home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

— Так, значит, ты была влюблена в нашего душку декана, когда он еще адептом числился? — пряча улыбку, спросила Кира, явно сделав совсем не те выводы из моего повествования.

— Определяющее здесь «была»! Ну серьезно, девочки, о какой влюбленности может идти речь сейчас? Все уже давно забыто!

— Забыто? — Альда вздернула бровь, явно сомневаясь в моих словах.

Забыто… Первая влюбленность прошла для меня безболезненно. Нет, пару раз я, конечно же, ревела, заглушая всхлипы подушкой, а потом…

Потом я взялась за книги и резко поменяла представление о своем будущем. Замужество? Любовь и романтические встречи? Подумаешь! Что в этом особенного? Все как у всех, а я мечтала о путешествиях, о новых горизонтах, открытиях.

Хотя и эти желания оказались совсем неправильными. По крайней мере, сейчас я совершенно точно могу сказать, что не хочу идти по стопам отца и заниматься зельевареньем.

Но Крис… Сейчас я смотрю на него совсем по-другому, он мало похож на того худощавого парня, который так нравился мне, или, если говорить точнее, совсем не похож.

— Девочки, моя прежняя влюбленность здесь не причем, сейчас я… — вспомнила горящий взгляд магистра на откровенные заигрывания Жози, Тисы и новой секретарши отца, Алисии, кажется, и резко выдохнула. — Я встречаюсь с Дарком, а прошлое стоит оставить там, где оно и должно быть.

***

После отнюдь неприятного разговора я вернулась в свою комнату и уселась за книги. Разбираться с собственными чувствами совсем не хотелось, предпочитая оставить эту проблему на «потом».

«О, Катрин, у меня такие новости!» — неожиданно в мысли вклинился жутко довольный голос Ура, так что я чуть не подпрыгнула на кровати.

Отсутствие растения все это время, кажется, даже не заметила, и самое удивительное, что рассказывать ему о моих приключениях совсем не хотелось, особенно о разговоре с подругами.

Я знаю, на чью сторону он встанет, и догадываюсь, какой совет даст.

«Что такого необыкновенного произошло?» — постаралась говорить весело, будто совсем ничего не произошло.

Хотя притворяться было вовсе не обязательно. Ур совсем не замечал моего подавленного состояния, довольно нашептывая об еще одном прекрасном цветке, который поселили в оранжерее. Правда, родом этот цветок не с Ясуса, а с каких-то островов в Восточном океане, но сути не меняло — Лоса была так же умна, как сам Ур, и невероятно прекрасна.

«У тебя появилась подружка?» — едва заметно улыбнулась.

«Не представляешь, это так удивительно, она потрясающая, красивая, скромная, умная, хотя про ум я уже говорил! А еще… белоснежные бутоны становятся бледно-розовыми, когда Лоса смущается! Это так мило!»

Представила эту картину. Должно быть, Уру повезло. Он нашел ту единственную, созданную именно для него.

«Ты не обидишься, если я с тобой буду меньше времени проводить?» — заискивающим тоном прошелестел цветок, и я с трудом удержалась от смешка.

Глупый, неужели я буду препятствовать его счастью?

Получив мой ответ, Ур тут же сбежал, оставив меня в еще более скверном настроении, чем я была до этого.

— Мара? — поднялась с кровати, где лежала все это время, и накинула на плечи кофту. — В вашем корпусе есть выход на крышу?

Девушка на меня даже не посмотрела, за все время, когда я вернулась в комнату, и сейчас, не отрывая взгляд от книги, ответила:

— Есть, в конце коридора поднимись по лестнице на третий этаж, а там приставная лестница на чердак.

— Спасибо, — поблагодарила тихо и выскользнула из комнаты.

Я все еще никак не привыкну к мертвой тишине этого корпуса. По привычке прислушивалась к голосам за дверью комнат, но ничего не было слышно. Контроль эмоций оставляет на адептах своеобразную печать, хотя не на всех, конечно же.

Некоторые, как Вил и Эрик, пренебрегали основами, но лучше бы именно они были бесчувственными статуями…

На чердак я взбиралась с опаской, а виной тому ненадежная шаткая лестница. Тонкие металлические прутики, из которых она была сделана, местами искривились. Серую краску изъели пятна ржавчины, а последний поперечный прут держался с помощью тонкой толи проволоки, толи веревки — в полутьме коридора трудно было определить.

