… или шоколадные блики в его карих глазах… ощущения его сильных плеч. Или думал о том, что он просто хотел повторить.

К сожалению, что ему действительно нужно — так это внушить мозгу, что мужчина ушел, не обмолвившись и словом. Это вряд ли говорило о том, что он готов к повторению.

На этой ноте Сэкстон запустил руку во внутренний нагрудный карман пиджака и достал свой телефон. Не-а. Ни смс, ни пропущенных вызовов.

Ладно, Ран не умел писать, поэтому дело касалось только звонков.

И, честно говоря, тот факт, что Сэкстон был так обескуражен, сам по себе казался забавным. Он не так хорошо знал этого мужчину, простое знакомство, не больше… разумеется, он занимался полноценным сексом с теми, с кем в последствии он предпочитал больше не видеться и не иметь общих дел, и это вполне нормально. Он также был достаточно честен с собой, чтобы понять, что бегство Рана напомнило ему о другом уходе, еще более серьезном и имеющим определенные последствия.

Естественно, все дороги вели к Блэю.

— Господин, я вас потревожу?

Услышав тихую просьбу, он повернулся к открытому дверному проходу. Одна из додженов, что обслуживали дом, стояла, одетая в шерстяное пальто, с шляпой и шарфом в руках.

— О, не беспокойтесь, Мэлиз. — Он подчеркнуто улыбнулся ей, чтобы женщина не приняла его мрачный настрой за недовольство из-за ее появления. — Вы уходите, я так понимаю?

Она низко поклонилась.

— Да, Господин. Я пополню запасы в кладовой после того, как помогу остальным с Последней Трапезой в большом доме. Все ушли на дневной отдых, и я проверяю, выключен ли свет, закрыты ли дымоходы, и все ли двери заперты.

— Хорошо. Спасибо. Тогда увидимся завтра.

Доджен поклонилась еще ниже.

— Мне очень приятно служить Вам.

Она ушла, и через мгновение Сэкстон услышал, как пискнула сигнализация, а дверь открылась и закрылась.

Так. Теперь ему надо все привести в порядок. А потом…

Ну, наверное, домой, предположил он. Было около четырех утра, и хотя осталось еще пара часов темноты, ему совершенно не хотелось окунаться в ночную жизнь города. И нет, отдых в виде секс-марафона его совершенно не интересовал.

Но вот от мысли о том, что он застрянет в своей стеклянной коробке в поднебесной высоте, с зашторенными окнами даже от бледного зимнего солнца, ему хотелось кричать…

Кто-то был снаружи.

Стоял на снегу. Смотрел на него.

Сэкстон повернулся к стеклянным панелям и мгновенно узнал огромное тело, напряженную позу, темные волосы, которые шевелил холодный ветер.

Не зная, что еще делать, он указал направо, в сторону кухни и черного входа.

В ответ Ран кивнул и направился по сугробам к задней части дома.

Ноги быстро несли Сэкстона вперед, а сердце билось еще быстрее. Он пересек служебный коридор и прошел мимо кладовых в огромную кухню. Незамедлительно открыл заднюю дверь, снова послышался этот электронный сигнал, и он слушал, как под тяжелыми шагами скрипит снежный покров.

И вот он сам, больше, чем когда-либо, сдержаннее, чем обычно.

О да. Разговор, дубль второй.

— Проходи, прошу, — произнес он отстраненно.

Когда мужчина вошел, Сэкстон закрыл дверь и пожалел, что Ран был безграмотен, ведь иначе он мог бы просто прислать сообщение: «Это была ошибка. Ты не виноват, дело во мне. Не знаю, о чем я думал. Пожалуйста, никому не рассказывай».

— Не волнуйся, здесь никого нет, — тихо сказал Сэкстон, заметив, что сахарница стоит совсем не на неположенном месте. — Никто не услышит то, что ты хочешь сказать.

Он подошел и поправил металлическую банку. Затем занялся контейнером для муки, который был побольше. Потом добрался до самого маленького из трех, с солью.

Он обернулся, когда устал ждать, пока мужчина заговорит.

Пытаясь удержать разочарование под контролем, не давая ему разрастись до размеров ядерного взрыва, он сложил ладони перед собой и продолжил выступление.

