home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

Правда о Мэри Сью

Наталья Горская

Незыблемое правило, что эльф не может быть главным героем моего сюжета, потерпело сокрушительный крах. Я безумно, бездумно, совершенно сумасшедше влюбилась в кумира всей академии.

Эх, если бы я знала, что так будет, я бы не хмыкала презрительно над книжками, в которых героиня восхищенно поедает эльфов глазами. Видимо, и попаданкам, и просто героиням суждено влюбляться в разных одиозных личностей, кумиров, сильных героев и просто шикарных мужиков. Это наше проклятие, любовный рок и все такое.

Вот и вашу Мэри Сью подобная участь не миновала. Об этом и размышляла я, сидя в парке в ожидании своего воина и смотря на его магическое изображение в очередном ролике. Мужчины, бывшие еще недавно совершенно разными, сейчас стали для меня неотличимы. Теперь это был один человек с разными гранями характера. Мое сердце больше не разрывалось, любовь стала одним целым, и душа парила в покое и счастье.

– Наташа, я могу присесть?

Сначала я решила, что у меня слуховые галлюцинации, но, посмотрев на Сомера, стоявшего чуть позади, поняла, что это реальность. Наглый оборотень действительно здесь.

Если бы я сказала, что не сержусь на него за его выходку на концерте, я бы соврала. Впрочем, ни он, ни его девушка не стоили того, чтобы с ними общаться или сердиться на них. Только было стыдно за мою доверчивость и досадно от разочарования. На этом, пожалуй, все.

Я разобралась в своих чувствах и пригласила оборотня садиться. Сразу после того концерта я была слишком зла, чтобы копаться в себе из-за монстра, который этого совсем не стоит, потом было недосуг. Учеба и чувства закружили меня, не давая времени на пустые размышления.

– Как у тебя дела? – поинтересовался парень, странно и как-то неуверенно на меня поглядывая.

А я гадала, зачем ему понадобилась. После дуэли он меня сторонился, его подружка истово ненавидела, но после нашей мести делать гадости остерегалась. Я считала этот этап своей жизни закрытым. Что же случилось теперь?

– Нормально Учусь, тренируюсь, участвую в состязаниях. Все как у всех.

Я видела, Сомер хочет мне что-то сказать, и на его лице отражалась мука, но не понимала, что происходит.

– Знаю, возможно, поступаю неверно… С тех самых пор, как я принял решение быть с Ларкой, меня мучают сомнения и тоска. Поначалу все было хорошо, но чем больше проходило времени, тем труднее мне становилось. Я дарил Ларке подарки и старался уделять ей больше внимания, может, хотел самому себе доказать, что я встречаюсь именно с той девушкой, с которой должен быть. Хотел прийти к миру с самим собой.

– Сомер, я не уверена, что хочу это знать…

– Но когда я узнал, что ты встречаешься с Гыром… Я вновь ощутил боль. Мне очень неприятно, что у вас есть отношения, и сомнения вновь снедают мою душу.

– Сомер, ты меня смущаешь своими словами, и я не совсем понимаю, в чем смысл нашего разговора.

– Что было бы, сделай я тогда другой выбор?

А я вздохнула, начиная понимать метания оборотня. Тот не добивался девушку, к которой у него были чувства, а старался сделать выбор. Теперь мысль о сделанном неверно выборе терзает его. И он пришел прощупать почву, нельзя ли все переиграть.

– Ничего. Может, это было нечестно по отношению к тебе… но я свой выбор сделала еще до твоего, просто не сразу разобралась во всем. Тот период жизни был наполнен впечатлениями. И меня сомнения не терзают, особенно после твоего поступка на концерте самодеятельности. В некотором роде, я должна тебе сказать спасибо за него.

Я видела, что мой ответ не понравился и больно задел оборотня.

– Я подозревал, что ты любила Шелеста, ведь с таким восхищением смотрела ролики о нем. А выбрала Гыра. Неужели в благодарность за дуэль со мной или вы уже тогда были вместе?

