home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 40

Сэкстон опаздывал на работу. Он бежал вверх по лестнице цокольного этажа фермы, на ходу натягивая пиджак и одновременно застегивая пуговицы на рубашке. Но все шло не так как надо, эффективность стремилась к нулю из-за попытки сделать два дела сразу.

— У меня твой тост! — крикнул Ран, стоя у раковины. — И я налил кофе в твою кружку!

Сэкстон остановился. Парень был абсолютно обнажен, и все, о чем Сэкстон мог думать сейчас — как он внимательно изучил этот… вид сзади… к своему очень большому удовольствию дважды в течение дня. Нет, трижды, включая тот, что в душе. Это и послужило причиной его опоздания.

— И как, по-твоему, я должен покинуть дом, пока ты расхаживаешь в таком виде?

Ран, всегда следовавший правилам, на этот раз решил не флиртовать.

— Эй, давай, ты же опоздаешь! И я не хочу быть виновным в этом.

Сэкстон мог бы пошутить по этому поводу, но его отношение и чувства были настолько серьезными, что такое легкомыслие казалось бы совершенно не к месту, независимо от намерения.

— Пообещай мне, что когда я вернусь, ты будешь одет точно так же.

— Сэкстон, ешь.

К нему подтолкнули тарелку и пихнули под нос кружку, а он просто стоял в наполовину застегнутой рубашке и в пиджаке наперекосяк.

И, кстати, какое прекрасное слово… «наперекосяк». Звучит отлично и прекрасно описывает беспорядок.

— Сэкстон…

— Обещай.

— Хорошо! Я буду голым, как ты просишь.

— Благодарю покорно. — Он слегка поклонился и быстро привел одежду в порядок. — И я жду нашего воссоединения, затаив дыхание.

— Я буду здесь, — улыбнулся Ран. — Сегодня я работаю в подвале.

— Благодаря тебе это место будет как новое к моменту нашего отъезда.

— Таков план.

Сэкстон замолчал.

— Я люблю тебя.

Поцелуй, что подарил ему Ран, напоминал дыхание, он был легким и жизненно необходимым.

— Я тоже тебя люблю, — сказал мужчина. — Ступай… Подожди, пальто возьми, оно там, на столе!

— Оно мне не нужно. У меня есть ты, чтобы согреться.

Спустя несколько минут Сэкстон дематериализовался… и принял форму у заднего входа в Дом для Аудиенций. Сразу же, как только он вошел на кухню, то понял, что выпал из жизни. Доджены уже выставили подносы с пирожными и включили огромный кофейник, отовсюду раздавались голоса, а гражданские уже прибывали на встречи.

— Проклятье, — выдохнул он, проскользнув через откидную дверь и запрыгивая в свой кабинет, словно в бассейн.

Кофейная кружка опустилась на стол, и лишь тогда он понял, что взял с собой еще и тост на тарелке. Ее поставил туда же, тост забросил в рот, схватил папки, с которыми, слава Богу, он разобрался еще перед уходом домой…

— Роф задерживается.

Сэкстон развернулся. Блэй стоял в дверном проеме, одетый в форму для караульной службы, его одежда была неофициальной — свободная, застегнутая на молнию кофта, скрывающая под собой все виды оружия. Его рыжие волосы были еще влажными, как будто он тоже только прибыл из своего дома, а вишневое пирожное в его руке мысленно вернуло Сэкстона в те далекие воскресные вечера, когда они вместе просыпались.

Но вот что странно: появление мужчины и воспоминания о прошлом не вызывали боли. На самом деле не было даже ностальгии. Скорее перечень прозаических событий, пережитых Сэкстоном в прошлом, среди которых также была покупка нового костюма у своего портного, пирожное, которое он в последний раз ел здесь, в Доме для Аудиенций… или даже тот факт, что, да, его собственные волосы тоже были немного влажными.

Он купался в спокойствии от осознания отсутствия боли.

Сэкстон вынул кусок тоста изо рта.

— Я рад. Сам опоздал. Я не мог выбраться… — Он замолчал. — В общем, у нас расписание забито полностью. Во сколько он прибывает?

Блэй пожал плечами и доел пирожное.

— Не знаю. Естественно, все прибывшие хотят попасть к нему на прием. Насколько я понял, Джордж выблевал завтрак, поэтому Роф вызвал ветеринара, чтобы убедиться, что с бедным псом все в порядке.

— О, нет. — Сэкстон похлопал вокруг в поисках своего телефона. — Я должен позвонить в дом… так, стоп. Я не хочу вмешиваться. Ничего не случится с этой собакой

— Ничего не случится с этой собакой.

Они оба засмеялись. Затем Блэй внезапно стал серьезным.

