home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Сэкстон извернулся, чтобы посмотреть, что происходит у багажника. Двое мужчин подходили к Рану неспешной походкой… но потом все внезапно переменилось, их тела устремились вперед в скоординированном нападении.

— Черта с два я никуда не звоню, — пробормотал Сэкстон, судорожно доставая телефон.

Отправив сообщение, он сразу же вернул взгляд, желая убедиться, что Ран еще жив… и в этот момент перед ним предстала крайне тревожная картина летящего вверх тормашками человека. Парень приземлился на голову бесформенной грудой, напоминая мешок с картошкой.

Ран схватил второго и вжал его лицом в боковину грузовика, за чем последовали удары: в живот, в пах, апперкот в подбородок. Кулаки Рана представляли собой четко контролируемые, смертоносные орудия, и они двигались так быстро, словно у него был целый репертуар оборонительных и наступающих техник. Это — не детская игра.

Мешок с картошкой ожил и, покачиваясь, встал на ноги, пьяная походка в сторону напарника кричала о том, что ему следовало идти в противоположном направлении. На чем заканчивался смех? На ноже в его руке.

Сэкстон застучал по заднему стеклу, а потом бросился к водительской двери, открывая ее и выскакивая наружу.

Но Ран уже переключился. Оглянувшись на человека позади себя, он снова сосредоточился на том, что был в его руках: он согнул руку парня под неправильным углом… и вписал в жесткий край открытого кузова пикапа. Кость треснула за секунду, и Рану хватило ума тут же накрыть ладонью распахнувшийся рот и заглушить крик.

Откинув мужчину в сторону, словно мусор, Ран развернулся.

У него даже не сбилось дыхание.

И не с этим мужчиной Сэкстон только что ужинал. У него были холодные, бездушные глаза, словно тепло и застенчивая доброта вручили рулевое управление серийному убийце. На самом деле, его лицо не выражало ни эмоции. Превратилось в застывшую маску из тех черт, на которые Сэкстону так нравилось смотреть за французской кухней в свете свечей.

Человек с ножом, пошатываясь, наступал, оставляя на снегу позади себя след из капель крови. Им двигали скорее агрессия и злость, чем осознанность, и было очевидно, что для него все плохо кончится.

Так и вышло.

Ран за мгновение скрутил его, схватив за запястье, которое контролировало нож, и развернул человека вокруг оси так, что он тоже влетел головой в бок грузовика… нож тут же упал на снег.

Человек оказался там же. Ран завалил его наземь, уселся на спину и обхватил его голову руками.

Он будет поворачивать ее, пока не свернет шею. Сэкстон предвидел это.

— Нет! — Он рванул вперед. — Ран, остановись!

Услышав голос Сэкстона, Ран застыл словно статуя, он совсем не двигался, хотя его руки приготовились сломать человеку шею.

— Отпусти его. Нам нельзя привлекать полицию… и за нами могут наблюдать. — Сэкстон окинул взглядом квартиры над рестораном. — Пошли, нам надо уходить.

Шторы были задернуты на втором этаже, а на верхних этажах «Премьера» на другой стороне улицы не горел свет. Однако достаточно одной пары любопытных глаз, выглянувших на подозрительный шум, и проблемы им обеспечены.

Протянув руку, Сэкстон положил ее на плечо Рана.

— Пойдем со мной.

Боже, мужчина даже не запыхался. Люди дышали отчаянно, от боли и напряжения, воздух большими клубами вылетал из их ртов, как пар — из древнего паровоза, а Ран напоминал робота, механическую машину, которой не требовался кислород.

— Ран, посмотри на меня.

Мужчина под ним взбрыкивал, хрипел, умолял, грубое лицо покраснело, словно дорожный знак.

— Ран.

Ран повернул голову, и его мутные глаза на мгновение сфокусировались… от чего Сэкстона словно окатило ледяной водой. Кто бы догадался, что под кроткой, застенчивой внешностью скрывается демон? Перед ним стоял абсолютно чужой человек.

Из ниоткуда появились Рейдж и Ви, одетые для боя Братья были в черных кожаных штанах и куртках, в которых скрывалась тонна оружия. Он полностью понимал шок на их лицах.

