home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Наталия Новаш

Чтобы сделать выбор

Вы видели, как цветет подорожник во дворе Тартуского университета? Множество воздушных сиреневых свечек сливается в волны мерцающего светлого пламени, которые медленно колеблет ветер на старых университетских холмах. И когда все тонет в резком солнце северного лета, в его косых и холодных лучах, то каждая свечка видна в отдельности, и каждая тянется в высоту, бросая длинные тени в бушующую понизу зелень. Это был один из первых дней августа. Я сидела на скамейке в сквере, открывавшемся в одну из узких старинных улочек у подножия университетского холма, который был когда-то крепостным валом. Рядом мальчик в очках, похожий на первоклассника, усердно слизывал растекавшееся по пальцам мороженое, а я все смотрела на сиреневые покачивающиеся-стрелки подорожника, словно раньше не замечала, как цветет эта трава. Время шло к вечеру, и все виделось мне особенно отчетливым, как будто мир был до блеска вымыт прекратившимися недавно балтийскими дождями или вдруг я неожиданно надела очки. В глазах стояли впечатления этого дня. Университетский парк с жертвенным камнем древних эстов, старинная библиотека, куда я заглянула украдкой, античные скульптуры на изломах лестниц и своды готических коридоров. Серый камень мощеных дорожек и раскопки у древних, рушащихся от времени развалин. Я как зачарованная смотрела на цветущий подорожник, веками росший на этом валу, и думала о тех, кто шел учиться сюда, в эти стены, и с незапамятных времен приносил на своих башмаках его семена. Я вспоминала свой институт, и сравнивала, и очень хотелось прийти сюда когда-нибудь снова в ином облике и тоже учиться здесь... Мое воображение немного разыгралось, и виной тому были не одни только университетские впечатления, но и весь колорит этих средневековых улочек, пустующих кое-где домов, витрин рано закрывающихся магазинчиков. И еще кафе... Мы вошли в этот крошечный, полный приятной суеты мирок, и вокруг нас были темное дерево, заигравшее в позднем солнце, вечерние запахи кофе, корица и еще что-то кондитерское. Чистенькие чопорные старушки, пришедшие поболтать и съесть взбитых сливок в этом дышащем стариной уголке, наводили на мысль о каком-то сказочном, стоящем вне времени, безмятежном мире. Захотелось вновь напоследок увидеть эти кварталы, побродить по улочкам, знавшим рыцарей и крестоносцев, помнящим мор, чуму и костры инквизиции... Я поднялась со скамейки и пошла на другую сторону улицы. Вспоминаю этот свой шаг и думаю, что, возможно, ничего бы со мной не случилось, вернись я сразу к своим. Впрочем, если бы не эта моя привычка бродить и в одиночку встречать еще не испытанные ощущения, со мною, может быть, вообще бы уже ничего не случилось. Никогда. Я медленно шла по безлюдной улочке и после всего пережитого за день ничуть бы не удивилась, приметив вдруг в подворотне монаха в черном или закованного в латы рыцаря. Но на углу стоял человек. Просто человек. Он смотрел в небо и на холмы, словно поджидая меня, будто сделал шаг и приостановился, чтобы вместе со мной свернуть за угол. Помимо этой позы, естественно предполагавшей, что дальше нам идти вместе, в облике стоявшего ко мне вполоборота незнакомца было еще что-то, неожиданно располагавшее к доверию. Черты того типа людей, что обычно вызывают у меня симпатию. Рубашка спортивного кроя и джинсы. В руках ничего. И хотя с виду он приближался к возрасту по меньшей мере среднему, в нем чувствовалась неуходящая молодость бродяг. Наверное, я улыбнулась. Да, конечно же, улыбнулась, ибо так же радостно смотрела и на него, как на все, что было сейчас вокруг, на все, что было сейчас во мне. Не потому ли так естественно восприняла я его слова? Не отпуская меня взглядом и сворачивая за угол, он негромко буркнул что-то вроде "Пойдем со мной, малышка..." И это не прозвучало пошло. Я усмехнулась про себя, готовая махнуть прощально рукой, как всегда делала в таких случаях, да почему-то сдержалась, взглянув со стороны на себя. "Ну и видок у меня, наверное!.." Было от чего вздыхать: разваливающиеся полукеды, майка и затертые вельветовые брюки, совсем истрепавшиеся в дороге. Дорога... Это слово мне напомнило о главном: что меня ждут на станции, что ребята, наверное, волнуются и надо спешить. И незнакомец ждал. Чуть-чуть защемило в груди, как перед скорым прощанием с кем-то близким. "Зачем, - подумала вдруг,- уезжать из этой сказки? Куда он меня поведет? И как живут в этих домах? Там камин и старая библиотека? А может быть, он художник и ютится где-нибудь на чердаке? Я ведь не знаю, где обитают эти старые колдуньи, что любят вечером поболтать за взбитыми сливками..." Стало грустно, как бывает, когда лишаешь себя чего-то, что могло бы сбыться. Незнакомец вдруг шагнул ко мне, посмотрел в глаза и снова сказал негромко: - Пойдем... Пойдем с нами. - Лицо его было серьезно и сосредоточенно, и я почувствовала, что мне действительно нужно пойти с ним. Это было недалеко, или, может быть, я отключилась и просто не заметила дороги. Мы вошли в подворотню какого-то серого, исхлестанного дождями дома, такого же старого, как все дома на этой улице. Мрачный, засыпанный углем дворик, с непременным запахом сырости, времени и человеческого жилья. Разбитая лестница с литой металлической решеткой, на которой едва держались источенные темные