— Слушай, мои родители очень благодарны за то, что ты и… Ран… сделали для Минни. Думаю, вы позаботились о застройщике? Минни — замечательная женщина, и ситуация действительно очень беспокоит мамэн и отца. Ты же знаешь мою мамэн. Она реально волнуется.

Сэкстон подошел и сел за стол.

— Твои родители — самые лучшие.

— Они любят тебя.

— И я люблю их.

Повисло молчание.

— Кстати, я очень рад за тебя и Рана, — мягко сказал Блэй. — И я надеюсь, что это не прозвучало странно. Я не имел ничего такого в виду, клянусь.

— Я, эм… я не знал, что кто-то еще в курсе о нас. Не то чтобы я сознательно держал все в секрете.

— Минни рассказала моим родителям.

Сэкстон глубоко вздохнул. И затем потянулся за своей кружкой, снял крышку и сделал глоток. Кофе был по его вкусу, сладкий и не слишком крепкий.

Каким-то образом тот факт, что его сварил Ран, заставил Сэкстона почувствовать, словно парень был здесь, в этом кабинете.

— Могу я быть откровенным с тобой?

— Конечно. Всегда.

Он посмотрел на своего бывшего любовника.

— Я тоже рад за себя. Это было тяжело.

Блэй прошел еще глубже в кабинет.

— Я знаю, что было сложно. Но не знал, как помочь, что сделать. Было ненавистно наблюдать за твоими переживаниями. Это просто убивало меня.

— Я старался не показывать их слишком явно. И думал, что неплохо справлялся.

— Просто я хорошо тебя знаю.

— Да, так и есть. — Сэкстон провел пальцем по металлическому ободку кружки. — Я не ждал его. Рана, то есть. Вообще. Я не думал, что когда-либо… снова почувствую это, и что это все изменит. Он… да, конечно, это звучит банально, но он — моя вторая половина. Это случилось так быстро, что у меня до сих пор кружится голова и от этого порой становится страшно, но вместе с тем я чувствую радость и счастье.

— Нужно лишь мгновение, — тихо сказал Блэй. — Когда чувства настоящие, все происходит как по щелчку выключателя. Нажал — и вся жизнь освещена.

— Да. Так и есть. — Сэкстон улыбнулся мужчине. — В моей душе воцарился мир. Знаешь, я ведь подумывал об отъезде.

— Из Колдвелла? Правда?

— Меня мало что удерживало здесь. Вот это все… — он обвел рукой офис, — отлично отвлекало. Когда здесь наладилась работа, и забот поубавилось, я начал дрейфовать. Но, по всей видимости, мне еще раз повстречалась спокойная гавань.

— Ран — хороший парень. И я не знал, что он гей.

— Он тоже не знал.

Блэй тихо рассмеялся.

— Ты неотразим, перед тобой невозможно устоять. Знаю это по собственному опыту.

— Я безмерно польщен твоим комплиментом, дорогой друг, — Сэкстон положил руку на сердце. — Весьма.

Они оба засмеялись, но потом в коридоре мимо кабинета проскользнула пара додженов, они тащили пылесос, шланг которого волочился за ними по полу.

— О, Боже, нет, — нервно пробормотал Сэкстон и пересек офис. — Неужели снова эта ванная комната. — Он высунул голову в коридор. — Что стряслось?

Слуги остановились, поклонились, а тот, что слева, сказал:

— Туалет наверху.

— Мы все починили, — сказал второй. — Но на полу вода.

— Мы все там заменим. Спасибо. Продолжайте.

Пара раскрасневшихся довольных дожженов исчезла из вида, и Сэкстон вернулся в кабинет. Взглянув в глаза Блэю, он улыбнулся.

— Все в порядке.

— Все хорошо, действительно, — сказал мужчина, когда протянул руку и сжал плечо Сэкстона. — Очень хорошо….

— Прошу прощения. Я не хотел вас прерывать.

Сэкстон оглянулся. Один из стажеров, Пэйтон, сын Пейтона, стоял в открытых дверях с выражением нетерпения на лице, беспокойно покачиваясь взад-вперед, словно лишь верхняя часть его тела знала, что пора притормозить.

— Все нормально, — отозвался Сэкстон. — Входи. Тебе что-то нужно?

— У меня проблема.

Блэй дал пять стажеру, а затем взглянул на Сэкстона.

— Я дам тебе знать, как только прибудет Роф.

— И по поводу Джорджа тоже.

— Несомненно.

Сэкстон и Блэй махнули друг другу рукой, а затем он дал себе немного времени прочувствовать свое новое место в жизни, так называемый новый адрес, который не шел ни в какое сравнение с его предыдущей печальной обителью.

Все хорошо, что хорошо кончается.

Затем он изменил направление мыслей и вернулся в реальность.

— Рассказывай, что случилось, и как я могу помочь?


