home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

— Прошу простить за грубость речи, — сухо произнес Сэкстон. — Но это место — дыра.

Больше похоже на лабораторию по производству мета[57], чем на жилое помещение, добавил он про себя.

Когда Ран подъехал капотом к низкому бетонному зданию, выкрашенному в цвет желчи, Сэкстон не знал, чего ожидать… но определенно не эту гробницу без окон, с единственной дверью, в той части города, в которую обычно стягивались теневые бизнесмены.

Эти люди — не простые застройщики.

И, разумеется, не было никаких вывесок с информацией о действующем предприятии, никаких табличек с названием или адресом… и они с трудом нашли это место. На письме, отправленном Минни, был указан только почтовый индекс, и Вишесу пришлось потрудиться, чтобы найти этот адрес.

Эти люди не хотят, чтобы их нашли.

— Этот грузовик ты видел перед домом Минни? — спросил Сэкстон, указывая на узкую парковку.

— Да. — Ран заглушил двигатель. — Этот.

— Ну что, сделаем это?

— Да.

Нельзя было не заметить перемены, произошедшие в мужчине. Ран сканировал окрестности, будто высматривал агрессоров, его руки сжались в кулаки… а они еще даже не вышли из «Форда».

Схватив портфель, Сэкстон открыл дверь, и, прежде чем он успел даже ступить на землю, открылась та единственная дверь, и в проеме появился крупный мужчина… пряча руку в полах куртки.

— Чем могу помочь? — требовательно спросил незнакомец.

Сэкстон улыбнулся и обошел грузовик со стороны багажника. Когда он поравнялся с Раном, позади первого мужчины появился второй. Оба темноволосые, коренастые, с немного искривленными носами… и глаза — теплые и приветливые, как два пистолета.

Они — пара сторожевых собак, тренированных нападать на непрошеных гостей.

Второй товарищ также запустил руку в куртку.

— Рад нашей встрече, — сказал Сэкстон, останавливаясь перед Большим и Еще Больше. — Насколько мне известно, вы пытались связаться с моей родственницей вчера вечером.

— Что вы здесь делаете?

— Что ж, это очень мило с вашей стороны — изучить состояние документации Минни касательно прав собственности, благодаря вам мы смогли привести все в порядок, — он поднял свой портфель. — Здесь у меня копии документов, готовых к оформлению во всех ведомствах, которые, по независящим от нее причинам, не были предоставлены на рассмотрение. С радостью передаю вам копии…

Он потянулся к замку на портфеле, когда оба мужчины достали пистолеты.

— Достаточно, — сказал один из них.

— Джентльмены, — Сэкстон изобразил шок на лице, — к чему подобные средства защиты? Мы с коллегой пришли к вам обсудить вопрос собственности, к которой не имеете отношения ни вы, ни люди, на которых вы работаете… ни вы, ни ваш начальник не находитесь в положении собственника…

— Заткнись. — Мужчина кивнул на грузовик. — Возвращайтесь в тачку и проваливайте отсюда.

Сэкстон наклонил голову.

— Причина? Вам не нравится, когда посторонние проникают на вашу территорию после захода солнца?

Мужчина, стоявший впереди, достал пистолет и направил дуло в голову Сэкстона.

— Ты не представляешь, с кем имеешь дело.

Сэкстон рассмеялся, дыхание вырывалось изо рта белыми клубами пара.

— О, Боже. Чувствую себя Стивеном Сигалом из фильма времен восьмидесятых. Эти фразочки действительно работают? Невероятно.

— Ваших тел никто не найдет…

Тихое рычание, раздавшееся на холодном воздухе — уже плохие новости. Им с Раном шла на руку тактика угроз в отношении подобных людей, хотя, признаться, это наводило скуку… что им точно не нужно в сценарии — так это вампирские фишки.

Сэкстон оглянулся через плечо и выразительно посмотрел на Рана. Но мужчина, казалось, не заметил этого и не отступил ни на шаг… а его верхняя губа уже подрагивала.

Черт возьми.

Сосредотачиваясь на людях и вскинутых пистолетах, он толкнул Рана локтем, и испытал облегчение, когда рычание прекратилось.

