home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятая. Полая Гора

Прежде чем добраться до Полой Горы, двум могильщикам нужно было миновать широкую долину, лежащую между двух то ли каменистых холмов, то ли пологих горных хребтов. Старый тракт в этих местах прибывал в отличном состоянии, буквально к обеду Краг понял, что уже давненько не видел на дорожном полотне ни единой выбоины. Тем не менее, запустение в этих краях было полнейшим. Но с одним отличием – люди уходили из этих мест организованно, заброшенные деревни и хутора разрушались от времени и отсутствия ухода, а не были уничтожены войной. На привале, пока Шрам готовил скудный обед, Велион из любопытства забрался на ближайшую ферму, но вернулся с пустыми руками.

- Всё, что могли вынести, отсюда вынесли ещё во время войны, - сказал Велион, усаживаясь к костру. – И мне кажется, я знаю – куда.

- В Новый Бергатт?

- Ага. Я уже видел подобное на востоке. Если бойня не затрагивала несколько деревень, люди забирали всё ценное и устраивались на новом месте. Желательно у какой-нибудь крепости. Или за её стенами, если была такая возможность.

- Но зачем? – удивился Краг. – Раз война прошла мимо… можно же жить дальше на старом месте?

Велион насмешливо поглядел на Шрама и спросил:

- Сколько тебе лет?

- Двадцать два.

- Значит, на твоей памяти была одна большая война. На моей две, не считая всяких пограничных конфликтов и грабительских рейдов. Ты когда-нибудь видел людей, бегущих от войны? Или, что хуже, людей, переживших войну, но лишившихся всего кроме жизни? Видел, как мужчины и женщины бегут с пустыми руками из горящих городов, как они потом начинают умирать с голоду, не в силах добыть себе пропитание? Видел дезертиров, которым уже нечего терять, готовых убить за краюху хлеба?

- Нет, - признался Краг.

- Ты, кажется, говорил, что был на западе во время войны?

- Я… - Шрам сглотнул. – Был за стенами Айнса. Я служил в городской страже.

- А, вот как. Мне до Айнса добраться не посчастливилось. Я тогда путешествовал с двумя друзьями. Мы были в могильнике, три или четыре дня, собрали хороший хабар… А когда вышли, увидели выжженную пустыню – деревня, в которой мы хотели купить еды на обратную дорогу, сгорела дотла. Мы нашли на пепелище слегка подтухшую и сильно обгоревшую коровью тушу, вырезали лучшие куски и как можно быстрее пошли на восток, надеясь обогнать горливскую армию. Боялись наткнуться на какой-нибудь тыловой разъезд и повиснуть на ближайший деревьях. И мы её обогнали. Но стало только хуже. Когда мы прибились к беженцам, меня едва не зарезала стая мальчишек, не евших уже несколько дней. Можно было поиметь любую женщину за кусок мяса или горсть орехов. За деньги, конечно, тоже, но платить пришлось бы много – когда у людей нет еды и нормальной воды, деньги начинают стоить куда меньше, чем раньше. Мы проходили мимо крепостей, кто-то пытался выклянчить или купить еду у спрятавшихся там людей, но в лучшем случае их прогоняли, в худшем – убивали. Помню парня, который даже назвал одного из таких по имени, они были соседями до войны, но и он не получил ни крохи. Когда от голода могут умереть твои близкие, на других людей тебе плевать. По крайней мере, большинству…

Велион сплюнул в костёр и замолчал. Могильщики провели в тишине какое-то время, но черноволосый, наконец, продолжил:

- Я бросил всю свою добычу кроме нескольких монет, когда нас настиг конный разъезд горливцев. Не знаю, сколько народу спаслось, но, думаю, я был одним из немногих. Но это уже лирика. Просто представь себе ситуацию с беженцами, в которой побывал я. А теперь подумай о том, сколько людей бежало из городов во время той войны. Ты же видел костяные могильники посреди лесов или полей?

- Все их видели.

- Конечно, потому что они обычно находятся недалеко от новых городов или больших замков. Так вот, не думаю, что это результаты каких-то казней или чего-то подобного. Хотя, и это, наверное, было. Скорее всего, это просто люди, передохшие с голоду. Или от холода. Или всё вместе.