— Слушай, я просто повторю уже сказанное, не против? У меня выдалась сложная ночь, я устал, и я ценю то, что ты потратил время на поездку сюда, твой интерес или что это вообще было… наверное, стоит сэкономить твое и мое время признанием, что ты попробовал, тебе не понравилось, и тебе понадобилось некое подтверждение моих слов о том, что я буду держать все в секрете.

— Я пришел сюда не поэтому.

Тогда по работе. Конечно.

— Что-то по поводу Минни?

Вместо ответа Ран шагнул вперед… и когда он преодолел половину расстояния, что разделяло их, Сэкстон осознал…

Что мужчина был возбужден.

Очень возбужден.

Ран пришел сюда не потому, что зарекся никогда больше этого не делать, он пришел, чтобы сделать это снова.

Тело Сэкстона мгновенно отреагировало, кровь еще быстрее побежала по венам, член затвердел, его раздражение, разочарование и усталость мгновенно испарились.

Когда мужчина сократил расстояние между ними до нескольких дюймов, Сэкстон не смог сдержать улыбку.

— Наверное, я что-то неправильно понял, да?

— Да, — послышалось рычание. — Так и есть.

Сюрприз, твою мать.

Ран обхватил Сэкстона за горло, дергая на себя, и его поцелуй не был ни пробным, ни застенчивым, ни экспериментальным. Он был настоящим, язык ворвался внутрь, огромное тело вжалось бедрами и эрекцией размером с бейсбольную биту в Сэкстона, заставляя того прислониться задом к столешнице.

Господь Всемогущий. Он изо всех сил вцепился в мужчину, захватившим его в плен, сила и голод Рана шокировали, неожиданная мощь не принимала отказа…

И затем Сэкстона развернули и нагнули, грубая рука легла между лопатками и вдавила его прямо в столешницу.

Ран уперся вставшим членом в задницу Сэкстона и выдохнул гортанным голосом:

— Скажи «нет» прямо сейчас. Если собираешься, то скажи это прямо сейчас.

Сэкстон повернул голову в сторону, скрипнув кожей щеки по гранитной поверхности. Открыв рот, он часто и тяжело задышал.

— Не останавливайся. О, Господи… сделай это.

Вдруг свет на кухне погас, пространство погрузилось во тьму, и это явно сделал Ран. Руки, что расстегнули молнию брюк Сэкстона, были грубыми от нетерпения, а затем его модные дорогие слаксы упали на пол. Он почувствовал касание твердой горячей головки, а затем Ран сплюнул в свою ладонь…

Проникновение вышло мощным и очень глубоким.

И Ран мгновенно взял жесточайший ритм.

Оргазм, что пролился в него, был душераздирающим для них обоих.

И Ран не остановился. Он просунул руку под грудь Сэкстона и обхватил ладонью его плечо. Встав в более устойчивую позицию, он заработал членом, как поршнем, их бедра ударялись друг о друга, голова Сэкстона билась о металлические банки, что-то разорвалось… а, его пиджак. Чтобы не разбить себе голову, он уперся ладонью в стенку между шкафчиками, а затем попытался найти поддержку второй рукой.

Ничего не вышло, та лишь беспомощно хватала воздух.

Слава Богу, у него была опора под бедрами, а то ноги, ослабевшие в коленях и напоминавшие атласные ленты, вряд ли бы его удержали.

Но наконец, он нашел куда деть вторую руку. Потянув ее вниз, между бедер, он обхватил свой каменный член и мгновенно кончил, уверенные движения вдоль ствола сразу же бросили его за грань оргазма. Ему было все равно, куда он кончает и как это все придется убирать.

Когда занимаешься сексом своей жизни, едва ли задумываешься о последствиях.


***


Ран, наконец, рухнул на Сэкстона… после Бог знает скольких оргазмов. Он хоть и успокоился, соблюдать тишину все равно не получалось. Он дышал так тяжело, что дыхание со свистом проходило сквозь зубы, а Сэкстон под ним хрипло глотал ртом воздух. Запах секса витал в комнате, а его член был все еще тверд, как камень, пульсировал внутри мужского тела, словно предполагая, что это была лишь пауза, а не конец.

Со стоном, он открыл глаза и с удивлением обнаружил перед собой дубовый стол с аккуратным рядом стульев по сторонам.

Где они… а, верно. На кухне. В Доме для Аудиенций.

Он зашел с заднего входа. И вошел… с заднего входа.

Ладно, это была худшая шутка из всех, когда-либо им придуманных. И, кстати… дражайшая Дева-Летописеца, что он наделал?

