home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 33

Ржать в этой ситуации — совсем неприлично. Ново знала это. Ну, правда. Но вечер, который начался с уровня плинтуса и затем достиг дна, внезапно совершил поворот на сто восемьдесят… и скорее напоминал увлекательное приключение, чем тест на выносливость.

— Прости, дружище — Пэйтон хлопнул Оскара по плечу. — Я шучу.

Софи быстро оправилась и встала между мужчинами.

— Да. И то верно. Эм, Пэйтон… ты должен рассказать что-нибудь о себе. Давай присядем. Официант! — крикнула Софи. — Официант, меню для моего гостя! — Только подумать, она действительно щелкнула пальцами. А потом подтащила два стула — для себя и для Пэйтона. — Расскажи мне о Братстве, какие они. Тебе наверняка есть что рассказать.

И вот оно. Обаяние. Хлопанье ресницами. Прикосновение к его руке.

Пэйтон в ответ перевел взгляд с Софи на Оскара… и Ново не могла определить, поймала ли сестра его на свой крючок. И, Боже… будет совсем паршиво, если так. Даже если у нее самой не было никаких прав на Пэйтона.

В животе образовалась дыра… впрочем, нет. Если сестра захочет воспроизвести ситуацию с Оскаром, то ей же хуже. Пэйтон ни за что на свете не женится на гражданской: несмотря на красоту Софи и тот факт, что ей наверняка хватит смелости попытаться подняться по социальной лестнице, в этом плане ей ничего не светит.

Пэрадайз, будучи дочерью Первого Советника Короля, — вот, кто подходил ему.

— Пэйтон? — позвала его Софи. — Так что? Присядешь на минутку?

Таааак, к черту все ассоциации c сосисками, ночь снова покатилась в задницу, и Ново оглянулась назад в поисках выхода. Самое время уходить. Ну, если Пэйтон захочет поближе познакомиться с её сестрой… черт, даже если захочет трахнуть ее просто потому, что может? Плюс к его карме…

— Нет, мы уходим.

Вскинув брови, она повернула голову… чтобы увидеть, как Пэйтон берет кожаную куртку, висевшую на спинке ее стула.

— Ново, пошли, — сказал он. — Приглашаю прокатиться в центр.

— Ты не можешь уехать, — возразила Софи. — Подожди, ты не можешь.

Пэйтон подался вперед, смотря женщине прямо в глаза.

— Я могу делать все, что мне заблагорассудится, милочка. И чего я точно не стану делать — так это играть роль заводной игрушки в твоих руках, пока ты игнорируешь бедного ублюдка, за которого собралась замуж, и унижаешь свою сестру. Сказал бы, что был рад знакомству, но пару ночей назад я завязал с ложью, поэтому нет, извини. И я бы пожелал счастливой жизни, но она тебе не светит. — Он пригвоздил Оскара тяжелым взглядом: — Как и тебе, приятель. Если у тебя осталась хоть капля мозгов, ты либо бросишь ее, либо пустишь себе пулю в лоб. Удачи.

Ново была настолько ошарашена, что позволила вывести себя на улицу. Но… ладно вам.

Да ну нафиг.

Они прошли мимо остальных гостей, уплетающих за обе щеки, и вышли в чайную зону. А потом они оказались на холоде.

Как только они вышли на ночной воздух, Ново захихикала.

Накрыв рот рукой, она выпалила:

— Это было шикарно. Охренительно просто!

Пэйтон указал рукой.

— Моя машина вон там.

Взяв ее под локоть, он подвел Ново к — ух ты, неплохо — черному, наглухо тонированному «Рендж Роверу» и открыл для нее дверь.

— О, Боже, ты это сделал. — Ново все еще смеялась и обратилась к нему, даже когда парень захлопнул дверь и обходил внедорожник, чтобы сесть с другой стороны. — Твою мать, ты это сделал!

За рулем сидел молодой доджен, и он повернулся к ней.

— Мадам, прошу прощения? Что я сделал?

Она махнула рукой в теплом воздухе салона.

— Ничего. Я просто… я с ним разговаривала.

