home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18

Бал

Академия еще долго гудела по поводу моего обряда с Шелестом. Слухи перерастали в легенды, а я уже научилась отстраняться от этих невероятных историй. Тем более у меня была важная проблема, которую никак не удавалось решить. Мне необходимо было отловить Рейма и так ненавязчиво, но настойчиво поинтересоваться, что, собственно, происходит.

Но хитрый эльф словно подозревал, что я страстно хочу с ним пообщаться, и был совершенно неуловим. Все оставшуюся неделю до новогоднего бала я видела его лишь издалека и никак не могла с ним поговорить. Как-то даже забежала за ним в гостиную его жилого отсека.

– Где Гыр?! – вопросила я у ошарашенно смотрящих на меня друзей эльфа.

Те синхронно пожали плечами, а я, постучав в комнату наглого интригана и не дождавшись ответа, еще раз подозрительно посмотрела на присутствующих. А те, словно сама невинность, сложили ручки на учебниках.

Воспитание не позволило мне отправиться шарить по шкафам в поисках ушастого хитреца и пришлось невозмутимо удалиться, чувствуя себя ревнивой женой в поисках неверного супруга.

Незаметно приблизились праздники, задания в лабиринте временно прекратились, и пора было готовиться к балу. С одной стороны, мне хотелось спрятаться и сделать так, чтобы Рейм поискал меня, так же как я пыталась поймать его все это время. С другой – не сидеть же из-за него весь праздник в пыльном углу?

Поэтому, смирившись с неизбежным, в выходные я отправилась с соседками за покупками. Благодаря одному эльфу, на меня будет глазеть вся академия, и не хотелось бы выглядеть совсем уж недостойной идола нашей академии.

Эль, самая искушенная из нас в любви, сразу заподозрила неладное.

– Наташа, а почему это ты так скрупулезно подбираешь платье? Кто-то пару недель назад говорил, что придет на бал без пары. Неужели планируешь приодеться, чтобы найти парня на празднике?

Смысла скрывать то, о чем все скоро узнают, не было, и я призналась:

– Меня пригласил Рейм.

– И ты согласилась! – не спрашивала, а утверждала Эль.

– Моим мнением, собственно, никто не интересовался.

– Хочешь сказать, что отказалась бы? – возмутилась Мирена.

А я замерла, обдумывая ответ на этот вопрос и понимая, что не знаю его. Отказала бы? Или нет? Соглашаться нехорошо по отношению к Шелесту. Хотя еще не ясно, какие именно у нас отношения. А почему не соглашаться пойти с Реймом? Я же не замуж выхожу.

У меня не было причин чувствовать себя изменницей, но я все же чувствовала, и это очень меня злило. Поэтому выбор платья я полностью доверила девочкам и только вечером, перед праздником, полностью одевшись и посмотрев в зеркало, поняла, что зря. Платье было немного пышным, белым и, благодаря магии, сияющим, а еще очень открытым. Моя высокая прическа только подчеркивала это. Понимая, как это будет выглядеть в глазах Рейма, я прикрыла веки, борясь с желанием пойти и спрыгнуть с башни.

Я открыла дверь в самом скверном расположении духа. Некоторое время мы с эльфом молча рассматривали друг друга, и не знаю, как он, но я не могла вымолвить ни слова. Парадный костюм подчеркивал красоту мужчины, делая его еще более неотразимым, хотя куда уж больше.

Посмотрев берсерку в глаза, я вздрогнула от черного обжигающего взгляда. И ведь не понять, о чем он сейчас думает. Я непроизвольно повела плечами.

– Ты прекрасно выглядишь.

– Какое счастье видеть тебя, – ласково улыбнулась я. – Последнюю неделю ты был совершенно неуловим.

– Я обдумывал и готовил большую завоевательную кампанию.

Я подозрительно посмотрела на Рейма. О чем это он? Он имеет в виду задания в лабиринте? Может быть, турнир?

– Пойдем? – мне галантно предложили локоть.

Этот Новый год я запомню надолго! Пока мы шли к залу, в нас не ткнул пальцем только ленивый или тупой. А некоторые шли сзади и тихо обсуждали нас с берсерком. Почему-то в межреальности никто не задумывается о том, что можно говорить тихо.

