home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Окончание разговора вышло скомканным. Не знаю, чего девчонки хотели добиться своими словами, но… Зерно сомнения в моей голове они посеяли.

Правда, я не думаю, что у Криса вдруг вспыхнули ко мне какие-то чувства, ведь это бред, самый настоящий бред или…

Нет! Нет-нет-нет! Не смей даже думать об этом! Путь магистр остается только моим преподавателем!

 «Знаешь, в их словах есть смысл… С чего бы Крису так стараться?»

Смысл…

«И как ты предлагаешь это узнать? Спросить: Уважаемый магистр, а вы часом не запали на меня?!»

Смеется он, а вот мне с их домыслами-смыслами вовсе не весело!

«А что? Это замечательный план! Огорошить потенциального ухажера вопросом и можно тащить в свою пещеру, пока он тепленький!»

«Ты это о чем сейчас?»

«Да так…»

После таких намеков идти к декану совсем не хотелось, точнее не так. Хотелось, но боюсь, посмотрев на него, я буду мяться и мямлить, вспоминая все предположения девчонок и Ура. Хотя встреча с отцом все же худший вариант. И прежде, чем идти к нему, нужно набраться смелости.

Поэтому, постояв несколько мгновений у приемной магистра зельеваренья, сбежала дальше по коридору, к кабинету Криса. Лучше злой и якобы влюбленный декан, чем откровенная ненависть собственного отца.

Место Тисы до сих пор пустовало, даже странно, почему это столь вакантная должность еще никем не занята? Или мужчина боится, что очередная секретарша решить прибрать его к рукам?

У двери кабинета задержала дыхание и, не дав себе время на сомнения, тихо постучала.

— Войдите! — громкий и злой голос магистра заставил вздрогнуть всем телом.

Сбежать, пока не поздно?

— Войдите!!! — еще громче повторил Крис, и я, зажмурившись, толкнула хлипкую деревянную преграду.

— Можно? — пробормотала неуверенно и осторожно приоткрыла глаза.

Декан поднял на меня взгляд и замер, поднеся старомодное перо к какой-то папке. Молчание затянулось, а я стояла на пороге и не знала, что сделать.

Извиниться за профессора Ройла, что выгнал тогда Криса? Или пролепетать какую-нибудь чушь в стиле: как я по вам скучала?

Пока раздумывала, мужчина медленно поднялся из-за стола и усмехнулся:

— Даже не представляешь, как я рад тебя видеть!

По странным искрам в его глазах поняла — меня ожидает незабываемая практика. Какая тут влюбленность? Да у него на лице написано — мне скучно, ищу объект для издевательств! Они же с Уром невероятно похожи!

«Но-но, я-то цветок, а не мужчина в расцвете сил с определенными желаниями. И уж точно никак не могу влюбиться в хорошенькую адептку!»

— Когда начнем занятия? — выпалила раньше, чем мне озвучили дальнейшие планы.

Отвечать на слова вредного растения не стала.

— Так не терпится продолжить обучение? — мужчина приподнял одну бровь и наклонил голову набок, будто изучая меня своим пристальным взглядом.

А он симпатичный… Даже темные, а порой и вовсе черные, глаза не пугали, наоборот, добавляли таинственности и мужественности. И руки у него сильные, и голос завораживающий…

Вот! О чем я только думаю!!!

«В правильном направлении работают твои мысли! В ПРА-ВИЛЬ-НОМ!» — тут же вклинился Ур, и я чуть не зарычала от досады.

«Еще одно слово, и я верну тебя в беседку!»

Растянула губы в улыбке и уже вслух ответила:

— Не представляете, та-а-ак соскучилась по практике!

Крис ухмыльнулся и задал провокационный вопрос:

— Что, и по мне скучала? — от игривых ноток в его голосе не сразу нашлась, что ответить.

Почему-то в мыслях появилась картинка, как я подхожу к нему и, вскинув руки, провожу подрагивающими ладонями по плечам.

— Скучала, — сорвалось с губ прежде, чем успела об этом хорошенько подумать.

— Правда? — без тени улыбки переспросил мужчина, сделав пару шагов в мою сторону.

Пришлось в спешке придумывать «оправдание»:

— Конечно. Мне не на ком было все эти дни испытывать мою магию! — попыталась перевести все в шутку, но если судить по странно вспыхнувшим глазам мужчины, он мне не особо поверил.