***


Пэйтон проснулся в одиночестве, но сразу вспомнил, как Ново попрощалась с ним. Ему пришлось собираться в спешке, потому что он проспал и не услышал трель будильника на своем телефоне. Он даже не потрудился побриться, просто принял душ, натянул одежду, открыл окно и дематериализовался в Дом для аудиенций.

Несмотря на то, что он опаздывал и, что более вероятно, уже пропустил автобус в учебный центр, первым делом он должен был позаботиться совсем о другом.

— Я могу закрыть дверь? — спросил он.

Сэкстон, личный юрисконсульт Короля, кивнул.

— Конечно.

Заперев их наедине, Пэйтон принялся мерить шагами узкий проход между архивными шкафами и встроенными полками.

— Мой отец хочет женить меня на девушке, и ни она, ни я на это не согласны. Мы это с ней уже обсудили. Я влюблен в другую, а она… — Он подумал, что будет неуместно рассказывать историю Ромины. — Она хочет остаться свободной. Проблема в том, что… наши родители пришли к какому-то финансовому соглашению, и мы обеспокоены тем, что они его выполнят, и мы попадем в западню.

— Твой отец платит приданое, я полагаю.

— Нет, ему платят.

Сэкстон не скрыл удивления.

— Серьезно? Ну ладно.

— Мой отец пытается избавиться от меня в течение многих лет, — сухо сказал Пейтон. — Это как продажа гаража. Только вот я сомневаюсь, что моя цена будет выше пяти долларов.

— И для полной ясности: вы оба, ты и эта девушка, не согласны. Она тоже в этом абсолютно уверена.

— Да. Но судя по тому, что она рассказала мне прошлой ночью, наши родители договорились о встрече с Королем. Они придут сюда. Я не знаю, когда именно, но точно знаю, что скоро. Мой отец уже несколько раз был в Южной Каролине, где проживает ее семья.

— Твоего отца зовут Пейтон?

— Да.

Сэкстон открыл ноутбук, что-то напечатал, затем откинулся в кресле.

— У них назначен визит к Королю.

— Когда?

— Я не могу тебе сказать. — Пэйтон хотел возразить, но Сэкстон вскинул руку. — По этическим соображениям я должен быть осторожным и не нарушать конфиденциальность. Но это не значит, что я не могу тебе помочь.

— Мы можем это остановить?

— Я так понимаю, что девушка прошла превращение. — Когда Пэйтон кивнул, Сэкстон продолжил: — Хорошо. Значит, вы оба по закону совершеннолетние. Моя первоначальная мысль заключается в том, что вы не являетесь третьими лицами в подобном договоре. Двое взрослых, которые пришли к взаимопониманию, могут связать друг друга узами по соглашению, но такое соглашение не должно обременять кого-либо, у кого нет интереса или выгоды по условиям подобного договора.

Пэйтон потер глаза пальцами.

— Ничего не понял.

— Ваши родители могут согласиться на все, что захотят, между собой. Но это соглашение не может быть использовано для принуждения тебя или девушки к действиям, которые вы откажетесь выполнять добровольно. Разве ты или эта девушка получаете часть платежа по договору?

— Нет. По крайней мере, мы не в курсе. Я не видел контракта, она тоже, но родители обычно не обращают внимания на наши интересы, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Единственная загвоздка — Древнее Право и то, как оно соотносится с финансовыми траншами по брачному соглашению. Нужно подробнее изучить этот вопрос. Но не волнуйся. Я обо всем позабочусь.

У Пэйтона словно гора свалилась с плеч.

— Спасибо, огромное спасибо. И послушайте, c моей стороны, это не значит, что с самой девушкой что-то не так. Просто…

— Ты любишь другую. — Улыбка адвоката казалась старой и очень мудрой. — Я прекрасно тебя понимаю. Сердцу не прикажешь.

— В точку. И еще раз спасибо, я Вам жизнью обязан.

— Я еще не спас тебя. Но сделаю это. Можешь мне довериться.

— Я уже чувствую себя намного лучше. Теперь я должен идти на занятия.

— Береги себя, — произнес Сэкстон.

— Обещаю.

У стойки администратора Пэйтон попытался вызвать автобус и выругался, когда услышал, что придется прождать целый час. Но что он мог сделать…

— Эй, — сказал Блэй, — ты торопишься в учебный центр? У нас есть микроавтобус, один из наших додженов может подбросить тебя.

Дважды за ночь повезло, подумал он. Господи, все происходит так, как он хочет. Наконец-то.

— Было бы потрясающе, — сказал он бойцу. — Просто шикарно.

И правда заключалась в том, что он хотел не только выполнить свои обязанности в части учебной программы… на самом деле, он хотел увидеть Ново. Как можно быстрее.

И больше не покидать ее, никогда.


Глава 39 | Кровавая ярость | Глава 41



Loading...