- Я слышал, будто после войны были вспышки каких-то страшных болезней, - осторожно добавил Шрам.

- И это могло быть. Всё могло случиться. Магией во время войны пользовались повсеместно, и кто знает, что обладатели Дара могли выпустить из своих башен для уничтожения врагов, а что вышло оттуда вопреки их воле. Итог один.

Велион снял с огня котелок и налил себе бульона, жадно выпил, а потом нагрёб в миску разваренных овощей.

- Что-то смерть Кронле произвела на меня тяжёлое впечатление, - буркнул он с набитым ртом. – С таким настроем в могильники лучше не соваться.

- У нас ещё два дня, чтобы оно успело поменяться.

- Да. Пропивать и протрахивать золото, а?

Шрам печально усмехнулся.

- Только не в Новом Бергатте.

- Это точно, - кивнул Велион.

После привала могильщики шли, не останавливаясь, почти до темноты. В основном молчали. Шрам как мог пытался разговорить напарника, хотя знал – если Велион умолк, с ним не поговорить, пока он сам не решит раскрыть рот. Поэтому вскоре и сам Краг заткнулся, по большей части разглядывая туман, скрывающий вершину Полой Горы, в то время как его ноги отмеряли милю за милей.

Они уже разожгли костёр и разложили плащи и одеяла, когда Велион увидел в наступающей темноте далёкий огонёк.

- Что за хрень? – буркнул Краг. – Здесь же никто не должен жить?

- Не должно, но есть. И лучше нам проверить, кто это там жжёт костры.

Краг поёжился, вспоминая о том чёртовом карлике. Ему до сих пор иногда чудилось, что в его ухе ползает мерзкий слизняк. В память о нём же могильщик решил надеть перчатки, прежде чем идти на огонёк. Велион вообще не снимал свои с тех пор, как они сбежали из города. Они затушили костёр, собрали свои пожитки и двинулись на свет.

Огонёк горел на втором этаже одинокой дозорной башни. Башенку эту построили ещё задолго до войны, но сейчас выглядела лучше многих построек, которые могильщики видели за этот день. Дверь на вид была новой и крепкой и, что самое главное, она оказалась закрыта. По другую сторону от дороги к башне лип небольшой сарай, в котором стояли три лошади.

- Может, украдём лошадей? – предложил Шрам шёпотом.

- В могильник что ли с лошадьми идти собрался? Им там не жить.

- Добрались бы до города быстрей, а там зарезали. Я люблю конину.

- Угу. А хозяева живой конины очень «любят» конокрадов. Труп одного из них мы наблюдали вчера дважды, утром и вечером. Пошли, может, пустят на ночлег.

Могильщики вернулись к двери, и Велион громко постучал. Краг спрятал свои перчатки в рюкзак, но черноволосого, кажется, ничто не смущало. Не дождавшись ответа, Велион пнул дверь, а после и ещё пару раз. Спустя пару минут, наконец, послышался приглушённый голос:

- Кто там?

- Странники. Ищем ночлег и горячий ужин. У нас есть деньги.

- Шли бы на хрен отсюда, пока целы.

- У нас есть деньги! – повторил Велион более настойчиво.

- А у меня есть меч, и у моих друзей – тоже. Так что валите отсюда на хрен, пока мы не решили выйти.

- Дело хозяйское.

Велион кивнул Крагу и двинулся дальше по тракту.

- Дорога ровная, - сказал он, когда Краг догнал его. – И скоро выйдет луна. Не нравится мне ни эта башня, ни её жители.

Шрам ничего ответил. Ночёвка без костра – дело обычное. И хорошо, что у обитателей нет луков и стрел.

Ему, если честно, вообще перестала нравиться вся эта затея с Бергаттом. Конечно, можно было свернуть назад. Но это можно сделать и у стен города. Что стоит потратить два лишних дня на дорогу, когда впереди маячит могильник, возможно, полный всяческих богатств?


***

Жить очень тяжело, когда вся твоя жизнь – или, скорее, существование – одно сплошное мучение. Меньше всего Сильгия мучилась, когда спала. Она погружала себя в сон, стоило ей проснуться, раз за разом. От постоянного сна на спине регулярно появлялись пролежни, но и они болели не так сильно, если заснуть.