перила... На площадке первого этажа кое-где выщербились цветные плитки, составлявшие в прошлом какой-то орнамент. Пахло мышами и давно осыпавшимися иголками новогодних елок. Свет пробивался тусклый, сквозь пыльные окна, и когда незнакомец собрался толкнуть выходившую на площадку дверь - она была только одна,- в мозгу мелькнула запоздалая мысль: "Притон... Самый обычный притон". Но подумала я об этом не всерьез и как будто о себе прежней, не прошедшей еще этого пути об руку со странным человеком, о той, которой еще могла прийти в голову такая мысль. Мне бы она уже не пришла. Я чувствовала происшедшую перемену. Мой бедный, готовый всегда спорить рассудок находился сейчас на грани мучительного раздвоения. Я как будто внезапно вспомнила вдруг этого человека. Казалось, я знаю его бесконечно долго, он для меня как все, кого когда-нибудь любила и люблю, о ком помнила и кого помню. Меж тем распахнулась дверь. Я увидела полутемную прихожую, в которой из-за холодильника было не повернуться. В душе вдруг возникло множество странных чувств, я вспомнила сиреневый подорожник и давешнее романтическое настроение, под властью которого боролась с последними голосами критики. Рассудок мой, как загнанный в угол щенок с поджатым хвостом, немел перед шедшим впереди человеком - как перед чем-то огромным и непонятным. Я по-прежнему чувствовала к нему бесконечную привязанность, его присутствие было мне в радость, я стремилась к нему, я его любила... Но все равно не была уверена, что через минуту эти чувства не уйдут. И не знала, что буду делать спустя минуту. Человек протянул руку над холодильником, отыскивая выключатель, и вдруг повернулся ко мне. Я почувствовала тяжесть этого затянувшегося мгновения. Не отрывая руки от выключателя, на меня смотрел Рыжий. Это был он, только без усов и без бороды. Сделала шаг навстречу, но едва свет зажегся, отшатнулась. Было чувство, что меня обманули. - Простите...- сказал человек, приняв прежний облик.- Придется все объяснить по порядку... Раз требует ваш рассудок. Но верьте, я... не нарочно.- Казалось, он сам растерялся. - Послушайте! Меня ждут на станции... Это прозвучало фальшиво. Мне уже не хотелось ехать на автовокзал. Недавнее наваждение прошло, но в голове сидел вопрос: "Откуда я его знаю?" И эта непонятная мне привязанность, как к давнему другу или давно любимому человеку, мудро приглушенная годами. Всплывшая из глубины памяти... - Они будут волноваться!-сказала я, имея в виду ребят. - Они подумают, что вы встретили родственников и едете в Пярну на их машине. Как было условлено. Если вы не придете к автобусу... Он все знал. Как и куда мы едем и о чем я договаривалась с ребятами. Рыжий вовсе не одобрял этого плана. Всегда был за то, чтобы держаться вместе. Потому и взял три билета - себе, мне и Люське. Мы давно уже собирались в каникулы путешествовать "автостопом" и, хоть теперь это было не так уж просто, составили маршрут по Прибалтике. Втроем всегда на чем-нибудь да подъедешь. До Пярну решили автобусом. С трудом взяли билеты, и я отправилась отыскивать главпочтамт, где должна была встретиться с родственниками, путешествовавшими на "Москвиче". - Они вас не дождались. Автобус уже ушел... - А билет? - Отдали тем спекулянткам. "Которой из них?" Я вспомнила двух крикливых теток с обувными коробками, стоявших за нами в очереди. Им действительно не хватило билетов. - Вы должны остаться. Молча, со странным чувством, я смотрела в лицо все знавшему обо мне человеку, в его темные живые зрачки. Глубоко. До того самого чувства соприкосновения, которое возникает подобно электрической искре. Обвела глазами прихожую с тусклой лампочкой под потолком и спросила: - Зачем... вам все это нужно? - Считайте, что вам предложено участвовать в эксперименте... если требуется логическое объяснение. Сутки надо провести здесь. Дверь будет заперта, это наше условие. Утром вы все узнаете. Неловко затянулось молчание. Я уставилась себе под ноги. Запущенный, щербатый паркет, выкрашенный половой краской. - Можете отказаться... Я взглянула на него и увидела: он очень хочет, чтобы я осталась. Я знала, что никуда не уйду. Что-то щелкнуло и включилось - заработал холодильник. Человек облегченно переступил с ноги на ногу и облокотился на него, глядя мимо меня. Я видела по лицу, что мне готовятся сказать что-то важное. - Завтра... вам предстоит узнать... печальную новость. Очень печальную. Вы должны найти в себе силы смириться. Меня словно ударили изнутри. "Вдруг что-то дома?" - подумала я с болью, и так нелепы показались мне все мои поступки... - Там все в порядке.- Он уверенно кивнул головой. Чуть-чуть отлегло от сердца. Но в висках стучало. Новое тревожное чувство накатывалось волнами, как черная пустота. Точно меня вот-вот запрут в каком-то глухом , склепе. - Ну что ж... В темном пустом склепе, как и в нашей памяти, могут храниться порой удивительные вещи... И мы не знаем о них, пока не зажжется свет... Я почувствовала, что нет больше сил стоять на ногах, и механически опустилась на табуретку за холодильником. - А это...- он открыл дверцу и поднес мне г. губам поллитровую банку с голубоватой жидкостью,- поможет пробудить вашу память... Выпейте в два приема - сейчас и утром... Я запомнила кисловатый привкус во рту, гудящий звук работающего холодильника, ощущала щекой вибрацию его холодной стенки. - Главное, что вы решились.