Все-то он знает… Почувствовала, как краска заливает лицо, и попыталась перевести тему:

— У меня останется особое расписание или можно занимать вместе с остальными некромантами?

Магистр вновь лукаво улыбнулся, но развивать тему наших «трепетных» отношений не стал. И на том спасибо.

—   После занятий профессора было бы глупо заставлять тебя отсиживаться в одиночестве. К тому же тебе нужно учиться общаться с окружающими и при этом не полыхать от эмоций. Думаю, пришло время начать посещать общие занятия. Ну, и раз ты так жаждешь продолжить практические занятия, то мы можем отправиться в спортивный зал прямо сейчас.

Не думала, что все так быстро...

—   Господин магистр, а можно немного позже?

Крис попытался сдержать улыбку и говорить серьезно, вот только глаза полыхали лукавыми огоньками:

—   Что, уже передумала? Жаль, очень жаль...

—   Я хочу встретиться с отцом... — пробормотала тихо и без приглашения прошла к дивану у стены.

Опустившись на мягкую обивку, пояснила:

—   Хочу узнать о матери.

Сердце замерло на миг и тут же ускорило бег. О своей родительнице я почти ничего не знала, а отец каждый раз отмахивался от моих вопросов. Так что о родственниках с ее стороны, и о жизни до замужества я знала в общих чертах.

—   Я пойду с тобой, — твердо проговорил магистр и опустился рядом со мной на колени.

От его предложения потеряла дар речи на какое-то мгновение, да и когда решила заговорить, мысль никак не оформлялась в слова.

—   А... э-эм... может быть, не надо?

Каюсь, его предложение было таким заманчивым, что я бы с радостью согласилась, вот только...

Он и так для меня столько сделал и продолжает делать, что пользоваться его помощью еще и тут просто верх наглости.

—   Так хочется остаться с отцом наедине? — мужчина криво улыбнулся и хотел подняться на ноги, а я удержала его, взяв за руку.

—   Совсем не хочу, но... Я же не смогу вечно бегать от него? И рано или поздно нам придется поговорить.

Крис скользил внимательным взглядом по моему лицу и отчего-то грустно улыбнулся.

—   Тут ты права.

Отпускать мою ладонь он не спешил, наоборот, сжал ее крепче и посмотрел в глаза.

—   Но со мной встреча пройдет не так болезненно, — на последнем слове он запнулся, а я скривилась.

Больно будет в любом случае, и совсем не уверена, что смогу спокойно реагировать на колкие слова отца. Как бы все это время я не уверяла себя, что его равнодушие и безразличие меня совсем не трогает — это ложь... Я слишком привыкла любить его, несмотря на странное и порой даже холодное обращение, ведь кроме него у меня никого не осталось.

—   Если вам будет не сложно... — пробормотала тихо, сдаваясь.

Декан ободряюще улыбнулся и поднялся.

—   Хочешь, выпьем чаю. а потом пойдем?

Отрицательно покачала головой и неуверенно проговорила:

—   А... зачем вам это?

Нет, выяснять отношения с Крисом совсем не хотелось, да и вопреки убеждениям девчонок и Ура я не верила в какие-то полыхающие чувства мужчины, но причина... В чем тогда причина его заботы? Или я ищу тайну там, где ее нет?

—   Зачем — что? — переспросил магистр и, вернувшись к столу, закрыл папки.

Он окинул внимательным взглядом комнату, кивнул каким-то своим мыслям и вновь посмотрел на меня.

Повторить такой простой вопрос оказалось сложнее, чем я думала:

—   3-з-зачем вам... носиться со мной, тратить свое личное время... — пролепетала совсем неуверенно, стушевавшись под насмешливым взглядом Криса.

—   То есть просто так я помогать не могу? Обязательно должен быть какой-то подтекст? — мужчина сделал пару шагов к выходу, не отрывая от меня глаз.

Странный ответ озадачил еще больше.

—   Ну... я не знаю... — поднялась с дивана и прошла вслед за деканом к двери.

—   Давай будем считать, что мне просто нравится тебе помогать.

Да ну?! Вот так причина...

—   Правду не скажите?

—   Так это и есть правда! — слова прозвучали все с той же насмешливой улыбкой на губах и странным блеском в потемневших глазах.

