home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 41

Ново сидела на диване и смотрела прямо перед собой. В голове было пусто, и это казалось настоящим благословением. В одном она точно была уверена: тяжкий груз вернулся и стал еще весомее, чем когда-либо, знакомое тянущее ощущение в центре груди затрудняло дыхание и мешало двигаться.

Она слышала, как ходят люди этажом выше, готовясь к ночи. Часы говорили, что уже почти десять вечера, и невозможно было не думать о времени, с точки зрения занятий в учебном центре и того, чем бы она сейчас занималась, не притворись она больной.

Они должны заниматься в тренажерке в начале вечера. А затем собрались бы в классе, чтобы получить новые задания для вылазки на улицы.

Она бы попросила не ставить ее в паре с…

Она будет выходить на поле только с Пэрадайз, Крэйгом, Аксом или Буном.

Согнув ноги, Ново обняла колени и положила подбородок на запястье. Боже, разве можно быть такой глупой.

Нет, решила она. С самобичеванием покончено навсегда. Ни при каких обстоятельствах она не будет убиваться лишь из-за того, что очередной парень оказался куском дерьма. И, к тому же, она уже пережила сердечную реабилитацию. Нужно просто взглянуть на ситуацию с этого угла. Сердце разбито. Его надо снова собрать в одно целое. Снова стать сильной.

Это было так просто.

Ново какое-то время думала об этом и понимала, что пытается убедить себя в правде, в которую сама до конца не верила, но неважно. Это — единственный способ все скорректировать: завтра вечером, с наступлением темноты, она вернется к учебной программе, и снова наденет маску.

Она не могла все бросить лишь потому, что роман, который, по сути, и не начинался, взял и лопнул как мыльный пузырь прямо у нее перед лицом.

Это было так по-девчачьи. А она давно взрослая женщина.

Она борец…

Стук в дверь заставил ее поднять голову. Это был не арендодатель, он обычно приходил первого числа. И не Пэйтон, его бы она почувствовала сразу.

— Да? — ответила она.

— Это Доктор Манелло.

Нахмурившись, она встала и подошла к двери. Открыв, спросила:

— Эй, что ты здесь делаешь?

— Визит врача на дом. — Человек прошёл мимо нее в квартиру. — Как дела?

По какой-то причине она выглянула в коридор, чтобы посмотреть, нет ли подкрепления. Не-а.

Закрыв дверь, Ново перекинула косу через плечо.

— Я не понимаю.

Хирург поставил свою маленькую черную врачебную сумку на столик для двоих, за которым она всегда сидела одна. Она обратила внимание, что на нем врачебные брюки. Сверху пуховик, на голове бейсбольная кепка «Mets»[105], а на ногах — ничего себе! — ядовито-желто-синие кроссовки.

— Ты позвонила и сказала, что заболела, — заявил мужчина, — пожаловалась на тошноту. Поэтому я и пришел проверить тебя.

Проглотив раздражение, Ново покачала головой.

— Слушай, я ценю внимание, но ничего серьезного не произошло. Я просто чувствую себя немного…

— У тебя была серьезная травма сердца…

— Сто лет назад.

— Всего лишь несколько дней.

Боже. А казалось, будто вечность прошла.

— Но я в порядке.

— Хорошо, тогда давай все быстро проверим? — Он выдвинул один из разномастных стульев из-за стола и развернул к себе. Похлопал по жесткому сиденью и сказал: — Если ты в полном порядке, это займет не больше минуты.

Ново скрестила руки на груди.

— Я в порядке.

— Когда ты в последний раз была на осмотре у врача? — Он закатил глаза. — И, кстати, ты не представляешь, как часто я говорю эту фразу людям вокруг.

И человек просто посмотрел на нее так, словно собирался стоять здесь, пока один из них не скончается от старости.

Ново выругалась и подошла к нему.

— В этом нет необходимости, — проворчала она, садясь.

— Надеюсь. Тошнит?

— Нет.

— Температура, знобит?

— Нет.

— Боль в животе или в руках?

— Нет.

— Голова кружится, в обморок падала?

— Нет.

Ну, по крайней мере, с тех пор, как отец Пэйтона бросил топор ей в спину в том коридоре. А потом? Ничего подобного.

Обойдя стол и встав перед ней, врач достал из сумки стетоскоп и вставил наушники.

— Я послушаю твое сердце.

Она небрежно убрала руки от груди, опустила их вдоль тела, и доктор приложил маленький металлический диск к ее коже. Когда он несколько раз протянул «ммм-хмм», она поняла, что мужчина убедился в ее словах.