Я открыла глаза в незнакомой комнате и тотчас закрыла их, ожидая, чтобы вернулось сознание. Так часто бывает при быстрой перемене мест проснешься у себя дома и не знаешь, где ты. Но память не возвращалась. Попыталась повторить мысленно вчерашний день. В глазах стояли каменные, похожие на мост ворота с латинской надписью на фронтоне, и сон быстро увлек меня по дороге из такого же серого камня, отполированного веками. Мир, отличающийся от реального безмолвием мерцавших образов, принял меня в себя. Ощущение невероятной скорости - стремительного, несущегося потока. А ведь только что была комната. Что за комната? Мутный свет сквозь щели в высоких окнах. Серый сводчатый потолок. Свеча в подсвечнике на столике у дивана. Три розовых пятна на стене и что-то светлое, голубое в прозрачном, как горный хрусталь, сосуде. Яркие голубые блики. Яркие, словно колодцы неба в сосновом бору, словно волна, что тихо плещет в корму корабля и лижет древние стены, уходящие в морскую пучину. Я отчетливо вспомнила солоновато-кислый грибной привкус во рту, боль и жар в груди. И два слова. Память. Пробудить память... И вдруг я в пещере, замурована в красном гудящем камне. Или это мозг, как ядро ореха, бьется о скорлупу? Кровавые пульсирующие волны - жар, ад, огонь... Мир в замкнутом вязком пространстве, в сплошной алой скале из плотного вещества. Чудовищные перемещения внутри горы, я их ощущаю: полет, вибрация, ускорение в разных направлениях... Сквозь красные своды вижу небо, ажурные решетчатые конструкции, похожие на сплетенные из проволоки лопасти - крылья стрекоз. Под ними - зеленая движущаяся лестница к морю. Вся гора словно выстлана защитным материалом желто-зеленого цвета. В отдалении - сверкающий прекрасный город. Силуэты высоких башен. Голубоватые вспышки - окна синеющих небоскребов... Ощущение полета в алых полостях-сводах. И чудовищный звук взрыва. Сплошная красная порода, схватившись сеткой живых трещин, рассыпается на глазах... Прохлада мраморной галереи. Светло-бежевые колонны поддерживают высокий арочный свод, отделяют внутренний дворик, выложенный такими же плитами мрамора. В пространствах для клумб - невиданные цветы, похожие на коричневые тюльпаны. И всюду кремовые тона - аркады и переходы. Город-дворец. Аркады-улицы. Кто этот циклопический архитектор? Я муравей, потерявшийся в лабиринте. Мне соразмерен лишь этот куст на солнце - цветущий розовый куст у залитой светом стены, отделанной коричневой с золотом мозаикой. Запах драгоценного масла... И снова миг, поглотивший тысячелетия. Корабль в сияющем голубом просторе. Легкая качка. Такое живое море солнце, вода. Я смотрю вниз с кормы, туда, на рулевую лопасть, уходящую глубоко в прозрачную голубую волну с легкими барашками пены. Ветер в лицо - развевает тончайшую ткань одежды и темные, как ночь, волосы, свесившиеся за корму. За спиной остаются развалины- погруженные в море стены. Коричневая с золотом мозаика блестит под водой на солнце... Толчок - и палуба взмывает в небо. Обломки с мозаикой разваливаются на глазах. Голубой подушкой вспучивается горизонт, и вал гудящей воды стремительно закрывает небо. Звук рвущихся парусов... И лес. Не мачты над головой- сосны шумят в небесах. Вот они, голубые колодцы! Люди в таких же ярких голубых венках и серых льняных рубахах. Я в той же одежде из простого холста, и мои светлые, как у всех, волосы заплетены в две косы. Вокруг меня валуны на примятом зеленом мху выложены в сложный узор. А в центре каменного лабиринта огромный плоский булыжник у горящего ярко костра. Я стою на коленях, и длинные, как отбеленный лен, косы лежат на холодном граните. Взмах топора. Черная высохшая старуха бросает косы в огонь - он вспыхивает, все отбегают, только мне нельзя отвернуться. Надо мной старуха! Сильной рукой прижимает голову к камню, я бьюсь о него от боли, вторую щеку обжигает пламя! Жар, ад, огонь. Скрюченными пальцами показывает туда, в костер: - Смотри! Помни... - говорит одной мне на каком-то чужом языке. Я не испытываю страха, не отворачиваюсь. Огонь жарко горит у обожженной щеки... Что мы о себе помним?.. Откуда этот потолок, эти серые стены? Значит, гостиница- удалось устроиться? Нет... Вчера мы заночевали в палатке на заброшенном хуторе под Даугавпилсом. Нас высадил водитель грузовика и сказал, что это подходящее место - в саду колодец. Хоть слева от шоссе был лес на холме, мы почему-то послушались водителя и поставили палатку на траве под одичавшими яблонями. Утром увидели через дорогу парк, но сразу поняли, что это кладбище, совсем как Жемайтийское, со старинными деревянными крестами и яркими красками модных бегоний... А потом ночевали в Кемери в кемпинге, почти на море песок и сосны, соленый ветер в лицо. Бородатый старик, продававший самоделки из янтаря... Обедали в Риге, в каком-то кафе под зонтиками, прямо на улице. Шел дождь. Стучал по чистенькому асфальту. Мне вспомнились сон и вчерашний день. Мощеная извилистая дорожка влекла меня вниз к воротам. Четыре колонны и арка с надписью на аттике: "Primo rectori". Ангельский мост Тартуского университета. А на столе - розы с осыпающимися лепестками и грибной настой в пол-литровой банке, который мне следовало выпить в два приема.