На поверку это все же оказалась проволока, да и вся конструкция, в общем, легко выдержала мой вес.

Но, взобравшись на чердак, я замерла на месте, не зная, в какую сторону двигаться дальше. В темноте тяжело разобрать, где именно выход на крышу, а спросить об этом Мару я не догадалась.

Магия теплом отозвалась где-то в груди и ласковой волной спустилась к рукам, озарив мягким голубоватым светом пыльное пространство с гроздями вековой паутины, как незыблемым атрибутом чердака.

Маленькую неприметную дверь обнаружила напротив того места, где стояла, и, толкнув ее, оказалась на пологой площадке крыши.

Ни беседки, ни какого-либо другого сооружения, вроде навеса, здесь не было. Но мне это было и не нужно, прохладный вечерний ветер принес облегчение сумбурным мыслям.

Опустившись на металлический лист, прижала к себе ноги и глубоко вздохнула. Отсюда не было видно города, корпус некромантов выходил в сторону пустынного поля, где у самого горизонта виднелся темно-фиолетовый след от заходящего солнца.

—   Паршиво? — неожиданно из-за спины раздался голос Эрика, и я вздрогнула всем телом.

—   Ты следишь за мной? — ругаться с ним совсем не хотелось, да и он, судя по голосу, не спешил затевать ссору.

—   Нет, — усмехнулся парень и сел рядом, накинув мне на плечи свою кофту. — Просто тоже часто провожу здесь вечера.

От короткого смешка тоже не удержалась:

—   Ты такой душка, когда не язвишь и не пытаешься выставить меня полной дурой.

—   Да, я такой, — отозвался Эрик и замолчал.

Искоса бросила на него взгляд, парень смотрел куда-то вдаль, хмуря брови и пребывая мыслями далеко отсюда.

Вязаная ткань свитера приятно пахла свежестью и тонким ароматом полевых цветов.

—   За что ты так взъелся на меня с самого первого дня? — почему-то заинтересовал именно этот вопрос.

Эрик посмотрел на меня, пожал плечами и просто ответил:

—   У тебя все просто: преподаватели носятся с твоим даром и не пытаются сдать в королевскую темницу, тренируют тебя, не бросая на произвол судьбы.

От смеха не удержалась, а когда смогла говорить, выдавила из себя:

—   О, да, только все это произошло после того, как по моей вине погибла мама, а отец опоил меня приворотным зельем и собирался сдать на руки жениху для пожизненной блокировки магии. Или что еще они там собирались сделать...

Просто... Не то слово, да у меня все замечательно.

Эрик молчал, а когда посмотрела на него, увидела на лице растерянность.

—   Просто — это только так кажется со стороны, что все хорошо. В моей жизни еще ничего не было слишком простым... — горечь в голосе скрыть не удалось.

—   Я думал, — обреченно бросит парень, — что только мне так повезло с родителями... Оказывается нет, у тебя тоже не весело.

—   Тоже замуж хотели выдать под приворотным зельем? — усмехнулась безрадостно, кутаясь в теплую ткань.

Сидеть на металлической крыше было довольно холодно, ветер стал не таким ласковым, пытаясь пробраться под одежду и своровать тепло.

—   Можно и так сказать, — Эрик пододвинулся ко мне совсем близко и, протянув руку ладонью вверх, показал: — Попробуй призвать магию, станет не так холодно.

Его линии жизни заискрились, сияя мягким белым светом, и пальцы коснулись моей руки. Приятное тепло волной прокатилось от кончиков пальцев вверх по венам и затихло, приятно согревая.

—   Белый? А я так смогу? — в моем репертуаре не было белого цвета.

Эрик усмехнулся и, склонив голову набок, посмотрел мне в глаза:

—   Сможешь, магия сделает все для того, кто обладает ею.

Я недоверчиво усмехнулась и все же решилась спросить:

—   Ты тоже чувствуешь магию как... что-то разумное?

Парень утвердительно кивнул и пояснил:

—   Эта наша особенность, дар он... как ребенок: либо раскрывается для своего обладателя, предоставляя полную свободу действий, либо... В общем, некоторые маги с Ясуса вплоть до самой смерти так и не смогли укротить некоторые потоки дара.

—   Правда? — сказанные им слова не укладывались в голове.

Своевольность дара необычное явление, по крайней мере, о том, что магия сама выбирает насколько покориться своему обладателю, я слышу впервые.