Я могла бы не отвечать на эти злые вопросы, они задавались бездумно, в отместку. По сути, мне было все равно, что он думает. Но Сомеру ответили за меня.

– Почему ты решил, будто Наташе пришлось выбирать?

Обернувшись на голос, я увидела стоявшего за моей спиной Рейма, который, прищурившись, смотрел на оборотня. Как много он услышал из нашего разговора? Хотя какая разница? То, что я давно по уши влюблена в Шелеста, он несомненно знал.

– Но тот сохнет по Вейле.

Я смутилась, но старалась не показать этого.

– Несомненно. И если ты пораскинешь мозгами, то все поймешь, – с намеком заметил Шелест, усаживаясь рядом со мной и приобнимая меня за талию.

А Сомер, видимо, не брезговал иногда подумать. Хватило пары секунд, чтобы он понял намек. Его глаза сузились, и он с недоверием посмотрел на нас.

Жизнь – непредсказуемая штука, она часто преподносит сюрпризы. Не ожидал оборотень, что наш разговор сложится так продуктивно. Он получил ответ на вопрос – правильно ли он сделал выбор. Чувствами тот не руководствуется, а вот в плане силы прогадал. Горская – или Вейла – была намного сильнее Ларки.

Узнал он и ответ на вопрос, что было бы, выбери он другую. Вернее, выбора у него вообще не было, поэтому и мучиться он, чисто теоретически, был не должен. Так отчего же горит такая ненависть в его взгляде, направленном на Рейма?

А еще он теперь знает, кем являются Рейм и Горская в лабиринте. Как распорядится этим знанием? Расскажет всем или промолчит?

Оборотень не стал ничего нам говорить, он молча поднялся и тихо ушел. А я, стараясь не обращать внимания на откровенно пялившихся на нас монстров, расслабилась в надежных объятиях своего, кажется, парня.

– Ты уверен? – спросила я, поворачиваясь к нему лицом.

– Я хочу, чтобы окружающие узнали о серьезности моих намерений, – ответил он, поняв мой вопрос. – И то, что все узнают, кто я в лабиринте, меня мало волнует. Скрывать смысла не вижу, ведь я уже сделал свой выбор. А ты нет?

Эльф заскользил кончиками пальцев по моей щеке, очерчивая скулу.

– Сам ведь знаешь, что да.

– Тогда, можно сказать, мы благословили Сомера на просветительскую деятельность. Только, если я правильно понял его мотивы, он ничего не скажет.

– Почему? – удивилась я. – Это ведь такая интересная новость!

– Не каждый признается, что потерял сокровище.

Все! Вот после таких слов я вся его и прямо до гроба! Я думала, сейчас он меня поцелует, но Шелест заговорил про ненавистную физику.

– Давай еще раз пройдемся по квантовым законам, – улыбаясь, предложил он.

А я, застонав, спрятала лицо у него на груди. Я проклята. Чертова физика будет со мной до скончания моих дней, даже в мире магии. Но мое счастье не знает границ!


Мы знали, когда будет следующее задание, готовились к нему и примерно просчитывали, что именно придумали организаторы турнира. И все же новое задание превзошло наши предположения, ибо это был Безумный квест.

Наш отряд разделили и разбросали по разным уголкам лабиринта. Каждому выпала задача преодолеть свою ахиллесову пяту. У меня это были сражения без магии. И когда я оказалась в коридоре, полном ловушек и неизвестно чего, меня накрыла паника. В последнее время я очень привыкла, что все за меня просчитывает Шелест, и теперь необходимость оказаться в лабиринте без него и магии повергла меня в шок.

Но если я сейчас спасую и провалю задание, то подведу свою команду и монстра, которого люблю, и стану посмешищем всей академии. Такого Вейле не простят. Грабовски с топором встретит в комнате около сферы. Давай, Вейла, прояви смелость. Неужели ты без своей силы ничего не стоишь?