Допив последние глотки, я заметила, что хмурый день уже глядит сквозь жалюзи и что я одна в комнате. Где-то за окном капал дождь. Квартира оказалась совсем обычной, однокомнатной. Дверь в прихожую стояла настежь. Все здесь было просто, как во многих домах. Стандартный раскладной диван, на котором я спала. Обычные простыни, обычный шкаф. Облупившаяся краска на холодильнике. На стене - семейный портрет: какие-то незнакомые люди. И еще я заметила, что лишних вещей в доме не было. Одна мебель. Как будто все собрали и надолго уехали. Пустовали секции шкафа. Только в одном углу аккуратной стопкой были сложены книги. Гете. Два новеньких журнала "Москва". Они даже пахли свежей бумагой. Я решила перечитывать "Мастера и Маргариту", но сперва нужно было приготовить завтрак. Кухня оказалась просторной. Сводчатые потолки и огромный резной буфет в странной нише все-таки связывали этот дом с прошлым. Дверцы, поточенные жучком, открывались с приятным скрипом. Все здесь было самое необходимое. Кофемолка. Аппетитные зерна в стеклянной колбе. На столе - записка: "Продукты в холодильнике. Салат заправь сама... Я вернусь вечером." "Я" было написано то ли по-английски, то ли по-русски - что-то среднее. Я сама пишу эту букву так с тех пор, как выучила английский. Сделав бутерброд, я заметила на столе в миске уже порезанные листья салата, перемешанные с чем-то красным, и, к удивлению своему, узнала лепестки розы. Рядом стояла чашка с голубым соусом, а на столе подальше трехлитровая банка. В ней плавали куски какой-то массы и темная трава, похожая на петрушку,- иссиня-черный пук в голубом рассоле. Вкус был знакомым - кислым, пряным и очень резким. Запах - грибного осеннего леса после дождя. Я поняла, что этим надо залить салат. После завтрака захотелось спать, но в каком-то необычном полусонном состоянии я читала весь день и к вечеру прочла все книги - примерно мою месячную норму. Да, был уже, наверное, вечер, когда вернулся мой незнакомец. Поставив на стол вместительную, набитую чем-то сумку из светлой кожи, он сел в кресло напротив и протянул мне газету. Это была свежая местная "вечёрка". Я сначала не поняла, что это про мой автобус. Маленькая заметка в отделе происшествий была подчеркнута красным карандашом. А ниже, в черных рамках,- соболезнования, соболезнования... родственникам погибших. Погибших в катастрофе. - Да,- заговорил он, опустив глаза, - твои друзья, к сожалению... Их уже нет. Когда на скорости отлетело колесо, автобус загорелся. Был неисправен бензобак. До меня не доходило, как не доходят в первый момент такие вещи. - Это объективный факт! - сказал он, переходя с виновато-извиняющегося тона на резкий. - Поймите вы это! У нас просто не хватило бы жизней исправлять ваши собственные ошибки, из-за которых вы так халатно губите себе подобных... Сплошь и рядом! Я молча теребила в руках газету. Незнакомец читал у меня в мыслях. - Да... Мы видели, что бензобак загорится в любой момент. Болты на переднем колесе ослабли, шофер давно их не проверял... Дождь, скорость. Спасти могло только чудо. Но его не произошло. Обгоревший комок сплющенного металла в кювете... По естественному ходу событий вы должны были быть там. - Вы могли бы подкрутить гайку... - Одну - да. Но не все, которые следовало бы. - Ах, извините!-передразнила я.- "Вмешиваться не имеем права!" Самая удобная из позиций. - Это одна сторона,- добавил он примирительно.- Нас действительно слишком мало. И если спасем кого-нибудь, заведомо обреченного, то это лишь в силу необходимости. "Да? - захотелось мне рассмеяться.- Так кто же вы такие на самом деле?" Я не заговаривала об этом раньше. Чувствовала: есть у нас на этот счет молчаливое согласие и взаимопонимание. Догадки мои он не опровергал. Теперь снова возник вопрос: чья это комната и как вообще удается им здесь так ловко устраиваться? Человек кивнул, в лице его мелькнула улыбка маленькая резкая судорога: - Ну что ж... Выясним до конца... - Опять что-то случилось с его лицом. Какие-то чужие эмоции, которые не знаешь, как оценить. - Комнату я снимаю, не в этом главное... Отныне я вынужден говорить как официальное лицо.- И тон его действительно сделался несколько отчужденным. - Лицо представляющее свою цивилизацию. Разумеется, между... - он взглянул на меня, подбирая слово,- между нашими двумя культурами есть сходство, но существует и огромная разница. Мы преследовали разные цели и часто шли своими путями. Нас разделяют галактики, миллионы лет исторического развития и несхожие пути биологической эволюции... Кое в чем мы бесконечно опередили вас, но поставлены меж тем в такое положение, что вынуждены порою проникать в ваш мир и просто похищать то, без чего наш прогресс не пойдет дальше... Заботясь, разумеется, чтобы не было никакого ущерба для вас. - Интересно! Развитые, опередившие - воруют то, чего у нас куры не клюют? Что топчем и не замечаем? - Именно так... Но не следует удивляться. Вы живете попросту в такое время... На вашем витке развития человек еще не оценен. Его может заменить машина. То, для чего человек у вас используется, может выполнить и она. - А у вас иначе? - Мы не делаем механических ЭВМ; Мы отыскиваем одного ребенка, в мозгу которого больше нейронов и синоптических связей, чем ячеек памяти в нескольких ЭВМ,- и создаем одного вычислителя, день жизни которого результативней двадцатичетырехчасовой работы целого вычислительного центра... На Земле человек не реализует своих способностей. Гений нужен вам один на миллионы. Они и появляются у вас, увы, по потребности... А ведь человек действительно венец творения! Он бог, он - чудо Вселенной, и сущность жизни человеческой есть духовность - неповторимая, истинная и единственная ценность! И то, что мы воруем у вас,- это люди... Я молчала, и он угадывал, видимо, все