—   Не вижу смысла тебе врать, — голос парня прозвучал с едва заметным оттенком обиды.

—   Я не это имела в виду, — Эрик недоверчиво хмыкнул, и я попыталась объяснить:

—   Тебе может показаться странным, но, собственно, о магических возможностях я узнала всего несколько дней назад. Можно сказать, я даже азы не знала, а тут... Удивительно!

Парень перестал хмуриться и вновь устремил взор к горизонту. А я попыталась согреться с помощью дара. Все оказалось просто — магия отозвалась мгновенно, и уже на моих руках сиял белый свет.

По телу разлилось приятное тепло, вот только свитер почему-то возвращать Эрику не хотелось. Мне казалось, отдай я ему вещь, парень развернется и уйдет, а мне хотелось поговорить с ним. Да что там поговорить! Мне хочется забросать его вопросами о магии!

—   Расскажешь о своем семейном «счастье»?

Парень ответил не сразу, он долго молчал, а когда заговорил, я поняла насколько паршиво ему, должно быть, жилось все это время.

—   Моя мать не отличается особой верностью. Ни тогда, ни сейчас... Так вот, меня она нагуляла от заезжего мага, как раз когда ее муж был в какой-то там командировке. Сама понимаешь, в таком не признаются, потому я официально являюсь ребенком ее супруга. А когда в семилетнем возрасте во мне проснулся дар... мать была в шоке. К тому времени у нее уже родился Вил, и из-за меня она не собиралась терять вольготную жизнь. Не буду тебе пересказывать, что произошло дальше, но... я привык скрывать дар ради «благополучия любимой матушки», — последние слова он выплюнул с отвращением.

—   А как же ты научился управлять своим даром и при этом никого не покалечил? Эрик хмыкнул и пояснил:

—   Матушка у меня та еще выдумщица. Спустя месяц, после того как мой дар проснулся, она нашла мне учителя и отправила на два года жить к нему. Моему якобы отцу была скормлена сказка о «редкой болезни» наследника. А когда я вернулся в семью пышущий здоровьем, вопросов мне больше никто не задавал, кроме матери, естественно.

Он замолчал, а потом вновь заговорил:

—   Контроль порой сводит с ума, невозможность быть собой, позволить магии жить... И тут ты появилась! Магистр прыгает вокруг тебя, профессор Ройл пытается обеспечить знаниями, никто из них не считает тебя выродком и убийцей.

Я молча слушала его, не считая себя вправе осуждать парня. Родительская любовь слишком болезненная тема и для него, и для меня.

—   Прости, я не хотел тебя обидеть, — тихо признался Эрик, я в ответ только кивнула.

—   А что твой учитель? Он тоже относился к тебе... так?

—   А как еще? — вопросом на вопрос ответил некромант. — Ему заплатили хорошую сумму за мое обучение, за человеческое отношение ему ведь никто не платил.

—   И никто не знает о твоем даре здесь, в академии?

Парень смерил меня серьезным взглядом и тихо ответил:

—   Мне хочется верить, что никто!

От его намека на щеках вспыхнул румянец.

—   Я никому не говорила, — глухо бросила в ответ и отвернулась.

На этом разговор затих. Каждый из нас думал о чем-то своем.

По небу расползалась темная мгла, кое-где вспыхивали первые звезды, а прохладный воздух уже не приносил былого удовольствия. Надо возвращаться в комнату и готовиться к завтрашним занятиям.

Покосилась на парня и, скинув с плеч теплый свитер, протянула ему со словами:

—   Спасибо, я, пожалуй, пойду, — свитер он у меня забрал, окинув хмурым взглядом.

И только когда я сделала пару шагов по направлению к чердаку, тихо предложил:

—   Если хочешь, я мог бы... помочь... с магией.

Резко обернулась к парню и нахмурилась:

—   Уверен?

—   В чем?

—   Что хочешь помочь? — усмехнулась и пояснила: — Я ведь отказываться не собираюсь от твоей помощи, потому и спрашиваю, ты уверен?

Эрик впервые открыто улыбнулся:

—   Смешная ты, Катрин! И да, я уверен!

В комнату я вернулась в самом благодушном настроении. Некромант обещал принести мне несколько книг, которые касаются именно нашего дара, а еще пообещал показать, что нужно сделать для того, чтобы тренировки проводить не только во вневременном пространстве.