Шагнув вперед, Рейдж обратился к Рану:

— Эй, сынок, что здесь происходит?

Человек, зажатый хваткой, пытался сделать вдох, слюна и кровь текли между его кривых зубов, но Ран, казалось, ничего не замечал.

Опустившись на корточки, Рейдж тихо заговорил с мужчиной. Ви, тем временем, подступал со спины.

— Голливуд, тебе нужно отойти, — сказал Брат. — Достаточно болтовни.

Спустя мгновение Рейдж кивнул, и Ви перешел к активным действиям: он зашел за Рана, запустил руки подмышки и резко дернул на себя, разрывая хватку. Когда лицо мужчины рухнуло в снег с треском, напомнившим Сэкстону о разбитых тарелках, Ран приземлился на задницу.

Сейчас, наконец, открылось дыхание.

Словно вырвавшись из-под чар, Ран шумно задышал, мужчина накрыл голову руками, издавая странные, похожие на стоны звуки.

Сэкстон отступил назад, когда Братья дали пинка людям, которые ломанулись к своему грузовику, припаркованному за углом. Велика вероятность, что краткосрочные воспоминания уже стерли, и Сэкстон был против этого. Он хотел, чтобы перепуганные люди оставили Минни в покое.

Но у него хватало поводов для беспокойств.

Ран обратил на него потрясенный взгляд.

— Я не хотел, чтобы ты увидел эту часть меня, — прошептал он.

И смотря на мужчину… Сэкстон не знал, что сказать.


***


Сэкстон покинул место происшествия двадцать минут спустя, дематериализуясь… стоп, где это он?

Принимая форму в окружении сосновых деревьев, он оглянулся по сторонам, удивляясь тому, что ему вообще удалось переместиться. Ах, да. Фермерский дом Минни. Все верно.

Пройдя по сугробам к парадному входу, Сэкстон понимал, что убивает свои лоферы, но это его не волновало. И он испытал облегчение, когда ему открыли дверь прежде, чем он поднялся по ступенькам.

В дверном проеме стояла женщина с портрета в гостиной, молодая версия Минни, только выше и без морщин. С темными волосами, длинными и прямыми, стройным телом в джинсах и толстовке с эмблемой «Сиракуз», она выглядела повседневно… пока не посмотришь в ее бледные глаза.

Это была осторожная женщина. И он сразу проникся к ней симпатией.

— Привет, — сказала она. — Добро пожаловать. Я внучка Минайны, меня тоже зовут Минайна… сокращенно Ана.

Подойдя к ней, Сэкстон попытался сосредоточиться на цели, на своей работе и реальности. Было сложно. Перед глазами стояла застывшая маска на лице Рана, и с этим образом было сложно сосредоточиться на чем-то другом… невозможно отбросить одержимые попытки связать насилие, свидетелем которого он стал, с другими чертами, которые он знал и любил в этом мужчине.

— Меня зовут Сэкстон, — сказал он, вставая на крыльцо и низко кланяясь. — Мое удовольствие служить вам и вашей гранмэн.

— Спасибо большое за помощь. — Женщина понизила голос. — Вы не представляете, какой это был кошмар.

— Мы позаботимся обо всем, — заверил он ее тихим голосом. — О, Минни, а вот и вы.

Он улыбнулся пожилой женщине, заходя в гостиную.

— Как вы поживаете?

— Все хорошо, спасибо. — Минни посмотрела на Ану. — Но я не понимаю, зачем мне уезжать. Что случилось? Что изменилось?

Сэкстон подошел к ней и сел рядом с женщиной на диван.

— Как мы и обсуждали, я отправился поговорить к тем людям. Я не хочу тревожить вас, но у нас возникли некоторые разногласия.

Понимай как: Ран едва не обезглавил одного из них. Голыми руками.

— И в свете этого нам кажется, что вам следует пожить пару дней у вашей внучки.