мои возражения. - Поймите меня правильно... Пока еще развитие всей вашей цивилизации в целом не породило нужды в максимальной индивидуализации каждого. У вас коллективное прогрессивно - в науке, в искусстве. Но это первый этап! Нам же важна сама личность, ее неожиданные способности. Умение предвидеть будущее, вычислять с экономичностью, недоступной никаким ЭВМ, воспринимать информацию из отдаленных миров, имея в распоряжении один только мозг... Все, кому мы предлагаем сотрудничество, чем-нибудь потенциально одарены... Я, засмеявшись, протянула ему руку ладонью вверх: - Погадаете? Может, и во мне что-то есть? Он внимательно всматривался в рисунок линий. - Не тешьте себя надеждами. Способности еще надо реализовать. А вам вообще была уготовлена гибель в катастрофе. - Тон его все больше смягчался. - Без нас вам бы ее не избежать. Я чувствовала себя связанной по рукам и ногам. - Но зачем-то я вам нужна? В ответ он только пожал плечами. - Да, пожалуй. Вы, например, сидели в сквере на скамейке. Помните, о чем тогда думали? Этого было достаточно. И вообще... среди путешествующих и бродяг чаще встречаются нужные нам люди, и они же чаще подвержены риску. Я обдумывала его слова. Да, они были логичны. - Итак, вам предоставлен выбор. Пусть будет за вами это право: случайно опоздать на автобус. Если все-таки вы решите остаться. - А если нет? - Многие из тех, кто работает с нами, с вашей точки зрения простые колонисты. Мы просто-напросто предлагаем работу. Но с большой буквы! И это при том, что у вас никаких надежд на реализацию своих способностей в вашем мире. - А вдруг? - не удержалась я. Он иронически улыбнулся: - Да?.. И что же вы собираетесь делать? Так надеетесь увлечься работой той, что ждет впереди? На этот счет не было никаких иллюзий, и я вновь мысленно увидела себя на скамейке у подножия университетских холмов. - Мне нравится смотреть на траву. И в небо. И видеть, как цветет подорожник... И у меня будет месяц отпуска, я смогу путешествовать и читать какие угодно книги. - Смотрите! - вскочил он. - Смотрите на вашу траву. Ваше дело! Вам сто раз не дожить до того времени, когда на Земле понадобятся ваши способности! - А вы! - возмутилась я. - Опередившие! И что же, не могли создавать людей искусственно? Тех, которые вам понадобятся? - Могли, - ответил он, - если б знали, какие понадобятся...- и выразительно постучал пальцем по голове. - Я же сказал, кое в чем мы с вами расходимся... Чем ценно разнообразие людей, создаваемое самой природой? Тут есть шанс открыть новые, непредвиденные способности, которых не ожидаешь и поэтому не в силах запрограммировать. Наткнуться на них, как на неизвестный цветок в лесу, куда интересней, чем растить в теплице. Да вы хоть знаете, что вам предлагают? Догадываетесь? - Нет, - покачала я головой. - Природа... У вас лесов остается все меньше, и скоро они вовсе не будут принадлежать вам, как и вы им. А там... маленькая колония вам подобных и только леса и небо, и травы до самого горизонта. Ведь это и есть ваша мечта? "Да", - могла бы я не соврать, но чувствовала: тут что-то не то. Меня уводят, уводят от главного... - Помните летний вечер после дождя на берегу лесного озера, когда все вокруг дышит испарениями трав и мокрая светлая зелень неподвижна в тумане? Я извлек это из вашей памяти. Верно: самая ценная связь - это природа и ты, ты и природа. Вы не можете еще понять этой связи как подросток в переходном возрасте, обуреваемый жаждой самостоятельности. Не знаете, что человек ценен тем, как разовьется и что нового откроет эта связь. Ценен как индикатор, как чуткая и разумная душа природы - ее оценивающее, вглядывающееся в себя начало. Вы даже не знаете своих способностей, они не развиты в вас, и те, кто смутно их в себе подозревают,- предчувствуют эту жизнь. Вы, наверное, видите сны, да? И видели те леса? Озера и те холмы... Голос стал вкрадчивым. Что-то насторожило, захотелось включить защиту. "Стенка из желтого кирпича" - как учил Рыжий. - ...Вы не знали, откуда они и как создала все это ваша фантазия. - Мне внимательно смотрели в глаза, но защита была в порядке. - Мы тоже видим такие сны. Но нам этого недостаточно. Мы в них стремимся! Миры пронзают нас - их отблески, странствующие в световых записях по Вселенной, доходят до наших сознаний. А мы пробираемся в их реальность. Вдруг показалось, что меня водят за нос, - Знаете, - улыбка его сделалась обволакивающей, - мы в душе страстные путешественники, и в этом все дело. Но нас слишком мало, а малым числом трудно и невозможно осваивать все новые миры... Я не слушала, я отключилась. "Значит, все-таки есть тот мир? -вспыхнуло в глубине памяти. - Есть та вечность?" - Есть!-кивнул он. И я знала: мы говорим об одном и том же. Там, за преходящим и суетным, есть реальность, которую оставляем в мечтах про себя и в которую верим тайком. За всем этим бессмысленно каждодневным, до боли таким, как оно есть, - прекрасный, неведомый, зеленый мир, мечта, данная древним в прообразе рая... - Да! - Он прикрыл глаза. - И вы слишком давно и хорошо это знали.- Лицо его сделалось вытянутым и строгим, словно с древних икон.- "Бог взял семена из миров иных и посеял на сей земле... И взошло все, что могло взойти, но взращенное живет и живо лишь чувством соприкосновения своего таинственным мирам иным". - Откуда это? - Достоевский. Самый мудрый из ваших гениев, благодаря которому мы изучили вас и поняли, что есть... и могут быть точки соприкосновения. Что так же, как нам, дается вам от рождения грусть по иным мирам, которые тайно предчувствовал человек, то, что назвали вы тоскою странствий. Он первым понял причину этой тоски... "Как далеки друг от друга наши миры?-думала я.