Сейчас я шла красная как помидор по той простой причине, что две какие-то незнакомые мне девушки обсуждали животрепещущий вопрос – заявляет Гыр о своих официальных отношениях или нет? Ведь белое платье у эльфов считается свадебным! Кто же знал? В межреальности нет земных предрассудков!

Если бы я могла провалиться сквозь землю, я бы уже приближалась к ядру планеты. Вместо этого мне пришлось идти дальше в зал, где было видимо-невидимо народа.

– Относись ко всему проще, – шепнул мне Рейм.

– Не могу. Очень переживаю, какие имена завтра дадут нашим внукам, – тихо заметила в ответ.

Эльф от души рассмеялся и крепче сжал мою руку.

– Тебе так важно, что подумают о тебе эти люди?

– Нет, но меня раздражает, когда они рассматривают меня и обсуждают.

– А я привык.

В этот момент я, как никогда, поняла нерадостную долю Рейма. Зря я его так раньше не одобряла.

В общем зале царили шум и суета, елки парили прямо среди гостей, как и другие украшения, создающие праздничную атмосферу. Вокруг пахло разными вкусностями и мандаринами. Этот праздник больше других в межреальности напоминал мне о доме.

Едва нас заметили, как шуму вокруг на порядок прибавилось, и я решила последовать совету Рейма и попросту не обращать внимания. Ну не могут же они обсуждать нас весь вечер?

В этот раз друзья Гыра сидели с нами рядом. Они оказались вполне себе приятными монстрами – когда узнаешь их поближе, вся шелуха и напускное высокомерие, которыми те отгораживаются от окружающих, слетают.

Праздник прошел совершенно замечательно. Лишь иногда я посматривала с завистью на Иргу с ее парнем. Они выглядели абсолютно счастливыми и поглощенными друг другом, и я в который раз за вечер подумала о Шелесте. Где он в этом зале? Кто он? Счастлив ли он? Вспоминает ли обо мне?

– Пойдешь со мной танцевать? – шепотом спросил Рейм.

– Самый красивый монстр нашей академии сомневается? – вскинула я брови, переведя взгляд на своего кавалера.

У меня снова перехватило дыхание. Какой же он красивый! И не только внешней красотой.

– С тебя станется, – хмыкнул эльф.

Наши лица во время разговора оказались очень близко друг к другу, и мне бы нужно было отстраниться, но я сидела неподвижно и рассматривала эльфа. Не было смущения, не было страсти или плотских желаний, были лишь восхищение и тепло в душе, словно ты встретил что-то родное, дорогое и идеально подходящее тебе.

Оторвались мы друг от друга, только когда Эль шумно выдохнула, видимо, не выдержала дольше сидеть, затаив дыхание. Мы привлекли своими переглядываниями много внимания, но сейчас я плюнула на все, вложила свою руку в ладонь эльфа и спустя несколько секунд закружилась по залу в его объятиях.

В этот вечер я выкину из головы все сомнения, все мысли, что сводят меня с ума, и отдамся чувствам. Главное, завтра об этом не пожалеть.


– Ум-м… – простонала я, едва открыла глаза.

Судя по свету за окном, сейчас была уже середина дня. Это сколько же я проспала? И чем вчера закончился вечер? Помню много танцев, много разговоров, смеха и вина. Но глупостей я вроде не наделала.

– Новогодних каникул, как на Земле, сейчас очень не хватает… – простонала я.

А потом мой взгляд упал на конверт. Ждала я его очень долго, со страхом и надеждой. Мне могли отказать в участии из-за того, что я всего лишь на втором курсе, но, видимо, союз с Шелестом застраховал меня от этого.

Но вообще именно сейчас, открыв и прочитав уведомление о зачислении на турнир и информацию о времени его открытия и о первом задании, я поняла одну вещь. Нет в мирах такого понятия, как «Мэри Сью». Кому больше дано, с того больше и спросится. Именно от этой мысли, от осознания того, что предстоит пройти, меня накрыла паника.

Схватив присланную бумажку и уже не обращая внимания на похмелье, я побежала к своему декану. И да, я поняла его предложение приходить в любое время. Вот сейчас именно оно, мне очень, очень надо! На стук в дверь сначала никто не ответил, чуть спустя тоже, и я уже начала переживать, что Грабовски пропал, но декан все же явил пред мои очи свое заспанное, немного оплывшее лицо. Всклокоченные волосы торчали во все стороны, дополняя картину «Утро после праздника».

