home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Встревоженный взгляд Фины встретил расстроенную девушку.

— Как ты?

— Плохо…

— Влад отделал Станиса.

— Да плевать на них. — Безжизненным голосом произнесла Аля.

Гоблинка быстро взяла пару флакончиков, накапала из них в кружку, залила успокаивающим отваром. Обернулась к Алькиной кровати и увидела бледную девушку, молча глотающую слезы. Подсела ближе к ней и протянула кружку.

— Пей.

Девушка в три глотка выпила содержимое.

— Ты с Артом поговорила. — Не спрашивала, а утверждала подруга.

— Поговорила. Лучше бы вообще не было этого разговора.

Фина вздохнула.

— Аль, давай я тебе просто про вампиров расскажу, хотя бы чтоб знать. Высшие — это уже рожденные вампирами. Они живут практически вечно, если их не убивают, конечно. Поэтому и дети у них рождаются очень редко. Это считается благословением стихий. И очень редко по два ребенка. Чаще один, как Арт. А низшие вампиры — это обращенные. Высший вампир может человека, оборотня, да кого угодно сделать низшим вампиром укусив и проведя особый ритуал. Вот низшие, они детей не имеют. Они стерильные. И нет у них таких магических способностей, как у высших. Да и неустойчивые они психически получаются. От запаха крови дуреют просто. Поэтому низшие все на учете и под контролем.

— А если человек и высший поженятся, то что будет?

— А вампиры не людях не женятся. Только дайлина может стать парой высшего. Предназначенная стихиями. Тогда при совершении брачного обряда высший разделяет с ней свой путь, свою жизнь и она живет столько же, сколько и супруг.

— И что теперь Арт делать будет?

— Аль, не знаю, видимо ждать второе благословление стихий. Только это один шанс на миллион.

— И больше вариантов нет?

— Есть. Мы все умрем. Войну ж никто не отменял. — Фина похлопала подругу по плечу. — Спи давай. Нечего убиваться по тому, что не случилось. Кто знает, что там написано в твоей судьбе.

Девушка уснула и во сне видела свое последнее пророчество. Она в белом платье, с венком в волосах бежит по императорскому дворцу, сжимая в своей ладони длинные мужские пальцы, а на их запястьях цвету парные брачные татуировки в виде браслета. И столько счастья и радости было в ее сне, что Алька проснулась улыбаясь.

— Ненавижу… — Простонала она и постаралась снова уснуть.

День Середины зимы наступил со звоном колокольчиков по всей Школе. Всюду летали маленькие птички, разносившие поздравления между учениками. Меню в столовой тоже изменилось в праздничный день, порадовав всех обилием вкусных десертов. Встречаясь на нейтральной территории с Артом, Алька подчеркнуто придерживалась сестринской линии поведения. Фина с затаенной тоской наблюдала за ребятами. Тами делал вид, будто ничего особенного не произошло.

— Ну что, вечером встречаемся уже в зале? — спросила Ульринка.

— Да, подходите прямо туда. — Тамик согласно покивал патлатой головой.

В комнате девчонок был филиал салона красоты. Ульринка и Фина вертелись перед зеркалом, отталкивая друг друга. Прически, макияж, разговоры… Щебет разносился по комнате, проникая в самые отдаленные уголки. Альке хотелось спрятаться от всего этого веселья, остаться одной и предаться такому сладостному самоистязанию. Только потеряв возможность быть с вампиром, она поняла насколько он для нее не друг. И от этого осознания хотелось забиться под одеяло и выть от боли, как в последние минуты жизни.

Собравшиеся и нарядные подружки вдруг заметили бледную поникшую девушку, все еще сидевшую в домашнем халате. Ульринка скептически осмотрела Алю.

— Фин, нам времени не хватит ее в приличный вид привести. Да и настроение у нее такое, с каким в нормальном обществе не появляются. С таким только смертельные проклятия или моровую язву насылать.

Гоблинка уткнула кулачки в бока и хмыкнула.

— А мы ей сейчас настоечку веселящую неразбавленную накапаем. — Метнулась к комнатному шкафу и вытащила бархатный мешочек. — Редкость это большая, конечно. Но для подруги не жаль.

