home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

Лабиринт

Постепенно и незаметно моя жизнь в академии вошла в привычную колею, хотя я периодически ловила себя на мысли – вдруг все это не реальное. Друзей пока не завела и не знаю, насколько они были мне нужны, хватало общения с соседками по комнате.

Каждая из них обладала своеобразным характером, привычками и своими взглядами на жизнь. И наши отношения сложно было описать. Думаю, наиболее подходящим словом будет «родня». Оставив близких каждая в своем мире, мы старались увидеть родную душу в тех, кто живет рядом. И, думаю, нам всем повезло с соседками.

– Ох… – выдохнула Эль, обернувшись.

Мы как раз заканчивали обедать, когда соседки отвлеклись на одно событие – явление университетской звезды. Проследив за взглядом вампирши, я узрела Рейма Гыра. Тот невозмутимо шествовал по столовой, ни на кого не обращая внимания. Он был словно прекрасное видение, которое соизволило почтить нас своим присутствием.

– Какой же он потрясающий, – пробормотала Мирена. – У нас в мире таких нет. Интересно, какая у него сила?

Я неодобрительно фыркнула.

– Наташа нас не одобряет, считает, что мужа надо выбирать по сердцу, – улыбнулась Ирга.

Восторга я от тени не слышала, но взгляда с красавчика она не сводила.

– А у меня Гыр заставляет трепетать все. И даже печень и остальной ливер, – пробормотала Эль, восхищенно вздыхая.

– Лучше бы встрепенулись мозги. – Ирга перевела взгляд на вампиршу.

– А что, Наташ, он совсем тебе не нравится? – повернулась ко мне Мирена.

– Он очень красив, это сложно игнорировать. Умеет привлечь к себе внимание и, судя по всему, обладает гордыней, заносчивостью и высокомерием. О других качествах, если принять во внимание его непробиваемое поведение, пока судить сложно, – вздохнула я.

Никогда не любила эльфов, и такая ледышка вряд ли может стать моей судьбой.

– Зато ты успела составить мнение об этих качествах, даже не пообщавшись с эльфом, – фыркнула Эль. – А вообще, Гыр – это мечта. Ему поклоняется вся академия, и мы готовы смириться с любыми крохами силы, лишь бы он был с нами. Но эльфы любят только раз, женщину, на которую у них откликнется сердце.

Я мечтательно вздохнула. Об этом качестве прочитала еще в учебнике и считала его единственным достоинством расы.

– И учится хорошо. Сложно, конечно, определить его уровень мастерства в лабиринте, но по предметам он идет одним из первых. И, думаю, на тренировках тоже студент не из последних, – мечтала Мирена.

А я, чем больше наблюдала за соседками, стараясь не косить на парня взглядом, тем больше убеждалась, что чувство, которое они испытывают к прекрасному эльфу, скорее походит на поклонение идеалу, чем на искреннюю влюбленность.

– А на каком он факультете? – спросила я, пригубив компот.

– Воинском. Он берсерк, – сообщила мне Ирга, заставив меня подавиться от этой новости.

В итоге, закашлявшись, я вновь забрызгала стол.

– Как? Эльф – берсерк? Куда катится мир? – прохрипела я.

Соседки удивленно на меня посмотрели.

– А что такого? – поинтересовалась Эль. – Большинство эльфов берсерки. И я просто уверена, что этот – лучший не только внешне, а во всем.

Я покосилась на объект обсуждения и, смотря, как Гыр красиво ест и перекидывается фразами со своими друзьями, обратила внимание на последних.

Помимо самого эльфа, за столом сидели еще трое, и так как окружению прекрасного идола студенты академии уделяли внимания лишь не намного меньше, то знали мы о них немало.

Одним из них был демон – Наргал Тур, по слухам, обладатель невероятно вредного характера, чудовищной злопамятности и острого ума. В совокупности все это откровенно пугало и отбивало охоту с ним знакомиться.

