home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Ран шел по расчищенной дорожке к дому для аудиенций, кутаясь в старое шерстяное полупальто. Он не захватил перчатки на выходе из особняка, и руки, сжатые в кулаки в карманах, сейчас покрылись потом.

Остановившись на вершине лестницы, он не смог скрыться от воспоминания о своем первом приходе в этот изящный старинный дом.

Он пришел сюда в поисках своей племянницы Битти после того, как узнал об объявлении о смерти его сестры, размещенном в «Фейсбук». Тогда он стоял перед массивными дверьми с небольшой надеждой и серьезной долей отчаяния, долгие поиски новостей о родной сестре вышли на новый виток в его печальном, безуспешном путешествии.

Он не знал, что ждало его в конце пути. Как выяснилось — одно благословение за другим, в общей сумме удивительная удача, друзья и доброе отношение.

Но, наверное, сейчас и этому пришел конец, и он ожидал подобного поворота. Рано или поздно естественный баланс должен был вернуться в равновесие, и значит он неизбежно, каким-то образом должен скатиться назад.

Официальный вызов в Дом для аудиенций от Короля? Что еще, если не плохие новости?

И, на самом деле, Ран подозревал, что это связано с…

Дверь широко открылась, и сбоку показался Брат Куин.

— Здорово. Нужно чего?

Ран низко поклонился.

— Прошу прощения. Меня призвали. Это связано с чисткой?

— Чего?

— Снега?

Когда они уставились друг на друга… словно оба надеялись, что из ниоткуда появится переводчик и все объяснит… Сэкстон, адвокат Короля, вышел из зала для аудиенций с гражданскими — мужчиной и женщиной. Юрист говорил в своей привычной спокойной, аристократической манере.

— …вы получите от меня электронное письмо с информацией по средствам правовой защиты и последствиям в случае…

Увидев Рана, Сэкстон застыл на месте. А потом он быстро прошелся по нему взглядом так, как смотрят порой на персону «нон грата».

Мужчина прокашлялся.

— Добрый вечер. Прошу, заходи внутрь. Его Величество ждет тебя, а я присоединюсь через минуту.

Ран посмотрел на пару. На Брата Куина. Потом оглянулся за себя и обнаружил, что там не было ни души.

Все верно. Очевидно, обращались к нему.

Он поклонился адвокату.

— Разумеется. Спасибо.

Минуя огромную толпу в фойе… ну, ладно, там всего-то было четыре человека и он пятый, и места хватит для парковки восьми машин, но, срань Господня, казалось, ему было нечем дышать… Ран тихо вошел в Зал для аудиенций.

Король мгновенно почувствовал его присутствие, великий правитель, ставивший в это мгновенье у камина чашку с водой для своей собаки, выпрямился.

Когда Джордж вильнул хвостом, а потом склонился над водой, Король посмотрел в сторону Рана, хотя и не мог его видеть.

— Привет. — Правитель всех вампиров махнул на одно из кресел перед камином, не поворачивая головы. — Садись.

— Да, мой Господин.

Ран низко поклонился, а потом торопливо пересек необъятный, украшенный узором ковер. Садясь в кресло, Ран попытался не падать в него всем весом. Он знал свои габариты и последнее, чего ему хотелось — переломать мебель.

— Как поживаешь?

Ран заерзал, когда Король подошел к нему.

— Прошу прощения?

— Я задал простой вопрос, разве нет? — Роф сел под ритмичное чавканье пса на заднем фоне.

— Я… эм, хорошо, мой Господин. Спасибо.

— Хорошо. Очень хорошо.

Джордж поднял голову и прошелся языком по челюстям, словно не желая терять ни капли. Потом он направился к своему хозяину и уселся рядом, чтобы Роф мог поглаживать его ухо.

Не в силах больше выносить молчания, Ран прокашлялся.

— Мой Господин, могу я…

— Да? — Роф размял плечо, которое хрустнуло так громко, что Ран вздрогнул. — Говори.