Пэйтон сел рядом и отдал приказ:

— Поезжай.

— Куда отвезти вас, господин?

— Куда угодно, мне все равно.

Когда они съехали с обочины, стало очевидно, что Пэйтону не смешно.

— Что не так? — спросила она.

— Кем этот Оскар приходится тебе?

Ну, это обрубило все веселье на корню. И она стала такой же смертельно серьезной.

Когда Ново посмотрела на водителя, Пэйтон сказал:

— Он будет молчать.

— Просто потому что твой слуга никому ничего не расскажет, еще не значит, что я стану обсуждать личное при нем… или с тобой.

— Значит, ты признаешь, что вы были вместе.

— Ревнуешь?

— Да. Особенно потому, что он не сводил с тебя глаз. Через несколько дней он женится на той склочной бабе, но пялится на тебя. Что ты сделала с ним, выставила вон, когда пресытилась, и он начал встречаться с ней, потому что только так мог подобраться к тебе?

— Как раз наоборот, — сказала она тихо.

— В смысле?

Ново отвернулась к окну. Они проезжали мимо частных ресторанов; в этом районе, поблизости от Северного шоссе и небоскребов в центре города не было крупных сетевых заведений. И сквозь мутные стекла кафешек она видела людей — на свиданиях, семейных сборищах, официантов и официанток, разносящих еду и напитки на подносах.

— Он бросил меня и ушел к ней, — услышала она свой ответ.

Так, ей нужно закрыть рот…

— Каким местом он думал?!

Ново сказала себе, что не стоит принимать его слова за комплимент. Черт, Пэйтон говорил это с расчетом на возможный секс.

— Твоя сестра — фальшивка, — продолжил он. — Прости, я понимаю, она — твоя родственница, но такой кисейной барышни я еще не встречал… а я, на минуточку, из Глимеры. Подобное безобразие зародилось именно среди аристократов.

Ново повернулась к нему. Не смогла сдержаться.

Пэйтон сидел рядом, но не смотрел на нее. Он уставился в точку перед собой, его взгляд был расфокусированным, словно он прогонял в мыслях произошедшее.

— Она ни во что его не ставит, — сказал он. — А ведь это ее будущий хеллрен. Она должна ставить его превыше всех остальных, особенно ценить выше какого-то придурка, которого она даже не знает — такого как я. Но она оценила стоимость моих шмоток и решила… пофиг. И Оскар заслужил нечто подобное, раз выбрал такую женщину вместо тебя. Я имею в виду… ты сильная, умная, красивая женщина. Ты — настоящая.

Ново моргнула. Еще раз.

И решила, что очень хочет трахнуть Пэйтона. Вот прямо сейчас.

Она наклонилась к водителю.

— Отвези нас в «Ключи». Ты знаешь, где это?

Доджен покачал головой.

— Нет, мадам. Простите.

— Здесь поверни налево. Я объясню, куда ехать.


***


Кровь Пэйтона загустела, а член встал через секунду после того, как Ново произнесла слово «Ключи». Он даже решил, что ему померещилось. Но потом ее четкие указания привели их к невзрачному входу в скандально известный во всем Колдвелле секс-клуб.

Черт, насколько он понимал, о «Ключах» слышали даже в Нью-Йорке.

— Я нормально одет? — спросил он, когда «Рендж Ровер» остановился.

— Мы возьмем у сотрудников маску.

Ново открыла свою дверь, и он вышел из машины через свою. Наклонившись, он приказал водителю припарковаться и ждать.

Он не знал, насколько они здесь задержаться. И что будет дальше.

Прежде чем выпрямиться, он поправил эрекцию, устраивая ее на нижнем прессе, и застегнул куртку. Ново же бросила свою в машине, оставшись в майке и кожаных штанах, которые… Боже, как же он ее хотел.

Особенно когда она пошла вперед, широкими шагами направляясь к очереди из, по меньшей мере, полусотни человек.

У неприметной двери стояли два парня, и когда она показала им ключ, они сразу же впустили ее… и его тоже, ведь он был с ней. Оказавшись внутри, он уловил запах секса, услышал грохот музыки, но не видел ничего сквозь плотные шторы, разграничивающие холл.