- Что нас разделяет? И как вообще они сюда пробираются? Ведь это... не годы и не парсеки. И не космические корабли..." Он посмотрел на меня, как на способную ученицу: - Разумеется, не космические корабли. Думать в этом направлении дальше все равно, что совершенствовать паровоз, желая взлететь в небо. К сожалению, перенос материи через пространство имеет свой разумный предел, которого вы почти достигли. - Незнакомец тяжело вздохнул.- Есть иные способы... - А предел скорости? -удивилась я. - Ни одно тело не может двигаться быстрее света. - Верно, как то, что ни одна жидкость не может существовать при температуре, превышающей точку ее кипения. Но вы же знаете, что такое пар? И материя не достигнет световой скорости, оставаясь прежней. А достигнув, станет существовать в новом качестве - станет чем-то совсем иным. - И чем же? - Выбор здесь ограничен, поскольку... в вашем сознании у нее две формы вещество да поле, следовательно, за световым порогом она сделается чистейшей энергией...- С сарказмом он говорил о двух формах. Словно существовала третья. - Вы всегда любили цифру три! - усмехнулся он снова.- Не стоит пока об этом. Решение вами еще не принято, и у меня есть кое-какие инструкции на этот счет. - Надо же! - Мне стало смешно.- Инструкции? Все, как и мы, грешные, по бумажкам... -Не нравился мне их далеко ушедший мир.- И как же чувствуешь себя после этого превращения? - Знаете... - Он опять посмотрел взглядом мэтра. - Переход происходит мгновенно. А человек, как известно, не может ощущать время в единицах такого порядка. - Значит, вы все-таки человек? - Все мы дети Вселенной. - Он вздохнул. - Уж какие ни есть... "Малые-большие, умные и злые, все мы дети-кванты, карлики-гиганты".- И вдруг он смутился.- Знаете, иногда бывает... Начитаешься вашей литературы. Когда долго странствуешь, как рак-отшельник... И тут я окончательно поняла, что мне просто морочат голову, намеренно уводят от главного. Пудрят мозги. Сразу вспомнила, кто я и что я. - А я смогу бывать здесь иногда? - Нет! - ответил он резко и раздраженно. - В этом все дело. Если будет тянуть сюда - толку не выйдет. Мы потому и приходим на выручку к тем, кто не слишком просто уживается в этом мире. Кому вечно чего-то не хватает, а многое из того, что ценится пока в их мире, совсем не нужно... Кто чувствует в себе силы, которые негде здесь приложить, и не хочет с этим смириться, кто быстро привыкает к новому. А я подумала, что не видать мне больше этого неба и этого подорожника, что никогда не приду домой. На душе стало паршиво. Потому что я не гожусь, потому что ничего не выйдет. Он вдруг сломался. Поник, словно потерял надежду, почувствовав мое настроение: - Мы вернем вас туда, на сутки назад, и вы просто опоздаете на свой автобус... Я ухватилась за эту мысль. Острое чувство, что все еще можно поправить, захлестнуло меня надеждой: - Я только предупрежу ребят! - Нет! Это бессмысленно. Погибнут другие... Стало больно от резкости его слов. Видно, что-то подобное испытываешь перед близкой смертью. Я знала - часть меня сейчас умрет, как умирает вдруг человек, когда прощаешься навсегда. Подошла к нему, грустно сидевшему на диване, и молча опустилась рядом. Мы сидели так долго-долго, не говоря ни слова. Потом я, наверное, стала засыпать, потому что лишь чувствовала на лбу его руку. - Ничего, - говорил он, держа холодную ладонь на моей голове. - Будет так, как ты хочешь... И я вспомнила кисловатый, пряный привкус во рту. Голубые, как небо, волны качали меня в сон. Жар. Минута самого настоящего бреда - то первое воспоминание вчерашнего пробуждения. Я мчусь сквозь ад. Пылающие черные стены справа и слева. Безумно несусь вперед - в огне и через огонь. Секунды до взрыва... Вдруг очнулась, почувствовав обволакивающую силу чужой власти. Стена из желтого кирпича задрожала. Вот-вот рухнут все барьеры и я окажусь в чужих руках - цыпленок без скорлупы. "Что вы о себе вспомнили? Что вы о себе помните?" - слышался мне в сознании чужой голос. Я вовсе не собиралась рассказывать им, что о себе вспомнила. Я не знала, кто эти люди и что замышляют. Глухая стена, кирпич к кирпичу, снова стояла надежно перед моим внутренним окном. - Кто вам поставил в мозгу защитный барьер? Я вовсе не собиралась открывать себя людям, служащим неизвестно какому миру. Он усмехнулся: - Вы тоже своего рода "зомби" и не свободны в своих поступках. Так кто вам его поставил? - Рыжий... - сказала я и легкомысленно пожала плечами.- Мы технику отрабатывали - гипнотизировали друг друга.- Врать было все равно бесполезно. Сидевший рядом со мною человек сник, постарел и стал похож на усталого неудачливого психиатра. На нем почему-то были приличный серый костюм и очки в роговой оправе, взявшиеся неизвестно откуда. Я увидела, какой он обрюзгший, немолодой: у него животик и килограммов десять лишнего веса. Он потерял ко мне всякий интерес, встал с дивана и направился в прихожую к телефону. Набрав номер, облокотился на холодильник. - Срочно. Их было двое. Да, кажется, упустили... Что? Зарегистрированный скачок? Ну, конечно же, на момент катастрофы... Впрочем, проверьте. Поиск. Разумеется, организовать поиск... в энергетически открытых мирах. Незнакомый блондин-толстяк повернулся ко мне лицом. Он выглядел, как человек, раскрывший все свои карты, вернее, как тот, кому безразлично, что они раскрыты. Серые, чуть близорукие глаза цепко вглядывались и усмехались. Такие самодовольные типы мне никогда не нравились. - Снимем ваш защитный барьер! Вы и знать не будете. Я усмехнулась: "До сих пор он этого не сумел..." - Есть такие люди, что, не зная нас, на расстоянии сделают что угодно. - Если мне не изменяет память,- позволила себе напомнить,- кто-то спрашивал моего согласия... - Послушайте!- вспылил он, переходя на крик.- Какое там, к черту, согласие? Вы что, не понимаете, о чем речь? - Не понимаю,- согласилась я.