– О Всевышний! Горская, скажи, что ты мне мерещишься!

– Нет, это правда я, – не смогла не улыбнуться. – И мне нужны вы.

– А говорил, что не заводишь романов со студентками, – раздался сзади декана голос.

Заглянув за плечо, я увидела преподавательницу по творчеству Алесю Елизарову. Ого! У них роман?

– Это тебя бросили ради Гыра? Или Гыра ради тебя? – с чуть кривой улыбкой спросила женщина.

Чуя проблемы, я быстро затараторила:

– Я не бросала Гыра! То есть нет у нас ничего… Тьфу! Я тут по поводу турнира, – потрясла я бумажкой, пока не стало совсем худо.

После этого преподаватели забыли и об отношениях, и об изменах и, схватив меня, втащили в четыре руки в комнату. Если учесть, что Грабовски был в одних брюках, а Елизарова вообще еле прикрыта, я бы предпочла остаться в коридоре.

– Тебе прислали первой! Надо еще зайти к декану Шелеста. Так… Ты жди здесь, мы оденемся и все обсудим. Завтрак закажи! – крикнула преподавательница, утаскивая Грабовски в комнату.

А я заклинанием отправила заказ, стараясь не думать, чем мои преподаватели могут заниматься за закрытыми дверьми.

Больше преподаватели меня не шокировали. Весь завтрак обсуждали расстановку сил, возможные стратегии и шансы на победу, совершенно не замечая, что чем дольше я их слушаю, тем бледнее становлюсь. Когда от волнения стало подташнивать, я решила отправиться подышать свежим воздухом.

Утро в академии после Нового года казалось безлюдным, и я была этому рада. Легче будет искать место, где соорудить петлю и повеситься. Вот так я и сидела на ступеньках лестницы на этаже преподавательского состава и думала о том, как опозорюсь.

Официальное начало турнира было назначено на вечер через три недели. Сколько времени займут соревнования, пока никто не знал, но пара-тройка заданий у нас точно будет. Сначала – чтобы отсеять самых слабых, потом – отобрать лучших среди лучших, ну и, наверное, будет финал, как у всякого нормального состязания.

Турнир – очень серьезное соревнование, а у меня очень мало опыта. Зря Шелест принял меня к себе, я и буду тем камнем, который потопит его команду, если не случится чудо.

– О чем грустим? – опустился рядом со мной Рейм.

А он что тут делает так рано? Как всегда идеальный и красивый… Его хоть когда-нибудь можно застать растрепанным и в помятой одежде?

– О турнире, – призналась я.

– Хочешь участвовать? – предположил Рейм.

– Боюсь.

– Это простительно, ты всего лишь на втором курсе, – начал берсерк.

– Утешил, – буркнула я.

– Ну, хочешь, я с тобой потренируюсь в академии?

– Нет.

– Ты на что-то на меня обиделась?

– Нет.

– Игнорируешь меня в отместку за мое недавнее поведение?

– Ага! Я была права, ты специально! – обличающе воскликнула я.

А Рейм улыбнулся вновь, ослепляя меня красотой, и я, вздохнув, отвернулась.

– Ну, что такое?

Подумав, я решила рассказать все как есть и наконец сделать выбор.

– Понимаешь, в лабиринте есть мужчина, которого я люблю. Но общение с тобой вносит диссонанс в мою жизнь, более того, я начинаю сходить с ума. Наверное, лучше нам с тобой не общаться.

Выдавив из себя признание, я затихла и ждала реакции, но текли секунды, складываясь в минуты, а Рейм молчал. Не выдержав, я повернулась к нему, и эльф перехватил мой взгляд.

– Никогда не думал, что при моей внешности когда-то услышу такое.

Я помялась.

– Красота – это скорее недостаток, чем достоинство, особенно для мужчины.

– Потрясающе, – пробормотал эльф, впившись в меня взглядом.

– Ты только не обижайся! Я совсем не имела в виду, что ты плохой! – затараторила я.

– Спасибо, – вместо выговора сообщил мне эльф.

– А? – не поняла я его мотивов.

– Ты не переживай по поводу своего ума. Мне надо еще немного времени, и я решу эту проблему. А что касается лабиринта – тоже не переживай и просто подумай. У всех есть свои сильные стороны, они заложены в генах. Просто найди свою, и все решится.