Во сне её преследовала череда кошмаров. Какие-то были реальными воспоминаниями, пришедшими к ней спустя десятилетия, какие-то рожало её воображение. Воображение древней старухи, десятки лет прожившей в одних муках. В редкие моменты пробуждений Сильгия с ужасом думала, что, возможно, прошлый кошмар был явью, но… какая уже разница?

Сегодня она проснулась не сама. Пришёл Урмеру. Его приход почти всегда означал очередную порцию мук, и куда больших, чем обычно. Но сегодня, кажется, он не принёс с собой никакого материала.

- Как ты, дорогая? – нежно спросил он, гладя её волосы.

Она закрыла глаза, не ответив. Он знал, что плохо. Сильгия с ужасом подумала о том, как же он постарел. Она знала – прошло очень-очень много лет с тех пор, но почему-то именно сегодня поняла – им пора заканчивать с этой жизнью. Она устала от боли. Устала от тяжёлых моментов пробуждения, когда боль становилась острой, невыносимой, и медленной, тягучей боли во сне. Устала от кошмаров, которые мучили её.

- У меня опять к тебе просьба.

Опять? Сильгия открыла глаза и долго смотрела на Урмеру. Да, опять. Часть кошмаров всё-таки не кошмары. Но какое это сейчас имеет значение?

- У нас гости, дорогая моя, а я очень занят. Ты мне поможешь?

«Конечно, дорогой».

Сильгия поднялась с лежака, выдернула из горла трубку и склонилась за одеждой. Всё лежало наготове, в том числе кинжалы и небольшой запас еды. Урмеру знал, что она не откажется, она ведь никогда не отказывала ему.

Сильгия вспомнила их. Она видела их наяву, а потом и в кошмарах. Тощего парня в чёрных перчатках, которому она вырвала глаза, а потом отрезала ноги. Двух вонючих и немытых ублюдков, пробравшихся в Шранкт, пока другие на конях кружили по дороге. Этих Сильгия убила быстро, но потом долго изучала, раздумывая, не пригодится ли что-нибудь из их содержимого Урмеру. Но когда она принесла ему их сердца, печени и челюсти, тот лишь рассмеялся – она решила вздремнуть по дороге назад, и в итоге шла назад две недели, и добытые ей органы сильно разложились. Она вспоминала и других, но они умерли от её рук давно, так давно, что они могли быть лишь плодами её воображения. А если и нет, то какое это сейчас имеет значение? Она не может ни отличить их от кошмаров, ни посчитать, сколько их было.

- Скоро мы закончим со всем этим, - сказал он, глядя как она одевается. – Я обещаю тебе, дорогая. Мои исследования уже в завершающей стадии.

Сколько раз она уже слышала эти слова? Сколько лет назад он сказал их впервые?

Нет, она больше не поверит ему, не станет возвращаться, чтобы вновь забыться тяжёлым болезненным сном. В этот раз она сама всё закончит.


***

- Добрались? – немного удивлённо спросил Краг, глядя на руины.

- Пожалуй, - отозвался Велион. – Проще похода я себе в жизни не представлял.

Им не докучали обитатели той башни. Дорога, как и день назад, была отличная, разве только у подножия Полой Горы прямой тракт сменился серпантином, наполовину опоясывающим гору и приведшим их к воротам Шранкта. Краг думал, что они доберутся до могильника только к обеду следующего дня, а они уже здесь.

Ворота в Шранкт стояли почти на вершине горы, прямо в «щербине», образовавшейся в скале с отвесными стенами. Этим воспользовались древние архитекторы – проём закрывала абсолютно гладкая шестидесятифутовая стена с небольшими толстыми воротами. Наверное, когда-то этот город невозможно было взять штурмом. Сейчас ворота валялись на земле так, будто их выдавило изнутри.

Примерно в десяти футах над краями стены начинал клубиться туман. Он висел над головой Шрама словно приклеенный, не давая понять, насколько вообще высока Полая Гора.

- Не нравится мне этот туман, - высказал Краг свою мысль.

- Он не опускается, - ответил Велион. – Внутри тумана какие-то всполохи, но мне не кажется, что они представляют хоть какую-то опасность. Зато Шранкт вот он, заходи и бери.

Шрам натянул перчатки и осторожно подошёл к створу ворот и заглянул в него, опасливо прикрывая лицо раскрытой ладонью.