И пока Уля затягивала корсет и помогала вползти в роскошное вечернее платье, Фина с маленькой ложечкой в руке пыталась напоить Альку откровенной запашистой гадостью. Воспользовавшись тем, что Уля начала вертеть прическу, дернула за локон девушку, отчего Алька открыла рот с желанием наорать, Фина быстро вылила содержимое ложечки на язык Альке и снизу придержала челюсть, чтобы уж наверняка зелье было проглочено.

Вселенское спокойствие опустилось и нарастающее как снежный ком веселье, вот как можно было охарактеризовать новое состояние Али.

— Улька, что-то мы напутали… — Фина смотрела с подозрением на начавшую хихикать Альку. — Реакция какая-то не та.

— Ага. Что-то и вправду не то. Может это все нервное? — С недоумением они смотрели на прыгающую на одной ножке девушку, пытающуюся застегнуть ремешок на второй босоножке.

Алька посмотрела на себя в зеркало. Платье сидело великолепно. Волосы крупными локонами лежали на плечах. Лихорадочный румянец и подозрительный блеск в глазах привлекали к себе внимание, делая лицо девушки очень притягательным.

— Девчонки, идем! И пусть вздрогнут стены этой Школы от нас! — Алька схватила подруг под руки, и они шумно вывалились из комнаты.

В зале, где проходил бал, было уже достаточно танцующих, когда девчонки ввалились туда. Тами с Артом со скучающими лицами оглядывали зал, держа в руках бокалы с горячим винным напитком. Скука закончилась, когда перед ними нарисовалась троица разгоряченных девушек. И если из Альки просто плескала энергия, то Фина и Уля выглядели так, словно по ним каток проехался.

— Мальчишки, привет! Оставляю вам этих двух красавиц. — Алька вручила подруг парням, а сама развернулась и ворвалась в толпу учеников перед танцполом. Первой жертвой суперактивной Альки оказался старшекурсник, которого она пригласила на танец. Пара кружилась по залу, привлекая к себе внимание. Девушка весело смеялась и перекидывалась ничего не значащими фразами с партнером, просто отдаваясь танцу. Они протанцевали вместе два танца, когда ее перехватил Влад.

Если бы это случилось до того, как Алька приняла гоблинскую настойку, возможно, все пошло бы по-другому. Но случилось именно так, как случилось.

Младший принц кружил девушку по залу под пристальными взглядами старшего принца и друзей девушки. Он держал ее хрупкую фигурку так бережно, едва касаясь руками, словно боялся повредить. Танец закончился, и он предложил выйти подышать воздухом. Разгоряченная зельем и танцем девушка согласилась, и они выскользнули из зала.

— Пойдем в аудиторию, поговорим. Там никто не помешает. — Нежно поглаживая ее пальцы своими, позвал Влад. Алька молча кивнула и, закусив губу от нетерпения, поплелась за парнем. Ей очень хотелось вернуться в зал и продолжить впитывать в себя положительные эмоции праздника, но и отказать Владу в такой малости как разговор показалось неправильным.

— Мне еще с прошлого раза нравится с тобой танцевать. — Легкая улыбка коснулась его губ.

— С прошлого?

— Маскарад.

— Так это тебя мне Император подсунул… — Протянула девушка.

— Меня. А я все понять не мог, с кем это так настойчиво отец меня танцевать принуждает.

— Мог бы и не танцевать.

— Не мог. Я ж наследник. А твое платье показало, что магия твоя меня принимает, между прочим. И я хочу услышать, что ты решила. — Влад поднял ее руку к своему лицу и стал целовать каждый пальчик, прикусывая самые кончики. Алька как завороженная смотрела ему в глаза. В голове роем носились мысли и хоть какую-то из них поймать за хвост она никак не могла.

Дверь в аудиторию распахнулась, словно от удара ногой. В проеме показалась высокая фигура. Влад оторвался от увлекательного занятия и перевел взгляд на вошедшего.

— Стааанис. Старший и любимый брат. Чем обязан?

— Ты нарушаешь, младший.

— И чем это?

— Влияешь на нее ментально.

Алька прислушалась к разговору и вырвала пальцы из прохладной ладони Влада начиная заводиться.

— Ты же знаешь, что я не менталист.

