home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 29

Когда Ран вернулся в гостевую комнату особняка Братства, то закрылся внутри и окинул взглядом изящный декор. Все было таким красивым, начиная от обоев, которые точно были шелковыми, до антикварных шкафов и стола, кровати с балдахином, казалось, из той же плотной ткани, что покрывала стены.

Он всегда думал, что эта комната подошла бы Королю.

Он никогда не чувствовал себя комфортно под балдахином, среди мягких подушек и покрывала с узором… его даже посетила грешная мысль спать на прикроватном коврике, накрываясь одеялом. Но он боялся, что прислуга, убиравшаяся в его комнате ежедневно, расскажет об этом остальным, и хозяева будут гневаться.

Подойдя к гардеробу, он распахнул двери, и при виде бесконечных рядов с пустыми вешалками и обувных полок, его охватил очередной приступ под названием «Мне здесь не место». Его две-три футболки, пара джинсов и рабочие ботинки лежали справа. Свитера и брюки, которые подарили ему Битти, Рейдж и Мэри во время празднования человеческого праздника, Рождества, казались ему… слишком чересчур, когда он распаковывал подарки. И в этом большом гардеробе они так же терялись.

Он разделся и сложил свои вещи в корзину с крышкой.

Ему нужно привыкнуть, что стиркой занимаются другие. Вначале он всеми руками и ногами бился за то, чтобы Фритц и персонал оставили его вещи в покое, чтобы он сам заботился о стирке, но в итоге пришлось уступить.

Ран не смог вынести слезливое выражение лица дворецкого, которому отказали в работе.

Зайдя в ванную голышом, Ран подумал о том, чтобы оставить свет выключенным, но он должен был увидеть лично, насколько сильно он ранен…

— Ого.

Подойдя к огромному зеркалу над двумя мраморными раковинами, он покачал головой.

— О… Боже.

Лицо выглядело плохо. Очень плохо. Одна половина затекла и казалась искривленной, и, подавшись к зеркалу, он аккуратно прощупал синяки. Ответная боль сообщила, что, скорее всего, Сэкстон был прав: скула могла быть сломана, и возможно ему стоит показаться целителю.

А еще разбитая губа.

— Может, душ все исправит.

Он не знал, к кому обращается.

Направившись к стеклянной кабинке, он открыл прозрачную дверцу и включил воду. Наличие шести душевых насадок всегда казалось ему смехотворной роскошью… но впервые оказавшись под струями воды, он перестал жаловаться.

И тем более он не станет сетовать на них этой ночью.

Тело болело в разных местах, и он зашипел, когда вода попала на сбитые костяшки. Левая рука ныла, но он не пытался выяснить причину боли. Для этого придется проиграть в голове весь бой, а он хотел притвориться, что ничего страшного не произошло.

Ран воспользовался мылом и шампунем, игнорируя кондиционер; он не понимал, зачем люди моют голову, чтобы сразу же намазать волосы чем-то еще. Потом он вышел из душа, вытерся и попытался уговорить самого себя не ходить в клинику.

Но аргумент в виде Битти решил все за него.

Если она встретит его в таком виде, побитого? Или что-то срастется неправильно, и его лицо останется деформированным? Она может подумать, что он остался тем монстром, каким был когда-то.

Он этого не переживет.

Вернувшись в шкаф, Ран взял свежую пару джинсов, чистую майку «Хайнс» и синий свитер, который подарила ему Битти.

Он носил этот свитер, когда требовалась удача. Прилив сил…

Раздался тихий стук в дверь его спальни, который не нес в себе ничего хорошего. Может, его племянница увидела пикап, припаркованный во дворе среди других автомобилей?

— Кто там? — спросил он.

И после паузы короткое:

— Я.

Услышав голос Сэкстона, Ран застыл от шока. Но потом мгновенно перешел к действиям и рванул к двери.

Открывая панель, он обхватил ручку с такой силой, что заныло предплечье.

— Привет.

— Уделишь мне минуту? Наедине?


***


Почувствовав, как Пэйтон замер на ней, Ново сама застыла. Этого не должно было произойти… речь не столько о сексе, хотя она удивила саму себя тем, что хотела его, несмотря на адское утомление. Нет, она не хотела именно такого секса.

Траха. Она всегда хотела яростного траха, от которого стучат зубы, а кровати ломаются в щепки, после которого болит все тело, словно ты побывал в автокатастрофе.

Но не такого, не нежного.

Первый вариант включал физическую нагрузку и агрессию, и потому было проще держать оборону. Но то, что они с Пэйтоном только что делали? Слишком близко. Слишком… интимно.

— Что случилось? — спросил он.

Когда Пэйтон отстранился, она избегала смотреть ему в глаза.

— Ничего. Все в порядке.