— Вы желаете, чтобы я освободил ваши владения?

Темные брови опустились низко за очки.

— Я сам позвал тебя сюда. Зачем мне хотеть твоего ухода?

— Я имел в виду особняк, мой Господин.

— Что?

— Я могу забрать свои вещи, если вы желаете, но я хотел бы остаться в Колдвелле, чтобы поддерживать связь с Битти…

— О чем, черт возьми, ты толкуешь.

Не вопрос. Скорее пистолет, приставленный к виску.

В последовавшем молчании, Ран перевел взгляд на золотистого ретривера… который тут же лег на пол, словно не хотел проявлять грубость по отношению к гостю, но должен был поддержать своего хозяина и потому решил остаться в стороне от происходящего.

— Похоже, это связано с чисткой снега прошлой ночью? — спросил Ран.

Когда Король открыл рот, изумленное выражение на его лице допускало, что впереди их ждет еще большее непонимание.

— Я попробую еще раз: о чем ты вообще говоришь?

В это мгновение Сэкстон зашел в зал и закрыл за собой дверь.

— В некотором смысле здесь замешана чистка снега, — сказал мужчина.

Ран прокашлялся, чувствуя себя идиотом. Не стоило верить аристократу на слово.

— Я просто пытался помочь. Я был осторожен, стараясь не задевать каменные ступени и…

— Так, хватит, я не знаю, о чем ты говоришь, да и плевать хотел. — Роф резким движением откинул волосы назад. — Ты здесь, потому что Сэкстон сказал мне, что ты ищешь возможность отработать свой стол и проживание. Поэтому у меня есть работа для тебя.

Ран перевел взгляд с Короля на адвоката.

— Мне не нужно уходить?

— Черт, да нет же. Кто тебя вообще надоумил?

Ран, не скрываясь, облегченно выдохнул.

— О, благодарю вас, мой Господин. Что бы вам ни потребовалось от меня, будьте уверены, я сделаю все, что в моих силах. Для меня неприемлемо пользоваться вашей щедростью…

— Отлично. Я хочу, чтобы ты свозил его к моему подданному, у которого возникли проблемы с людьми.

Ран нахмурился.

— Прошу прощения, мой Господин, но я не умею ни читать, ни писать. Как я могу оказаться полезным в работе Королевского Адвоката?

Сэкстон сделал шаг вперед, и его запах мгновенно достиг носа Рана… странно, что он вообще это заметил. С другой стороны, этот визит вообще нельзя назвать нормальным.

— Наш Король, — сказал мужчина, — хочет, чтобы меня сопровождали в данной поездке к гражданскому из соображений моей безопасности. Братья, солдаты и новобранцы заняты на поле боя, охраняют этот дом, либо восстанавливаются, поэтому неуместно назначать их на это дело.

Роф поднял ладонь.

— Слушай. Я просто хочу, чтобы ты был там, на случай, если те люди начнут чудить. О сражении нет и речи, но мне не нравится мысль, что Сэкстон будет без подстраховки. И до меня дошел слух… что ты неплохо дерешься… охренеть как хорошо, на самом деле.

Ран отвел глаза, чувствуя на себе взгляд Сэкстона… и был у него соблазн отрицать свое прошлое… или хотя бы приуменьшить заслуги. Конечно, он не мог сделать это, не противореча Королю… и без откровенной лжи. К тому же, адвоката наверняка уже просветили на его счет.

— Опять же, я не ожидаю, что кто-то из вас будет в опасности, — заявил Роф. — Но я не могу обещать, что все обойдется без конфликтов. Ничего, с чем ты не сможешь справиться… учитывая, с чем ты имел дело в прошлом.

Старая, знакомая ему усталость, весившая добрую тонну, накрыла плечи, и Ран опустил голову, не говоря ни слова.

— Ты не обязан соглашаться, — сказал Роф спокойно. — Это не является условием твоего проживания в доме.