- Ну, и что там? – спросил Велион спустя минуту.

- По прямой пусто. Но у внутренних стен лежит куча костяков в доспехах, везде змеи и проклятья. Непроходимо не выглядит.

- Шранкт был вроде большой пограничной заставы, обороняющей Бергатт. Город ни разу за всю свою историю не завоёвывали, потому Бергатт имел какие-то торговые преференции, не говоря уже о том, что здесь был один из самых больших магических орденов.

Краг пожевал губами и выругался.

- То есть в Шранкте на добычу можно особо не рассчитывать?

- Кто знает, - усмехнулся Велион. – И не узнаем, пока не проверим.

Кажется, сегодня у него было хорошее настроение. Краг и сам чувствовал, как его кровь будоражит предвкушение добычи и, конечно же, опасность, которую таил в себе неизведанный могильник.

- Хочешь идти сегодня? – спросил Шрам.

- Можем успеть до темноты миновать Шранкт и заночевать уже у Бергатта. Если не будем успевать, вернёмся по пройденному маршруту и заночуем здесь.

- Ладно, пошли. Вот до той стены я иду первый.

Шрам вошёл в город. Смотрел он по большей части под ноги, но и на клубящийся над головой туман тоже поглядывал. Впрочем, небо вскоре расчистилось – туман как будто прилип к горе. Кроме как магией объяснить это невозможно, но к чему старые маги напустили эту пелену на гору, не понятно. Краг видел много странных вещей за свою жизнь, поэтому выбросил и туман, и размышления о его природе из головы. Куда больше его занимало прохождение могильника. Пока – довольно простое.

На первый взгляд добра в Шранкте практически не было. За стеной располагалась довольно большая площадка, огороженная ещё тремя стенами, образующими трапецию. Эти стены были на добрый десяток футов выше первой и служили как второй опорный пункт. Вершина трапеции была довольно короткой, в ней строители проделали даже не ворота, а большую дверь, в которую едва втиснулась бы повозка. Впрочем, «дверь» исчезла, а правая часть стены обрушилась, образовав довольно большую брешь.

На площади погибла куча народа – в мирные времена за этими стенами, видимо, устраивали что-то вроде торга. Посреди площадки лежало не больше дюжины скелетов, в то время как ближе к стенам кости валялись горами. Посреди нескольких десятков разрушенных телег и торговых рядов покой обрели двадцати латников и куда больше обычных людей.

Складывалось ощущение, что посреди самого обычного дня на людей обрушилась какая-то кара небесная. Многие могильники несли на себе следы боевых действий, но кое-где люди погибли, даже не ожидая, что с ними может случиться что-то плохое.

- Проверим, что у телег, - предложил Краг и сразу направился к ним.

- Я загляну за вторую стену, - отозвался Велион.

Могильщик осторожно обогнул гору костей, на которой неподвижно лежали целые клубки разноцветных змей. Намётанным взглядом он определил, что посреди костей можно кое-чем поживиться, но с такими грудами останков это себе дороже – тронь одну кость, и посыплется вся гора, а с ней и прилипшие к металлам заклинания. А среди этих костей были как обычные змеи –Велион называл их «остаточными магическими эманациями» – так и штуковины куда серьёзней. Обычный амулет, защищающий кошелёк от карманников, с годами на могильнике превращался в настоящего убийцу: проклятье, которое рассчитывалось на очень болезненный удар искрой по руке незадачливого воришки, посреди змей напитывалось такой энергией, что сунь Краг к нему руку без перчатки, не осталось бы ни руки, ни самого Крага. Видимо, здесь умирали небедные люди – кроме нескольких «руки прочь» Шрам разглядел пару «душителей» (попавший под действие человек не мог вздохнуть несколько секунд, а потом довольно долго испытывал пусть и небольшие, но неприятные трудности с дыханием) и даже один «опустошитель» (несмотря на страшное название, в оригинале опустошало это заклинание исключительно желудки, кишечники и мочевые пузыри). Но из-за этих «эманаций» и «душитель», и «опустошитель» могли свети Крага в могилу.