Спустя мгновение он вышел… и телу сразу же стало не хватать его, и Ново возненавидела себя за это. Это чувство пустоты ей также ни к чему.

— Знаешь, — сказал он через пару секунд ровным голосом. — …рано или поздно тебе придется определиться в своем отношении ко мне.

Укол совести заставил ее быть более откровенной, чем она могла себе позволить в обычное время.

— Дело не в тебе. Честно.

— О, Боже, эта фраза. — Бросив ей сухую улыбку, Пэйтон скинул ноги с кровати. — И знаешь, я тоже говорил их. Эти слова.

— Не всегда.

— Ну, как правило — да.

Повисло долгое молчание, и Ново пытался удержать свой взгляд и не смотреть на его плечи и торс. Он прибавил в мускулатуре, и ему это шло. И торс — не единственная часть тела, отличавшаяся размерами.

Она закрыла глаза, когда по телу пронесся огонь, напоминая вспышку на солнце.

— Ты нравишься мне, — услышала она себя. — Я просто… не так хороша в отношениях.

Он оглянулся через плечо.

— Иииии эту фразу я также использовал! Слушай, верни мне мой сценарий.

— Это правда.

Покачав головой, Пэйтон сосредоточился на полу.

— Нет, на самом деле, это чушь. Про кого можно сказать, что он хорош в отношениях? И, по-твоему, именно туда мы и катимся? Подожди, не отвечай… ведь сейчас все в прошедшем времени, да?

Ново села.

— Пэйтон, я серьезно.

— Да, меня так зовут. И да, не сомневаюсь в этом. — Встав с кровати, он начал натягивать брюки. — Ничего страшного. Пофиг, ты же знаешь. Я не стану давить на тебя.

— Я просто ничего не хочу.

— Это очевидно. Хотя, наверное, я должен чувствовать себя польщенным, раз ты так боишься меня. Это льстит мне. Но, скорее всего, ты выдаешь эту речь только тем, у кого есть хоть маленькая, но возможность забраться под твою непробиваемую скорлупу. Внеси меня в очередь на клубный значок, хорошо? Наверняка это будет средний палец на фоне символа феминизма, но уверен, я подберу для него пиджак.

Ново смотрела на Пэйтона, перебирая нужные слова, но только в своих мыслях: «Я потеряла ребенка. После того, как мой мужчина ушел от меня к моей сестре… и Софи взяла его только чтобы доказать, что она победила. Я в одиночестве пережила выкидыш в пустом холодном доме, и поклялась себе, что никогда больше не свяжусь ни с кем в эмоциональном плане».

«А потом появился ты, и на какое-то время я повесила на тебя ярлык богатенького мудака… пока ты не пообещал мне, что никогда не причинишь мне боли, а потом ты занялся со мной любовью вместо того, чтобы просто трахнуть».

«А сейчас я бегу от тебя, потому что не хочу повторения истории».

Так, ладно, лучше ей сказать это вслух, а не проговаривать про себя. Но она не могла перешагнуть эту пропасть. Не могла открыть рот и назвать ему все причины, почему она не пустит в сердце не только его, а в принципе никого другого.

— Я пойду, — сказал Пэйтон. — Прежде чем ты бросишь мне еще одну фразу из моего арсенала. Скорее всего, это будет «мне очень жаль, но сейчас мне нужно выспаться, ведь завтра рано на «работу»… хотя, в моем случае это было откровенной ложью, по крайней мере, до вступления в программу Братства. Но, что есть, то есть.

Наклонившись, он подобрал носки и затолкал их в карманы брюк. Надел рубашку. Пиджак. Лоферы, сначала левый, потом правый… они сделаны из страусовой кожи? Руками расчесал волосы. Подобрал запонки.

Он добавлял все больше и больше одежды на свое ранее обнаженное тело, ускоряясь в процессе, его уход напоминал поезд, набирающий скорость.

— Ну, еще увидимся. — Пэйтон помедлил у двери. — И я прекрасно тебя понял, окей? Я оставлю тебя в покое, особенно сейчас, когда ты вернулась в норму.

Он бросил ей эталонную улыбку с обложки журнала, нахальную, открывающую белые, идеально ровные зубы.

— Береги себя.

Он стукнул по дверному косяку как судья, выносящий приговор, а потом исчез так, будто его вообще здесь не было.

В тишине комнаты Ново убеждала себя, что это к лучшему. С ним было слишком хорошо. Слишком часто он забирался за ее щиты. Он был тем самым элементом неожиданности, который она не хотела видеть в своей жизни.

И лучшего ухода нельзя было представить. К следующей их встрече — а это будет ночь субботы — она навесит на него нужные ярлыки, и все будет в порядке.

Иного не дано.


Глава 28 | Кровавая ярость | Глава 30



Loading...