Вот и спросила, вот и поговорили...

«А задай ему прямой вопрос, может, ответит?» — подначил меня вездесущий цветок.

Но я отвечать не стала, и так поставила себя в неловкое положение перед Крисом! Помогает? Нравится ему это? Буду наглеть и пользоваться его добротой, пока он не потребует плату за услуги.

«Какие у тебя мысли интересные!» — ехидно отозвался Ур.

Тем временем мы вышли из приемной и оказались в коридоре. До кабинета отца идти всего несколько шагов, но они показались мне самыми тяжелыми... Не убежала только потому, что дала обещание профессору поговорить с родителем, а иначе... Я бы предпочла перерыть библиотеку, ночами выискивая информацию, или вовсе бы отправилась на Ясус за ответами, но все «если» пришлось отбросить.

На этот раз в приемной отца за секретарским столом сидела девушка. Ее я видела впервые, а потому застыла на пороге, разглядывая худощавое телосложение, бледную, почти прозрачную кожу на лице и темные круги под глазами. Она мне неуловимо кого-то напоминала, но кого именно?

Крис подтолкнул меня вперед, мимолетно сжав кончики пальцев в качестве поддержки, и обратился к девушке:

—   Алисия, мы к магистру, он у себя? — девушка подняла на мужчину взгляд, в глубине которого тут же промелькнул какой-то странный огонек, и она буквально расцвела на глазах.

Щеки окрасил бледно-розовый румянец, а бескровные губы растянулись в приветливой, я бы даже сказала, приторной улыбке. Еще одна охотница на декана? Боюсь, в скором времени Крису подольют еще какую-нибудь гадость... И от этого осознания стало не по себе. Точнее именно страстные взгляды еще больше убедили меня, что не стоит привыкать к симпатии мужчины!

—   Ох... да... магистр у себя... — она принялась сбивчиво бормотать себе под нос, одновременно пытаясь стряхнуть с белоснежной блузки несуществующие пылинки и съесть взглядом бедного декана.

—   Мы войдем, — не спрашивая, а утверждая, бросил Крис и взглядом указал мне на дверь кабинета.

Руки тут же похолодели, а перед глазами появилось равнодушное лицо отца, когда он мне рассказывал о перспективах замечательного замужества. И ведь ему действительно было все равно, что я чувствовала тогда, что я бы чувствовала, окажись женой Тима, и наверняка ему безразлично, что я чувствую сейчас!

Стиснув руки в кулаки, сделала последний шаг и без стука открыла дверь.

Отец сидел за своим письменным столом, низко склонив голову, и что-то сосредоточенно вычерчивая на огромном листе бумаги. Края листа свисали по краям и, даже с такого расстояния я смогла рассмотреть ровный ряд формул, геометрические фигуры и непонятные символы.

—   Я занят, зайдите позже! — бросил он, не поднимая глаз.

Когда-то я уже это слышала... Вот только сейчас позвать его привычно «папа» не было ни сил, ни желания, и тут меня выручил декан.

—   У нас к вам разговор, господин магистр!

Родитель тут же замер, а когда поднял взгляд, в нем полыхало столько ненависти, что я непроизвольно сделала шаг назад, прижимаясь спиной к груди Криса.

—   Р-р-разговор! — прошипел сквозь зубы отец и тут же щелкнул пальцами.

Исписанное полотно исчезло со стола, а магистр опустился на стул, вцепившись пальцами в край столешницы. Мне показалось, что он с трудом боролся с желанием запустить в нас каким-нибудь заклинанием...

—   Именно, — невозмутимо подтвердил декан, подтолкнув меня вперед, не выпуская из объятий.

Отец следил за ним полыхающим взглядом, а меня как будто вовсе не замечал. Сердце сжалось от обиды и боли, но я решила взять себя в руки.

—   Господин магистр, в свете последних событий, я бы хотела знать, кем была моя мать.

Ну вот я это сказала, даже голос не дрогнул. Крис ободряюще сжал руки на моих плечах, и этого оказалось достаточно, чтобы набраться смелости и посмотреть прямо в глаза отцу.

Он наблюдал за мной с каким-то странным выражением лица, а потом прищурился, пытаясь рассмотреть пристальнее, и дрогнувшим голосом спросил:

— Блок... сняли?

