home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 34

Сэкстон с нетерпением ждал момента, когда сможет покинуть Дом для аудиенций. Чувство ответственности и долга перед Рофом гарантировали, что он закончит все дела, но при первой же возможности он сбежал через заднюю дверь и дематериализовался в дом Минни.

Он проскочил сквозь щель у двери, но ощутив при этом некоторые трудности. Приняв форму, он понял, в чем дело.

Объяснение лежало на полу, под раковиной Минни, вытянув длинные ноги, а согнутые руки копошились с чем-то.

— Фантазия во плоти, — протянул Сэкстон. — Кто бы мог подумать: я хотел, чтобы ты сыграл сантехника.

Раздался лязг, потом проклятье. А потом его сексуальный сантехник сел, вытирая рот предплечьем. Вау. Футболка «Хэйнс» и голубые джинсы. Мускулы под одеждой. Такой мужественный, везде.

Моя любовь, подумал Сэкстон.

— Ты вернулся, — сказал Ран с улыбкой.

Сэкстон поставил портфель на стол и снял кашемировое пальто. — Воистину. А ты — грязный и потный.

— Я приму душ…

— Даже не думай.

Сэкстон подошел к нему и опустился на колени между его ног. Скользнув руками по мускулистым бедрам, он ловко расстегнул ширинку… а потом прижался губами к тому, о чем думал всю ночь.

Судорожный вздох Рана сопровождался бряканьем.

А потом мужчина вовсе выронил гаечный ключ.

О-ёй, какая жалость.

— Сэкстон… — выдохнул он. — О, Боже, да…

Сэкстон поднял взгляд. Ран потирал голову так, словно ударился макушкой о край столешницы… но, казалось, мужчину не тревожила возможная шишка. Нет, его взгляд был полон изумления и жара. Воистину, была толика удивления в его страсти, словно ему не верилось, что он способен на подобные чувства. И Сэкстону нравилось это. Удивление и радость, мощный инстинкт и потребность… все подкреплялось ощущением, что это каждый раз в новинку.

Сэкстон вернулся к делу, посасывая, облизывая, и, судя по тому, как Ран вскидывал бедра, он уже был близко…

— Здравствуйте! — раздался радостный голос.

Вскинув голову, Сэкстон в панике посмотрел в сторону передней части дома. Потом соскочил с пола, пока Ран судорожно пытался застегнуть ширинку.

Рывком Сэкстон потянулся поверх Рана, за мылом на раковине, зная, что цветочный аромат перекроет запах возбуждения. Включив воду, он начал смывать…

— Только не кран!

Вода хлынула из-под раковины на спину Рана и пол, и в это мгновенье Минни вошла в кухню. Женщина застыла на месте.

— Привет! — воскликнул Сэкстон, выключая кран локтем. — Как вы?

Он просто стоял на месте с мыльными руками, с которых пена стекала в раковину… а Ран выглядывал из-за него, мокрый с головы до плеч.

Минни рассмеялась.

— Вы напоминаете нас с Рисландом. Даже не вспомню, сколько раз он забирался под раковину, чтобы починить эту трубу. И он всегда просил меня включать воду.

Ран поднялся, его лицо покраснело, как от румян. Потянувшись к бумажным полотенцам, он передал одно Сэкстону и сам взял несколько, чтобы вытереть руки и шею.

— Она протекала и раньше?

— О, да. — Пожилая женщина подошла к ним с холщовой сумкой. — Я приготовила хлеб для вас. Еще здесь есть консервы. Клубника. Приходится покупать их. Клубника в «Whole Foods»[95] слишком жесткая для меня… ой, лампочки! Вы заменили перегоревшие лампочки на потолке!

— Да, госпожа. — Ран поклонился. — Даже ту, что застряла в патроне.

— Вон ту? — Она указала рукой в другой конец кухни, и когда Ран кивнул, улыбнулась. — Вечно с ней проблема. Вы достали ее с помощью картофеля?

Сейчас улыбался уже Ран.

— Да. Отец научил меня этому. Он же научил меня чинить водопроводные трубы. Кстати, вы знали о течи в туалете на втором этаже?

— Нет, не знала.

— Мне нужно заскочить в «Хоум Дипо» за некоторыми деталями. Я займусь этим завтра вечером.

— Я дам вам денег…

— Нет, — вмешался Сэкстон. — Не стоит.

Она переводил взгляд между ними, и ее радость растворилась в смутном чувстве, которое тяготило сердце. К ее глазам подступили слезы, и она судорожно попыталась достать платок из кармана пальто.

— Этот дом такой большой, — сказала женщина. — Он нуждается в… уходе. Я пыталась следить за ним, изо всех сил. Но я одна и далеко не такая сильная, какой была раньше.

Ран, казалось, хотел обнять женщину. Но застенчивость не позволила ему, обездвиживая.

— Мы позаботимся обо всем за вас. Все исправим к вашему возвращению, а если вам понадобится разнорабочий, можете звонить мне. Я все починю.

