home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 13

Утро следующего дня выдалось солнечным и теплым. Майский ветер гладил кроны деревьев, а мы с Джоном шли по парковой дорожке. Элизабет пожелала после завтрака поиграть на поляне перед домом, и Марта составила ей компанию. Англичанин предложил прогуляться, я согласилась. Мы брели и разговаривали о разных пустяках.

Вдалеке показалась коляска, двигающаяся в сторону дома.

- Кто бы это мог быть? - нахмурился мужчина.

- Если вы никого не ждете, то возможно что-то случилось, сэр, - предположила я.

Джон взял меня под локоток, и мы поспешили в том же направлении, что и прибывший экипаж. Вошли в дом, и я увидела Антона Разумова. Он сидел на диване и держал в руках шляпу. Лицо молодого человека было обеспокоенным, и в душе ожили страхи.

- Здравствуйте, господа, - поздоровался Антон и поднялся с места.

Мы подошли и ответили на приветствие. Глаза Разумова-младшего скользнули по моему лицу, а я сжалась в ожидании страшных новостей.

- Джон, мы можем поговорить с тобой и Марией? Дело безотлагательное, - сказал сыщик на русском.

- Да, безусловно, - кивнул Скотт и махнул в направлении коридора на первом этаже.

Когда утром мистер адвокат показывал дом, то привел в свой кабинет, совмещенный с библиотекой. Похоже, туда мы и направлялись. Войдя в светлое огромное помещение, заставленное шкафами с книгами, пересекли его и прошли в епархию Джона. Обстановка, казалось, полностью соответствовала образу жизни и стилю хозяина. Шикарно, утонченно, дорого и красиво.

Адвокат указал на диван возле стены, и мы с Антоном на нем расположились. Джон опустился в кресло напротив и сосредоточенно посмотрел на сыщика.

- Чай, кофе? - поинтересовался англичанин.

- Чай, - произнес Разумов.

Джон позвонил в колокольчик и приказал явившемуся слуге принести напиток. Воцарилось молчание, ожидание казалось тягучим и липким. Но слуга возник в помещении очень быстро и, выставив чашки на столик между креслом и диваном, удалился.

- Джон, начну с самого начала, - проговорил молодой человек.

Разговор был начат на русском, это порадовало. Не оставляло ощущение, что это сделано умышленно. Хотя какая разница? Главное, чтобы Антон объяснил свой визит, иначе мои нервы не выдержат. Чтобы успокоиться, взяла чашку. Рука тряслась, и я поставила фарфоровое чудо на место, чтобы не разбить.

- Да, что произошло? - откинувшись на спинку кресла, спросил Джон.

- Мария Аркадьевна обратилась к нам с отцом за помощью. Дело деликатное. Она подозревает, что утонувший возлюбленный жив и здоров. Кольцо, что на руке Машеньки, проверили по списку украденных вещей. Оно отыскалось. Это большая ценность - 'Перстень Соломона'. Ты понимаешь, о чем я говорю...

- Да, я узнал кольцо и расспрашивал Марию, - подтвердил Джон. - Но сударыня не пожелала мне ответить.

Краска залила мое лицо под пристальным взглядом адвоката. Сердце замерло и пропустило удар. Получалось, что я не доверяю Джону. Хотя, почему должна на него полагаться?

- История запутанная. Сейчас придется все тебе рассказать, - заключил сыщик.

- Что за спешка? - удивилась я. - Есть результаты?

-

- Мария, жду вашего рассказа, - внимательный взгляд голубых глаз одарил меня теплой волной.

Смущаясь, кусая губы и потирая ладони, поведала все с самого начала. Надо отдать должное мистеру Скотту, он слушал внимательно, не перебивал. Его слегка наклоненная набок голова и сплетенные вместе пальцы говорили об участии и сопереживании. Когда закончила, мужчины обменялись взглядами, и Джон произнес:

- Да, ситуация не стандартная.

- Это еще не все, - обнадежил сыщик. - Произошло еще одно убийство.

- Как?! - подскочила я.

В голове возник хаос. Что могло произойти? Кто пострадал? Как это может быть связано со мной и событиями на 'Титанике'?