Выбрав себе дубину из предложенных, я шагнула на полосу препятствий. И понеслось…

– Ай! Ой! Помогите! Только не это! Бац. Дыщ. Дрямс. А-а-а-а… Бум!

Может, у организаторов турнира была хоть капля жалости ко мне или имелись еще какие-то причины – чудовище встретилось только одно, и своим поведением оно напомнило мне Петьку из моего класса, который в начальной школе меня обижал. Поэтому, припомнив тому все обиды, я бросилась на его двойника.

Сомневаюсь, что я выиграла бы в одиночку, но объединение с Шелестом позволяло нам чувствовать друг друга и немного перенимать опыт партнера. Поэтому я сконцентрировалась на связи и использовала этот опыт настолько, насколько это возможно. Наверное, только благодаря этому чудовище полетело в удачно подвернувшуюся пропасть.

Последним заданием было вычислить яд и решить головоломку. С первым проблем совсем не возникло, не зря я была по травам отличницей. А вот со вторым пришлось повозиться. Однако я на Земле была любительницей различных кроссвордов, и спустя некоторое время с квестом было покончено.

К моему изумлению, я первая завершила задание и больше всех заработала команде очков. Ребята прибывали постепенно, и все их рассказы сводились к нецензурным словам, из которых можно было вычленить одно.

– Магия – это такая гадость!

Видимо, друзьям как раз пришлось проходить препятствия с помощью нее, наверное, дали сильные накопители. Вот только знаний о том, как использовать силу, им явно не хватало.

И только Шелест, когда мы увидели ролики заданий, коснулся моего лба своим и шепнул:

– Ты была невероятна.

Но я точно знала, что именно он – невероятный.


После Безумного квеста в турнире осталось всего две команды – Мейзи и Шелеста. Мы немного опережали противника по очкам, и каждый понимал, что все решит финал.

Поэтому я готовилась, училась и старалась проводить с Реймом больше времени.

Мой эльф оказался прав – Сомер молчал. А мы с командой после успешного выполнения задания начали готовиться к финалу. Декан, видя мое романтическое настроение и наши с Шелестом отношения, снова провел беседу, чтобы я не вздумала забеременеть до окончания турнира.

Вроде все шло как обычно, но были и некоторые изменения.

Отношения с Реймом развивались довольно быстро. Только неделю назад мы впервые встретились без масок у пруда, и вот меня уже поставили перед фактом, что я его девушка.

Эльф вел осаду очень грамотно, не давил и давал время привыкнуть. Поэтому не успела я оглянуться, как уже нормально относилась к тому, что мы очень часто, я бы даже сказала практически всегда, ходили за ручку и он постоянно приобнимал меня, прижимая к себе.

Нас часто можно было видеть в общественных местах, вдвоем или в окружении друзей. Академия постепенно отходила от потрясающей новости, что самый красивый монстр уже занят. Однако студенты все еще продолжали подолгу пялиться на нас, особенно когда мы обнимались.

Правда, мы пока не целовались, и если сначала я со смущением и даже легким страхом ждала этого (я же ни разу не целовалась с эльфами!), то буквально через неделю наших отношений вся извелась. Ну когда же?

Может, так сложились обстоятельства или во всем была виновата моя комната, но однажды я пригласила Рейма в гости. До этого дня мы ни разу не оставались с ним наедине, а теперь я нервничала, словно это первое свидание и мне нужно очаровать парня.

Мы же уже вместе, так почему я паникую? Не хочу, чтобы он догадался, что мне нужны более тесные отношения, более близкие. Оделась вполне повседневно, но, как мне казалось, более соблазнительно, решила в этот вечер попить только чай и отказаться от проклятого сельдерея. Кто после него со мной целоваться захочет?

Но неожиданно все пошло не по плану. Нет, эльф не опоздал и даже принес цветы, только вот когда я увидела сзади своего монстра кулак с поднятым вверх большим пальцем, чуть не подавилась воздухом. Едва Рейм присел на кровать, как стены поменяли свой цвет и появившиеся из стены руки начали заваривать нам чай.