Не многие студентки пытались добраться до Гыра через худощавого демона с хищными чертами лица, но их рассказов хватило с лихвой, чтобы отбить охоту приближаться к нему без веской причины.

По правую руку от Наргала восседал Хрон Дирокт – загорелый парень мощного телосложения с грубыми чертами лица и квадратным подбородком. Глубоко посаженные глаза смотрели на мир с непередаваемым выражением, которое сложно описать, – словно ты муха, сидящая перед ним, – раздражает сильно, а прибить лениво.

О характере орка что-то конкретное сказать было сложно, ибо он мало разговаривал и часто всех игнорировал. Все сошлись на мнении, что он просто обладает очень тяжелым характером, на этом и успокоились. Через Дирокта к Гыру тоже было не подобраться, так как добиться чего-то от орка было невозможно.

Единственным, на первый взгляд, вменяемым монстром в окружении Гыра был Мурл Харс. Обладая смешливым характером и будучи легким в общении, он с каждым мог найти общий язык. Но вот на второй взгляд… По слухам, разговариваешь с ним много, а информации получаешь мало и часто уходишь ни с чем, сам того не осознавая. Однако, по сравнению с остальными двумя друзьями Гыра, этот казался невероятно милым оборотнем. И возможно, именно он для этих троих является единственной связью с окружающими. Но я могу и ошибаться.

Сам же прекрасный и лучезарный желающих с ним пообщаться просто не замечал и игнорировал. Отвечал на вопросы или обращался только к людям из своего круга. Остальной мир для него словно не существовал. В целом я его понимала – без такой защитной реакции на сувениры порвут, не успеешь заклинание прочесть.

В общем, если бы в академии были ранги, как в армии, Рейм Гыр определенно был бы высшим чином. У него имелись стратегический талант и неплохие мозги, к тому же он явно прирожденный полководец. Успеваемость по учебным предметам заставляла многих ему завидовать. Про лабиринт я сказать ничего не могу, но не удивлюсь, если у него и там дела обстоят отлично.

Как будто природа создала сверхмонстра, не говоря о том, что Гыр был наделен удивительной красотой. Ясное дело, что окружающие быстро начинали восхищаться им, хотели они того или нет.

– Мне кажется, Ларка в дуэли со мной старалась хвост распушить именно перед ним. Видно, на что-то надеялась, – предположила Ирга.

Эльф довольно редко появлялся в академии, то ли у него было свое расписание, то ли он прекрасно умел избегать монстров. Только ребята, пересекающиеся с ним на занятиях, проводили с эльфом много времени, ну и, разумеется, его друзья.

Конечно, у Гыра были фанатки, однако, зная его отношение к окружающим, никто из них не стремился подойти к своему кумиру и познакомиться. За редким исключением, но они только подтверждали правило.

– Да на что можно рассчитывать, когда он не только совершенно потрясающий, но и ужасно холодный. Слышали, как он недавно отверг девушку? – Глаза Эль загорелись, когда она пересказывала сплетню. – Она пошла к нему пообщаться в надежде, что его сердце откликнется, а тот проигнорировал ее и ушел. Я как представила, меня аж в дрожь бросило.

– Откуда вы это взяли? – нахмурилась я.

– Ну как же, это было в Инфовестнике, нашей монстрячной сводке новостей. Там и объявления, и вести, и сплетни! В общем, в одном номере все обо всем. И практически всегда истории в нем оказываются правдой, – пояснила мне Мирена.

– Практически? – иронично переспросила я.

– Ну, есть и маленькая толика новостей, остающихся просто неподтвержденными. Подпишись на него и будешь в курсе событий, – предложила Эль.

Надо все же отметить, что девочки зародили во мне желание получать каждый день экземпляр сплетен. Магические новости – такого у меня еще не было. И я решилась, сегодня же подпишусь. Если не понравится, всегда можно отказаться от новостей. Правда ведь?

– Одно ясно точно, кто бы что ни говорил, Гыр красивый, невозмутимый, волевой… – начала мечтательно перечислять Эль.