Спустя мгновение Ран перевел взгляд на своего правителя. Великий Слепой Король смотрел на него с такой сосредоточенностью, что он мог поклясться, будто мужчина что-то видел. А потом его ноздри расширились, словно он принюхивался.

Внезапно Роф повернул голову в сторону юриста.

— Ничего страшного. Я найду кого-нибудь…

— Я возьмусь за это, — сказал Ран хрипло. А потом перешел на Древний Язык: — Я перед вами в неоплатном долгу за то, что вы пустили меня в свой благословенный дом и разрешили поселиться в нем. Для меня честь — служить вам.

Ран поднялся и подошел к Королю, опускаясь на колено.

Но Король не протянул черный бриллиант для скрепления клятвы.

— Ты уверен? Я не одобряю, когда людей заставляют заниматься всяким дерьмом… ну, заставляют убивать ради выживания или спортивного интереса.

— Я уверен.

Его ноздри снова расширились. Потом Король кивнул.

— Да будет так.

Когда ему протянули кольцо, Ран поцеловал огромный камень.

— В этом и многом другом, я не подведу вас, мой Господин.

Снова встав на ноги, он перевел взгляд на Сэкстона. Адвокат все еще смотрел на него с нечитаемым выражением, черты его идеально красивого лица смущали его… а еще были умные слова, которые он произносил с идеальной интонацией, и эта дорогая и модная одежда.

— Мой Господин, если позволите, — сказал мужчина. — Я провожу его? И самое время сделать перерыв на обед? У нас впереди еще три часа работы.

Ран смутно осознавал, что Роф сказал что-то, и Сэкстон ответил ему.

Все, на чем он мог сосредоточиться — что его снова втянули в это.

Последнее, чего он хотел, — это сражаться с кем-либо, шла ли речь о нападении или защите.

Он оставил насилие в прошлом.

Но Ран не мог отказать Королю. Или отрицать необходимость защиты юриста. Этот джентльмен был очень умным и являлся неотъемлемой частью работы Дома для аудиенций. Ран слышал много историй во время трапез в столовой. Сэкстон был незаменим.

Если повезет, то ему не придется никого убивать.

Он на самом деле ненавидел убивать.

Пусть и был профи в этом деле.


***


Просто люди.

Когда Ново и Джон Мэтью материализовались в тенях с подветренной стороны к той паре ночных бродяг, стало очевидно, что это не враги. Но это не значило, что парочка не несла потенциальной угрозы и, соответственно, ее можно было прихлопнуть. Нужна была провокация с их стороны, и это она могла устроить, плевое дело… но против правил.

Живи и не мешай другим, если только тебя не провоцируют на бой.

— Черт возьми, — пробормотала она.

Джон Мэтью кивнул. Потом указал в сторону, откуда они пришли.

— Да, вернемся на маршрут.

Двадцать минут спустя они прочесали первый отрезок своего сектора, и пришло время для повторного осмотра. И это забавно… пока они прочесывали квартал, Ново вспоминала первые пару ночей на поле. Одна из самых главных задач в этом деле — не беситься из-за того, что ты не дерешься каждую минуту своего патрулирования.

Почему-то она считала, что будет сражаться постоянно.

Фиг вам. Главное в этом деле — над чем она до сих пор работала — оставаться в постоянном фокусе без лишнего перенапряжения, когда минуты затишья растягиваются в пятнадцатиминутные и получасовые интервалы. Нужно быть начеку в последние секунды своего патруля, таким же бодрым, как и в начале ночи, ведь никогда не знаешь…

Когда заработал наушник, Ново подняла руку, заталкивая его поглубже в ухо.

— Дерьмо.

«Бойтесь своих желаний», подумала она, снова доставая пистолет.

Джон Мэтью похлопал ее по плечу, и она кивнула.

— Да, я прикрою слева.

Несколько секунд спустя они материализовались посреди заварушки. Пэрадайз и Фьюри сражались с убийцей, загоняя лессера в переулок. Но в дальнем конце показалось еще двое.

