home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Первой меня заметила разноцветная воздушница. Эсса скривила губы, будто что-то кислое хлебнула, и теснее прижалась к Тиму.

Глупая, не нужен мне это гад, во всяком случае, ни как объект любви и прочей ерунды.

Я как вспомню его холодные пальцы на моей руке в храме, так тут же тошнота к горлу подступает, что уж говорить о симпатии!

Но вот выпустить пар и хоть чем-то насолить стихийнику очень хотелось, до покалывания на кончиках пальцев, до бешеного стука сердца.

Нацепив на лицо самую дружелюбную улыбку или, проще говоря, оскал, двинулась к веселой компании.

Эсса следила за мной настороженным взглядом, но молчала, и потому мое появление произвело должный эффект.

— Как у вас весело, — прощебетала я, останавливаясь рядом с Тимом и пристально смотря ему в глаза.

Надо отдать должное, в этих самых глазах промелькнуло раскаяние.

Но разговаривать, и уж тем более входить в его положение и «понимать», я не планировала, а потому, чуть понизив голос, сообщила великую тайну:

— Девушки, вы с Тимом осторожнее, он ведь может и приворотным зельем опоить. Он же, бедненький, может только с безвольными куклами эм… того самого!

Звенящую тишину прорезали усмешки парней, смущенное: «О-о-о!» от девушек, и только Эсса моментально сделала шаг в мою сторону с явным намерением выцарапать глаза и выдрать волосы.

Но стихийник остановил ее, придержав за руку.

— Катрин, как ты? — спокойным голосом спросил он, и я растерялась от его вопроса.

Предполагалось, что он разозлится, смутится, обидится, а он интересуется моим состоянием?! Это как так?!

Растерянность на миг завладела мной, а потом я просто резко развернулась и пошла прочь от хохочущей вслед компании.

— Подожди! — голос Тима раздался совсем рядом, и тут же его рука опустилась на мое плечо.

Та самая рука с ледяными пальцами.

Хваленая реакция не подвела…

Схватив кисть, резким движением вывернула руку так, что парень зашипел, и, едва сдерживая злость, процедила сквозь зубы:

— Не смей прикасаться ко мне!

Отдернув свою руку, демонстративно вытерла ее о брюки.

— Что тебе нужно? Интересно, как я после всего? Как живу? Не мучают ли меня кошмары по ночам? — холодно улыбнулась и выплюнула: — Не мучают, и не надейся! У меня все прекрасно! Как только поняла, насколько гадкий человек мой отец, так сразу все стало хорошо.

Я хотела высказать еще много чего, но, наткнувшись на сочувствие в глазах парня, резко замолчала, а сказанные им слова и вовсе заставили сердце заныть:

— Мне жаль, что все так вышло!

Вы только посмотрите! Ему жаль!

— Лучше не попадайся мне на глаза, и залюби ты уже эту выдру крашенную, чтобы не смотрела на меня злобно.

Последнее было сказано зря, судя по едва мелькнувшей улыбке на губах Тима.

Действительно, какое мне дело до Эссы и ее маниакального желания добиться расположения стихийника?

В комнату я зашла и с громким хлопком закрыла входную дверь. Всегда равнодушная Мара подняла на меня полыхающие глаза и все же спросила:

— Что-то случилось?

Со стороны девушки это выглядело как дань соседству, ведь по голосу слышно — ей совершенно безразлично, что у меня случилось и случилось ли вообще.

А потому я пожала плечами и отмахнулась:

— Все нормально!

Девушка коротко усмехнулась и вернулась к чтению книги, которая лежала у нее на коленях.

Если я надеялась спустить пар, наговорив гадостей Тиму, то ошиблась. Его жалость заставила мою злость разрастись до небывалых размеров! И куда бежать? К Крису с просьбой повести внеочередное занятие по магии? Или… Точно! Кто-то там грозился не так давно не бросать занятия по боевым искусствам с проблемной адепткой, так вот сейчас самое время напомнить о себе Дису!

Переодевшись в спортивную форму, которая ничем не отличалась от формы боевиков, направилась к двери.

***

Где искать Диметриса я сообразила не сразу. Долго стояла посреди коридора, у закрытого кабинета по теории боевых искусств, а только потом вспомнила, что, возможно, преподаватель найдется в спортивном зале.

А вот пробиралась я к этому самому залу перебежками, боясь натолкнуться на декана. И моя осторожность была вознаграждена! Криса на пути не встретила, так же не попалась на глаза Дарку, зато Дис обнаружился у манекена, которого он избивал с особым остервенением.

