home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 46

Было двенадцать минут после полуночи, когда Сэкстон дематериализовался к черному входу Дома для аудиенций. Он не стал входить через кухонную дверь. Вместо этого он обернулся и оказался прямо перед гаражом на четыре машины, что стоял позади особняка. Там был припаркован черный фургон Братства, и со спокойствием, шокирующим при таких обстоятельствах, Сэкстон отправился по снегу к внешней лестнице, ведущей на второй этаж строения. Когда он поднялся, его дыхание было ровным, как метроном, сердечный ритм устойчивым, глаза не моргали, несмотря на холод.

Казалось, откуда-то издалека, Сэкстон наблюдал, как его рука тянется и поворачивает ручку. Открыв путь, он шагнул внутрь, в тусклый свет.

Кляпы заглушали человеческие стоны. Их было трое, еле стоящие на ногах, с завязанными за спиной руками, вспревшие от ужаса, как мясо, которое слишком долгое время лежало на жаре. Двоих он узнал по нападению за рестораном. Третьего он раньше не встречал, но типаж был предсказуем: большой, мускулистый, коротко стриженный, с лицом кирпичного цвета.

Одного из них держал Вишес. Остальных Блэй и Куин.

Под их сапогами была расстелена полиэтиленовая пленка.

Люди стали сопротивляться еще сильнее, когда увидели его, и судорожно задергались в своих путах, чем напомнили Сэкстону стреноженных лошадей в конюшне, настолько похожи были дергания тяжелых тел.

Все молчали.

Вишес просто кивнул в сторону верстака. На нем лежал кинжал. Черное лезвие. Интересно, он принадлежит Ви или Куину? — мелькнула смутная мысль, и Сэкстон снял кожаные перчатки.

Не важно, — подумал он, когда подошел и взял его правой рукой.

Без особой на то причины, он осмотрел пространство под балками. Несколько вставных окон в крыше, но каждое из них покрыто черными занавесками. В дверях не было стекла. Никто из соседей не сможет это увидеть.

Даже если и могли, ему было все равно.

Он приблизился к первому человеку, и тот заметался в захвате Ви, из его носа текло, щеки надулись от кляпа.

Пытаясь облегчить доступ, Вишес изменил хватку, и его опасная рука, покрытая перчаткой, ударила мужчину по лбу, и тот дернулся назад, обнажая горло.

Бусина пота, как слеза, скатилась по щеке человека, когда он умолял о пощаде. Сэкстон ничего не слышал. Нет, все, что он сейчас видел, это тело Рана на полу той кухни, залитой его драгоценной кровью, он лежал на пальто, и шерстяная ткань стала единственным утешением умирающему мужчине.

Рука Сэкстона пришла в движение прежде, чем он осознал, что дает ей ментальную команду. Он поднял кинжал…

И затем провел черным лезвием по обнаженной, хрупкой шее.

Кровь хлынула потоком, брызги полетели в лицо Сэкстона. И Ви удерживал человека, не давая упасть на пол, пока тот корчился в предсмертных судорогах.

Сэкстон перешел ко второму и ощутил, как открывает рот и шипит, полностью обнажив клыки. Затем он высунул язык и лизнул клинок.

Человек, который собирался умереть, увидел все это и закричал в свой кляп, сопротивляясь, тщетно пытаясь высвободиться из рук Куина, и не только потому, что его собирались убить: он обнаружил, что существует что-то, очень сильно отличающееся от людей, и это нечто станет его палачом. В ответ Брат только крепче схватил его и дернул за волосы голову.

Сэкстон описал лезвием в воздухе огромную дугу, проходящую прямо через горло, разрез получился ровным, как и первый.

А потом остался последний, тот, кто напал на Рана за рестораном, чья рука была сломана.

Глаза Блэя были холодны, как камни, когда он вздернул мужчину немного выше.

Теперь Сэкстон не спешил. Нагнувшись к мужчине, он надавил кончиком окровавленного клинка на плоть над яремной веной.