Кто бы мне сказал, что я смогу нормально общаться с этим вредным парнем, не поверила бы! А сейчас понимаю, каково ему было смотреть на помощь со стороны преподавателей, в то время как ему достается лишь презрение от собственной матери и бесконечные тайны.

Никому не нужный изгой с опасным даром — оказаться на этом месте не пожелаешь даже врагу.

Мары в комнате не оказалось, но как только я опустилась на кровать, девушка вошла в комнату с подносом в руках, на котором стояла дымящаяся чашка и несколько булочек.

—   Могу булочкой угостить, будешь?

—   Нет, спасибо, — от ее предложения предпочла отказаться.

—   Как хочешь, — Мара пожала плечами, и, кажется, забыла о моем существовании, погрузившись в чтение все той же потрепанной по краям книги.

Остаток вечера я провела за изучением ознакомительных глав анималогии, потом выстирала вещи, приняла душ и легла в кровать. Сумасшедший день наконец-то закончился, правда, завтра предстоит не менее тяжелый. В расписании у меня стоит индивидуальное занятие с деканом...


***

Я открыла глаза и, не поворачивая голову, уже знала, что в углу стоит Тень. Молчаливо наблюдает за мной, ожидая чего-то...

Магия мягко отозвалась, прокатившись теплой волной по телу, и заискрилась на кончиках пальцев.

Ура не было, Мара спала, если судить по мерному сопению, и я оказалась в компании незнакомца совершенно одна. Страх зародился где-то глубоко в груди, но я всеми силами держалась, не позволяя ему взять верх над разумом.

Медленно села на кровати, все еще не смотря в сторону Тени, и глубоко вздохнула:

— Зачем ты приходишь? — в мертвой тишине шепот прозвучал слишком громко.

Впрочем, ответа я не ждала, а потому резко развернулась и выставила ладони вперед, выпуская темно-синий поток магии. Успела увидеть белозубый оскал незнакомца, и он исчез, в то время как синие искры потухли на половине пути, так и не достигнув своей цели.

Первой мыслью было бежать... Куда? К Крису? И что я ему скажу? Где находится комната профессора Ройла, я не знала, а больше мне не к кому обратиться.

Уснуть не получилось, да я даже не пыталась лечь, гипнотизируя взглядом темный угол.

Кто этот любитель ночных визитов? И что ему от меня нужно?

Что ни день, то какое-нибудь приключение, и если с отношением отца и происхождением магии все стало более-менее понятно, то появление Тени и темное прошлое матери, вызывают новую волну бесконечных вопросов.

Если незнакомец как-то связан с отцом Тима, ведь после общения с ним эта Тень появилась впервые, то к чему он продолжает ко мне приходить и сейчас? Ведь никакой свадьбы и подчиняющего ритуала не будет, а последнего, по словам Криса, вовсе не существует!

Так зачем? Чтобы просто посмотреть? Ведь после нападения зомби его долго не было... Или дело в том, что я довольно много времени провела в лаборатории профессора? И этот гость просто потерял меня из виду?

Но что-то мне подсказывает, что эти мирные визиты недолго такими останутся, и рано или поздно незнакомец раскроет свои карты!


***

Задремать получилось ближе к рассвету, а как только пришло время просыпаться, я чувствовала себя самым настоящим зомби. Мысли напоминали кашу, а глаза закрывались сами собой.

Не удивительно, что первую лекцию я проспала, правда, с открытыми глазами. Алекс несколько минут еще пытался меня расшевелить, а потом махнул рукой и лишь изредка толкал в бок, чтобы я не улеглась на манящую поверхность стола.

Анималогия прошла мимо меня, некрология с профессором Ройлом тоже, не проснулась я даже тогда, когда Алекс привел меня в столовую и сдал на руки Дарку:

—   Держи свою девушку, я уже замучился, все утро пытаюсь ее разбудить!

Плечо боевика показалось мягче любой подушки, а родной запах отогнал тревожные воспоминания, и я задремала, несмотря на гомон голосов адептов. Вот только проспала совсем недолго, парень ласково коснулся губ кончиком пальцев и тихо прошептал:

—   Снова бегаешь от меня, Катрин?

—   Совсем чуть-чуть, — пробурчала недовольно и попыталась вновь уплыть на мягких волнах сна, но кто бы мне позволил.

—   И в чем причина на этот раз?

—   В чем, в чем, — прошипела недовольно. — В том, что...