— Кхм! — кашлянула, пытаясь привлечь внимание мужчины.

Преподаватель резко обернулся, и злость в его глазах тут же сменилась удивлением:

— Катрин? Какими судьбами?

К чему долгие разговоры о пустом? Вопросы стоит задавать прямо:

—   Вы все еще хотите тренировать меня? — голос полон решимости, а желание пару раз со всей силы ударить по манекену только возрастает.

Кажется, удивление мужчины перешло все мыслимые пределы, и он с нервной усмешкой выдавил:

—   О как... Ну раз юная леди просит, то как я могу отказать?

А мне только это и нужно было. Молча сняла кофту, кинула ее на покосившийся стул в самом углу и... подошла к ближайшему манекену.

Диметрис молча наблюдал за мной, что несказанно радовало.

До этого я никогда в жизни не вымещала злость таким образом, но как оказалось — зря... Такой действенный способ, оказывается!

Я колотила руками ни в чем не повинный инвентарь спортивного зала, а в то время перед глазами мелькали лица тех, кому бы я с удовольствием раскрасила физиономию по-настоящему.

Побеждал почему-то Тим, второй на очереди шел его папочка, потом Серый, а в конце даже Крису досталось! За его этот поцелуй и то, что во мне проснулись странные, необъяснимые мысли.

Когда кисти начали ныть от боли, а дыхание вырывалось из груди с хрипом, Дис спокойно поинтересовался:

—   Перебесилась?

Что самое удивительное, ни капли стыда по поводу срыва не испытывала, ведь это гораздо лучше, чем если бы я призвала стадо зомби или разнесла неконтролируемой силой половину академии.

—   Да, — утвердительно кивнула и опустилась прямо на пол, пытаясь восстановить дыхание. — Но я пришла сюда не только за этим, — кивнула на манекен, — я действительно хочу, чтобы вы продолжили со мной заниматься.

Исподлобья посмотрела на мужчину и тихо добавила:

—   Если, конечно, вы сами этого хотите...

Диметрис опустился рядом со мной на пол и, тяжело вздохнув, обреченным голосом ответил:

—   Да куда же я денусь, адептка Зиар.

Не самое приятное признание, которое я услышала в своей жизни, но хотя бы правдивое!

—   Только учти, — с усмешкой бросил мужчина, — теперь все всерьез, и никаких поблажек не жди!

Стоило бы испугаться, пробормотать что-то вроде «я передумала», но я не сказала, более того, даже обрадовалась — у меня появится официальная возможность избивать воображаемых недругов пару раз в неделю.

Так мы и сидели на полу. Я искоса посматривала на профессора и время от времени замечала, как его руки сжимаются в кулаки. А он попросту не обращал на меня внимания, гипнотизируя стену напротив.

—   У вас что-то случилось? — все же решила спросить.

Я была больше чем уверена, что Дис отмахнется от вопроса точно так же, как это сделала я в комнате с Марой, но мужчина невесело усмехнулся и проговорил:

—   Голову бы ей отвинтил, а не могу... Рука не поднимается!

Мои брови удивленно взлетели вверх.

—   Кому отвинтили бы? — поинтересовалась осторожно.

Мало ли, а вдруг мне?

Диметрис лишь неопределенно хмыкнул и легко поднялся с пола.

—   Начнем занятие сегодня, — бросил утвердительно. — Нет смысла откладывать на потом.


***

Следующие полчаса я познала на себе слухи о зверских тренировках Диса. А так сразу и не скажешь, с виду душка, ловелас, но занятие... Это просто вселенская бездна какая-то! Никаких аккуратных растяжек, приседаний и щадящего режима.

Нет, я не овладела всеми известными техниками тайного ордена какого-то там единоборства, мы изучали всего лишь один прием. Один! Но уже через пятнадцать минут бесплодных попыток высвободиться из удушающего захвата, я готова была на месте манекена представлять именно Диметриса!

Он раз за разом объяснял, как именно я должна освободиться, потом хватал меня за шею и пытался удержать. Естественно, у него это выходило играючи! А я билась, будто птица в клетке!

Я понимала, что должна сделать, как я это должна сделать, но стоило профессору оказаться у меня за спиной, тут же вспоминала: он сильнее меня, и ни одна техника этого не исправит!