С трудом удержалась, чтобы не скривиться. Отец меня боится? Иначе как еще объяснить то, что он побледнел, сравнявшись цветом с тем самым листом бумаги, который не так давно лежал у него на столе?

—   Сняли, — не обращая внимания на злость, поднимающуюся из самых глубин моей души, ответила спокойно.

Страх и ненависть — два самых страшных чувства, которые убили в этом человеке любовь. Ведь он любил мать, по крайней мере, в это мне хочется верить.

Отец метнул какой-то затравленный взгляд на Криса, а потом вновь на меня:

—   Ты... уже использовала магию?

Коротко кивнула, сжав руки в кулаки.

—   Я хочу знать, кем была мама! — подтолкнула его к разговору.

Если он и дальше будет бледнеть и трястись, боюсь, что сорвусь, и вряд ли амулет справиться с моими эмоциями.

—   Ты как была глупой девчонкой, так ею и осталась! — презрительно процедил отец, превращаясь из раздавленного человека в кладезь ненависти, но я постаралась не принимать его слова близко к сердцу.

После, когда останусь наедине, я вволю ульюсь слезами, погрожу в небо кулаком, проклиная богов за столь щедрый подарок в виде ненормального родителя. Сейчас я получу от него ответы!

Не дождавшись от меня никакой реакции, отец горько усмехнулся и тихо заговорил:

—   Твоя мать с Ясуса, об этом ты уже догадалась. Вот только, если ты считаешь, что я отвечу на все вопросы, спешу тебя огорчить. Твоя мама никогда не рассказывала мне о том, почему сбежала с родины, почему так боялась выдать себя и от кого скрывалась. Я не знаю НИ-ЧЕ-ГО!

Сбежала, скрывалась, боялась?!

Каждое слово эхом отозвалось в сознании, заставив задержать дыхание. Но... Ничего не понимаю!

—   Что ты хочешь этим сказать? — пробормотала вмиг охрипшим голосом.

Отец ухмыльнулся, видимо, довольный моей реакцией на его слова, и развел руки в сторону.

—   Только то, что уже сказал. Твоя мама поступила в академию, скрыв свои способности, и о них я узнал спустя два года после нашей свадьбы.

Как же? Это получается, я ничего не узнаю? Что ниточки моего родства вот так просто оборвутся?

—   Но она должна была хоть что-то рассказать о своей семье. О своем даре, о...

—   Она ничего мне не говорила! — вдруг разозлился отец.

Понимание пришло случайно.

—   Тоже не доверяла?

Родитель вздрогнул всем телом, будто я его ударила, и гневно выплюнул:

—   Что ты можешь знать!

Действительно, что я могу знать...

—   Она тебя хотя бы любила или использовала как прикрытие? — не знаю, зачем сказала последние слова, просто мне так захотелось сделать ему больно, заставить страдать.

Но вопреки ожиданиям, месть на вкус оказалась не такой сладкой, как о ней говорят.

Потухший безжизненный взгляд отца не заставил прыгать от радости, наоборот, я почувствовала себя такой же, как он, пытающейся сделать больно единственному родному человеку, лишь бы заглушить собственные страдания.

—   Прости, — прошептала едва слышно и, выпутавшись из объятий молчавшего до этого Криса, выбежала из кабинета.

Все мысли разбежались, оставив после себя звенящую пустоту. Я не обратила никакого внимания на недовольный цепкий взгляд новой секретарши, вышла из приемной и прислонилась к прохладной стене.

Где-то вдалеке слышались голоса адептов, возвращающихся с занятий, топот ног и скрип дверей. Все это было где-то, а я была здесь, одна и совершенно никому не нужная.

—   Катрин? — тихо позвал знакомый голос, и я с трудом подняла голову, чтобы встретиться с обеспокоенным взглядом декана. — Пойдем, — хмуро бросил он и потянул за собой, но я отрицательно качнула головой и еле выдавила:

—   Не надо, я пойду к себе...

Очень хотелось остаться наедине с самой собой, где не нужно ни перед кем выворачивать душу наизнанку и прятать непрошеные слезы.

—   Ну да, к себе, — с налетом сарказма отозвался Крис и, больше не говоря ни слова, подхватил меня на руки, хорошо, что до его кабинета было не больше пары шагов, вряд ли нас кто-то увидит. — Вот как перестанешь мраморной статуей быть, так сразу отправлю тебя к себе, а пока...