Остановилась на полуслове, резко распахнув глаза. Я только что чуть не призналась собственному парню, что меня поцеловал декан, и я на этот поцелуй ответила...

—   Так в чем? — встретилась с хмурым взглядом боевика и неуверенно улыбнулась:

—   Ну-у-у... мне в город нужно было срочно сходить...

Дарк покачал головой, явно не веря в мою ложь:

—   Я бы мог сходить с тобой...

Мог... Тогда бы Серый не додумался предлагать мне место фиктивной невесты, хотя не уверена, что наличие возлюбленного рядом его бы остановило.

—   Я не хотела отвлекать от занятий, у тебя же по расписанию вчера лекции закончились позже меня.

Ложь горечью осела в груди, и я почувствовала себя самой настоящей предательницей. Мало того, что позволила декану дойти до поцелуя, так потом еще согласилась стать фиктивной невестой Серого, да и...

—   Не умеешь ты врать, красавица, — тихо прошептал Дарк.

Только сейчас заметила, что столовая опустела, и мы с парнем остались наедине.

—   Но я не вру, — возразила слабо, не решаясь взглянуть в глаза боевика.

Дарк ничего не ответил, лишь настойчиво обхватил пальцами подбородок, заставляя посмотреть на него:

—   Скажешь правду?

Что мне сказать ему? Что запуталась? Что не уверена в своих чувствах?

Пожалуй, слишком жестоко говорить такое человеку, который стал для меня действительно близким.

—   Я договорилась о встрече с Миртой, нашей экономкой, может быть, она расскажет больше о маме.

Парень непонимающе нахмурился:

—   О твоей матери?

Точно, он же не знает.

—   Отец сказал, что мама скрывалась от кого-то и...

—   Адептка Зиар, вам не кажется, что на занятия стоит приходить вовремя? — на полуслове меня перебил очень злой голос декана.

Кажется, конечно, вот только... Ни капельки не хочется никуда приходить!

Дарк бросил мне за спину хмурый взгляд и, обняв меня за плечи, спокойно ответил:

—   Простите, господин магистр, это я задержал свою девушку, — последнюю фразу он произнес с особой интонацией, будто пытался донести до мужчины тот факт, что мы встречаемся.

Тяжело вздохнув, обернулась к Крису и поймала его взгляд, от которого тут же почувствовала, как лицо начинает пылать от смущения. Память услужливо подкинула воспоминания о поцелуе...

Поспешно отвернувшись, осторожно выпуталась из объятий Дарка, и только собралась уходить, как парень притянул меня к себе и накрыл губы в требовательном поцелуе...

Я первая отстранилась от него, чувствуя, как сердце сжимается от горечи и странного предчувствия.

—   Я найду тебя после занятий, не сбегай, — тихо прошептал мне на ухо, и вместе со мной направился к замершему магистру.

Объятья напряженного боевика уже не казались такими уютными, как прежде, а хмурый взгляд Криса заставлял нервничать еще больше. Казалось, будто эти двое меня сейчас на части разорвут в попытке поделить между собой.

От Дарка я отстранилась, осторожно убрала руку с талии и, не смотря на декана, вышла в распахнутую дверь столовой.

К спортивному залу я пришла раньше магистра и ждала его еще несколько минут. За это время я решила последовать совету Ура — сделать вид, будто ничего не было.

Но на словах все казалось проще, чем когда Крис остановился рядом со мной, нервируя своей близостью.

Мужчина задержал дыхание, будто собираясь что-то сказать, но передумал и, открыв дверь, пропустил меня вперед.

Похоже, неловко себя чувствую не только я...

И как тренировка теперь будет проходить? Я же о магии думать совсем не могу...

—   Катрин? — как только подошла к матам, за спиной раздался тихий голос магистра, и я вздрогнула всем телом.

Но вопреки страху и волнению взяла себя в руки и постаралась открыто улыбнуться, развернувшись к Крису:

—   Вы что-то хотели?

Кажется, черные глаза мужчины стали еще темнее, а в самой глубине полыхнули алые искры. На несколько секунд, показавшиеся вечностью, повисло молчание. А потом декан очень тихо и даже равнодушно проговорил:

—   Ничего.

Пожав плечами, отвернулась и стала стягивать ветровку, лишь бы чем-то занять руки, которые мелко подрагивали от волнения.