Ничего страшного или особенного. В физическом смысле, по крайне мере.

— Теперь давление, — сказал он радостно. — Твое сердце работает идеально.

— Я знаю.

Его голова оказалось прямо перед ее лицом.

— У тебя отвратительные манеры, ты в курсе?

— Разве ты не страдаешь от той же беды?

— Квиты.

Пока доктор осматривал ее, Ново уставилась перед собой, в ее голове снова воцарился вакуум. На самом деле, она подозревала, что собственное подсознание готовит заговор против нее, планируя на ближайшее будущее пробуждения с криками и составляя график ночных кошмаров аналогично тому, как записывают пациентов к дантисту.

— Ново? Алло!

Она очнулась.

— Что, прости?

Доктор Манелло мгновение смотрел на нее. Затем опустился на корточки.

— Не хочешь рассказать, что на самом деле происходит?

— Я уже сказала: ничего. Просто съела что-то не то.

— И что именно?

— Не помню. — Когда на его лице появилось выражение «да-я-все-понимаю-на-самом-деле», она встала и обошла стол. — Правда, завтра я буду в полном порядке.

— Если тебе надо с кем-то поговорить…

— Я абсолютно точно, стопроцентно не нуждаюсь в разговорах.

— Хорошо. — Он выставил перед собой ладони. — Оставляю тебя в покое.

Доктор Манелло собрал свою маленькую черную сумку, а затем вернулся к двери.

— Позвони мне, если вдруг на самом деле поднимется температура или начнет тошнить.

— Это ни к чему. — Ново подошла к двери, чтобы выпустить его. — Спасибо, что пришел…

— Я беспокоюсь о тебе. И не только как медик.

По какой-то причине она подумала о том пациенте в клинике, который все время кричал. По крайней мере, если она сойдет с ума, у доктора Манелло был опыт общения с сумасшедшими.

Но этого с ней не произойдет. Только не с ней.

— А я нет, — сказала она ему. — Я о себе совсем не беспокоюсь.

Если она смогла пережить то, что произошло ранее? Тогда она без проблем сможет принять тот факт, что Пэйтон оказался именно тем, за кого она его принимала.

В этом у нее достаточно опыта.


***


Где же она, черт побери!

Когда через сорок минут Пэйтон зашел в тренажерный зал учебного центра, он внимательно пересчитал тела на тренажерах и матах… и снова задался вопросом, куда же подевалась Ново.

Нахмурившись, он подошел к Брату Куину:

— Эй, ты не видел Ново?

— Она позвонила и сказала, что заболела. Чувствует себя не очень.

Первым порывом Пэйтона было запрыгнуть в ракетный корабль и рвануть через весь город к ней. В чем проблема? Ракеты не было, и он не знал ее адреса… хотя, погодите, он же кормил ее, не так ли?

— Она сообщила, что с ней?

— Нет. Просто сказала, что что-то с животом, и что она не придет. Голос у нее был слабый, но не смертельно.

— Это может иметь отношение к ее сердцу? Проблемы после…

— Я сказал Мэнни, поэтому он поехал ее проверить. Сказал, что это пищевое отравление немытыми овощами или что-то в этом роде. Не проблема. — Разноцветный взгляд Брата остановился на лице Пэйтона. — Ты думаешь, ее беспокоит что-то другое?

— Когда она уходила от меня вечером, я… — Он зажал рот ладонью. — Нет, не сказал бы.

— Может, она по достоинству оценит смс или звонок от коллеги? — протянул Брат. — Или визит после занятий?

— Да. Это вариант… я могу выйти?

— Ага. Потом вернешься к работе.

— Без проблем.

Пэйтон со всех ног кинулся в раздевалку, туда, где оставил на полу свою сумку, даже не потрудившись положить ее в шкафчик. Перерыв одежду и оружие, он нашел свой телефон. От Ново — ничего.

Первый звонок переключился на голосовую почту. Второй… черт, и второй тоже.

Он набрал короткий и милый текст: «Ты норм? Привезти ч-нить?»

Пэйтон подождал пять минут. Потом ему пришлось вернуться в класс.

Час спустя, в перерыве между тренажеркой и стрельбой в тире, он снова проверил свой телефон. Ничего. Поэтому позвонил. Отправил еще одно сообщение.

И затем сделал то же самое через полтора часа, когда они перешли к занятиям в классе. Ничего. Даже после того, как он снова позвонил. Еще раз отправил сообщение.

Что, если она потеряла сознание…

Он был на грани того, чтобы выбежать на хрен из класса и вызывать гребаный автобус, когда его телефон пискнул. Смс от нее: «Норм. До завтр».