— Оставьте Миссис Роуви в покое, — сказал Сэкстон. — Потому что вы тоже не представляете, с кем имеете дело.

— Это угроза?

Сэкстон закатил глаза.

— Вам, джентльмены, стоит сменить сценарий. Предлагаю «Заложницу» с Лиамом Нисоном. По крайней мере, фильм снят в нашем веке. Вы отстали от жизни. Древность.

— Пошел на хрен.

— Ты не в моем вкусе. Какая жалость.

Отворачиваясь, он схватил Рана за руку и потянул за собой.

Когда они вернулись в грузовик, Ран уставился на охранников, запоминая их лица. Он знал наверняка, что их с Сэкстоном сфотографировали, как на красной дорожке. Это место напичкано камерами.

— Нам нужно вывезти Минни из того дома, пока не разберемся со всем, — пробормотал он, пока Ран сдавал назад и выезжал на дорогу. — Страсти только накаляются.

— Если она съедет, я могу остаться в ее доме. Чтобы не бросать его пустым.

— Неплохая идея. — Сэкстон посмотрел на него. — Очень даже. Давай я сначала позвоню ее внучке, посмотрим, согласится ли она… а потом поговорим с Минни. Может, в виду временного характера переезда, она будет более сговорчива. А ты умен.

Скромную улыбу Рана он хотел запомнить навечно. А потом мужчина внес еще одно блестящее предложение:

— Не хочешь перекусить? — спросил он. — Раз мы в городе?


***


Ран тронулся, ожидая ответа Сэкстона. Казалось, он торопил события, спрашивая о свидании, но он действительно был голоден… а идея совместной трапезы и, как следствие, проведенного вместе времени?

— С удовольствием, — ответил адвокат. — Хочешь пойти куда-то конкретно?

— Не знаю.

— Какую кухню ты любишь?

— У меня нет предпочтений.

— Я обожаю один французский ресторанчик. Находится далековато, но с другой стороны, если ехать отсюда, то даже дорога до 7-Eleven[58] покажется путешествием.

Ран мысленно прикинул, сколько у него денег с собой. Примерно шестьдесят семь долларов. Но у него есть дебетовая карта и банковский счет на тысячу долларов… все его состояние.

Отсутствие финансовой «подушки» заставляло его надеяться, что бывший работодатель выполнит свое обещание и поможет ему с работой в Колдвелле. Разговор по телефону, состоявшийся прошлым вечером, был обнадеживающим, хотя речи о конкретном месте не шло. Тем не менее, аристократы того же уровня, что и его бывший работодатель, как правило, тесно общались между собой.

Он верил, что-нибудь да выгорит… и он найдет цель в жизни и средства к существованию.

— Ты не возражаешь? — спросил Сэкстон.

— А, прости? Да, конечно. Куда едем?

— Здесь поверни направо, дальше я направлю тебя.

Примерно пятнадцать минут спустя, они оказались в более состоятельном районе, небольшие магазинчики и уютные рестораны выстроились по флангам, образуя картину идеальной улицы. Снег хорошо чистили, и Ран представил, как человеческие пешеходы ходят туда-сюда по дорожкам в дневное время, счастливые, несмотря на холод. А в теплое время года? Без сомнений, они забиты по выходным людьми вроде Сэкстона: городская интеллигенция с прекрасными манерами и развитым вкусом.

— Вот оно, — сказал Сэкстон, указывая вперед. — «Премьер». Позади есть парковка. Езжай по тому переулку.

Ран завез их на небольшой квадратный участок асфальта, который стал еще уже благодаря счищенному к краям снегу. К счастью, там стоял всего один автомобиль, так что он смог протиснуть свой грузовик в дальний угол, и вскоре они с Сэкстоном уже шагали по укатанному льду к заднему входу.

Он прошел вперед и приоткрыл дверь, а когда Сэкстон прошел мимо, Ран скользнул взглядом по волосам мужчины и плечам, узкой талии, добротным брюкам и туфлям с заостренным носком.

Запах еды внутри ресторана был изумительным. Ран не знал, что это за ароматы, но напряжение в спине исчезало с каждым новым вдохом. Лук… грибы… легкие специи.

— О! Вы вернулись!