— Зато у тебя артефакт внушения. — Старший чуть не рычал. — Сам видел запись, что ты его из Имперской сокровищницы взял.

— А ты сам туда за каким артефактом вламывался, а? — Влад сделал шаг навстречу Стану с желанием ударить так, чтоб тот больше не встал. Старший тоже встал наизготовку, готовый отразить удар и нанести свой.

— Да достали вы уже оба! — Алька встала между ними, упершись ладонями в грудь обоим. — Вы чего меня делите? Я никому не принадлежу, кроме себя. Прекратите оба, придурки недоделанные!

— Не ругайся, Аля. — Вставил шпильку младший.

— Не ругайся??? Влад, я сейчас великим могучим вас обласкаю. Мало того, что в вашей Империи принято межгосударственные войны из-за баб устраивать, так вы еще внутреннюю войну развязать придумали?

— Из-за каких баб? Аль, ты о чем? — с недоумением уставился на нее Станис.

— Так, оба успокоились, сели и я вам расскажу одну сказку, а может и не сказку.

Недовольные наследники Императора уселись за разные столы. Алька, свесив ножки в босоножках, села на стол преподавателя.

— Итак, глубоко мной неуважаемые принцы, давным-давно жили-были два Императора, два друга. — И девушка рассказала давнюю историю, когда из-за неумения решать проблемы, и из-за нежелания нормально выстроить отношения с женщиной, началась многовековая война. И закончила она свою проникновенную речь следующим:

— И теперь я вижу, как два разумных, здоровых мужчины, пытаются разрушить жизнь слабой маленькой женщины и своей огромной страны. Не слишком ли большая цена за вашу прихоть?

Влад смотрел на нее как на сумасшедшую.

— Аль, прости, но я не верю, что повод для войны был столь незначительным. А ты Стан?

— Да и мне как-то не верится.

Девушка пожала плечами.

— Вот две Фомы Неверующие… — подошла, взяла их обоих за руки, и шагнула сквозь пространство и время. Каждый новый раз использования темпоральной магии давался девушке все легче и легче.

Влад и Стан своими глазами увидели прошлое, сами услышали разговор друзей перед приездом невесты. Стали свидетелями знакомства невесты и друга жениха.

Все это было уже знакомо Альке. Кроме последнего прыжка во времени. Последняя сцена, увиденная братьями и Алей, разворачивалась в незнакомом девушке месте.

В полутемной богато обставленной комнате на полу в одних мягких домашних брюках сидел Эмилиан, повесив руки на колени полусогнутых ног. Его белая кожа контрастно выделялась на пушистом темном ковре. Рядом стоял небольшой серебряный поднос с полупустой бутылкой и лежащим на боку бокалом. Черные волосы в беспорядке разметались по шее и плечам. У не заправленной кровати, стоящей невдалеке, разбросаны листы бумаги и лежал сломанный карандаш. Влад подошел и взглянул:

— Аль, посмотри.

Девушка увидела наброски талантливого художника. На каждом листке была Витэлия, улыбающаяся, грустящая, задумчивая, мечтательная.

— Попал он… — Стан тоже разглядывал портреты девушки.

Эмилиан периодически прикладывался к бутылке и почти не пьянел. Его серые глаза смотрели в пустоту с тоской и печалью.

Осторожный стук нарушил тишину комнаты. Император Замина встал и, слегка покачиваясь, открыл дверь, за которой стояла растерянная голубоглазая блондинка.

— Что вам угодно? — Хриплый голос предательски дрогнул.

Стан вскипел.

— Вот же… Из-за нее война тут скоро начнется, а она к мужчине ночью в спальню приперлась. — и мужчина попытался оттащить предка от двери, однако его руки прошли насквозь полуобнаженной фигуры.

Девушка за дверью смотрела глазами раненой лани и в страхе покусывала нижнюю губу. Эмилиан прикипел взглядом к этим жемчужным зубкам и красной пухлой губе. Мужчина подхватил Витэлию и втянул ее в комнату. Жаркие объятия перемежались с поцелуями. Его руки судорожно расстегивали платье девушки. Непрошенные свидетели просто ошалели от накала страстей и, не двигаясь с места, смотрели на разворачивающиеся события. Платье не вынесло напора, и ткань треснула, обнажив пышную грудь с розовыми сосками. Император стянул с себя брюки и стал поднимать вверх юбку девушки. На глаза Альки опустилась холодная как лед рука, и кто-то прошептал:

— Убирай нас отсюда бегом.