Человек сошел с ума от страха, ноги конвульсивно дергались, словно его били электрошоком, исходящая от него вонь говорила о крайней степени паники.

— Это за мою любовь, — прорычал Сэкстон. — Это за моего возлюбленного. Это…

С каждым словом он погружал конец клинка все глубже и глубже, пока не брызнула кровь.

— За то, что принадлежало мне. За то, что вы пытались у меня отобрать.

С этими словами он опустил кинжал, запрокинул голову и впился зубами в горло так сильно, что достал до позвонков. Разорвав плоть, он выплюнул ее, наблюдая, как человек ахнул, раскрыв рот и, истекая кровью, начал испускать дух.

Все трое были неподвижны, их головы болтались по сторонам, жизнь покинула тела, они отдали долги. Воины позволили телам упасть на пол, одно за другим, лицами вверх.

Сэкстон вытер рот рукавом своего дорогого пальто. Затем порезал ладонь, ту, в которой держал кинжал. Подойдя к каждому из тел, он стоял и смотрел в их безжизненно распахнутые глаза и нанес свою печать на их лица собственной кровью, помечая убийства, как в Старом Свете.

— Что с ними будет? — спросил он, закончив.

Вишес заговорил:

— Мы доставим их к их боссу.

— Заодно и потолкуем с ним, — продолжил Куин.

И Блэй закончил:

— И он больше не побеспокоит госпожу Минайну.

Сэкстон на мгновение уставился на тела.

— Пусть так и будет.

По дороге к двери он аккуратно вытер кинжал и вернул его точно туда, где взял, прежде чем пустить в дело.

Холод снаружи очистил его ноздри от медного запаха человеческой крови. И он спустился по лестнице и обошел фургон без проблем.

Но когда Сэкстон подошел к тому месту, куда материализовался, его накрыла тошнота. Спотыкаясь и падая вперед, он ухватился за забор, который окружал задний двор, и его вывернуло прямо на ботинки.

Когда он снова выпрямился, перед ним стоял Блэй.

— Я не чувствую себя лучше, — простонал Сэкстон, вытирая рот платком. — Я чувствую себя… ничуть не лучше.

— Почувствуешь. Позже. Этот откат необходим для равновесия.

Когда Сэкстон качнулся в сторону, мужчина поддержал его, а затем предложил глотнуть воды из бутылки, и, как ни странно, он отметил, что это была «Поланд Спринг». Его любимая.

А затем Блэй обнял его.

— Ты поступил правильно. Ты сделал все так, как нужно.

Сэкстон обнял Блэя в ответ.

— Я просто хочу, чтобы Ран…

— Он пришел в себя! — закричал Ви с верхнего этажа гаража. — Сэкстон! Они пытались дозвониться до тебя. Он пришел в себя и зовет тебя!

Когда Сэкстон перевел ошеломленный взгляд на Блэя, мужчина начал улыбаться.

— Никогда не слышал о том, что отмщение может вернуть любимого человека с того света, — сказал он. — Но все бывает в первый раз. Иди! Давай же… поспеши!


***


Поскольку сейчас, лежа в больничной палате, Ран хотел видеть только одного человека в мире, то первой мыслью стал вопрос…

Почему любовь всей его жизни покрыт человеческой кровью с головы до пят?

Но потом все это было забыто, когда Сэкстон бросился на грудь Рана.

— Ты жив… О, Боже…

Ран попытался что-то сказать, но выходило лишь мычание. Однако вскоре он смог ответить.

— Я… не собираюсь покидать… тебя.

Сэкстон отступил назад и, казалось, выискивал на его лице признаки того, что Ран серьезно намерен остаться здесь, по эту сторону от Забвения.

— Я думал, что потерял тебя.

— Я слышал… ты… Битти и… вы говорили со мной.

Боги, как болит горло, — подумал Ран.

— Когда ты был здесь, я умер? Я думаю, так и было.

Сэкстон промолчал, и Ран испугался.

— Я… умер?

— Ты сейчас со мной. И это главное.

— Горло… болит.