-

Стон застрял в горле. Я закрыла лицо ладонями и села на диван. Слезы опалили глаза. Почувствовала чьи-то теплые ладони на плечах. Я убрала руки и увидела перед собой Джона. Он стоял, наклонившись, и смотрел мне в глаза.

- Успокойся, Машенька, - тихо сказал адвокат. - Мы во всем разберемся. Обещаю. Может, тебе воды? Или пойдешь в свою комнату?

Я покачала головой и глубоко вдохнула.

- Нет, я останусь, Джон. Спасибо тебе.

Как перешла на 'ты', сама не знаю. Это свойское обращение словно окутало меня защитной пеленой и помогло взять волю в кулак.

- Все хорошо, - подтвердила я, отвечая на настойчивый взгляд Скотта.

Мужчина сел рядом со мной и задал вопрос Антону:

- Ты проверял адрес, указанный в записке?

- Да. Квартира принадлежит женщине по фамилии Паттинсон. Ни с кем особенно не поддерживает отношения. Ведет замкнутый образ жизни. Ранее вместе с ней проживал сын Алекс Паттинсон. Но уже несколько лет его там не наблюдается. Я пытался поговорить с дамой, но это оказалось бесполезным занятием. Ничего особенного сказать не может и общаться с кем-бы то ни было, не желает. Вот ваша записка, Машенька.

Молодой человек протянул мне листок, я положила его в карман платья.

- Я напишу своему коллеге, чтобы отыскал гадалку, - сообщил адвокат.

- Нет, не надо Джон. Отец сам поехал разбираться. Отбыл на следующий день, как стало ясно, что кольцо краденное. Оно принадлежало английскому коллекционеру, но было похищено у него. Он заявил о его пропаже месяц назад. У отца друг в полиции работает, поможет с арестом и выявлением цепочки, по которой кольцо было передано гадалке.

Я посмотрела на перстень с черным камнем у себя на руке и поморщилась. Стянула его с пальца и положила на столик. Душу словно раскололи надвое. Боль затопила мое существо. Почувствовала, как теплые пальцы Джона коснулись моей кожи на тыльной стороне ладони. Глянула на адвоката и натолкнулась на сострадающий и встревоженный взгляд. Мужчина легонько сжал мою кисть. Резкая боль пронзила грудь. Стало трудно дышать. В глазах потемнело.

- Машенька, что с вами? - всполошился Антон.

Ответить ничего не успела, провалилась в черноту обморока.

Очнувшись, поняла, что лежу на постели. За окном громыхала гроза, а в комнате было сумрачно, горел камин. В углу в кресле сидела служанка и дремала под слепящие всполохи молнии и стук дождя по стеклу. Я тяжело вздохнула. Женщина проснулась и подбежала ко мне.

- Мисс, вам что-нибудь нужно?

- Да, принесите воды, пожалуйста.

Служанка испарилась, я осталась одна. В голове шумело. Чудилось, что кто-то сдавил грудь и не отпускал. Приходилось делать над собой усилия, чтобы впустить воздух в легкие.

Прислуживающая дама вернулась очень быстро и помогла мне сесть в кровати, подоткнула подушки под спину и дала фужер с водой. Я жадно осушила хрустальную емкость и вернула женщине.

- Как долго длился обморок? - спросила я.

- Два часа, мисс. Сэр Скотт послал за доктором.

- Не стоило, я сейчас поднимусь.

- . Он просил об этом.

Служанка расторопно подбежала к двери и, открыв ее, скрылась с моих глаз. Я откинулась на подушки. Было мучением осознавать, что нервная болезнь проявила себя в неурочное время. Что подумает Джон? Как же стыдно! С другой стороны, с каких пор меня стало волновать, что подумает англичанин? Ответ на поверхности - с первой встречи. Хмыкнула про себя и попыталась глубже вздохнуть. Ребра выкручивала резь, и я непроизвольно обхватила себя руками. Стало легче. От попыток дышать полной грудью в ближайшие несколько дней придется отказаться.

- О, Машенька, - услышала я голос и оглянулась.

Не заметила, как вошел Джон. Выше натянула одеяло и растянула губы в улыбке. Мужчина подошел к кровати. Волнение отчетливо читалось на его лице. Я понимала мистера адвоката и сочувствовала ему. Кому приятно пригласить девушку в гости и вместо наслаждения от ее общества вытаскивать из бессознательности? Сплошные хлопоты. От размышлений глубоко вздохнула и скривилась от недомогания.