Ну, здравствуй, обнаженная леди.

Из тени вышла женщина с голой грудью, окрашенной в красный цвет, и ничем не укрытой нижней половиной тела; она вручила им черные маски, напомнившие ему о «Призраке Оперы». Когда они укрыли лица, Ново отодвинула занавесь и шагнула вперед.

Пэйтон снова последовал за ней… только чтобы остановиться за барьером.

Ступая дальше в просторное, тускло освещенное помещение, он вспомнил об Иерониме Босхе[94]. На ум приходило только это.

Музыка доносилась из невидимых взгляду колонок, перед глазами мелькали сотни голых, извивающихся тел. Кто-то растянут на диванах и скамьях. Другие — в ящиках из оргстекла. Были также ямы с клубками человеческих тел, ряды женщин и мужчин, которых трахали на столах в разных позах.

Представшее перед его взглядом зрелище пришлось бы ему по вкусу пару лет назад.

Черт, одну-две недели назад у него была похожая оргия, только масштабы поменьше.

Не то, чтобы это не заинтересовало его. Ему было интересно, как здесь все устроено, но скорее в духе «ах, вот оно что», чем призыв к действию.

Он хотел трахнуть лишь одну женщину, и она уводила его все глубже в помещение клуба.

— Это заводит тебя? — спросила Ново, оглядываясь назад.

Достаточно, — подумал он.

Схватив Ново за руку, он развернул ее и впечатал в свое тело.

— Меня заводишь ты, — прорычал он.

Пэйтон потерся об нее бедрами, и тогда в ее взгляде за маской вспыхнул пожар. И он не мог не ответить на это. Ухватил ее жестко под ягодицы и толкнул к стене. Накрыв рукой ее горло, он сжал ладонь достаточно сильно, чтобы перекрыть ей доступ к воздуху.

— Этого ты хочешь? — спросил он хрипло. — Жестко и на людях?

— Пошел ты. — Она обнажила клыки, зашипев на него. — И да, хочу.

Ново просунула руку между ними, нащупав его член, и она не столько погладила его, сколько схватила… и ему это было в кайф.

Пэйтон стянул лямки ее майки, обездвиживая руки. Без бюстгальтера. О да… без белья. Он удерживал ее на месте за горло и потянулся к соску, оцарапав ее клыком, чтобы вместе с горошиной вобрать в свой рот и ее кровь. В ответ она вцепилась пальцами в его волосы и закинула ногу ему на поясницу.

Почему, черт возьми, она не в юбке?!

К черту прелюдию, они оба отчаянно хотели этого. Поэтому он развернул ее лицом к стене, рывком подтянул к себе бедра и достал складной нож, который всегда носил в нагрудном кармане.

— Не шевелись.

Когда Ново оглянулась назад, он раскрыл нож и дождался ее кивка. Потом провел рукой вверх-вниз по промежности, потирая кожаный материал, лаская ее лоно сквозь брюки. Недолго. Взяв бритвенно-острое лезвие, он разрезал шов прямо посередине и, отложив нож, скользнул в образовавшуюся прорезь четырьмя пальцами.

Разрыв вышел хирургическим.

Открывая ее голое лоно, готовое и влажное для него.

Пэйтон быстро освободил член, рывком расстегнув ширинку. А потом ворвался в нее одним мощным толчком, от которого она уткнулась лицом в стену. Ново выкрикнула что-то, наверное, его имя… он не расслышал из-за грохота музыки… и уперлась руками в стену, еще шире раздвигая бедра.

Пэйтон трахал ее как животное.

К черту дорогие шмотки. И на хрен народ, наблюдающий за ними. Его волновало одно — необходимость кончить в нее. Заполнить ее собой. Снова и снова, пока его сперма не будет вытекать из нее реками.

Где-то на полпути он осознал, что отмечает ее своим запахом.

Каким-то образом он умудрился связаться с ней.


Глава 32 | Кровавая ярость | Глава 34



Loading...