home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 42

— Да пошли они в задницу. Эта пара придурков может валить на хрен.

Роф сделал заявление, сидя в зале для аудиенций, в левом кресле из двух, стоявших перед пылающим камином. Джордж свернулся у него на коленях, и рука короля поглаживала квадратную светлую голову, собака чувствовала себя намного лучше после, по всей видимости, попытки переварить желтый теннисный мяч.

Все шло как надо. Не то чтобы Сэкстон вообще отдавал себе отчет о том, что именно «все», куда это «все» «шло» и что входило в понятие «как надо».

Оставалось только догадываться.

— Мне нравится Ваша манера излагать мысли, мой Господин, — сказал он с усмешкой, глядя на древний том, который открыл с осторожностью и изучал с большим вниманием. — И в этом случае я полностью с Вами согласен. Пэйтон и Ромина имеют полное право самостоятельно определять ход своей жизни и, если перевести с древнейшего языка данный пассаж, мы можем утверждать, что несогласованное приданое не является проблемой для обоих полов.

— Отменишь прием? — Роф поднял голову, в своих черных очках он был похож на наемного убийцу, который был готов пристрелить эту пару господ на месте. — Потому что, если они заявятся сюда, им может не понравиться мой вежливый отказ. Продать своего ребенка, черт возьми. Они издеваются надо мной?

— Да, мой Господин. — Сэкстон сделал запись в своем графике. — Я думаю, будет лучше, если я объясню им по телефону, что не существует законного способа достижения их целей. В противном случае, нам придется вызывать «Стинмастер»[107], не так ли?

Роф мягко рассмеялся.

— Мы с тобой — отличная команда.

— Я непомерно горд Вашей похвалой и не могу не согласиться со сказанным. — Сэкстон поклонился. — Я набросаю просмотренные пункты по Древнему Праву и внесу в онлайн-базу, чтобы они были под рукой. Все будет хорошо.

— Это последнее дело на сегодня?

— Да, мой Господин. — Он взглянул на собаку. — Но, Джордж, больше никаких теннисных мячей, хорошо?

— Да, обойдемся без повторений, верно, здоровяк?

Когда золотистый пес издал стон, Сэкстон собрал свои бумаги, встал из-за стола и откланялся. По пути кивнул Блэю, который стоял на страже у двери.

— Думаю, эта парочка собирается отбыть домой, — прошептал он. — Роф весь извелся от беспокойства о своем втором ребенке.

— А я думаю, что мы все испугаемся до смерти, если что-то случится…

— …с этой собакой.

— …с этой собакой.

Они кивнули друг другу, а затем Блэй вошел в комнату для аудиенций, чтобы организовать транспортировку Короля в особняк, а Сэкстон направился в свой кабинет. Искушение немедленно вернуться домой было невозможно отрицать, но, в конце концов, ему приходилось соблюдать все процедуры. Он провел в офисе еще час, прежде чем смог уйти, и, когда он, наконец, закончил, то чуть не затоптал пару додженов по пути к заднему выходу.

Дематериализируясь к парадному входу в фермерский дом, Сэкстон помедлил, чтобы ослабить шнуровку на своих «Мерреллах», и, насвистывая, вошел внутрь.

В воздухе висел тяжелый запах крови.

— Ран? — Он уронил свою сумку и кружку на пол. — Ран!

Паника охватила все его нервные окончания, и он бросился в гостиную. Сломанная мебель, разбитые лампы… скомканные ковры в беспорядке валялись по углам.

— Ран! — закричал он.

Ни звука. Ни стона. Ни вздоха.

Но кровь была не человеческая.

Развернувшись, он побежал на кухню и…

Рядом со столом растеклась лужа крови, и Сэкстон чуть не споткнулся, ринувшись…

— О Господи, нет…!

Ран лежал на полу, лицом вниз, а кровь была… повсюду.

— Ран! Любовь моя!

Сэкстон упал на колени возле тела, желудок сводило от рвотных позывов, но он взял себя в руки и прикоснулся к плечу и спине.

— Ран? Господь всемогущий, пожалуйста, не умирай…

Слабыми дрожащими руками он осторожно перевернул парня на спину. То, что он видел, было кошмаром: на горле Рана зияла рваная рана, взгляд неподвижно застыл. Казалось, он не дышал.

Крик Сэкстона эхом отозвался в пустом доме. И затем он снова вскрикнул, когда понял, на чем лежал Ран.

Умирающий мужчина стащил кашемировое пальто Сэкстона со спинки стула, на которой оно висело… и, умирая, прижимал его к себе, словно их любовью пытался унять боль.

— Пожалуйста, не умирай… живи… приди в себя…


Глава 41 | Кровавая ярость | Глава 43



Loading...