home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IX

Если в военных делах у Петра дела шли замечательно, то семейная жизнь складывалась у него всё хуже. В 1693 году умер грудным младенцем сын Павел, всё бы ничего, обычное дело, но после смерти в январе 1694 года матери, Натальи Кирилловны, которая пыталась влиять на него, чтобы он стал менее ужасным супругом, Пётр потерял к жене особый интерес. Ему удавалось, однако, сохранять видимость нормальных отношений, впрочем это было не так уж сложно: в Москве Пётр почти не бывал, всё время то в походе, а то решал вопросы в поездках по царству.

А тем временем русский военный флот строился. Очень пригодились закладки на просушку леса прошлых лет, произведённые благодаря озарению Петра. «Царский» корабль, был построен под личным патронажем Петра, из соображений национального престижа русскими мастерами: Федосеем Скляевым и Лукьяном Верещагиным. По этим же соображениям он был спущен на воду первым.

В Воронеже, в присутствии большого количества зрителей необыкновенно красивый корабль торжественно сошёл со стапелей.

— «Гото-Грация» 58-пушечный, длиной 36 и шириной 9,5 метра![12]— продекламировал как мажордом при приёме важных гостей Апраксин. Он курировал все общие вопросы Азовско-Черноморского флота и был в курсе.

— Мин херц, а отчего название кораблю поменяли, — поинтересовался отозванный из Кафы Меньшиков у Петра, — ты же хотел поначалу «Гото-Предестинация»?

— Да, Саша, хотел. «Гото-Предестинация» — «Божье Предопределение». А вдруг ему предопределена злая судьба? Пусть будет лучше «Божьей Милостью» — даже если и уготовано ему плохое, а Бог смилуется и даст чего хорошего.

— В названии ли дело? На бога надейся, а сам не плошай! — усмехнулся Меншиков.

— Верно, конечно. Ну так хоть что-то, и то хлеб…

В мае 1695 года у Петра было уже 17 больших морских судов. Кроме «Гото-Грация» и уже участвовавших в Азовско-Крымском походе кораблей «Святой Петр» и «Святой Павел», это были 62-пушечный «Скорпион», 46-пушечный «Крепость», 52-пушечный «Отворенные врата», 50-пушечный «Безбоязнь», 34-пушечный «Благое начало».

Дальше у крёстных отцов флота фантазия разыгралась буйнее и пошли близкие и понятные любому моряку «Три рюмки», оставим за скобками уместность таких мыслей в служебное время. Стоит упомянуть «Весы» — видимо строился на средства купцов. Ну и под конец, имя корабля абсолютно скрывающее, что именно имели в виду его назвавшие, но допускающее самые невероятные толкования: «Стул».[13]

С такой силой, да ещё в соединении с уже имеющимися судами русский флот вполне мог рассчитывать на успех в противостоянии в черноморской эскадрой турок, которым приходилось распределять свои военно-морские силы по всему средиземноморью.



* * * | Санкт-Петербург на Дону | * * *



Loading...