—   Катрин, — устало вздохнул Дис, в который раз показывая мне, как освободиться из захвата. — Ты не должна быть сильнее меня, это, в общем-то, просто невозможно, но ты можешь проявить хитрость, попробовать найти мои слабые стороны.

—   Серьезно? — яд так и сочился в моем голосе, а еще дыхание сбивалось, и я хватала воздух открытым ртом, попытка перекинуть тушку профессора отняла слишком много сил. — У вас есть слабые стороны? Не просветите какие?

Мужчина широко ухмыльнулся и, понизив голос, доверительно прошептал:

—   А ты у настоящего противника тоже будешь спрашивать перед боем, где у него уязвимые места?

Уязвимые места, говорите, господин профессор! Знаю я одно безотказно уязвимое место...

—   Давай только без членовредительства, — проследив за моим кровожадным взглядом, отозвался Дис, и не удержался от короткого смешка. — Боюсь, второй раз я такое унижение тебе с рук не спущу!

Разочарованный вздох подавить не удалось. Вот же, не угодишь ему, видите ли, эта слабая сторона не подходит!

—   Давайте еще раз попробуем? — буркнула расстроенно и замерла в ожидании, пока Дис обойдет меня и встанет за спиной.

—   Думай, Катрин и... чувствуй противника, не настолько я всесилен!

Думай, чувствуй... Чтобы лучше думалось, прикрыла глаза, чувствуя горячую руку на своей шее, напряженные мышцы, тихое дыхание, будто выматывающая тренировка для него ничего не значит...

Локтями ударить его не получится, уже пробовала, ногами — тоже, не кусаться же мне. в самом деле! И если призвать магию, будет не честно...

Перекинуть через себя я его не смогу, во второй раз сил точно не хватит, как их не хватило и в первый... Так что мне остается?

Совсем немного, только со всей силы откинуть голову назад и ударить затылком по подбородку ничего не подозревающего профессора...

Щелчок зубов друг об друга заставил насторожиться, а когда рука мужчина ослабила хватку на шее, вовсе выскользнула из крепких объятий, и отбежала на безопасное расстояние.

В голове немного шумело после удара, так что я в этой ситуации пострадала не меньше.

Обернулась к Диметрису и столкнулась с обиженным взглядом:

—   Я же просил без членовредительства...

Виновато улыбнулась и развела руки в стороны.

—   Мне больше ничего не оставалось...

Профессор скривился от боли. Провел рукой по подбородку и утвердительно кивнул:

—   Ну хоть так...

Нет, такие приемы совсем не для меня...

—   А можно вы меня научите какой-нибудь другой технике? — попросила тихо.

Дис хмыкнул и проговорил:

—   А я все жду, когда же ты начнешь свои правила устанавливать!

Прозвучало... обидно.

—   Я такая нахалка?

—   Не то чтобы совсем, — протянул мужчина. — Но иногда бывает...

М-да... какая я, оказывается, гадость! И все об этом знают... Надо с этим что-то делать.

—   Так что там о технике? — тем временем спросил Дис.

Ну, а мне что? Наглеть, так наглеть!

—   Помните, вы рассказывали о точечных ударах? — профессор серьезно кивнул, хотя сам с трудом сдерживал улыбку. — Так вот, я хочу научиться именно этой технике!

Дис все-таки рассмеялся, правда, резко оборвал себя и серьезно добавил:

—   Замечательный выбор, адептка!

Обсудив с мужчиной, как часто мы будем встречаться на тренировках, я вышла из спортивного зала и застыла посреди коридора, решая, куда пойти.

Несмотря на то, что мне нужно было готовиться к лекциям, в частности ознакомиться с несколькими главами анималогии, возвращаться в комнату к равнодушной Маре совсем не хотелось. Единственным желанием было расслабиться и на время забыть о трудностях. Победил здравый смысл или, может быть, не совсем здравый, но я, крадучись, пошла в общежитие боевиков.

Коридор оказался пуст. Даже удивительно, обычно в это время адепты шатались без дела, вели шумные беседы и обсуждали всех подряд. Сейчас же здесь стояла тишина, хотя, если прислушаться, из-за закрытых дверей были слышны негромкие голоса и смех. Значит, все почти как обычно, лишь с некоторыми отличиями.

Хотела открыть дверь без стука, но потом вспомнила, что я уже в этой комнате не живу, и решила соблюсти правила приличия.

Подняла руку, но прикоснуться к деревянной поверхности не успела, дверь распахнулась, и на меня налетела хмурая блондинка.