— Я не могу оставить дом без присмотра. — Женщина покачала головой, ее глаза были печальными и обеспокоенными. — Это все, что у меня есть. Что, если они…

— Я могу остаться здесь, — предложил он. — Если вы беспокоитесь, то я с удовольствием переночую в гостевой комнате, могу даже поспать на этом диване, чтобы вы были спокойны о доме в ваше отсутствие.

Минни посмотрела на Ану, и внучка сразу же подключилась к разговору:

— Гранмэн, будь разумна. Поехали в город. Предложение Сэкстона очень щедрое. Невероятно щедрое.

Минайна сосредоточилась на Сэкстоне.

— Я не могу просить вас об этом.

— Мадам, вам не придется. И ваше спокойствие станет лучшей наградой для меня.

К тому же, он же не собирается бросать свой собственный дом. Больше похоже на временную ночевку в гостинице.

Ана подошла к ним и села на колени перед своей гранмэн.

— Прошу. Это продолжается уже давно. Я истощена из-за недосыпа, и учитывая, что нас ждет в следующие несколько недель… прошу. Умоляю тебя.

Опавшие плечи Минни послужили ответом.

— Ладно. Если нужно.

— Хорошо. — Сэкстон поднялся. — Наверное, вы хотите собрать какие-нибудь вещи? Если понадобится транспорт для перевозки, я вызову машину.

Фритц был по уши занят в особняке Братства, но больше всего доджен любил решать чужие проблемы.

— Гранмэн, пойдем, соберем твои вещи.

— Но я могу вернуться. Каждую ночь я могу принимать душ и переодеваться…

— Гранмэн.

Поднявшись с дивана, Минни оглянулась по сторонам. С седыми волосами и свободным платьем, похожим на то, что она носила пару ночей назад, она выглядела на свой возраст — не просто пожилая женщина, но измученная и лишенная сил.

— Я боюсь, что если я уеду… то уже не вернусь.

— Это неправда, — сказала Ана. — Этот дом всегда будет твоим.

— Ты хочешь, чтобы я переехала к тебе.

— Ну конечно хочу. Но я не заставляю тебя переезжать навсегда. Это касается твоей безопасности, причина не в твоей слабости или не состоянии жить независимо. Без сомнений, ты вернешься назад, если захочешь.

Потребовалось еще несколько убеждающих фраз, а потом женщины направились на второй этаж. В их отсутствие Сэкстон достал телефон, чтобы позвонить дворецкому и вызвать машину. Но потом он выругался. Впереди у него была целая ночь работы, а он напросился в охранники этого дома.

Как по команде, зазвонил его мобильный, и Сэкстон ответил на звонок, не посмотрев, кто это:

— Алло?

Повисла пауза. А потом Ран сказал:

— Мне так жаль.

Сэкстон закрыл глаза.

— Ты в порядке?

— Да. Я не ранен.

Ты тот, кем я тебя считал? — мысленно спросил Сэкстон.

— Где ты?

— Я в грузовике, еду в особняк Братства.

— Прости, что исчез, не сказав ни слова, но я испугался, что Минни будут мстить… я сейчас у нее. Она уедет со своей внучкой, как только они соберут вещи.

— Хорошо. Это хорошо.

Повисла пауза. И пока Сэкстон просто пытался сформулировать «ты в порядке» другими словами, Ран заговорил:

— Слушай… я хочу объясниться. Я знаю, что ты шокирован, и я просто… я не такой. В смысле, да, это часть меня. Но… — Мужчина сделал глубокий вдох. — Я очень хорош в деле, которое я ненавижу, и мне приходилось использовать этот навык на протяжении нескольких лет ради своей семьи. Но я больше не такой… не хочу таким быть. Это в моем прошлом. Это остается… в прошлом.

Сэкстон вспомнил мужчину, который сидел напротив него за столиком в ресторане. Который с такой аккуратностью ел блюда, названия которых не мог выговорить, но которые ему так понравились. Мужчину, который застенчиво пытался совладать с эскарго[66], в результате чего одна из улиток улетела на пол. Мужчину, который пил белое вино небольшими глотками и держал хрупкий бокал так, будто боялся отломить ножку.

Потом подумал о любовнике, который нагнул его над кухонным столом.

Страсть. Не ярость.

Но грань между ними тонкая.