Могильщик рассчитывал на добычу именно в торговых рядах – не может быть, чтобы там не нашлось ни монеты. К тому же, парусина, из которой делали навесы, и деревянные прилавки магию не притягивали. Осторожно петляя между костяками, Краг приблизился, наконец, к рядам телег и прилавков. Большая часть рассохлась в труху, буквально превратившись в землю, тонким слоем покрывшую брусчатку, а кое-где и нарастая целыми кучами. И почти всё поросло травой и тускло-зелёными омерзительно воняющими побегами, скрывшими от солнца скелеты торговцев и их покупателей.

Краг нашёл глазами кошель. По стандарту для довоенных времён он закрывался не затягивающимся шнурком, продетым в дырочки, а двумя бронзовыми застёжками. Но на застёжке сидела обычная змея, а не куда более серьёзное проклятье. Видать, хозяин поскупился на заклинание. Ему же, Крагу, лучше.

Могильщик осторожно протянул руки к кошельку и тронул змею указательным пальцем. Между пальцем и змеёй проскочила искра, погасшая едва коснувшись чёрной кожи перчатки, змея сменила цвет с зелёно-жёлтого на оранжевый и скрутилась ещё туже. Но Шрам успел заметить, где её можно распутать. Очень медленно он просунул палец в самую середину клубка, чувствуя, как медленно немеет вся кисть. Змея стала уже оранжево-красной, она обвила Крагу палец, но тут же ослабила хватку – подействовала антимагия перчаток. Указательным и большим пальцем левой руки Краг ухватил за «хвост» и потянул. Оказалось даже проще, чем он думал – змея просто распуталась и выцвела. Могильщик отбросил её подальше, она упала на траву и начала таять. Скоро энергия, которая высвободилась из неё, станет частью других змей или проклятий.

- Ну, как добыча?

Краг вздрогнул.

- Твою мать! Не пугай так!

- Прости-прости. Как добыча?

Шрам раскрыл кошель и сразу повеселел.

- Кроны две, не меньше.

- Да ладно.

Велион сел рядом и запустил руки в траву. Через секунду он вытащил шкатулку, закрытую заклинанием, и поставил перед собой. Коротко блеснул кинжал, Велион просунул лезвие между створками, нажал, сразу ухватил полезшую змею левой рукой, намотал на лезвие, а потом одним движением подсадил её ещё к одной, обвившей валяющийся поблизости железный прут.

- За этой стеной казармы, конюшни и склады, - рассказывал он, занимаясь шкатулкой. – За всем этим добром – ещё одна полукруглая стена. Ворота стоят, но кое-где такие дыры, что можно армию провести. Железа просто горы, но осторожненько пройдём. Сам Шранкт, наверное, ещё дальше.

Убрав змею, Велион взялся за замок. Его пальцы пробежали по ржавому железу, которое мгновенно засияло. Тогда могильщик принялся давить на замок то тут, то там, меняя комбинации, пока сияние не пропало.

- Заржавел так, что не открывается, - хмыкнул он и снова достал кинжал. Шкатулка хрустнула и открылась. – Медь, - разочарованно сказал Велион, - одна медь. Оставим здесь, на обратной дороге заберём, если хабар будет плохой. Вообще, не думал, что здесь будет рынок. Но если подумать – единственное, с чем местные могли испытывать трудности, так это продовольствие. Им-то здесь, наверное, и торговали.

Велион отставил вскрытую шкатулку и начал искать новую добычу. Краг, до сих пор поражённый скоростью, с которой напарник справился с не самой простой задачей, решил не отставать.

Через час работы они выбрали всё, что можно выбрать, не рискуя жизнью, и обогатились, должно быть, крон на одиннадцать. И это если не считать кучу меди, которую даже брать уже не видели смысла. До заката оставалось ещё достаточно времени, поэтому могильщики решили идти дальше – ночевать у могильника не хотелось.

Мимо казарм прошли с трудом – слишком много железа. В городе было попроще. На первый взгляд. Ещё раз пришлось убедиться, что люди жили здесь не бедные, да и соседство с магами давало о себе знать – почти каждый дверной проём защищали сторожевые заклинания, а посреди улиц вырос жутковатый лес с неестественно кривыми деревьями, от которых за милю разило магией. В дома решили не забираться и идти сквозь город. Однажды Краг едва не вляпался, но Велион успел выдернуть его прямо из-под змеи, свисающей с ветки.