Мне на самом деле было стыдно. Все пошло не так. Раскаянье пришло на смену стыду и хотелось зареветь. Сдержалась. Вместо этого шире растянула губы в притворной улыбке.

На пороге появилась служанка в сопровождении пожилого мужчины. Седые волосы вошедшего были аккуратно зачесаны назад. Темный костюм поверх белой рубашки придавал добродушному лицу строгость.

Пожилой человек улыбнулся и ответил на приветствие. Затем Джон представил меня, и темные глаза врача окинули мою фигуру.

Не меньше получаса длилась процедура, после чего Псаки поджал губы и замер, о чем-то размышляя. Я осталась дожидаться вердикта. Наконец, доктор ожил и пошел к двери. Распахнул ее и позвал адвоката. Тот появился незамедлительно. По всей видимости, обретался неподалеку.

Не успела ответить, за меня это сделал Скотт:

Скотт и медик покинули комнату. Тут же объявилась служанка и, прикрыв дверь, подошла ко мне.

Я кивнула и, превозмогая рези в спине и ребрах, встала с постели и вверила себя умелым рукам. Когда вновь легла в кровать, то заявилась другая служанка и принесла фужер с мутной жидкостью. Оказалось, это лекарство, растворенное в воде. Я с удобством расположилась в кровати, хоть довелось повозиться в поисках удобной позы, и закрыла глаза. Сон не шел. Лежала, слушала дождь. Думала о Бетти и ее несчастной судьбе. Почему они все умирали в моих платьях? Третий случай, это уже не совпадение, и есть на свете человек, который жаждет моей смерти. Когда выберусь из усадьбы мистера Скотта, обязательно навещу ту женщину, миссис Паттинсон. Не зря Алекс дал мне ее адрес. Она что-то значила в его жизни. Он просил передать записку его родным, а значит, нужно исполнить просьбу умершего. С этими мыслями погрузилась в дрему.

Утро было наполнено запахами кофе и свежих булочек. Служанка принесла завтрак в комнату, из постели вылезать не пришлось. Пока поглощала сдобу, обдумывала планы на ть доставшийся в наследство дом.

Закончив с едой, я выбралась из мягких подушек, умылась. Хоть и с трудом, но натянула на себя платье. Расчесала волосы, оставив их без заколок. Это продиктовано невозможностью сотворить прическу, а просить слуг не хотелось.

Спустившись по лестнице в парк, увидела Джона, прогуливающегося с Мартой и Элизабет. Малышка прыгала и вертелась, и по всему видно, что чувствовала себя превосходно. Я поправила палантин, укрывающий мои плечи, и направилась к троице. Заметили меня не сразу, но когда это произошло, то вместо светской улыбки на лицах увидела недовольство.

Нестройный хор голосов был ответом, а затем посыпались обвинения в том, что не дорожу здоровьем. Больше всех старался Джон, Элизабет ему яростно поддакивала, а Марта хмуро на меня глядела. Пришлось прервать поток замечаний в мой адрес.

Ожидала увидеть на лице мужчины что угодно, кроме злости. Показалось, он даже покраснел, хотя наверняка это игра света.

Мистер Скотт опустил голову и словно замерз. Я протянула руку и подозвала малышку. Та подбежала ко мне и ухватилась за ладонь. Марта взглянула на Джона и поплелась к нам.

Дрожь пробежала по телу, вынуждая поежиться. Джон прав, в доме становилось страшно. Боялась за себя, Элизабет и всех обитателей. Если убийца мог спокойно проникнуть внутрь здания, то присутствие мужчины необходимо. Садовник один не справится, если наступит крайний случай.

Днем мы вернулись в жилище. Я прошла по нему и поняла, что настал тот момент, когда стоит что-то поменять в своей жизни и начать нужно с обстановки. Вооружилась бумагой и карандашом, заглянула в каждую комнату. Составила список вещей, которые требовали замены и тех, что просто необходимо приобрести. Вручила записи садовнику и занялась составлением списка поручений к управляющему.


ГЛАВА 12 | Перстень в наследство | ГЛАВА 14



Loading...