Он говорил что-то еще, а я погрузилась в свой собственный мир воспоминаний и боли.

Я всегда знала, родители любят друг друга. Помнила искрящиеся глаза матери, мягкую улыбку отца... А теперь... Теперь мне кажется, что все это рисовала лишь моя фантазия! И все эти годы я тешила себя иллюзией, не замечая открытой неприязни отца, не понимая жалости в глаза Марты. Была уверена, что отец до сих пор не смирился со смертью жены, а получается... Получается у этой медали есть оборотная сторона. И она отнюдь нелицеприятная.

—   Пей! — к губам приложили теплую кружку, и я послушно отпила немного жидкости.

Не чай, какой-то отвар с успокаивающими травами, только странно, что он совсем не противный, а очень даже приятный на вкус.

Пока я витала в собственных мыслях, Крис принес меня в кабинет, устроил на узком диванчике и накрыл ноги пледом.

Как ни странно, слез не было. Была тупая ноющая боль в том месте, где должно было биться сердце, а в душе... В душе бурлила смесь из самых разных эмоций.

—   Спасибо, — прошептала тихо и протянула мужчине полупустую кружку.

—   Может быть, все выпьешь? — переводя обеспокоенный взгляд с меня на ароматный отвар, спросил декан.

—   Я так плохо выгляжу? — попыталась улыбнуться, но получилось с трудом.

—   Очень, — искренне заверил Крис и, отставив кружку на маленький круглый столик, взял в свои руки мои холодные ладони. — Справимся! Мы со всем обязательно справимся!

В его словах было столько уверенности, что я непроизвольно прониклась еще большей симпатией.

—   Никогда раньше не думала, что совершенно чужого человека моя судьба будет волновать гораздо больше, чем собственного отца.

Магистр грустно усмехнулся и поднес мою ладонь к своим губам:

—   Я бы не хотел, чтобы ты считала меня совершенно чужим.

Случись этот разговор гораздо позже, я бы непременно нашла странный подтекст в его словах, а сейчас... Сейчас я видела мужчину, который всего лишь претендует на дружбу и не более того! Или я себя обманываю? Не хочу видеть очевидных вещей? Или...

Это просто действие успокоительного, после которого жутко хочется спать...

— Хорошо, я буду считать вас добрым волшебником. Моим добрым волшебником. Последние слова, кажется, я произнесла уже где-то в стране грез.


***

Так хорошо было плыть на мягких облаках, они будто были сотканы из тепла и заботы. Ограждали меня от внешнего мира, даруя защиту.

Но все хорошее рано или поздно заканчивается, вот и я проснулась, а чувство спокойствия осталось где-то там, в стране грез...

Открыла глаза и огляделась. Я лежала все на том же узком диванчике, в кабинете декана, заботливо накрытая пледом. Сам же хозяин комнаты обнаружился за письменным столом, сосредоточенно изучая какую-то папку.

Тусклый свел лампы рисовал на его лице причудливые тени, и я невольно улыбнулась. Все-таки господин магистр заслуженно носит звание любимца женщин.

Отвлекать Криса не стала, просто прикрыла глаза, сделав вид, что еще сплю.

«Ур, что теперь делать?» — даже в мыслях голос показался жалобным.

Слова отца, что мама бежала с Ясуса и кого-то жутко боялась, крутились в голове, не давая покоя.

И что мне делать с еще одной тайной?! Их и так собралось немало.

«Узнать, от кого бежала твоя мама, и самое главное, почему, мне кажется, просто невозможно!» — тяжело прошелестел цветок.

Это я понимаю, но...

—   Я бы не верил твоему отцу так просто, — совершенно спокойно отозвался Крис, и я резко открыла глаза.

Откуда он узнал, что я уже не сплю, ведь даже не смотрит в мою сторону!

—   Ты сопишь и шевелишь губами, когда беседуешь со своим другом, — мужчина поднял взгляд от папки и улыбнулся.

Память тут же подкинула наш странный диалог до того, как я уснула, и щеки вспыхнули от смущения.

Я его на самом деле назвала «моим добрым волшебником»?

«Назвала!» — поддакнул цветок, и я с трудом удержалась от стона разочарования. Вот как меня угораздило? Кошмар какой-то...