Шмыгнув носом, Минни решительно подошла к мужчине и обняла его. Мгновение Ран просто стоял на месте с таким видом, будто его хватит панический приступ. Но потом он аккуратно и очень нежно обнял хрупкую женщину своими огромными руками. А потом Минни подошла к Сэкстону.

Он не возражал против объятий, и когда они разошлись, он достал свой платок из кармана брюк.

— Госпожа, вот, возьмите.

Минни шмыгнула носом и промокнула слезы.

— Я не знала, как все запущено, и насколько это тревожило меня. Не осознавала… какую ношу несу. Мне казалось… что я подвожу Рисланда.

— Ну, у нас есть решение, — сказал Сэкстон, посмотрев на Рана. — И мы сделаем так, чтобы вам больше никогда не пришлось переживать за этот дом.

Когда Ран посмотрел на него и кивнул, Сэкстон ощутил, как в груди расцветает тепло.

— Вы любите друг друга, ведь так? — внезапно спросила Минни.

Сэкстон тут же прокашлялся, не зная, станет ли это проблемой для них.

— Госпожа, мы…

Просто друзья? Он не мог озвучить эту ложь. Но Ран скрестил руки на груди и выглядел так, будто хотел провалиться под землю.

— Любите, — эхом повторила Минни и взяла их руки. — Знаете, любовь — самый большой дар Девы-Летописецы для своей расы. Я так рада снова видеть любовь в этом доме. Мы с Рисландом прожили здесь много лет в любви.

Когда их руки отпустили, Ран выдохнул. А потом улыбнулся.

«Я запомню это мгновение до конца своей жизни», подумал Сэкстон. Кухню с открытым шкафом под раковиной, мокрые волосы и футболку Рана, сияющее, словно в карнавальную ночь, лицо Минни.

Именно в этот момент он смог на самом деле принять себя.


***


Богатенький мальчик оказался безбашенным, озабоченным эксгибиционистом.

Танцуя с высокой женщиной в латексе, Ново не сводила глаз с Пэйтона: он стоял в стороне, наблюдая, как ее руки скользили по женскому телу, за движением ее бедер и задницы в танце.

Он до чертиков хотел ее. Даже после продолжительного секса, он снова хотел ее… только ее.

Другие женщины… и мужчины… подкатывали к нему, красовались перед ним, предлагали всякое, но он ото всех нетерпеливо отмахивался. А ведь некоторые отличались сногсшибательной красотой.

Пэйтону было плевать. Он не видел никого, только ее.

Для женщины, которую бросили ради другой, это было открытием. На самом деле, она не знала, нужно ли ей такое сильное внимание… но прекрасно осознавала, что это — скользкая дорожка. Не стоит становиться центром чужой жизни: когда партнер уйдет — а это неизбежно — он заберет с собой ту часть твоего сердца, которую занимал, оставляя тебя опустошенной.

Но сегодня ночью? Только на эту ночь?

Она была полноценной, и никогда не думала, что почувствует подобное когда-нибудь.

И, очевидно, Пэйтону надоело наблюдать за ней в чужих руках. Он подошел к ним и буквально отпихнул женщину с дороги. А потом он поцеловал Ново, требовательно, он снова был возбужден, а его руки — грубыми и жадными.

Следующее, что она осознала, — как ее нагнули над чем-то… она не знала, что это было, да и плевать хотела. Он вошел в нее одним рывком, натягивая косу как уздечку, и она прогнулась в спине от давления. Оргазм вышел настолько мощным, что она с силой стиснула зубы, ощущая жжение у корней волос.

Опуская веки, Ново открылась навстречу ощущениям: слабость в мускулах бедер, жесткость материала под ее щекой, давление на груди, мощные погружения в ее лоно.

На глаза, укрытые маской, набежали слезы.

Ново отчаянно пыталась ухватить контроль над эмоциями, запереть их в клетке, но никак не могла взять верх.

Словно разрядка открыла ящик, в котором она все хранила, и оттуда выкатилась старая боль подобно трупу, ее запах и вид было невозможно игнорировать.

Она рыдала в темноте, в маске, посреди грохота музыки и трахающихся незнакомцев.

Раскрыв рот, она с криком выпустила из себя боль и прошлое в пространство клуба, безразличное и обезличенное, использовала секс с Пэйтоном в качестве съезда с магистрали.

Никто не знал.

Только она.

В конечном итоге, Пэйтон рухнул на ее спину, тяжестью своего тела возвращая ее на землю, его резкое дыхание напротив ее уха послужило подтверждением, что он оставался с ней, пока она парила в призрачных землях, что она была не одна. Хоть он и не понимал, как сильно помог ей.

Закинув руку за спину, Ново нашла его руку и, подтянув к себе ладонь… поцеловала линию жизни.

Она не могла иначе отблагодарить за его подарок, о котором он даже не догадывался.

Она наконец-то встала на путь исцеления.


Глава 33 | Кровавая ярость | Глава 35



Loading...