Алька развернула руки ладонями кверху и подняла их на уровень пояса. Тут же пара мужских ладоней оказалась на ее руках.

— Глаза только не открывай. — Прерывая жаркие страстные стоны, продолжал шептать кто-то на ухо.

И снова девушка втянула своих спутников в водоворот времени, протаскивая их через вязкую субстанцию.

Троица вывалилась все в той же аудитории, откуда отправилась в путешествие по временным дорогам. И только тогда Влад убрал ладонь с ее глаз.

— Вот же гадство а… Она сама к нему пришла! Сама!!! — Станиса просто трясло от злости. — И из-за этих предателей сотни тысяч людей погибли, а они…

— Стан, а вы сами-то хоть о ком-то кроме себя думали?? — Альке стало обидно за влюбленных.

— А они не приучены думать о ком-то кроме себя, Алевтина. — Приятный рокочущий голос прозвучал с последних рядов.

Принцы и девушка оглянулись на голос, а Влад повесил в воздухе магический шар, осветивший аудиторию. Наверху стоял мужчина с короткой стильной бородкой, черные с проседью волосы коротко пострижены. Коричневые кожаные ботинки, обычные земные потертые голубые джинсы и бежевый свитер крупной вязки довершали облик мужчины. Он смотрел с хитрой улыбкой на девушку.

— Не узнала?

Станис дернулся что-то сказать, но мужчина щелчком пальцев заставил его замолчать. Влад предусмотрительно даже и не пытался открыть рот.

Аля смотрела на этого загадочного человека и узнавала лоб, брови, нос… Она запомнила его совсем другим. Бледным, похудевшим, с заострившимися чертами лица, безвольно лежащим на больничной постели.

— Игнат, ой… Игнасий. — выдохнула она и рванула к нему наверх. Имперский маг сделал навстречу ей несколько шагов, подхватил ее и сжал в объятиях.

— Ну, здравствуй, девочка!

— Руки от нее убрал! — Станис метал молнии злобно сверкающими глазами.

Алька еле слышно простонала:

— Доостааал.

Игнасий тихонько хихикнул, но поставил девушку на пол не обращая внимания на шипение старшего принца.

— Покажи-ка мне браслет, девочка.

Девушка без опасений подала руку магу. Тот аккуратно двумя пальцами покрутил металлический обод, погладил висящие на нем амулеты и покачал головой:

— Ведь все высадила. И как только умудрилась?

— Так на нее покушались не раз, да и война не санаторий все же. — Пробурчал Влад.

— Да у тебя тут была бурная жизнь, как я погляжу! — Засмеялся Игнасий.

— Угу. Не просто была. Она и продолжается. — В голосе девушки проскочило раздражение.

Игнасий видимо что-то смекнул, отчего в его глазах загорелся нехороший огонек. Посмотрел на ауру девушки, нахмурил брови и напрягся.

— Так, девочка. А иди-ка ты дальше танцуй. Я тут поразведаю, что стряслось за время моего отсутствия, а завтра мы с тобой поговорим.

Принцы попытались возразить магу, но тот зыркнул на них суровым взглядом:

— Я сказал — все завтра! И оба брысь отсюда! Позже с вами поговорю. Особенно с тобой, Станис.

Принцы послушными мальчиками нырнули в портал, а Алька, не успев даже пискнуть, оказалась вынесена за дверь и уже бегом бежала в сторону зала, где на входе столкнулась с обеспокоенным Артом.

— Аль, ты где? Я все оббегал и не нашел тебя.

— Все хорошо, Арт. Игнасий вернулся. Давай обо всем серьезном завтра поговорим. Не хочу еще больше себе портить настроение.

Они вошли в зал, и до конца вечера Аля танцевала со своими сокурсниками. Артур так ни разу ее не пригласил, отчего грусть когтистой лапкой несколько раз царапнула ее сердце.


В лаборатории | Высшая школа целительства | Покои Императора



Loading...