- Глянь-ка, - сказал Велион, и в его голосе было куда больше любопытства, чем волнения, - меч врос прямо в дерево.

- Угу, - промычал Краг. Его била лёгкая дрожь, но он быстро её унял.

В паре мест пришлось расчищать дорогу. Но это приходилось делать даже среди руин Крозунга. Шрам повеселел, чуя богатую – охренеть какую богатую – добычу. Монеты, конечно, на дороге не валялись, но оба уже набили кошельки. Однако его напарник наоборот всё больше беспокоился.

- Что-то не вижу ничего такого, - высказал он, наконец, свои опасения. – Место хреновое, но ничего сверхсложного здесь нет. И почему же, интересно, про этот бездонный кладезь никто ничего не рассказывает? Да отсюда уже должны были вынести всё.

- Ну, могильник не такой уж и простой, сам говоришь, - пожал плечами Краг.

- Но, повторяю, не непроходимый.

Они вышли из Шранкта за час до заката. Минули небольшую площадку, поросшую тем же уродливым лесом, и очутились на краю небольшого обрыва, по склонам которого стелился туман. Свободный от серой пелены проход всё же оставался – камень горы был стёсан, образуя настоящую дорогу. Внизу раскинулся Бергатт, посреди которого угрюмо возвышалась полуразрушенная башня магов. В лицо Крагу ударил ветер, едва не выбив слёзы из глаз, но одного быстрого взгляда оказалось достаточно, чтобы понять – могильник перед ним лежал огромный.

- Шестьдесят тысяч человек жило в Бергатте и Шранкте, - медленно сказал Велион. – И как минимум несколько живут сейчас.

- Что? – переспросил Шрам.

Он проследил направление, куда указывал Велион, и увидел дым.

- Но… так ведь не бывает? Жить на могильнике… это же самоубийство.

- Видимо, бывает. Видимо, они как-то приучились.

- Может, свалим? – предложил Краг. – Золота на зимовку хватит за глаза.

- Свалим? – фыркнул Велион. – Сейчас? Зимовка – это всё, на что тебе нужны деньги? Нет, мать твою, я, нахрен, очень сильно хочу посмотреть, что за люди тут живут. И, чёрт возьми, перед нами такая золотая кубышка, которая попадается раз в жизни, приходи и бери. Раз уж ты опасаешься идти дальше, стой здесь, пока я разведаю дорогу.

Велион направился вниз по тропе. Опешивший от такого напора (и понявший, кому именно пришло в голову идти сюда) Краг смотрел товарищу в спину, пока, наконец, не выдавил:

- Ты куда?

- Куплю свежей еды.

Краг тяжело вздохнул и пошёл следом, держась позади Велиона на приличном расстоянии.


***

- У нас куча денег, - в который раз за вечер и утро повторил Краг. – Можно забрать медяки, там будет ещё кроны две или даже больше. Мы можем поискать ещё хабар в Шранкте. Зачем рисковать жизнью?

- Искать хабар в Шранкте, по-твоему, безопасно? – хмыкнул Велион, собирая свой рюкзак.

- Ты обезумел, - высказал Шрам мысль, которая пришла ему ещё вчера.

Так и было. Вчера Краг остался в чаще, едва завидел стену поселения местных, Велион же пошёл дальше. Вернулся он через четверть часа.

- Там живут какие-то тщедушные уродцы, - сказал Велион тогда. – Мы пройдём в Бергатт без каких-нибудь серьёзных препятствий.

- Ты видел их? – опасливо спросил Краг. – Разговаривал с ними?

- Да. Спросил еды, а они швырнули в меня несколько камней. До боли знакомое приветствие, не находишь? Так что ничего необычного. Но переночевать лучше подальше от них. И от Шранкта. Я видел недалеко заброшенную тропу, можно посмотреть, что там.

Заброшенная тропа привела их к заброшенному полю и к ещё более заброшенной мельнице. Здесь лежала куча костяков, но в полутьме могильщики успели убедиться, что здесь безопасно. Да и пригодится защита от противного ветра, постоянно дующего в одном направлении, а никаких других укрытий они найти уже не успевали. Пока они доедали запоздалый ужин, Краг несколько раз пытался отговорить Велиона от похода в Бергатт. Но тот словно обезумел.