Положив ладони на гранитную столешницу по обе стороны от плеч Сэкстона, он намеревался отодвинуться подальше, но ничего не вышло. Он совсем обессилел, ему было слишком хорошо, чтобы заставить себя уйти.

С этим парнем было так хорошо, что уходить не хотелось совершенно.

Ран пытался найти в себе физическую силу… и силу воли… чтобы отпрянуть, и подумал о том, как раньше занимался сексом. Исключительно с женщинами и только в прошлой жизни. Физический контакт обычно получался, когда кто-то хотел переспать с животным, вроде него, и его предлагали для этой конкретной цели. Тело делало свое дело, если время было подходящим, женщина была голая и сверху, и член реагировал как надо.

Но он никогда их не выбирал.

А Сэкстона… выбрал.

— Прости, — хрипло произнес он, заставив свои руки двигаться — Мне очень жаль.

Сэкстон грациозно повернул голову и посмотрел на него:

— Как можно извиняться за что-то столь невероятное?

Ран почувствовал, что румянец опалил лицо, а затем опустил взгляд и отстранился. Воздух холодил все еще возбужденный член, и Ран с удивлением понял, что жаждет повторения. Между гладких ягодиц блестели оставленные им капли, но это было… самое эротическое зрелище в его жизни.

И что им теперь делать? — подумал он, натягивая джинсы. Изначальный драйв испарился, и теперь ему не верилось, что у него хватило смелости проявить подобную агрессивность и похоть, такую…

Выпрямившись, Сэкстон повернулся к нему.

Боже, это лицо, его глаза, волосы… возбужденный член, чужой, но с такой знакомой анатомией. Ран никогда раньше не видел возбужденного мужчину так близко, и его поразила ненасытность собственного желания исследовать его на ощупь, на вкус.

Действительно, этот мужчина сам был ответом на все «почему».

— Я порвал твой костюм, — сказал Ран, сосредоточившись на вырванном с корнем рукаве. — Мне так жаль. Я заплачу…

Сэкстон схватил нижнюю часть рукава и дернул. Когда ткань упала на пол, он улыбнулся.

— Хочешь поработать над другим?

Ран рассмеялся. Он ничего не мог с собой поделать… но потом, стесняясь, прикрыл рот ладонью. Когда Сэкстон улыбнулся ему в ответ, Ран отвел взгляд. Он был слишком красив, слишком волнителен… слишком во всех отношениях.

— Ты ел? — спросил юрист после того, как нагнулся и вернул свои модные брюки на место.

— Нет.

— Давай я приготовлю нам Последнюю трапезу. — Сэкстон обвел рукой кухню. — Мы здесь неплохо обеспечены. Но мне надо ненадолго отлучиться наверх.

Ран колебался, и Сэкстон взял его лицо в ладони и притянул к своему рту. Поцелуй был таким же сладким, насколько крышесносным был секс.

— Я должен пойти к госпоже Минайне, — услышал Ран свой голос. — Хочу проверить ее до рассвета.

— Хорошо, я понимаю. — Сэкстон сделал шаг назад, сдержанность ужесточила черты его лица. — Тогда я увижу тебя с наступлением темноты. Нам нужно посетить этих застройщиков.

— Хорошо.

Последовало неловкое молчание. И тут Ран выпалил:

— Когда?

Сэкстон выдохнул, будто с трудом собирался с мыслями.

— А, скажем, без пятнадцати шесть. Конец рабочего дня у них, а дня нас достаточно темно. Надо будет взять твою машину…

— Я имел в виду нас. Когда мы… сможем снова это сделать?

На лице Сэкстона мгновенно расцвела улыбка.

— В любое время, как ты пожелаешь.

Ран протянул руку и нежно провел костяшками пальцев по лицу мужчины… потом огладил указательным пальцем нижнюю губу. Воспоминания о том, что они только что сделали, вспыхивали в голове, сопровождаясь саундтреком их стонов и вздохов.

— Спасибо, — прошептал он.

Сэкстон покачал головой.

— Кажется, благодарить тебя должен я.

Нет, подумал Ран. Едва ли.

Он наклонился и поцеловал мужчину. Когда кровь начала снова закипать в венах, он понял, что пора уходить… иначе застрянет здесь навсегда.

— Это я в первую очередь тебе благодарен, — прошептал он в губы Сэкстона.


Глава 19 | Кровавая ярость | Глава 21



Loading...