Нужно забыть, просто забыть досадный инцидент и общаться с деканом так же, как и раньше. Злиться на шутки, бояться наказания за неудачные попытки, хотя нет, для начала стоит расслабиться и перестать трястись, как былинка на ветру!

—   С чего начнем? — беззаботно, во всяком случае мне хотелось думать, что мой голос звучит именно так, спросила мужчину, так и не обернувшись к нему.

Оказывается, на стенах мелкие трещины вырисовывали довольно милый рисунок, чем-то напоминающий паучью сеть. Да и слой пыли на вентиляционной решетке тоже очень занимательное зрелище.

—   С начала! — слишком близко прозвучал ответ, и я, резко развернувшись, буквально уткнулась в мужскую грудь.

Тут же вспомнилось, насколько могут быть нежными его руки, и, испугавшись собственного желания вновь ощутить его вкус на своих губах, отшатнулась назад, испугавшись собственных мыслей. Но Крис удержал меня за руку, поймав испуганный взгляд.

—   Катрин, я... — мужчина устало прикрыл глаза и выдавил из себя безрадостную улыбку, — давай сделаем вид, что ничего не было, и будем уделять все внимание тренировкам магии.

С одной стороны, я только рада его решению, а с другой... Сердце сдалось от непрошенной обиды.

В знак согласия отрывисто кивнула и попыталась улыбнуться. Вот только горячие пальцы все так же удерживали меня за руку, и я испугалась, что моей выдержки хватит ненадолго.

—   Пустите, —тихо, но отчетливо попросила его, на что Крис вздрогнул, и выпустил мою руку.

Сделав несколько шагов в сторону, гулко сглотнула. Как-то слишком стремительно все меняется...

—   Пожалуй, сегодня мы попробуем поработать с твоим умением поднимать мертвых.

Фраза Криса, пусть и не окончательно, но заставила забыть о стеснении и желании сбежать подальше.

А дальше... Дальше я только и делала, что прикладывала огромные усилия, лишь бы не выпустить из-под контроля магию, вдохнуть подобие жизни в «скелет какого- то зверька», как его назвал магистр, стащив у профессора анатомии маленькие кости.

Когда я оживила это нечто... В общем, мы с Крисом несколько минут смотрели, как продолговатый череп зомбика, по какому-то недоразумению оказавшийся вместо ноги, злобно шипит и фыркает, а потом вместе рассмеялись. Просто на «это» было невозможно смотреть без смеха, либо без слез!

Занятие завершилось вполне дружелюбно. Я смогла расслабиться и сосредоточиться только на магии, а декан... Он пытался как и раньше шутить и изводить меня своими колкими фразами. Вот только я не могла удержаться, то и дело рассматривая его украдкой, замечая точно такие же внимательные взгляды в свою сторону.

Когда пришло время возвращаться в мир, где время течет в привычном ритме, мужчина остановил меня у самой двери и с хорошо знакомой лукавой улыбкой спросил:

—   Ты все же решила продолжить занятия с Дисом?

Удивляться осведомленности магистра не стала, все же они с профессором друзья...

—   Уже пожаловался на меня? — весело усмехнулась, вспоминая, как именно вырвалась из захвата мужчины.

Крис усмехнулся и утвердительно кивнул:

—   Конечно, пожаловался, его же, грозу турниров, заставила прикусить язык какая- то девчонка!

—   Он прикусил язык? — брови от удивления взлетели вверх.

Вчера он вроде бы ничего подобного не упоминал.

—   Ну да, — тепло улыбнулся мужчина и кивнул на открытую дверь.

Я прошла вперед и развернулась лицом к декану:

—   Да, я считаю, что занятия у профессора ничем мне не навредят.

Крис ответил не сразу. Он несколько мгновений всматривался в мое лицо, будто пытался прочитать мысли, а после согласился:

—   Тут ты права, физическое развитие лишним не будет! — и, развернувшись, бросил через плечо: —До завтра, Катрин!

Он скрылся за поворотом, а я все так же стояла на месте, не в силах сдвинуться хоть на шаг. Крис ушел так быстро, что я не успела рассказать ему о ночном госте, но бежать за ним следом не было желания. Точнее не так, желание было, а вот исполнить его я так и не решилась...

И если быть честной с самой собой, стоило завершить занятие, как нервозность вновь ко мне вернулась. Поэтому лучше о ночном визитере я поговорю с профессором Ройлом... 


Глава 13 | Отворотное зелье. Цена счастья | Глава 15



Loading...