- Конечно, не понимаю. Вы же до сих пор не сказали. Он посерьезнел: - Помните: когда открывают карты, сжигаются все мосты. - Я уже сама горела в огне. - Но не сгорели. И не могли сгореть. Все очень просто. Природа любит специализацию. Даже мозг, ее высший продукт, содержит недостаточное количество элементов, чтобы сочетать все свойства. Есть мыши серые и есть альбиносы, есть устойчивые к вирусам и опухолям и умеющие безошибочно ориентироваться в лабиринте. Так же и с человеком. Всегда были люди, устойчивые к радиации и выживающие в чуму. Долгожители и таланты, сгорающие, как бенгальский огонь. Эволюция создает богатейший спектр человеческих индивидуальностей с разными качествами. Для выживаемости, для надежности. Когда-нибудь да пригодится. Что касается вас... - Есть личности, что хранят в себе память бесчисленных поколений? - Их гены и память - умение читать книгу, куда невидимою рукой пишет история. Летопись рода, Книга Судеб. Эти люди несут и другое качество, способное сохранить первое,- знаете, что такое сцепленные гены? Возьмем способность крыс ориентироваться в лабиринте, запоминать дорогу. Только у нас речь идет о лабиринте бесконечно простирающихся друг в друге миров. Упрощая - семейство матрешек. Где они? В иных измерениях, в соседней галактике или в песчинке, прилипшей к вашему каблуку? Не знаю. Это не те миры, в которых ориентируются по парсекам и километрам. Нам известны лишь их энергетические характеристики... Вот здесь и срабатывает второе качество. Оно практически незаменимо для переноса материи в осваиваемых мирах. И сами мы в момент перехода лишь информационно-энергетическая реальность, совершающая скачок в лабиринте. Носитель "памяти" спасается в любых катастрофах - срабатывает инстинкт. При соответствующей тренировке в искусственно создаваемых "ситуациях летальности" он может переносить в пространствах неограниченное количество груза и живых людей. Прозаический транспорт будущего... - Чем не грузовая ракета? - Каждый должен использовать свои способности... Эти люди, как правило, пассивны в жизни и не обладают какими-либо талантами. Своего рода баланс. Вы, например, как и я, не скрою, плохой телепат. Прямо-таки никуда не годный. А в общем, мы с вами - более близкие друг другу родственники, чем все остальные... - Ну нет! - перебила я удивленно.- Я совсем не умею менять свою внешность... - Мы с вами умеем главное: изменять свою сущность, надевать одну и ту же перчатку всякий раз на другую руку. Только вы проделываете это со своей памятью. Я - со своей личностью. И умею "менять перчатки". Я вот-вот готова была понять. - Менять перчатки? - Да. Ваша память подобна роднику, бьющему там, где он желает бить, выносящему на поверхность те или иные воспоминания из общего океана памяти. Личность же - это реализованная память, конкретная информация, переплавленная в индивидуальность. И это - выбор. То, что избрал для себя из всей человеческой культуры... Бить ли нам малым гейзером в одной и той же точке Земли или стать родником, пробивающимся там, где он хочет? Что до мимикрии, то это свойство я получил с генами усыновившего меня человечества, которому служу... Впрочем, есть легенда, что все подобные существа произошли от одной расы, пережившей глобальную катастрофу и с тех пор рассеявшейся по Вселенной. Древняя странствующая раса... "Легенда?-удивилась я. - Разве он не помнит... Тот мир в красной скале и лестница к морю. Прекрасный город на солнце и башни и сверкании голубых вспышек..." Зазвонил телефон. Так натурально. Смотришь порой кино - и звонок непонятно где: здесь или на экране. - Да...- устало взял трубку мой новоявленный родственник. - Скачок только один?.. Что?! Мужчина? Вы напали на след... Хорошо... - ответил он как-то безвольно и посмотрел на меня. - Вы свободны... Теперь я не смею задерживать вас против воли. Только по вашему согласию. "Вдруг кто-нибудь из моих ребят?" - подумала я с надеждой. - Нет, даже не из вашего мира, - покачал он головой.- К сожалению, по нашим данным, вы на этой планете одна. Представьте, что это значит... Вспомните времена, которые вы называли средневековьем. Люди начисто уничтожили всех "чужаков". Подсознательно чувствовали "иное" и не знали, что убивают будущее, свою историю... Вы тысячи лет будете здесь одна. Какое это великое одиночество... - Но вы же нашли выход. - Нашли человека, способного нам помочь. Теперь гибнущая колония спасена. Мы можем послать им помощь. Я почувствовала себя разочарованной, но чуяла и подвох. Была здесь какая-то червоточина. - Вы сказали, что такие люди, как я, в чьих генах хранится память... - Память не в генах. В них - схема, память о чертеже: как построить машину, умеющую воспринять и вспомнить... У вас не наследственная, а трансперсональная природа памяти, выходящая за пределы психики отдельной личности... Это как проекция информационного поля всей человеческой культуры на отдельную личность. Ваша память включается в память вашего человечества, в семантическую Вселенную Земной культуры - как в целую голограмму отдельный ее участок, хранящий информацию о всей голограмме... Я перебила его и вернулась к прерванной мысли: - Вы сказали, что такие люди, как мы... не гибнут ни в каких катастрофах, сохраняют информацию в поколениях. Так переносится память целых культур. А вы воруете для своих целей... Нельзя лишать человечество его памяти! - Вы не поняли... Вы совсем ничего не поняли! - Он разволновался и прятал глаза. - Мы ищем именно катастрофу. Потерянных для нас и для вас! Обкрадывать Землю было бы неразумно - мы ведь потенциальные сотрудники, почти соседи. А что до вас лично... Вы просто не имеете права оставаться бездельничать на Земле! Понимаете? Так что вы решили? - Я остаюсь. - Для чего?! - Для памяти. Верните меня на сутки назад.