—   А... м-м-м... думаете, отец врет? — выдавила смущенно, стараясь отогнать мысли о своих глупых словах.

Может быть, Крис забыл о них и никогда не вспомнит?! Это будет просто идеальным вариантом! Да и в любом случае, все можно списать на то, что я была расстроена, под действием успокоительного отвара и вообще не отдавала отчет своим словам!

«Ну да, надейся! — ехидно бросил Ур и, прежде чем я успела ему хоть что-то ответить, улизнул: — Кажется, меня кормить пришли! Я пойду!»

Вот ведь, вредность скучающая!

—   Не то чтобы врет, — задумчиво пробормотал декан и поднялся со стула, — но определенно очень много не договаривает...

—   И как заставить его говорить?

Крис невесело усмехнулся.

—   Пока не знаю, но мы что-нибудь придумаем, — мужчина обошел стол и опустился на диван, положив мои ступни себе на колени. — Есть какие-то мысли по этому поводу?

Стараясь не думать о том, что лежать вот так не совсем прилично, попыталась вспомнить хоть что-то:

—   Можно поговорить с Миртой, нашей экономкой, но не уверена, что она хоть что- то знает.

Декан хмуро кивнул и посмотрел в сторону окна. Там, за неплотными шторами, были видны лучи заходящего солнца.

—   Я долго спала?

—   Не очень, — Крис улыбнулся краешком губ. — Но успела захрапеть.

Что?!

—   Я не храплю! — тут же возразила и недовольно поджала губы.

И только когда плечи магистра подозрительно затряслись, поняла, он опять надо мной подшучивает.

—   Вам это нравится? — буркнула едва слышно, а когда мужчина посмотрел на меня и вопросительно приподнял брови, пояснила. — Нравится, постоянно подшучивать надо мной?

—   Очень нравится, ты, когда злишься, выглядишь забавно.

Так вот в чем дело!

—   Ха-ха-ха! Очень рада, что веселю вас!

Все, я окончательно обиделась. Сложила руки на груди и стала рассматривать узор на мягком пледе, а спустя пару минут, так и не дождавшись никаких слов со стороны магистра, украдкой посмотрела на него.

Крис сканировал меня каким-то странным взглядом, а от мягкой улыбки на губах по телу прошла едва заметная дрожь.

—   Что еще вы задумали? — прошептала тихо, почему-то голос изменил мне в самый не подходящий момент.

Я же как бы обижаюсь, и вообще...

—   Ничего особенного, — отмахнулся Крис и улыбнулся шире. — Просто у нас с тобой практика начнется через пару минут.

Практика! Точно!

Быстро выпуталась из пледа и буквально скатилась на пол, но стоило сделать резкое движение, как комната поплыла перед глазами.

Если бы ни господин магистр, я бы упала на пол.

—   Осторожнее, — мягко прошептал он, и я подняла голову, чтобы столкнуться с горящим взглядом мужчины.

Очередная волна смущения накрыла меня с головой, и я сдавленно пробормотала:

—   Эм-м-м... спасибо, — попыталась отстраниться, но Крис не спешил выпускать меня из объятий.

«Неужели девочки и Ур оказались правы?» — успела испуганно подумать, прежде чем декан пояснил:

—   Не за что, после успокоительного отвара такое бывает!

Да, бывает... Всякое в жизни бывает...

Мужчина осторожно провел по моей щеке кончиками пальцев. У меня перехватило дыхание от нежности, которой так и веяло от его прикосновения.

—   Пойдем? — хриплым шепотом спросил он, пока я пыталась найти в себе силы, чтобы отстраниться от него.

В ответ смогла только кивнуть. Он первым сделал пару шагов назад, увеличивая расстояние между нами, и махнул рукой в сторону двери.

Когда мы вышли из кабинета, Крис взял с секретарского стола сложенные вдвое листок.

—   Твое новое расписание, — с этими словами он протянул его мне.

Посмотреть, что нового ждет меня на этот раз, в присутствии декана не решилась. Я пыталась привести свои чувства в относительный порядок, радуясь, что эту странную сцену не застал цветок.

Стоило оказаться в коридоре, как Крис открыл портал и пояснил:

—   Так будет быстрее и меньше любопытных глаз.

О! В этом он прав! Любопытные адепты — самое страшное орудие пыток!

