home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 16

Утро началось с визита Скотта в мою комнату. Англичанин был хмур. Элизабет почувствовала настроение мужчины, слезла с моих колен и, поцеловав в щеку, удалилась с Мартой на прогулку.

- У меня есть новости, Машенька, - начал Джон, как только закрылась дверь за домашними.

- Что случилось?

- Взгляни вот на это фото. Никого не узнаешь?

Адвокат подошел ко мне и протянул квадратик картона. На нем была изображена Ребекка, темноволосый молодой человек и Анна Стэлс. Снимок был сделан у профессионального фотографа. Это видно сразу.

- Кто это? - удивилась я и ткнула пальцем в мужчину.

- Джеймс Джексон и его дальняя родственница Анна Стэлс, - пояснил возлюбленный, - жених мисс Ромпейн. Ты не видела его на 'Титанике'?

- Нет, - покачала я головой.

- Они вместе плыли на лайнере. Но почему ты их не видела? Не понимаю...

Озадаченный вид Джона заставил припомнить обстоятельства на судне. То, как Анна общалась с Алексом и пылкие чувства Ребекки. Голова шла кругом от вопросов, на которые не находилось ответов.

- Мне кажется, что Анна и Алекс были раньше знакомы, - сказала я.

- Почему ты так думаешь?

- Я гуляла по палубе и видела, как они разговаривали. Показалось, что хорошо знали друг друга.

Джон ненадолго задумался и прошелся по комнате. Наконец мужчина остановился и, повернувшись ко мне, произнес:

- Итак, начнем сначала. Дни барона сочтены. Он решает судьбу наследства не в пользу дочери своей жены, а завещает все дальней родственнице. Вызывает меня, и я являюсь свидетелем ужасной сцены между бароном и госпожой Ромпейн. Она жалуется Сюзанне и после этого отправляется в Англию. Там знакомится с Алексом Паттинсоном. Антон Разумов выяснил, что Алекс кем-то вроде курьера между ворами и заказчиками. Перекупщик краденого. 'Перстень Соломона' похитили у одного английского коллекционера. Разумову-старшему удалось отыскать гадалку, он писал об этом. Выяснилось, что один из воров ее дальний родственник. Он давно на карандаше у полиции и попросил отдать кольцо таким необычным способом. Твою роль, Машенька должна была сыграть Ребекка. Так утверждает жулик. Он уже дает показания и Тони участвует в этом всецело. Но что-то пошло не так или гадалка перепутала и украшение отдали тебе.

Блондин замолчал, а я сидела, не шевелясь, пытаясь осознать весь план Алекса и его друзей. В голове вертелись вопросы, и только решила доверить их устам, как они слетели с губ адвоката:

- Но при чем здесь Анна? Кто ее убил? Предположим Стив, муж Анны, пришел к тебе в каюту, чтобы поговорить или рассказать о чем-то. Наткнулся на убийцу служанки, который пребывал в комнате на тот момент и погиб от его руки. Тогда не понятно, почему убийства продолжаются? Причем здесь мать Алекса Паттинсона?

Я прикрыла рот ладонью, чтобы сдержать крик. Смерть служанок и матери Элизабет не вписывалась в картину происшествия.

- Антон и его отец написали, что переговорят с друзьями Анны и, возможно, что-то выяснят. А нам тоже необходимо действовать. Убийца разгуливает на свободе, это очевидно. Давай прогуляемся к миссис Паттинсон, - предложил возлюбленный, а я, кивнув, поднялась с кресла.

Адрес, по которому мы с Джоном пришли, оказался на самой окраине города. Небольшой деревянный коттедж и газон перед домом. Подходя к двери, я оступилась, и Скотт успел подхватить меня. Я увидела спину Алекса. Молодой человек убегал через заднюю калитку забора, который был обнесен двор.

- Стой! - закричала я. - Алекс, стой!

Стоун припустился со всех ног и скрылся за поворотом. Возлюбленный смотрел на меня встревоженным взглядом. Я развела руками и ответила на его взор:

- Упустили, Алекса. Скрылся.

- Ничего, - буркнул Джон и помог мне взобраться на ступени.

Нога отчаянно болела, хотелось зареветь. Но я сжала челюсти и оперлась на столб, что поддерживал козырек крыльца. Блондин в это время постучал в дверь, она приоткрылась, жалобно скрипнув.

- Стой здесь, - приказал адвокат, а сам бесшумно проник в дом.

Прошло не меньше десяти минут, когда появился Джон и зло бросил:

- Не входи, там труп. Я вызову полицию.

После слов о покойнике, я впала в ступор. Начала подавать признаки жизни, только очутившись у себя в спальне. Не помнила о вопросах, задаваемых полицейскими, и были ли они вообще или нет. Войдя в комнату, пересекла ее и легла на кровать. Голова кружилась, к горлу подступала тошнота. Почему женщину убили? Какая связь ее с Анной, служанкой с 'Титаника', Бетти и мной? Я закрыла глаза и попыталась успокоиться. Если дело было в перстне, то меня нужно было попросить, и я отдала бы его. Зачем Алексу столько жертв?

Ничего не решив, задремала. Сон был колючий и вязкий, словно тонула в полынье. Грудь нещадно болела, но выбраться из грез я не могла. Только слышала свои стоны, будто издалека. Открыла глаза и увидела Джона. Он наклонился надо мной. Его лицо казалось сотканным из мелких острых прозрачных стекол, и они были соединены не правильно. Это портило облик. Блондин что-то говорил, а из моего горла вылетал хрип. Забытье показалось спасением. Сбежать из мира и очутиться в кромешной тьме воспринималось, как избавление. Но меня вырывали из объятий тьмы руки Джона, его слова.