Быстро оценив ситуацию, Ново бросилась в атаку. При использовании пистолета велика была вероятность сопутствующего ущерба, поэтому она на бегу убрала огнестрельное и расчехлила один из кинжалов.

С обнаженными клыками и сердцем, полным ярости, она как поезд налетела на левого лессера, заваливая его наземь прежде, чем он успел сообразить, что происходит. Она вонзила кинжал в его кадык, а потом свободной рукой схватила за перед куртки и начала вбивать его череп в заледеневший асфальт, снова и снова.

Черная кровь брызгала на ее лицо, попадая в глаза и рот, тошнотворная сладость вместе с холодным воздухом, обжигавшим дыхательные пути, попадала внутрь.

На задворках разума Ново понимала, что нужно переключиться на следующего. Нужно вонзить кинжал в сердце гаденыша, отправляя назад к Омеге… а потом помочь остальным.

Но ее рука работала как поршень, а черное пятно на снегу становилось все шире. Самое охрененное? Убийца все чувствовал, боль от ее ударов отражалась на шокированном лице и в рваных вдохах.

Лессера можно «убить» лишь одним способом.

Нужно заколоть его в отсутствующее сердце. Так что она может продолжать так до бесконечности, бессмертный убийца будет чувствовать агонию от каждого удара, как от первого…

Рядом с левым ухом просвистела пуля, заставив ее поднять взгляд. Примерно в пятнадцати футах от нее, в переулке появился другой убийца, готовый поиграть, и у него в руках был малокалиберный пистолет.

Она бы посмеялась, не будь ствол нацелен на нее… чуть ближе, и ее ждет выстрел в упор.

Ново перекатилась, потянув недееспособного лессера на себя, используя его в качестве щита. В процессе она лишилась кинжала, но у нее оставались другие варианты… потянувшись к бедру, она достала пистолет, пропихнула его между конечностей лессера и открыла огонь.

Она попала новоприбывшему лессеру в плечо, удар отбросил его назад, но не сильно замедлил ублюдка… поэтому она продолжила стрелять, пока не опустошила обойму. Хорошие новости? Она сбила убийцу наземь. Плохие новости? В следующую секунду нежить снова стояла на ногах и жала на курок… достав второй пистолет.

Твою дивизию… Ново, отталкивая вялые конечности лессера, попыталась добраться до запасной обоймы.

Слишком поздно. Нескоординированно.

Ее убьют…

Краем глаза она уловила вспышку движения, и на опознание ушла всего секунда: Пэрадайз выпрыгнула из теней, становясь в низкую стойку, готовая завалить стрелка.

Слава Богу. Однако Ново не стала полагаться на волю случая. Она умудрилась вставить новую обойму и подняла пистолет, но не стала спускать курок, боясь зацепить коллегу…

Что-то пронеслось мимо пистолета Ново… прямо навстречу пулям, которые выпускал убийца. Вспышка слева. Настолько молниеносная, что она не могла понять, друг это или враг.

Но потом она увидела.

Пэйтон не дал Пэрадайз завершить атаку. Он налетел на нее, отбрасывая девушку в сугроб, уничтожая ее оборонительную стратегию, целью которой было спасение Ново.

Убийца с пистолетом опустошил обоймы, только чудом никого не зацепив, а потом он воспользовался возможностью для побега, развернувшись и бросившись со всех ног…

Недалеко он ушел. Зейдист занялся им, хлопок и вспышка света объявили о быстром устранении лессера.

С этим, а также благодаря подмоге, которая появилась на поле, битва закончилась также быстро, как и началась.

— Твою мать, да что с тобой не так?! — рявкнул Брат Фьюри.

Когда они с Джоном Мэтью приблизились, стало очевидно, что молчаливый боец был также Адски, Охренеть Как Зол.

Ново отпихнула от себя покрывало в виде лессера и подняла голову, чтобы понаблюдать за разбором полетов. Параллельно осматривая себя на предмет пулевых ранений.

Фьюри, тем временем, оторвал Пэйтона от Пэрадайз как липучку, и разве что не швырнул бойца через весь город. Когда Пэйтон с досадной ловкостью приземлился, началась жара.