В конечном итоге, он должен будет довериться интуиции.

— Можешь оказать мне услугу?

— Что угодно.

— Ты можешь приехать к Минни? Нам нужно отвезти ее вещи в центр города. Они с внучкой дематериализуются, но будет замечательно, если у тебя получится отвезти вещи по нужному адресу.

— Я уже еду.

— До скорой встречи.

— Спасибо.

Когда связь оборвалась, Сэкстон убрал телефон от уха и долго смотрел на устройство.

— Все в порядке? — спросила Ана, спустившаяся со второго этажа.

— Да, воистину. В этом чемодане все вещи?

— У нее только сумка, несессер и несколько фотографий дедушки, которые она хочет взять с собой.

— Отлично.

Поднявшись, Сэкстон пересек небольшую гостиную, становясь перед камином, украшенным бело-голубой плиткой. Думая, насколько сильная любовь побудила мужчину переправить эту красоту через бескрайний, опасный океан, он хотел видеть в своей жизни подобную радость, тепло и стабильность.

Но бывает очень сложно найти в себе храбрость и открыться другому. Велик риск, и, несмотря на существенную награду, шансы на удачу оставались крошечными.

Забавно… что мысль посетила его, когда он думал о Ране.

Прокашлявшись, Сэкстон сказал:

— Вы расскажете мне, как работает сигнализация? Ночью я занят, но если она сработает, то я смогу появиться здесь через мгновение и с подкреплением.

— Разумеется. Панель управления на кухне.

Они вошли в кухню, и пока Ана писала ему разные коды, номера телефонов и ее адрес в городе, Сэкстон оглянулся по сторонам, отмечая перегоревшие лампы во встроенных в потолок светильниках. Капанье воды в кране. Свист у черного входа, указывающий на то, что на крыльце необходимо уплотнить швы.

Если он правильно запомнил, то прошло два года со смерти ее хеллрена.

Он бы помог ей, если бы умел вести хозяйство.

— Я проверю, все ли нормально в гостевой комнате внизу. — Ана направилась к двери в подвал. — Она захочет убедиться, что все в порядке, ведь она хочет, чтобы вы чувствовали себя почетным гостем здесь. А я не хочу тратить время или возвращаться.

— Со мной все будет хорошо.

— Я вернусь через минуту.

Спустя мгновенье Минни вышла из-за угла, женщина надевала пальто винного цвета. Увидев открытую дверь в подвал, она засуетилась.

— Ой, я должна спуститься и…

Ана появилась на вершине лестницы.

— Гранмэн, все в порядке. Пойдем, нам пора.

Мини огляделась по сторонам, словно с тяжестью на сердце прощалась с домом.

— Я, эм… — Она посмотрела на Сэкстона. — Твой друг тоже может пожить здесь.

Сэкстон скрыл неловкость за поклоном.

— Вы так добры.

Потребовалось целых десять минут на то, чтобы вывести женщину из дома, но в итоге они с внучкой оставили свои вещи у парадного входа и дематериализовались из закрытого гаража. Оставленный в одиночестве, Сэкстон вернулся на кухню, снял пальто и запустил кофемашину. Когда аппарат забурлил и зашипел, он достал кружку. Потом еще одну. И сел за круглый стол в алькове.

Забавно, что у каждого дома был свой особенный запах, собственный акцент из скрипов и стонов, каждый производил уникальное впечатление. И оглядываясь по сторонам, Сэкстон отмечал черты Древних Традиций… и видел нежно оберегаемую любовь. Печально было созерцать свидетельства неумолимого течения жизни, которые выражались в видимом упадке и старении; оставшаяся в одиночестве супруга тщетно пыталась уследить за тем, за чем раньше ухаживали двое.

Сэкстон подумал о Блэе и времени, что они провели вместе.

И все еще был погружен в воспоминания, когда к дому подъехал грузовик.

Ран, подумал он, поднимаясь и направляясь к парадному входу.

Или, может, застройщик с преступными умыслами отправил сюда бандитов.

Сердце грохотало в груди одинаково от любого из вариантов.


Глава 24 | Кровавая ярость | Глава 26



Loading...