И все.

Его пальцы стучали по экрану телефона, отбивая текст: «Я заскочу на минутку, привезу суп, грелку и тд и тп».

Ответа не последовало.

— Как дела? — Крэйг вышел в коридор. — С Ново все в порядке?

Пэйтон откашлялся.

— А, да, все в порядке. У нее все отлично. Она будет завтра вечером.

И хотя мобильные нельзя было выносить за пределы раздевалки, он положил свой в карман флисовой кофты.

Что, черт возьми, происходит?

Необходимость высидеть занятия оказалась сущей пыткой, но он с облегчением услышал, что на следующий вечер их с Ново приставили к Блэю и Куину. Они будут первой группой, что вернется на поле — Братство словно хотело сделать перезагрузку, стереть из памяти произошедший инцидент и начать все с чистого листа.

Такими темпами раньше этого момента он ее не увидит.

Когда ночь, наконец, подошла к концу, Пэйтон едва не затоптал одногруппников, пытаясь скорее забраться в автобус — что было глупо. Быстрее он все равно отсюда выбраться не мог. И Господи, этот дворецкий не может ехать еще медленнее?

Он не слышал разговоров вокруг, а окружающие, казалось, понимали, что сейчас в он в полном раздрае, и не лезли к нему.

В ту самую секунду, когда автобус остановился, Пэйтон был у двери, но, вырвавшись в ночь, понял, что не знает, куда направляется. Закрыв глаза, он отпустил свои инстинкты, пока его коллеги-стажеры дематериализовались один за другим.

Он уловил сигнал своей крови где-то на западе. Недалеко.

Путешествуя россыпью молекул, Пэйтон принял форму перед четырехэтажкой без лифта в промышленной части города. Не свалка, конечно, но явно не кандидат на попадание в «Архитектурный дайджест»[106]. Цокольный этаж… он почувствовал ее в цокольном этаже. Но как туда попасть?

Как по заказу, наружную дверь в вестибюль открыл какой-то человек, и Пэйтон бегом бросился к нему.

— Привет! Пустишь внутрь…

— Не вопрос. — Парень откинулся назад и придержал дверь. — Свои ключи забыл?

— Ключи своей подружки.

— Знаем-плавали. Покеда.

— Спасибо.

Пэйтон вошел внутрь и огляделся по сторонам. Должен был быть способ добраться до нижнего этажа… а вот и он. Дверь в дальнем углу.

Вокруг никого не было, поэтому он мог просто разблокировать замок силой мысли… черт, почему он не додумался до этого снаружи?

Ну, потому что его голова сейчас занята совершенного другим, черт возьми.

Подходя ближе, Пэйтон опробовал этот умственный трюк, но тот не работал с тем, что на проверку оказалось медным засовом. Это был знак, что здесь среди людей живут вампиры.

Он подумал позвонить ей, но все было так странно, и у него возникло стойкое ощущение, что Ново не собирается его впускать. Может, это паранойя. Кто, черт возьми, знал…

Дверь широко распахнулась, и он отскочил назад. Когда он увидел, кто это, то почти бросился с объятьями.

— Ново! Это ты!

— Что ты здесь делаешь?

Ее голос звучал так же безжизненно, как цифровая копия, она была бледной, как призрак, а глаза — мертвыми.

— Ты в порядке? — спросил он, протягивая к ней руку.

Она сделала резкий шаг назад.

— В порядке. Что ты здесь делаешь?

— Что не так? Что… Я не понимаю, что происходит?

— Мне было плохо. Но уже лучше. Завтра я вернусь на учебу. Я тебе уже говорила.

Коса, откинутая за плечо, обычные джинсы и толстовка, на ногах толстые носки и тапочки для душа от «Адидас» — она как будто просто уютно проводила ночь дома. Но ее глаза. Они были похожи на старые речные камни.

— Где ты была? — выпалил он. — Что…

Она выставила перед собой руки.

— Все, с меня хватит. Я хочу, чтобы ты ушел. Я не звала тебя сюда, и меня бесит тот факт, что ты воспользовался своей кровью во мне, чтобы меня выследить.

— Что, прости? Выследить?

— Ты все слышал. Я не хочу, чтобы ты снова здесь появлялся.

Пэйтон крепко сжал зубы.

— Хорошо, давай на этом остановимся. Насколько я помню, когда ты в сумерках ушла из моей постели, между нами все было круто. И теперь ты ведешь себя так, словно я — маньяк-преследователь. Думаю, ты должна мне объяснить…

Она грубо рассмеялась.