– В каком смысле решишь проблему? – спросила я в спину спускающегося вниз эльфа. – А может, не надо? Мне и так неплохо!

Но мне ничего не ответили. От его выводов, касающихся моих мозгов, становилось не по себе. Что он там задумал? Ну вот зачем я вообще начала этот разговор по душам? Избегала бы Рейма, и все. А теперь обидела мужика, и он явно намерен что-то предпринять. Хотя что-то в его словах по поводу генов и сильных сторон меня задело. Что-то в них есть… Да, есть! Неожиданная мысль вселила в меня надежду. А если и правда получится?

Мне нужно к Грабовски! Срочно!


Спустя несколько часов, я снова выпала в туалете своей квартиры и мысленно вознесла благодарность, что сейчас здесь никто не сидел. Долго ли удача будет со мной?

Однако я отвлеклась, времени было мало и требовалось поспешить. Толкнув дверь в прихожую, я увидела папу, стоящего в пижаме и с бейсбольной битой в руках. За его спину пряталась мама. Приглядевшись к ее рукам, я различила тяжелые часы. Видимо, они вышли, привлеченные шумом моего появления.

– Ого! Вот это прием! – не смогла сдержать удивленного возгласа я.

Если честно, то раньше я бы никогда не поверила, что мои родители способны вот так дать отпор, но, с другой стороны, почему бы и нет. Просто гениальные физики, отбивающиеся от грабителей, – это сильно. Хотя методы старомодные. Вот изничтожить нападавшего ядерным коллайдером…

Свои мысли я им и озвучила. Папа сразу отмахнулся.

– Не говори глупостей. Он используется совсем для другого. Я, видимо, не дождусь, что моя дочь хоть на начальном уровне будет знать физику.

При этих словах я мгновенно посерьезнела.

– Буду! Ибо за этим я и пришла к вам.

– Да, кстати, ты говорила, что не приедешь на Новый год, – опомнилась мама. – Что-то случилось?

– Случилось, – грустно кивнула я. – Мне срочно нужна ваша помощь в изучении физики адаптированно к магии.

– Ты что, беременна? – нахмурилась мама.

Я впала в ступор. Мозг пытался провести параллели между изучением физики и интересным положением у женщины, но не находил соответствий. Я бы еще поняла, если бы речь шла про сам процесс зачатия, трение там и все такое, но беременность! Где логика?

– Нет! С чего ты взяла?!

– Нам бабушка постоянно говорит о коварных магах и что ты обязательно вернешься обратно с довеском. Говорит, в книжках про другие миры так написано.

Я опустила ладонь на лицо, и она медленно сползла вниз. Бабушка!

– Мама решила ознакомиться с этой литературой, и теперь у нее новое увлечение, – хмыкнул папа.

Но я замотала головой.

– Сейчас на это нет времени! Я с трудом выбила у декана пропуск на Землю. Вы должны мне помочь прокачать мою магию с помощью физики до начала турнира, чтобы я получила козырь.

– Так, рассказывай по порядку, – сказал отец, и мы пошли на кухню.

За чаем я поведала о событиях последнего полугодия, правда, кое о чем умолчав. Например, о моих чувствах к одному берсерку и о наших с Реймом несуществующих детях, о которых судачит вся академия. Сосредоточилась на главном – будущем турнире.

– Значит, это очень престижное мероприятие. Но тогда почему ты не рада? – пристально посмотрел на меня отец.

– Ну неужели ты не понимаешь? – воскликнула мама. – Она боится проиграть, не оправдать ожидания. Может, чьи-то конкретные?

Я вздохнула.

– Вам нужно меньше общаться с бабушкой.

– Мы, конечно, поможем. Но что, если не только ты можешь использовать физику? – поинтересовался отец.

– Может, и так. Но у меня есть вы и гены… – вспомнила я слова Рейма.

– Значит, мы сделаем все, что от нас зависит, и на этом турнире ты не ударишь в грязь лицом! В конце концов, границ в физике для Горских нет! – твердо заметила мама.

– Да. Предлагаю начать с электричества и квантовой физики. Все состоит из атомов, это и используем! – кивнул папа.

И мы приступили, времени оставалось мало.


Лекция по дисциплине «картоведение». Опасная | Академия монстров, или Вся правда о Мэри Сью | Глава 19 Турнир



Loading...