Фьюри подошел к нему.

— Не хочешь объяснить, что за херня здесь только что случилась? — Брат ткнул пальцем в сторону Пэрадайз, которая уже встала на ноги и сейчас отряхивала снег с кожаных штанов. — Ты подверг опасности всю команду и жизни двух человек, в итоге этот убийца вернулся к Омеге.

Пэйтон скрестил руки на груди и уставился в точку над левым плечом. Потом прошелся туда-сюда и в итоге встал возле Ново.

— Пэрадайз была в беде.

— Прошу прощения? — изумилась девушка. — С какой стати?

Пэйтон избегал смотреть на нее.

— У него был пистолет. Он мог развернуться и выстрелить ей прямо в лицо.

— К тому моменту, как он бы увидел меня, я бы уже контролировала его оружие, — парировала она. — Он был сосредоточен на другом.

— Ты этого не знаешь. — Пэйтон покачал головой. — Вовсе нет.

— Нет, знаю. — Пэрадайз сократила расстояние, встречая его в лобовую. — Я оценила ситуацию и начала действовать. Если бы я не предприняла попытку обезоружить его, он бы мог убить Ново.

— И, повторюсь, ты этого не знала наверняка.

Ново закатила глаза.

Спасибо за беспокойство, говнюк.

И, п.с., почему вы спорите над моей душой?

Ради всего святого, так ей не подняться, если она, конечно, не хочет занять место судьи на ринге.

Пэрадайз вскинула руки.

— Мне не дали шанса это выяснить, верно? Потому что ты решил поиграть в гребаного героя, который мне был не нужен.

«Пошли проповеди», подумала Ново, еще дальше отпихивая от себя едва шевелившегося лессера и садясь.

— Это неприемлемо. — Фьюри достал телефон. — Ты не выходишь на поле до получения дальнейших распоряжений.

— Что?! — Перестав оглядываться через плечо, Пэйтон посмотрел Брату прямо в глаза. — За что?!

— За нарушение протокола. — Фьюри вскинул руку. — Рот закрыл. Могу заверить: чтобы ты ни сказал, легче тебе…

Из ниоткуда, по широкой дуге, в воздухе взлетел кинжал, целясь прямо в центр груди Ново.

Изо рта вырвался крик, когда она вскинула руки, пытаясь поймать предплечье лессера: тяжелораненый враг каким-то образом умудрился найти ее потерянный кинжал… и сделал все возможное, чтобы вернуть ей клинок. И немёртвый, вопреки всем ранам, был невероятно силен.

А ее руки соскользнули из-за черной крови, которую она пролила…

Кинжал вошел в ее сердце, прорезая бронежилет.

Боли не было, что, наверное, являлось плохим знаком, и Ново, рухнув на снег, смогла поднять голову и уставиться на казавшуюся нереальной, торчащую из ее грудины рукоять кинжала, который все еще сжимала рука лессера.

Странно, но она обратила внимание на белое облако, вырвавшееся из ее рта, выдох рассеялся в ночи, будто его и не было. А, может, это душа покинула ее тело?

Последнее, что она увидела — лессера, улыбающегося над ней, его безумные счастливые глаза светились от триумфа, изо рта сочилась черная кровь, когда он начал смеяться.

А потом его голова взорвалась, с какой-то стороны прилетели пули, разрывая кости и распыляя мозги тонким слоем на обжигающе-холодном ночном воздухе.

На этом все.

Ново потеряла сознание, ее засосала огромная черная дыра, Мрачный жрец накрыл ее своим плащом, и ткань была столь плотной и тяжелой, что она не могла противиться ей.

Последней мыслью стало признание, что именно такой исход она предсказывала себе в то мгновение, когда заполняла заявление в учебную программу. Что удивляло? Все произошло охренеть как быстро.

Она была уверена, что протянет год или два.


Глава 7 | Кровавая ярость | Глава 9



Loading...