— О, я должна тебе, да. Конееечно. Потому что весь мир должен вертеться вокруг тебя.

— О чем ты говоришь? — Пэйтон почувствовал, как повышает голос, но не мог остановиться. — Что с тобой не так?

— Со мной? Со мной все нормально. И с тобой тоже все тип-топ. Ты скоро сочетаешься браком с прекрасной девушкой из хорошей семьи, как и все в твоем мире. Поздравляю… Кстати, может, вы вдвоем и моя сестра с Оскаром объединитесь и сходите на двойное свидание? — Она хлопнула в ладоши. — Ура! Время для селфи!

Прежде чем он смог открыть рот, Ново подалась вперед.

— И не притворяйся, что удивлен. Ты точно знал, что происходит все это время, пока мы с тобой трахались. Ты знал, что будешь связан с другой, но вел себя так, словно… — Она резко замолчала. — Во всяком случае, сделай мне одолжение и не приглашай на церемонию, окей? Уверена, ты поставишь в неловкое положение свою будущую шеллан, и хотя для таких как ты жестокость в порядке вещей, непорядочными нам всем быть не хочется, не так ли? Да, потому что это неправильно.

Пара людей, мужчина и женщина, спустились по лестнице слева от них, а тот факт, что они смеялись и держались за руки, был как удар по яйцам.

Пэйтон шагнул в сторону, чтобы позволить им пройти, и подождал, пока они не окажутся в конце вестибюля, прежде чем заговорить.

— Это не то, что ты думаешь.

Ново снова засмеялась.

— В самом деле? По-твоему, как много способов интерпретировать этот сценарий? Или ты предполагаешь, что раз я всего лишь гражданский кусок дерьма, то более чем жажду играть роль твой грязной тайны до конца своих дней?

Пэйтон сделал шаг назад. А потом еще и еще один.

— Значит, ты все решила. Все решила, да?

— Математика здесь не так уж сложна. И я очень умная женщина.

— Для сведения — ты мне и слова не дала сказать по этому поводу.

— Я разве должна? Твоя версия событий для меня не имеет значения. Сотрясение воздуха, ничего серьезно. Как и ты сам.

Пэйтон физически ощутил, как ее слова ударили прямо в центр грудной клетки. А потом он уставился в пол. Словно сквозь туман он заметил, что ковер был влажным от снега, что приносили люди с улицы на сапогах и ботинках.

Он думал о том, как она позволила ему обнимать ее всю ночь.

И он поверил, что наконец-то забрался в ее сердце.

Но он недостаточно хорошо ее знал.

Может, в другое время ее жизни у них мог быть шанс. Но отношения с ней похожи на марафон со сломанной ногой. Можно было договариваться о чем угодно, разговаривать о том, чтобы возродить доверие, заверять и проверять, чтобы убедиться, что ее все устраивает, но со временем ее главная слабость, которая заключалась в том, что она никогда на самом деле ему не доверяла, разрушила бы общие усилия.

— Я не могу тебя исцелить, — тихо произнес Пэйтон.

— Какого хрена? — огрызнулась она. — Что, черт возьми, ты несешь?

Пэйтон посмотрел ей прямо в глаза.

— Мне жаль, что тебе причинили боль. Мне действительно…

— Дело не в Оскаре! И не пытайся свалить…

— Собственно, дело именно в нем. Наверное, ты когда-нибудь поймешь это, а может и нет. Но в любом случае — это не мое дело, потому что я отказываюсь продолжать платить за грехи другого. Удачи тебе. Надеюсь, ты каким-то образом обретешь в душе покой.

Он отвернулся и пошел к двойным дверям… и на своем пути увидел вспышку ее отражения на стекле. Ново смотрела ему вслед, подбородок был упрямо выставлен вперед, глаза сверкали, а руки скрещены на груди.

Закрывая сердце.

И если это не самая идеальная метафора, описывающая ее личность, то он не знал, какая еще могла бы сделать это лучше.

Выйдя из здания, Пэйтон спустился по семи заснеженным ступеням и посмотрел налево. Потом направо.

Он выбрал направление случайно и пошел, засунув руки в карманы своей флисовой кофты. Он не потрудился надеть парку и по ошибке оставил свою вещевую сумку в раздевалке в учебном центре. Но холод его не тревожил.

По какой-то причине, пока он шел, он думал о раненых животных, которые, не смотря ни на что, почему-то кусают руку, которая пытается их спасти.

И это всего лишь часть трагедии. Не так ли?


Глава 40 | Кровавая ярость | Глава 42



Loading...