Я снова сидела на скамейке в сквере. Вечернее солнце плавилось за старым корпусом университета. Воздух был прохладен и чист. За моей спиной все так же стоял на своем пьедестале какой-Го великий медик, и белые душистые лепестки роз осыпались у моей скамейки. К собственному удивлению, я все помнила. У мальчика с мороженым поспешно спросила, какое сегодня число. Он нисколько не удивился и с гордостью протянул мне свои часы. Умное близорукое лицо по ту сторону очков... Я суеверно отпрянула, поверив во все в одно мгновенье, и, поблагодарив мальчика, бросилась бежать на станцию. Я спешила что было сил и просила, молила время вернуться вспять, и если уже поздно, все равно вернуться, пойти по-другому, так, чтобы избежать конца... На станции было людно. Автобус ушел полчаса назад. Дождь еще не начался, но с запада ползли тучи. У меня опустились руки. Что поделаешь, они оказались правы. Все правильно рассчитали - я не из тех, кто решительно вмешивается в жизнь, умеет в ней что-либо изменять по своей воле. Эта битва не для меня... Мне трудно выбрать одно из двух, я не решаюсь сделать практический шаг, боясь сотен возможных последствий и непредвиденных вариантов. Потому они и оставили меня, как есть... Я не стала шуметь и искать начальника автостанции. Добиваться, просить, требовать. Я представила, как стану что-то кому-то объяснять... Что я скажу? Болты? Там, на колесе, отвернулись болты? "Без тебя есть кому проверять..."- слышался мне желчный голос в моем разыгравшемся воображении, поворачивались в мою сторону. Толпа оживилась, жестикулировала, тыкала в меня пальцами. "Что за ненормальная? Автобус ей останови!" - кричала раскрашенная дамочка в тесных джинсах, потрясая фирменными обувными коробками. "Да кто ж его теперь остановит?- более трезво звучал старческий дребезжащий голос,- Раньше, милая, надо бы шевелиться..." А люди вокруг, поглощенные своими делами, в сутолоке касс и суетливом ожидании копошились у своих вещей. Не чувствовали надвигающейся катастрофы. Не собирались спасать. Каждый был занят своим, каждый ехал сам по себе... Я не понимала сейчас людской логики, целей и мотивов их поступков, я смотрела и видела объятый пламенем комок сплющенного металла в кювете. Где-то гибли, горели люди... И я думала, как правы, может быть, те, другие - сами мы, по собственной вине и халатности даем погибнуть тысячам подобных себе. Сделав свой выбор, я не подумала об одном - как можно жить с памятью обо всем этом? И зачем? Зная все... Конечно, если соком подорожника натереть рану, она заживет. Если смотреть на его цветы - боль проходит тоже... Надо только уметь этим пользоваться. Но зачем? Пытаться, чтобы узнали другие - раздвинуть рамки их жизни в большой бесконечный мир, чтобы каждый волен был сделать выбор - как ветер промчать в бушующем океане. Не безликой, подпрыгивающей волной, подвластной игре течений,- самому стать течением, сделаться родником, забить гейзером или выплеснуть в небо фонтаном, прорывающимся в новый мир... А есть ли там подорожник? Спросить не успела... Я замерла в привокзальной толпе. Меня обтекали прохожие, встречные и обгоняющие... "К сожалению, по нашим данным..." - вертелись в голове слова. И вдруг меня осенило. Сплющенный, горящий автобус. Подстроено! Ясно как дважды два. Он мог и не знать. Просто те, другие, играют нечестно. Моим убеждением всегда было выбирать сторону обманутых и обделенных, раздвигать рамки ИХ жизни в большой бесконечный мир. В этой битве и один воин... А двое - это уже не один! Готовая повернуть обратно, я еще колебалась, дать ли сейчас телеграмму своим? Сколько же у меня денег? Расстегнула змейку на заднем кармане - это был студенческий билет Рыжего. Мой лежал с другой стороны... "Ну что ж... Телеграммы - завтра!" - подумала я. Жестоко выбрала сама судьба. Я повернулась и быстро пошла в сторону университета. Но встречная движущаяся толпа оттеснила меня к ограде, где в длинной очереди на посадку сидели и стояли люди с вещами. Что-то заставило меня вздрогнуть. Ожил репродуктор под бетонным козырьком автовокзала: - Автобус номер ЭК-31-16 возвращается из-за технической неисправности. Взамен будет подан многоместный "Икарус". Приобретайте билеты. Обувные коробки устремились к окошечку кассы. Я бессильно выбралась из привокзальной толпы и побрела в сторону главпочтамта. Только бы мои не уехали, только бы дождались. Не могла себе представить, как буду сидеть с Рыжим и Люськой и отмалчиваться всю дорогу, и думать о том, бывает ли жестокое милосердие и может ли в доброте быть жестокость. И что выбираем мы... Он тоже сделал свой выбор. Вмешался своей властью, переиграл. Ради меня! Вот чего я не могла понять. С зажатым в руке студенческим Рыжего я застыла посреди тротуара, уже зная, что поверну обратно. А тут еще вспомнила: у меня все наши финансы. НЗ на обратный путь. Для верности вытащила свой билет, развернула. Деньги были на месте. Все складывалось как нельзя лучше.


Юрий Невский Время покупать черные перстни | Время покупать черные перстни (сборник) | Таисия Пьянкова Тараканья заимка



Loading...