—   Альда? — улыбнулась девушке и отошла чуть в сторону.

Бывшая сокурсница подняла на меня глаза и через силу улыбнулась:

—   О, кто к нам в гости пожаловал! — ее голос звучал непривычно, будто она с трудом сдерживала злость или обиду.

Стало неловко. Про мучения Киры, ее влюбленность и попытки провокаций одного твердолобого преподавателя я знала, а вот про Альду практически не знала ничего.

—   Я не вовремя? — спросила, переминаясь с ноги на ногу и не решаясь заглянуть за спину блондинки.

Девушка отмахнулась и отступила в сторону:

—   Не говори глупостей, тебе я всегда рада!

Мы вернулись в комнату, и я тут же попала в цепкие объятья довольного зверька. Он смешно морщил нос и о чем-то тихо бурчал, будто бы жаловался или ругался на мое долгое отсутствие.

—   Где справедливость! — наигранно вздохнула Альда. — Я его кормлю, пою, спать на кровать укладываю, а он все равно к хозяйке тянется!

В ответ я только улыбнулась, и, прижав Крома теснее, погладила по мягкой шерстке.

—   Не расскажешь, что у тебя случилось?

Опустилась на свою прежнюю кровать, которая теперь пустовала, и посмотрела на девушку. После моего вопроса ее плечи поникли, а в глазах поселилась тоска.

—   Да ничего особенного, — как-то горько усмехнулась блондинка.

Больше она не проронила ни слова.

—   Альда? Все так плохо?

Подруга пожала плечами и опустила голову, скрыв от меня выражение лица под водопадом белоснежных волос.

—   Каково это, вдруг почувствовать магию? — спустя несколько мгновений тишины едва слышно спросила она.

Что ответить, нашлась не сразу, лишь бестолково хлопала глазами и пыталась понять, чем вызван этот вопрос.

—   Ну-у-у... не скажу, что очень приятно, — призналась осторожно.

Хотя «неприятно» это еще мягко сказано, стоило вспомнить стадо зомби, которые пришли к «хозяйке», как вовсе захотелось обхватить себя руками.

—   Я не о том, — безрадостно усмехнулась Альда. — Я имею в виду, каково это, стать равной для магов? Не чувствовать себя ущербной?

Я посмотрела на подругу по-новому. Кажется, я слишком много упустила...

Как же я могла не заметить в этой улыбчивой девушке ту же боль, которая многие годы мучала меня? Почему осталась равнодушной?

Опустив Крома на кровать, подошла к Альде и присела рядом с ней на колени:

—   Я могу чем-то помочь?

Блондинка судорожно вздохнула и только собралась начать говорить, как за спиной хлопнула дверь, и в комнату ворвался возмущенный голос Киры:

—   Вот еще! Кто он мне такой, чтобы указывать, с кем общаться, а с кем нет?! Пусть катится к своей драгоценной невесте! — под конец фразы девушка всхлипнула.

Альда подняла на меня грустный взгляд и кивнула в сторону сестры. Пришлось встать и обернуться к Кире.

—   Привет, Дис покоя не дает? — сделала шаг в сторону девушки, она спрятала лицо, прикрыв руками, и утвердительно закивала головой.

Ох, уж эта любовь... То профессор гипнотизирует стену, то брюнетка сыплет проклятьями, сетуя на неуместные указания. И когда только они поймут, что борьба совершенно лишняя составляющая в их отношениях?

—   Что на этот раз учудил господин вездесущий ловелас? — наигранное веселье в голосе Альды было тяжело не услышать, но Кира, кажется, совершенно ничего не замечала.

—   Он... он... он, — пытаясь выговорить хоть что-то, всхлипывала девушка. — Он запретил мне посещать библиотеку! А сам... сам... как только его невеста мелькнула на горизонте, тут же побежал к не-е-е-ей.

Под конец фразы девушка завыла в голос, мы же с Альдой переглянулись и одновременно покачали головой.

Беда с этими влюбленными, ни минуты покоя...

Пришлось долго уговаривать Киру перестать лить слезы, дышать глубоко и не всхлипывать, спустя полчаса Альда не выдержала и пошла в столовую за чаем, да и решила заглянуть в лазарет за успокаивающими каплями. Правда о последнем девушка сказала очень тихо, чтобы сестра не услышала, а то мало ли, как она отреагирует.