– Э-э-э… – протянула я, не в силах придумать оправдание этому безобразию.

Шелест же, посмотрев на происходящее с любопытством, заметил:

– Я смотрю, у тебя очень интересные отношения с комнатой.

– Ну да… – промямлила я. – Погоди, я ненадолго отлучусь.

И бросилась в ванную.

– Ты что делаешь? – еле слышно спросила я стену, едва за мной закрылась дверь.

Из стены появились две руки, абстрактно взяли кого-то в объятия и потискали. Я поняла – это намек, я все ловлю на лету, только есть одно «но»!

– Давай я сама справлюсь со своими отношениями, хорошо?

Комната развела руки в стороны, мол, как хочешь.

– И пообещай, что оставишь нас одних!

Комната снова показала большой палец, соглашаясь. А я, выдохнув, повернулась к зеркалу, чтобы поправить прическу и одежду. Неожиданно из стены снова появились руки и, схватившись за кофту, резко дернули ту вниз, оголяя грудь в вырезе. Сделав все как было, я вновь зашипела на комнату. Руки выставили вперед ладони, словно извиняясь, и исчезли. Надеюсь, на весь вечер!

Вернувшись в комнату, я вновь напряглась, увидев Рейма, рассматривающего мои книги.

– Ты с ними поосторожнее. А то в академии не литература, а средство массового поражения. Мне тут на втором курсе выдали такую инструкцию по уходу, что теперь я словно в зоопарке с очень требовательными хищниками живу.

– У меня попроще книги, но тоже могут навредить, – хмыкнул Рейм.

Эта непринужденная беседа позволила разрядить неловкую обстановку, и мы снова ощутили то тепло, которое возникало между нами, стоило оказаться рядом друг с другом.

– Призвала свою комнату к порядку? – обхватив меня за талию, спросил Рейм.

– Ну, мы немного поспорили, чуть-чуть поругались, но в целом нас обещали оставить в покое.

– Вот и прекрасно, не хочу, чтобы мне мешали.

– В чем? – удивилась я.

– Наслаждаться общением наедине, – улыбнулся Рейм и, склонившись ко мне, поцеловал.

Мир словно сошел с орбиты, разлетелся на куски или ухнул в бездну. Мне сложно было описать мои ощущения от поцелуя с эльфом, ибо это было невероятно и непередаваемо. Должно быть, в этом поцелуе содержалась какая-то магия, потому что моя голова отключилась, и на передний план вышли эмоции, вихрем кружившиеся в моем разуме и сводившие с ума. Впервые в жизни я забыла обо всем.

Когда наши губы разъединились, я ничего не понимала и пыталась осознать, как это я оказалась на коленях у Рейма. Он крепко прижимал меня к себе, уткнувшись в шею, и я пару раз прерывисто вздохнула, чуть отстранилась и поцеловала его уже сама.


Академия монстров, или Вся правда о Мэри Сью

Сколько мы так целовались, я не знаю, но в какой-то момент эльф резко отстранился от меня и шумно выдохнул.

– Если мы не остановимся, я за себя не отвечаю.

А я пыталась понять, что именно мне сейчас сказали. И через некоторое время усмехнулась.

– Я понимаю, почему академия тебе чуть ли не поклоняется. Ты не только красавчик, но и потрясающе целуешься.

– Неправда. Мой опыт весьма скуден. Просто, если верить тому, что рассказывают на моей родине, так всегда с той, для которой бьется сердце. И дальше чувства будут еще сильнее.

– Видимо, я тоже с твоей родины, – пробормотала я, гипнотизируя губы Рейма.

– Просто ты особенная. – Кольцо рук сжалось вокруг меня сильнее, и, склонившись ко мне, эльф еще раз быстро и сильно меня поцеловал. А потом ссадил со своих колен, отправив делать чай. На мою улыбку он, усмехнувшись, ответил:

– Ты слишком искушаешь меня.