– И беспощадный, – припечатала я.

– Да ну тебя, – как одна зафыркали девочки.

– Но у той смелой девушки не было шансов. И это значит, что Рейм все еще свободен, – задвигала бровями Эль.

– У нас у всех этих шансов нет, – охладила ее пыл Ирга.

– Зато мысль, что он все еще свободен, невероятно приятна, – не согласилась Эль.

А я решила, что хватит с меня этих восторгов, и, подхватив свою сумку, перекинула ее через плечо.

– Мне кажется, надо больше думать и меньше мечтать. А значит, на занятия, – напомнила я о насущном.

– Зануда, – полетело мне вслед.

А я лишь пожала плечами и, выходя из столовой, бросила взгляд на Гыра. Он, ни на кого не обращая внимания, заканчивал трапезу. Взоры окружающих его будто не трогали, а все остальные миры вращались вокруг его сиятельной персоны.

И все же он совершенно потрясающий, хоть и эльф.


– Ах, я, кажется, влюбилась!

Мы с Миреной и Иргой посмотрели на Эль.

– Снова? – приподняла брови фея.

– В этот раз все совершенно серьезно! – возмутилась оскорбленная до глубины души вампирша.

– Ну да, где-то я это слышала, – пробормотала Ирга. – И кто на этот раз этот нес… счастливчик?

Сейчас мы с соседками лежали на травке в парке академии. Я, жмурясь, смотрела на солнышко. Нужно учить заклинание, но было лень.

– И в кого вы такие злые? – Эль показала нам язык.

– Все же кто он? – улыбнувшись, не позволила уйти разговору в сторону я.

– Красавец с факультета теней. Он фейри и совершенный лапочка. Мы пока сходили только на одно свидание…

– Значит, еще три впереди, – прервала вампиршу Ирга.

– Вы… – возмущенно задохнулась Эль, но тут нас прервали.

В воздухе возникла магическая сфера, в которой клубился туман, и все студенты навострили ушки, всматриваясь, любопытствовали, что же интересного покажут. Я тоже разглядывала магическое чудо с восторгом. Первокурсникам не разрешалось иметь такие штуки у себя в комнате, а публичные ролики я все время пропускала.

И вот сейчас…

Постепенно туман рассеялся, сфера засветилась, и появился герб академии – дракон с короной. А потом перед нами предстало трехмерное магическое изображение: местность, бой, команда. И это было что-то. Огромные воины бились с чудовищами жестко, четко, беспощадно.

Видео длилось каких-то семь минут, но произвело на всех неизгладимое впечатление и в особенности на меня. Как сражался этот отряд, какое мастерство, опыт… Все говорило о том, что они «эпически круты», как выражался один мой знакомый. Особенно их предводитель, берсерк в черной броне и с устрашающей внешностью. Он настоящий стратег, способный даже малыми силами выиграть битву.

– Ах, какие же они невероятные, – заметила Ирга, которую вообще сложно было чем-то поразить.

Я же упала на спину и смотрела в небо с глупой улыбкой на устах.

– Наташа, ты чего такая странная? Первый раз ролик видишь? Сейчас задания будут чаще, и показывать станут больше, – успокоила меня Мирена.

– Да она словно влюбилась, – рассмеялась Эль. – Только вот в кого?

– Они все совершенно потрясающие! – мечтательно пробормотала я. – Особенно он.

– Видимо, она о Шелесте, – хмыкнула Ирга. – Но в него вряд ли влюбишься, он же страшный.

Вскочив, я схватила ее за плечи.

– Кто этот Шелест? Тот черненький?

– Да кто же знает? Он точно старшекурсник, так как два года в роликах крутится. А еще он лидер команды номер один.

Номер один… Прямо именно то, что мне надо! Не может же Мэри Сью, героиня, обладающая огромной силой и везучестью, проле… э-э-э… не попасть к ним. Стоп! Но ведь практически все популярные команды укомплектованы. Мой энтузиазм иссяк. Все же пролетела.