Человеческий мужчина, одетый в черный костюм и синий галстук, шел по узкому коридору с протянутыми руками. Они с Сэкстоном расцеловали друг друга в щеки, а потом перешли на незнакомый Рану язык.

Внезапно человек переключился на английский:

— Ну, разумеется, у нас есть столик для вас и вашего гостя. Прошу вас, сюда. Проходите.

Они почти сразу вышли в главный зал. Как и с парковкой, здесь было достаточно свободных мест, и пара уже вставала, чтобы уйти. Наверное, владельцы того автомобиля на парковке.

— Прямо в главной зоне, — с гордостью сказал мужчина.

— Merci mille fois[59].

Мужчина поклонился.

— Как обычно?

Сэкстон посмотрел на Рана.

— На выбор шеф-повара, если не возражаете?

Ран кивнул.

— Как вам удобней.

Мужчина отшатнулся.

— Речь не об удобстве, это честь для нас.

Сэкстон протянул руку.

— Мы с радостью отведаем все, что приготовит для нас Лизетт. Это будет шедевр.

— Можете не сомневаться.

Когда мужчина, сердясь, ушел, Ран втиснулся в кресло, которое по размерам бы подошло Мастимону, игрушечному тигру Битти. На самом деле, он в принципе чувствовал себя в этом ресторане слоном с координацией падающего булыжника.

— Кажется, я оскорбил его. — Он откинулся на спинку кресла… а потом повторил за Сэкстоном, развернув салфетку на коленях и пробормотал: — Я не хотел.

— Тебе понравится, что готовит Лизетт. Именно это важно для них.

Принесли вино. Белое. Ран сделал глоток и был поражен.

— Что это?

— «Шато О-Брион Блан»[60]. «Пессак-Леоньян»[61].

— Мне нравится.

— Я рад.

Когда Сэкстон улыбнулся, Ран забыл про вино. И так и не смог сосредоточиться, когда мужчина начал рассказывать про то, что сделал днем по вопросу Минни, а также другим делам для Короля. Рану было интересно, но модуляции его голоса гипнотизировали.

Потом им подали еду, небольшие, яркие порции на крошечных белых квадратных тарелках. Еще вино. А Сэкстон продолжал свой рассказ.

Все было так… спокойно. Даже с сексуальным подтекстом и, несмотря на утрированный минимализм ресторана и кухни, Ран чувствовал непривычное спокойствие. Еда была изумительной на вкус, каждое блюдо казалось лучше предыдущего и полностью утоляло голод, уверенно и без лишней тяжести.

Когда они, наконец, спустя два часа закончили, было за полночь… а казалось, что прошло всего пять минут. Откидываясь на спинку, Ран положил руки поверх живота.

— Это была самая лучшая трапеза в моей жизни.

— Я очень рад. — Сэкстон рукой подозвал человека, который провожал их к столику. — Марк, можно тебя?

Мужчина подошел к ним:

— Мсье?

— Ран, скажи ему.

Набравшись смелости благодаря вину и сытому желудку, Ран уверенно посмотрел человеку в глаза:

— Это было изумительно. Невероятно. Лучшей трапезы у меня в жизни не было и уже не будет.

И, очевидно, он верно выбрал слова, потому что мужчина буквально засиял от счастья… и тотчас вознаградил их тарелкой с персиковой нарезкой и чем-то шоколадным.

— Сегодня я плачу, — сказал Сэкстон, доставая кошелек и извлекая из него черную карту. — Я приглашал, значит, счет за мной. В следующий раз ты выбираешь и платишь.

Ран покраснел. Да, мысленно он пытался прикинуть, во сколько может обойтись их ужин… но весьма примерно, потому что им не принесли меню, и доллары вслух не обсуждались… он мог лишь предполагать, что вышло безумно дорого. И он оценил внимание Сэкстона к тому, что он тоже хотел внести вклад.

Когда принесли чек, и Сэкстон передал карту и расплатился, не афишируя цифры, они поднялись из-за стола и снова похвалили человека… в этот раз к ним подошла женщина в униформе шеф-повара, и они высказали комплимент ей лично, ведь именно она приготовила их чудесную трапезу.