Однажды, распахнув веки, я увидела врача, что приходил, когда гостила в усадьбе Джона. Он спрашивал о чем-то, но я не понимала. Отвечать на вопросы не хватало сил. Слабость и утомленность были каторгой, и провалиться в обморок считала за счастье.

Когда очнулась вновь, мир вокруг меня точно стал жидкой массой, как отражение в озере. Стоило провести рукой по водянистой глади и воспроизведение смазывалось. Марта поила меня водой, а я не могла проглотить ни капли. Все выливалось из горла. А потом пришли они, родители. Встали по обе стороны кровати и грустно смотрели на меня. Джон сидел в кресле рядом с постелью и дремал. Мама взглянула на возлюбленного и прошептала:

- Прекрасный выбор.

- Мама, забери меня. Тогда на 'Титанике' отказала, сейчас возьми с собой, - взмолилась я и протянула руку к родительнице.

Она не пошевелилась. Стояла и молча смотрела на мои попытки. Джон встрепенулся.

- Машенька, все хорошо. Спи, любимая, спи, - укрыв меня одеялом, сказал Скотт.

- Мама, как тяжело. Все умирают. Не могу больше, - захныкала я.

Папа, стоявший до этого момента как изваяние, ожил и промолвил:

- Скоро все закончится, обещаю.

- Любимая, - шептал адвокат, - не оставляй меня, пожалуйста. Как я буду без тебя? Никого так не желал, никого не боготворил. Не могу потерять, никогда и не за что. Вернись ко мне, живи со мной. Молю.

Говоря это, голубоглазый англичанин целовал мне пальцы, а я чувствовала, как кожа на ладони становилась мокрой от его слез. Я была нужна ему, как и он мне. Жизнь вдруг показалась привлекательнее смерти. В ней было будущее, а не застывшее настоящее. В позе мужчины читалась скорбь, а в глазах - безысходность. Такой уверенный человек, как господин Джон Скотт не имел права быть слабым, но я сделала его таким. Нужно жить ради него.

Я повернула голову и взглянула на возлюбленного, сжала пальцы, чтобы дать понять господину адвокату, что слышу его.

- Машенька, - вытирая слезы, обрадовался молодой человек. - Все будет хорошо, любимая. Ты скоро поправишься. Я буду рядом. Мы справимся.

Такие знакомые слова. Сама не так давно молила об этом. Мне ли не понять возлюбленного? Прекрасно осознавала, только с той разницей, что с Джоном хотела жить, а не умирать, как желала с Алексом.

Дверь приоткрылась, и в комнату кто-то вошел. Мужчина со снимка. Джеймс Джексон. Я лежала и смотрела за его действиями. На нем был одет костюм Алекса. Схожесть с Паттинсоном удивительная. Молодой человек крадучись шел к кровати. Джон его не видел, потому как был занят мной. Нужно предупредить возлюбленного об опасности, но я не могла пошевелиться и произнести хоть слово. Посмотрела на маму и папу. Они кивнули.

- Джон, опасность, - прошелестела я одними губами.

Англичанин расслышал и обернулся. Пришедший кинулся на адвоката, но Скотт отразил атаку. Завязалась драка. Я с большим трудом дотянулась до колокольчика. На большее сил не хватило, и чтобы позвать на помощь скинула его с комода. Раздался громкий стук и звяканье. Преступник схватил кочергу и нанес удар, стремясь задеть Джона. Блондин отразил нападение Джеймса, вооружившись стулом. Вбежали слуги, и среди них был садовник. Мужчина ринулся в бой и помог Джону скрутить злоумышленника. Когда это произошло, я потеряла сознание...

Я чувствовала, как теплая ладонь гладит мое лицо. Открыла веки и увидела перед собой ласковые глаза Джона. Улыбнулась. Лучи солнца разрезали темноту спальни, просачиваясь сквозь щели между шторами.

- Доброе утро, любимая, - с нежностью в голосе произнес адвокат.

- Доброе утро, сэр, - прошептала я.

Попробовала подняться с постели, но почувствовала боль в мышцах. Бессильно упала обратно на подушки и прикрыла глаза. Когда их вновь распахнула, то огляделась по сторонам.

- Еще рано бегать, - сочувствующе сказал мужчина. - Доктор сказал, что постельный режим важен для скорейшего выздоровления.

- Элизабет... - начала я, но Скотт меня прервал:

- Ш-ш-ш, Марта прекрасно справляется с обязанностями.

- Кто был тот незнакомец вчера?

- Я все тебе расскажу, но позже, - обрадовал англичанин русских кровей. - Сейчас выпьешь лекарство и будешь милой девочкой, поспишь немного.

Пришлось пойти на уступки мистеру 'голубые глаза' и проглотить горький напиток. Сон сморил меня, и я отправилась в страну грез. Когда открыла глаза, все повторилось снова, за исключением еды, которую мне принесла девушка удивительным образом похожая на Бетти. Засыпая от очередной порции лекарств, я поняла, что Маргарет наняла одну из сестер умершей служанки. С мыслью поинтересоваться скольких родственников Бетти удалось нанять, я провалилась в дрему. Сколько времени продолжалось мое вынужденное забытье, сказать сложно, но однажды утром, проснулась и почувствовала, что в теле снова есть силы.

Села на кровати и схватилась за голову. Она кружилась. Когда комната перестала вращаться, я предприняла следующую попытку и, подвинувшись к краю, свесила ноги. Посмотрела на раскрытые шторы, через которые лился яркий свет, и поняла, что теперь все будет хорошо.


ГЛАВА 15 | Перстень в наследство | ГЛАВА 17



Loading...