Несправедливость какая-то. Ну что поделать, есть ляпы в моем идеальном сюжете.

– Так тебе он понравился? – заглянула мне в лицо Эль.

– А то! Он так сражался! Я бы тоже, если бы увидела это чудище, то… – И, схватив Эль за плечи, крутанула ее вбок. – Отбросила бы, а потом вот так ударила бы и еще заклинанием. А потом…

– Все, хватит! Ты меня почти побила, – вывернулась Эль из моих рук.

– Еще одна фанатка, выносите, – комментировала Мирена.

– Ох… – подтвердила я.

У меня появился кумир, пример для подражания, тот, на кого можно равняться. В общем, ох…

– Надо признать, если бы я узнала, кто он в академии, то ради таких талантов простила бы, даже окажись Шелест страшным.

Мы все посмотрели на вампиршу и воскликнули в один голос:

– Эль!

– Ну а что? Такая особь! Как пройти мимо?

Действительно как? Со стоном я откинулась на спину и вновь мечтательно посмотрела в небо. Шелест! Как красиво звучит. Все, теперь цель стать крутым магом приобрела новый смысл – девчачий. Вдруг мы познакомимся? Шанс небольшой, но все же. А мне нечем его поразить. Ни рожи, ни кожи, ни… в общем, нечем блеснуть. А если буду тренироваться, то предстану вся такая крутая и с большой силой.

И снова вздохнула. Сила есть, осталось дело за малым – вернуть мозги на место и заставить себя учиться.

Вперед!


О том, что у всего есть своя цена, я узнала довольно скоро. Увиденный мною ролик словно стал пусковым механизмом, который начал череду событий, связанных с моим обучением. Они перевернули мое мировоззрение.

С начала учебного года у меня в расписании числилось множество предметов, и каждый из них был по-своему уникален. Магия и медитация являлись моими профильными дисциплинами, и если первую я обожала, то во время второй мне хорошо спалось, пока декан, изверг такой, не будил меня каверзным заклинанием. Один раз четыре часа в медпункте шерсть сводила!

Алхимия и травки оказались очень увлекательными дисциплинами, дополняющими друг друга. Как сварить зелье, где добыть и как подготовить для него ингредиенты. Но если вам удается готовка, с этими предметами будет все в порядке.

Живые и мертвые и зверье живое и мертвое были очень интересными предметами, несмотря на устрашающие названия. На них нам рассказывали про различные существующие расы, разновидности нечисти, а также про животный мир разных миров. Живой и мертвый животный мир. Надо сказать, я была рада, что по этим предметам пока практика отсутствовала.

История и правила были самыми нудными дисциплинами, но и необходимыми. Некоторые темы оказались очень интересными и заставляли задумываться и, так сказать, учиться на ошибках других. И, кстати говоря, на протяжении всего времени обучения эти дисциплины будут только теоретическими.

Имелись еще предметы «Картоведение» и «ОВЖ», последний расшифровывался как «остаться в живых». И если на первом мы изучали расположения миров, то на втором – как в них выжить. И даже теория на этом предмете приводила меня в ужас, а скоро должна была начаться практика.

Творчество было даже не учебной дисциплиной, а тихим ужасом. В Академии монстров, оказывается, тоже существовала самодеятельность, были стенгазеты и многое другое. Я бы сказала, что это самый страшный предмет, если бы не было монстрбоя.

Очень говорящее название. Сначала я решила, что оно утрирует содержание дисциплины. Ну не могут же нас, в самом деле, бить? Оказалось, мо-о-огут! Вел предмет Ирий Динган – огромный орк с черным чувством юмора. Память имел отличную, характер справедливейший и постоянно воздавал всем по заслугам.


Лекция по магии. Очешуительная | Академия монстров, или Вся правда о Мэри Сью | Лекция по монстрбою. Сокрушительная



Loading...