Когда они, наконец, вышли на улицу, Ран осознал, что почти не запомнил подробностей: если его спросят, что именно он ел и пил, о чем они говорили, где сидели, он вряд ли расскажет все в деталях.

И все же сама трапеза была незабываемой.

— Они удивительные, не правда ли? — спросил Сэкстон по пути к грузовику. — Потрясающая пара. Они живут над рестораном. Они буквально дышат этим делом.

И как по наводке в окне на втором загорелся свет, и мимо задернутых штор прошла фигура.

— Спасибо, — пробормотал Ран, посмотрев на Сэкстона. — Это было невероятно.

— Я рад. Я хотел показать тебе что-нибудь особенное.

Опустив взгляд, Ран вспомнил вкус и ощущение его поцелуя… и, как жаль, что они живут не по человеческому распорядку дня. Было бы чудесно, если бы сейчас только кончился день, а не началась ночь. Тогда бы они вернулись в небоскреб Сэкстона и сплелись телами, руками и ногами в кровати, и впереди бы их ждали долгие часы удовольствия.

Им предстояло сделать столько открытий.

Столько всего он хотел попробовать на вкус, ласкать.

— Продолжишь смотреть на меня таким образом, — простонал Сэкстон, — и я лишусь работы из-за прогула.

— Мне жаль.

Неправда.

— Я перестану.

Он не перестал.

На улице было холодно и дул ветер, но даже если бы стояла августовская ночь, он все равно бы торопился попасть под крышу грузовика. Он бы остался навсегда во временном промежутке между трапезой и прощанием, которое неизбежно последует из-за обязанностей Сэкстона.

— Я могу навестить тебя в конце ночи? — спросил Ран.

— Если проведешь со мной день, то да. — Ленивая улыбка Сэкстона была полна чувственных обещаний. — Мне понадобится больше, чем всего полчаса перед рассветом.

— Это…

Позже Ран попытается понять, что именно заставило его встряхнуться и повернуть голову, но он всегда будет признателен за этот инстинкт… ведь они уже были не одни.

В пятнадцати ярдах, в тенях, позади заднего крыльца какого-то магазина скрывались две фигуры.

Даже не ощущая запахов, он понял, кто это был.

— Садись в грузовик, — приказал он Сэкстону.

— Что?

Ран жестко схватил его за руку и повел мужчину к грузовику.

— Грузовик. Садись внутрь и запри двери.

— Ран, почему ты…

Мужчины, стоявшие возле захудалой конторы, шагнули вперед, обрывая дальнейшие вопросы. И поспешный маневр к пассажирской двери грузовика заставил Рана понервничать. Все зависело от того, как быстро передвигались люди.

— Давай я позвоню Братьям, — предложил Сэкстон, запуская руку в пальто, очевидно собираясь достать телефон.

Не повышая голоса и не отрывая взгляд от людей, Ран покачал головой.

— Я разберусь.

— Они могут быть вооружены. Скорее всего. Позволь…

— Я здесь именно для этого. Садись в машину.

Он снял блокировку замков и, прыгнув вперед, открыл дверь и вложил ключи в ладонь Сэкстона.

— Закройся изнутри. Если дела будут плохи, уезжай.

— Я никогда тебя не брошу.

Резким движением Ран буквально занес Сэкстона в машину, закрыл дверь и выразительно посмотрел на юриста.

Замки закрылись со щелчком.

Ран обошел грузовик и встал у багажника. Люди приближались неторопливо, но это еще ничего не значило. Агрессия была как козырь: ее лучше всегда прятать в рукаве, и, может, они знали об этом…

Как по заказу, оба противника бросились в атаку. У одного был нож, второй — с пустыми руками… если у них и были пистолеты, то оружие осталось в кобуре, наверное, потому, что даже несмотря на позднее время, вокруг жилых домов, расположенных вплотную друг к другу, было полно людей… например, владельцы этого ресторана.

Принимая боевую стойку, Ран за мгновение вернулся в прошлую жизнь, его мозг переключился на другую передачу, которая заела всего лишь на секунду. А потом все вернулось к нему — на удачу или на беду.

И он вступил в бой.


Глава 22 | Кровавая ярость | Глава 24



Loading...