– Оу, – только и смогла вымолвить я, порозовев от смущения.

– Поэтому предлагаю поговорить.

– А знаешь, это очень хорошая идея. У меня есть к тебе некоторые вопросы.

– Будешь допрашивать? – спросил Рейм, принимая из моих рук чашку горячего чая.

– Безусловно! – порадовала я, усаживаясь рядом.

– Тогда начинай.

– Как ты узнал меня у пруда?

– Ну, там было не так много народа… – начал эльф, дразня меня.

И я, и он знали – это не причина. Я бросила на Рейма укоризненный взгляд, и он вздохнул и признался:

– Я с самого начала знал, кто ты в академии.

От слов берсерка я застыла. Я предполагала массу вариантов, каким образом Шелест мог узнать меня: сболтнула что-то не то, по жестам узнал или по силе после объединения. Но чтобы с самого начала? Прямо с самого?

– То есть, когда ты помогал мне с заданием, ты знал…

– Не совсем так. Пожалуй, мне придется начать с самого истока.

– Было бы хорошо, потому что я совершенно запуталась.

– Как ты знаешь, эльфы любят только раз. Наше сердце откликается лишь на избранную девушку, и больше никого во всех мирах для мужчины не может быть.

– С одной стороны, это невероятно романтично, но с другой – ужасно. Что, если выбранная женщина не ответит взаимностью?

– Ну не все так плохо, хотя и определенная правда в твоих словах есть. В моем мире среди нашей расы чаще всего пары совпадают. К тому же всегда можно побороться за благосклонность избранницы. Если все же не повезло, то кто-то живет до конца своих дней неженатым, кто-то ищет супругу среди девушек другой расы, честно предупреждая, что не полюбит ее.

По моей спине пробежал холодок. У нас же не так?

– В академии все сложнее. Здесь намешано много рас, порядков, обычаев, которые подчиняются строгим законам междумирья. Поэтому, когда я только поступил, решил не сближаться с девушками, пока не найду избранницу. А потом, когда из моей внешности сделали культ, желание с кем-то общаться пропало вовсе.

– О да. Я помню, как при поступлении мне все уши про тебя прожужжали.

– Я красив даже для своей расы, а уж для межреальности моя внешность слишком экзотическая. Когда жизнь стала совсем невыносимой, я резко все изменил, оставив для себя лишь общение с преподавателями и друзьями. И стал просто учиться.

– Бедный и несчастный, – пробормотала я, любуясь лицом своего возлюбленного и снова переползая к нему на колени.

Меня сразу же притянули ближе, а я заправила его волосы за острое ушко. Раньше его лицо было столь же идеальным, но бесстрастным, чужим и отстраненным. Сейчас же оно стало родным и наполнилось теплотой.

– Что же было потом?

– Потом в Академию монстров поступила одна студентка с Земли, – тихо, словно по секрету, начал Рейм.

– Я ее знаю? – приняла я правила игры.

– Конечно, сейчас ее в академии знают все, – хмыкнул мой эльф, за что и получил тычок в плечо. – Она с самого начала привлекла мое внимание. Она очень необычно себя вела.

– Что? – удивилась я. – В чем это выражалось?

– Она не восхищалась моей внешностью.

– Сомневаюсь, что она была одна такая.

– Нет, не одна. Но только эта девушка сказала преподавателю, что не любит эльфов и считает, что красивые мужчины – это одни проблемы и ничего больше.

– Считала, – уверенно поправила я.

Кошмар! Он обо всем знал. Вредный эльф рассказал всем о моем отношении к ушастым. Ну вот зачем? Стыд-то какой.

– Считала? – переспросил Рейм с улыбкой.

– Именно! Но откуда ты узнал про мое отношение к красивым мужчинам?

– Случайно подслушал твой разговор с подружками.

Это стало последней каплей. Окончательно сгорев от стыда, я с пылающими ушами уткнулась в плечо Рейма.

– Ужас. Поверить не могу, что ты все слышал.