- Я обезумел? Нет уж, это ты обезумел. Перед тобой огромный полный богатств могильник, где раньше никто не бывал. Здесь выжили люди, пусть и странноватые, но обычные люди, не могильщики. Кто знает, может, здесь не одно поселение. Я всегда был любопытным сукиным сыном, и я не успокоюсь, пока не разберусь что тут да как.

- Эти богатства сведут тебя в могилу, - буркнул Краг. – А эти обычные люди сразу же постараются тебя прирезать, даже если ты захочешь просто пройти мимо их домов. Так всегда бывает. Неужели ты забыл о кузнеце?

- Не хочешь идти, сиди здесь, но мне не мешай, - жестко сказал Велион. – Вот, забирай мою вчерашнюю добычу. Если я умру, она мне не пригодится, да и я люблю ходить в могильники налегке. Если вернусь с богатством, это весь хабар, который тебе причитается. Если вернусь пустой – деньги тоже твои, меня никто не заставлял переться хрен пойми куда.

- Чёрт с тобой. Иди. Я буду ждать тебя до завтрашнего обеда, а потом смотаю удочки.

- Отлично.

Велион набросил на плечи рюкзак и двинулся через пшеничное поле.

- Удачи, - запоздало сказал Краг. Велион не поворачиваясь прикоснулся к полю своей шляпы. Кажется, перчатки он не снимал с самого Нового Бергатта.

Иногда люди сходят с ума, когда у них появляется шанс разбогатеть. Но Велион не лгал, когда говорил о своём любопытстве. Краг припомнил несколько баек, которые как-то рассказывал черноволосый. Если они выживут, у него их станет на одну больше, а Шрам, который так мечтал о путешествиях, сможет рассказать только, как он прятался на заброшенной ферме. Если Велион погибнет… не будет ли в том доля его вины? Вчера черноволосый вытащил его из ловушки, и благодарность принял так, словно это само собой разумеется. Хотя, для него вытащить другого могильщика из передряги действительно в порядке вещей. Даже если спасённый им потом трусливо остаётся сидеть на мешке с кучей золота…

Краг ссыпал брошенные Велионом монеты в свой кошель и спрятал его в свою походную сумку. Нет уж. Можно сколько угодно грызть себя за то, что оставил напарника в одиночестве. Но, если по-честному, Велион сам сделал то же самое. В этом он похож на Кронле. Тот мог заработать денег и уйти, но он предпочёл спровоцировать мага, за что поплатился жизнью. Велион мог повернуть назад с кучей монет в карманах, но вместо этого сунулся в могильник, где его, скорее всего, ждёт только верная смерть. Или ещё не известно какие твари.

От скуки Шрам прогулялся вокруг фермы, но противный моросящий дождик и ветер загнали его в укрытие. Краг разложил своё одеяло и закутался в него, устроившись в сухом уголке. Время шло, могильщик всё больше скучал. Иногда скука казалась ему непозволительной роскошью, но только не в те моменты, когда она наваливалась на него всей своей тяжестью. Отец, когда ещё был жив, только и говорил, что у него шило в заднице. Обычно при этом по заднице гулял отцовский ремень, но чаще всего наказание было заслужено. Да уж, несладко им жилось. А когда отец и несколько соседей умерли от какой-то проказы, принесённой восточными ветрами, стало ещё хуже…

Краг моргнул, прогоняя сон. Давненько он не вспоминал про дом, и тем более про отца. Даже немного странно.

Но не только это беспокоило могильщика. Ему показалось или как будто бы кто-то забрался на ферму?

Шрам сел и тут же увидел фигуру человека.

- А, Велион, ты меня напугал, - усмехнулся Шрам. – Что, не повезло в Бергатте? Ну да не переживай, я поделюсь с тобой добычей, мне чужого не надо.

Он поднялся, отбрасывая одеяло. От чего-то Краг испытывал острую нужду обнять напарника. Он шагнул к Велиону.

И тут в его ноздри проник омерзительный запах гниения, рвоты, дерьма и свежей крови. Велион зашипел, его лицо исказилось, открывая жуткие раны, но рассмотреть их Шрам не успел – камень, который не-Велион держал в руках, с хрустом врезался в его лицо.


Глава четвёртая. История Выродка | Могильщик. Не люди | Глава шестая. Чужак пришёл



Loading...