— Я знаю, любимый. — Сэкстон внимательно оглядел его с головы до ног, словно искал скрытые повреждения. — Тебе нельзя говорить…

— Забвение. Дверь. В Забвение… я отказался открыть ее…

— Что? — Сэкстон наклонился к нему. — Что ты сказал?

— Я увидел дверь… в тумане… Я знал, что если открою ее… то покину тебя. Много раз я подходил к ней. Я отказывался… Я не собирался… покидать тебя. Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю.

Слезы Сэкстона закапали, словно дождь, но это был весенний ливень. Обновляющий. Эмоции переполняли Рана и стали еще сильнее, когда Битти вошла в комнату вместе с Рейджем и Мэри.

— Дядя.

Ран улыбнулся так, что заболели щеки, и попытался что-то сказать, но получалось плохо. Он уже потратил всю свою энергию и голос, но Битти, казалось, не думала об этом. Она прыгала, как мячик, полная радости, и сам ее вид избавлял от боли лучше всяких лекарств, которыми он был напичкан.

Пока девочка продолжала выдавать по сто слов в минуту, он понял, что Сэкстон подошел к двери. Парень поднял указательный палец, показывая тем самым, что вернется через мгновение.

— И я знала, что с тобой все будет в порядке! Я знала это!

— Чувак, — сказал Рейдж, он подошел и коснулся Рана рукой. — Я рад, что ты с нами. Могу я купить тебе второй грузовик или что-то еще?

Когда Ран нахмурился и покачал головой, потому что у Брата хватило бы ума сделать что-то подобное, Мэри ткнула мужа локтем в бок.

— Рейдж, тебе совсем не обязательно что-то покупать человеку, чтобы выразить свои чувства.

— Знаешь, а у тебя могла быть отличная коллекция ювелирных украшений, я тебе точно говорю. — Рейдж подмигнул Рану. — Клянусь, моя женщина живет как спартанец.

Ран откинулся назад и просто слушал их болтовню. Он понимал, что всех отпустило напряжение и волнение, даже если у него не было желания принять участие в разговорах… а затем вернулся Сэкстон, он него приятно пахло мылом и шампунем, и он переоделся в больничную одежду.

В конце концов, Рану не пришлось спрашивать, что произошло. Он и так знал, что его любимый нашел тех людей… и сделал то, что сделал бы сам Ран, если бы на Сэкстона напали и бросили умирать в том самом доме, в котором они жили. Тем не менее, ему было грустно при мысли, что его красавцу-юристу пришлось воспользоваться чем-то страшнее и опаснее, чем шариковая ручка.

Но он не мог отрицать права своего возлюбленного на мщения.

Что было, то было.

— Окей, как насчет того, чтобы позволить дяде и Сэкстону пообщаться вдвоем? — сказала Мэри. — Кроме того, твой отец ничего не ел уже двадцать минут.

Рэйдж посмотрел на дочь.

— Знаешь, я слегка проголодался.

— Давайте сделаем такос и принесем дяде!

С его саднящим горлом? О, нет, подумал Ран. Он бы начал с ванильного пудинга. Например, через неделю.

После того, как Битти и ее родители обняли его и ушли, он посмотрел на Сэкстона.

— Не могу говорить… — тихо сказал он. — Больно.

Сэкстон сел на кровать.

— Тебе не нужно ничего говорить.

— Люблю тебя. Так сильно люблю тебя.

Он потянул Сэкстона за руку, пусть и слабо, но юрист понял, чего он хочет. С улыбкой Сэкстон вытянулся на кровати и положил голову на плечо Рана.

— Ты никогда больше не покинешь меня? — спросил Сэкстон.

— Никогда. Обещаю.

Ран закрыл глаза, думая… что ж, похоже, ему придется позвонить своему старому менеджеру и попросить его больше не беспокоиться по поводу поиска для него работы и жилья в Колдвелле. Он ни за что не покинет этот дом.

Ни за что, пока здесь Сэкстон.

Но как мало он тогда знал… На самом деле, в ближайшем будущем его ждал большой сюрприз…


Глава 45 | Кровавая ярость | Глава 47



Loading...