– Да, и твои взгляды показались мне забавными. А потом нам навязали совсем простенькое задание. Мы не хотели его брать, но с преподавателями не поспоришь. В лабиринте мы увидели нового, неопытного, но очень сильного мага.

– И ты решил, что я пригожусь твоей команде?

– Нет. В храме на тебя откликнулось мое сердце, и для меня все было решено.

И прозвучало это лучше, чем во всех книжках мира! Я, склонившись, жарко поцеловала своего эльфа, который сделал мне самый драгоценный подарок на свете. На некоторое время наш разговор прервался, пока Рейм не отстранился, уткнувшись лбом в мой лоб.

– Мое главное и самое сильное увлечение.

– Я тебя люблю, – вырвалось у меня.

– Но я тебя больше…

Бывает, когда душа словно парит в небесах, бывает сложно описать свои чувства словами, ведь, чтобы передать их, обычных слов или букв недостаточно. Вот и сейчас я не смогла бы поведать об эмоциях, переполняющих меня. Но знайте, если существует в этот момент самая счастливая женщина во всех мирах, то это я. Как и самая везучая Мэри Сью.

– Как ты меня все-таки узнал? – тихо спросила я через некоторое время.

– Я еще в храме в лабиринте заметил твои узоры. – Шелест провел пальцем по шее, заставляя меня сразу думать не о том.

Сейчас я боялась даже предполагать, какова будет близость с Реймом. Вдруг догадается?

– А потом случайно заметил тебя в библиотеке. Ты поглаживала себя по шее, оттянув ворот, и я заметил такие же узоры.

Как ни напрягала память, я не могла вспомнить тот день. Он оказался таким важным для меня, но слился в череде будней.

– Тогда? – подтолкнула я эльфа к дальнейшему рассказу.

– Ты же знаешь, я стратег, поэтому учел всю имеющуюся у меня до этого информацию, а именно: внешне я тебя не впечатлил, а эльфов ты не любишь. И я решил сначала сблизиться с тобой в лабиринте, нашел и предложил стать частью команды. Тем более отхватить такого мага – большая удача!

– Были только эти причины? – шестым чувством почуяла я, что не все так просто.

– Ну, я опустил момент, как мне было важно, чтобы ты полюбила меня не за мою внешность. Как ты заметила, я из-за особенностей своей расы был в уязвимом положении и не смог избежать столь неприятных чувств, как неуверенность и страх.

– Значит, решил меня покорить?

– Завоевать! – поправил меня Рейм. – И чем больше с тобой общался, тем больше понимал, какая ты невероятная.

– А почему ты решился на сближение в академии?

– Не мог больше ждать и хотел посмотреть на твою реакцию на меня. Но твое сердце молчало для Рейма и отвечало Шелесту. Поначалу я подсознательно даже ревновал, но потом ты начала и во мне настоящем видеть мужчину. И лишь заметив, что такие чувства тебя выматывают, решил открыть, как все есть на самом деле. Турнир и все обстоятельства – чистая случайность.

– А ритуал объединения силы?

– Он полезен для турнира, спору нет. Но сделал я это из желания сильнее привязать тебя к себе. К тому же приятна сама мысль, что ты и на полигоне принадлежишь мне, и все знают, что ты моя.

– Эльфы ревнивы? – приподняла я брови.

– Безумно!

– Вот и славно, – пробормотала я, склоняясь для поцелуя.

Пожалуй, на этом заканчивается сюжет про Мэри Сью и начинается история простой девушки Натальи Горской. Я испытала на собственном опыте, что такое большая сила. Знайте, ничего в этом мире не происходит случайно. Кому больше дано, с того больше и спросится, и не получит ноши человек, если не способен ее вынести.

Главное, оценить по достоинству те награды и подарки, которыми одаривает своих детей судьба. Но что же было дальше?


Глава 21 Допрос Вейлы | Академия монстров, или Вся правда о Мэри Сью | Глава 23 Финал



Loading...