Стараясь отвлечься от мыслей о моей довольно странной реакции на поступки Криса, задумалась о том, что особенного написано на небольшом листке.

У спортивного зала, к счастью, никого кроме нас не было. Да собственно это не удивительно. Эта часть учебного корпуса находилась немного в стороне от основных коридоров академии, редко кто из учащихся прогуливался здесь.

Открывая ключом двери, декан бросил на меня насмешливый взгляд, а как только мы оказались вне власти привычного течения бытия, предложил:

—   Можешь пока изучить расписание, чтобы не лопнуть от нетерпения!

Стало смешно.

—   Так заметно мое любопытство?

Крис подмигнул и утвердительно кивнул.

—   Заметно. И похвальна тяга к знаниям!

От похвалы смущенно улыбнулась, да и вообще, больше не чувствовать себя глупой дурочкой было невыразимо приятно. И особенно приятно, что теперь и Крис больше не будет считать меня малообразованной магичкой!

Под насмешливым взглядом магистра развернула листок и пробежала глазами по ровным строчкам.

Что же, расписание некромантов куда насыщеннее боевого немагического факультета. Помимо самой некрологии, уже знакомых боевых искусств и целительства, меня ожидают лекции по практической медитации, смертельным плетениям, защитным чарам, магии рун, анималогии. И это только предметы, связанные с магией!

—   Ничего себе... — пробормотала пораженно.

—   Да, лишнего времени у тебя почти не останется. Кстати, наши индивидуальные занятия я включил в официальное расписание, чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов, — на последних словах он сделал особенный акцент.

Нахмурилась и посмотрела в глаза Крису:

—   А у кого-то возникают вопросы?

Саркастическая улыбка коснулась его губ, но прямого ответа на свой вопрос я так и не дождалась.

—   Не важно, — отмахнулся декан и кивнул на расписание. — Не сдашься?

Теперь пришел мой черед ухмыляться.

—   Я десять дней была с профессором Ройлом, мне теперь никакие лекции не страшны!

—   Точно, как я мог упустить этот пункт, —только и ответил мужчина, опускаясь на маты. —Давай начнем занятие.

Вопреки напускной смелости мне было вновь страшно. Да, теперь я знала, как потянуть нужную нить, как поставить щит, чтобы оградить не только себя, но и тех, кто рядом, хотя... Ведь это только теория! На практике все может оказаться гораздо сложнее!

—   Расслабься и не трясись так, — строго проговорил декан и взял меня за руку, потянув вниз. — Давай начнем с уже знакомой тебе целительской магии, а потом решим, что практиковать дальше.

Не в силах вымолвить хоть слово, едва заметно кивнула и присела напротив мужчины.

Тяжело вздохнув, сняла амулет и положила рядом с собой.

Стоило только закрыть глаза и расслабиться, как магия, будто ласковый питомец, прокатилась по телу, пропитывая теплом каждую клеточку. Невольно улыбнулась и, четко следуя указаниям профессора, которые отложились в голове как свод строго устава, потянула желтую искрящуюся нить.

— Молодец! — тихо похвалил Крис.

Я приоткрыла глаза и с удивлением воззрилась на свои руки. Их окутало плотным желтым светом, который был похож на клочья тумана.

—   Что ты чувствуешь? — стараясь не спугнуть, спросил декан, и я прислушалась к своим ощущениям.

—   Такое ощущение, что внутри меня тлеет небольшое пламя. Приятно и тепло.

Крис удовлетворенно кивнул.

—   Запоминай каждое ощущение. Если оно поменяется, даже на самую малость, стоит прекратить сеанс, поняла?

Вновь кивнула и попробовала развести руки в стороны. Свет протянулся толстым слоем от одной ладони к другой и полыхнул немного ярче.

—   Магия требует выхода, раз уж ты ее призвала, используй!

—   Как использовать? — непонимающе переспросила, но Крис не ответил, успела лишь заметить блеск лезвия рядом с его рукой.

Опять? Он это серьезно?!

Эмоции нахлынули с такой силой, что я не заметила как свет из желтого, превратился в темно-серый с черными прожилками и, не думая о последствиях, выкинула вперед ладони.

Раздался звон металла, и удивленный возглас магистра:

— Ты что творишь?


Глава 9 | Отворотное зелье. Цена счастья | Глава 11



Loading...