Добыла блондинка не только чай, но и сушеные фрукты для Крома, пирожные и орехи в шоколаде для нас, только капли, почему-то оказались в небольшой темно-синей бутылочке и пахли они...

—   Альда, ты где это нашла? — с удивлением выпалила Кира, откупорив крышку «успокоительного».

—   Да не важно, — отмахнулась блондинка, хитро сверкнув глазами. — Главное «это» поможет нам всем расслабиться!

Спорить никто не стал, да и вряд ли мы захмелеем от такого количества настойки. А вот расслабиться действительно не помешает.

Обжигающая жидкость с приятным запахом лесных трав опалила горло и заставила закашляться, и не меня одну. Сестры тоже, сделав пару глотков, зашлись громким кашлем.

—   Как только парни это пьют? — просипела Кира, как только смогла говорить. Альда скривилась и с недоумением пожала плечами:

—   Мужики вообще создания странные... Так, раз ты успокоилась, влюбленная красавица, давай теперь рассказывай, что на этот раз произошло?

Кром в это время забрался на кровать блондинки и разложил вокруг себя кусочки сушеных фруктов. Маленькие глазки-бусинки довольно блестели, и весь его вид говорил о том, что проблемы есть у всех, кроме него.

А Кира рассказала интересную историю. Оказывается, парнишка лаборант стал наведываться в библиотеку как раз в то время, когда девушка там бывала, ну и невзначай садился рядом с ней и время от времени вставлял умные реплики. Брюнетка особой глупостью никогда не страдала и знала ничуть не меньше этого унылого заучки, а потому мечтала как-то избавиться от его общества. Помог случай, ну или не совсем случай.

Диметрис заглянул в библиотеку и, увидев свою ненаглядную вновь в обществе этого «прыща», как он его обозвал, немного вышел из себя. Наговорил Кире кучу гадостей, запретил посещать библиотеку, но именно в этот момент в академию явилась его невеста. И он к ней побежал, будто собачка на привязи...

—   Да уж, ситуация... — многозначительно выдала Альда и облокотилась на спинку стула. — Ты знаешь, какие у них договоренности о браке?

Кира беспомощно развела руками:

—   Я пыталась узнать, но никто ничего рассказывать не захотел.

—   А, может, его тоже, того, опоили зельем? — озвучила мысль, после чего сестры посмотрели на меня как на сумасшедшую. — Ну, а что? Вдруг мой папенька моду на новое веяние открыл?

Вопреки горьким воспоминанием над шуткой мы смеялись искренне, или виной тому ароматная настойка? А, может быть, я просто устала лелеять свою боль и обиду...

—   Ну, а у тебя как дела? От декана скрываешься? — неожиданно сменила тему Кира и толкнула меня в бок.

—   А вы... То есть с чего вы взяли?

Девочки переглянулись и Альда, покачивая перед глазами прозрачным стаканом, пояснила:

—   Он тебя сегодня у столовой поджидал, у нас спрашивал, не объявлялась ли ты... Да и Дарк тебя искал...

Благодушное настроение испарилось, будто его и не было.

—   Девочки, я запуталась...

—   Совсем? — все еще со смешком переспросила Альда, но поймав мой серьезный взгляд, сочувствующе покачала головой.

—   Рассказывай! Втроем, может быть, что и придумаем!

Я и рассказала, не смотря в глаза девчонкам, ожидая насмешек, но подруги меня удивили. Ни одного колкого слова, ни одной фразы «а мы тебе говорили», только понимание...

—   А ты как... к нему относишься? — осторожно спросила Кира, обнимая меня за плечи.

—   Да как я к нему могу относиться? — возмутилась вяло. — Он мой преподаватель, я к нему и отношусь, как к преподавателю. Вроде бы... — последнее добавила скорее для себя, но девчонки услышали.

—   Ну-ка, а с этого места подробнее! —хитро сощурившись, попросила Кира.

—   Говорю вам, я запуталась. С Дарком мне хорошо, а Крис... Не знаю! Я привыкла видеть в нем наставника, магистра, и давно перестала мечтать о нем как о мужчине! Да и выросла я! Это было так давно...

—   Так, кажется, ты нам все же что-то не договариваешь, — задумчиво протянула Альда и подняла вверх пустую бутылку. — Жаль, что эта бурда закончилась, но мы и без нее готовы слушать.

Рассказ о моем детском увлечении неожиданно получился довольно долгим...


Глава 12 | Отворотное зелье. Цена счастья | Глава 14



Loading...