home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IV

Сегодня Петру не спалось. В очередной раз повспоминав свои видения он понял, что чего-то в них не хватает. Куда-то делись в России цари. Сначала царём был он, тут всё понятно. Потом он уже император, хотя как такое случилось Пётр не понял, ведь следов о том, что Константинополь и Рим (или хотя бы один из них) стали частью Московского государства в озарениях обнаружить не удалось. Потом были разные тётки, дядьки, которые были императрицами и императорами соответственно, а затем всё запуталось, монархи пропали, а появились какие-то посторонние деятели со странными названиями высшей государственной должности. Пётр совершенно не понимал что случилось. Он ворочался, пока не улёгся на спину и не стал разглядывать пляшущие на потолке тени от пламени свечи. Полежав так некоторое время Пётр заметил, что тени уже двигаются не хаотично, а складываются в фигуры людей, а потом откуда-то появился и звук.

Царь смотрел фильм про историю царствования своих потомков.

Просмотр потряс, возмути, разозлил и пробрал его до самого мозга костей.

— Вот суки! — звенело в голове у царя, после того, как отгремели выстрелы в подвале дома инженера Ипатьева, а на полу остались лежать его потомки: Николай II с женой и пятеро детей, которых деловито достреливали и добивали штыками.

Этого я допустить не могу! Надо что-то сделать, ну ладно Пётр III, Павел I, — дело житейское, но это, это уже вообще совсем!

— Вставай, Алексашка! — ткнул пяткой Пётр мирно дрыхнущего возле царской спальной лавки Меншикова, — царь думать будет.

— Ага, — сонно зевнул царский наперсник, и без дополнительных указаний побрёл в людскую за свечами и квасом.

— Пирогов ещё принеси, с зайчатиной, и ещё чего по-быстрому — напутствовал его Пётр — с ними лучше думается.

Итак, разложим по полкам предметы головной боли. Чтобы династия не закончилась так печально нужно поменять в стране …что? Наверное, даже нет, точно — в первую очередь ликвидировать нищету народа. Для начала хотя бы постараться избавиться от голода.

Тут у нас одна дорога — распахать Дикое Поле, которое, вот незадача, пока вообще под нашими врагами, то есть для решения вопроса внутреннего надо решить вопрос внешний.

А что в целом с внешней политикой?

Турция, Швеция, Польша и Китай, хе-хе. Остальных, поскольку нет границ, а значит нет непосредственной угрозы можно пока не опасаться. Хотя, конечно, Англия, Франция и Римская Империя нам спать спокойно не дадут.

Китай пока не к спеху: далеко и неудобно расположен. И союзников там у нас надёжных нет. Нерчинский договор поставил нас на место.

Польша вроде союзник. Вместе против османов воюем. Но как-то ненадёжно там всё.

В отношении Швеции ситуация более стабильная. Они итак владеют по нашим границам всем чем можно, да и нельзя: Ижорской землёй, например, древней новгородской. А могут захотеть и большего.

Остаётся Турция с которой, оказывается, мы воюем. Этот сосед, особенно его вассал — хан Крымский, самые беспокойные. Будь с ними добрососедские отношения, так можно и на наших землях нормально народ прокормить, но эти уроды просто житья не дают! Никакой стабильности, понимаешь. Пожалуй, это действительно самое важное во всей нашей внешней политике. Не зря воюем.

Что же у нас внутри державы? Не блестяще, по перспективы есть. Кроме бедности крестьян это Раскол и слабая промышленность. Это ещё не касаясь вопроса власти: престолонаследия и похеренного Софьей Земского собора.

Дел невпроворот. Поэтому решать вопросы будем по очереди. С Расколом уже дело пошло, поэтому теперь вопрос первый — война.

Так, за мыслями о стране и народе, Пётр доел намазанный маслом кусок хлеба, как готовят у кукуйских немцев, успокоился, да и лёг спать дальше.


* * * | Санкт-Петербург на Дону | cледующая глава



Loading...