home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

Новый Дворец правосудия, на крышу которого села патрульная машина, вздымался в небо массой разномастных, причудливых шпилей; это огромное, ультрасовременное здание поразило Рика Декардта совершенством архитектурных форм, а ещё больше тем, что он никогда его прежде не видел.

Уже через считанные минуты после посадки меланхолический дежурный, к конторке которого Крамс подвел Рика, начал оформлять протокол задержания.

— Триста четвертая, — сказал Крамс. — Плюс шестьсот двенадцатая, часть четвертая, и… как она там. Выдавал себя за сотрудника правоохранительных органов.

— Четыреста шестая, седьмая, — высокомерно буркнул дежурный; он заполнял бланк протокола с ленивой неспешностью, всем своим видом показывая, насколько скучно ему заниматься таким мелким, никчемным делом.

— Сюда, — скомандовал Крамс, направляя Рика к небольшому белому столу, за которым сидел гражданский техник. — Снимем кривые вашей мозговой активности, — пояснил он, указывая на стандартный полицейский энцефалограф. — Для идентификации личности.

— Знаю, — огрызнулся Рик. В дни своей службы патрульным полицейским он десятки, если не сотни раз подводил задержанных к подобному столу. К подобному, но не к этому самому.

Когда с энцефалограммой было покончено, Крамс препроводил Рика в другую, столь же почти знакомую комнату, где ему было, как и полагается, предложено сдать на хранение деньги и ценные вещи. Бред, бред и ещё раз бред, думал Рик. Кто они такие, все эти люди? Если это заведение существует уже давно, мы-то почему о нем не знаем? И почему они нас не знают? Два параллельных полицейских агентства, наше и вот это, существуют себе рядышком и ни разу — до этого, сегодняшнего случая — не пересеклись. Или это только мы о них ничего не знаем, а для них этот случай далеко не первый? Трудно поверить, что взаимное неведение могло существовать хоть сколько-нибудь долго — если, конечно, здесь квартируют самые допотопные полицейские. Если они те, за кого себя выдают.

За этими и подобными размышлениями Рик даже не заметил, как из другого угла комнаты к ним с Крамсом неторопливо подошел средних лет человек с голубыми тазами, тонким, хрящистым носом и бледными, невыразительными губами, одетый в обычный чиновничий пиджак.

— А этот что? — спросил он, с любопытством разглядывая Рика.

— Подозрение в убийстве, — отрапортовал Крамс. — Тело уже обнаружено, прямо в его машине, но он утверждает, что это был андроид. Для полной ясности мы поручили лаборатории взять пробу костного мозга. Кроме того, он выдавал себя за сотрудника правоохранительных органов, охотника за андроидами. В этом качестве он проник в артистическую уборную оперной певицы и начал задавать ей двусмысленные вопросы, однако певица вовремя усомнилась в его личности и позвонила нам. Вас заинтересовало это дед о, сэр? — Крамс отшагнул в сторону. — Вы берете его на себя?

— Пожалуй. — Голубоглазый полицейский, явно бывший каким-то начальником, смерил Рика задумчивым взглядом и протянул руку к его чемоданчику.

— Что у вас там, мистер Декард?

— Аппаратура и документация для психопрофилирующего теста Фойгта-Кампфа, — объяснил Рик полицейскому, который уже раскрыл чемоданчик и начал копаться в его содержимом. — Я тестировал подозреваемую, но в какой-то момент она взяла меня на прицел лазера и позвонила в полицию. А вопросы, так переполошившие эту мисс Люфт, они все взяты из стандартного Фойгт-Кампфовского вопросника и напечатаны…

— Вы знакомы с Джорджем Глиссоном и Филом Решем? — перебил его полицейский.

— Нет, — мотнул головой Рик; он в жизни не слышал о таких персонажах.

— Это охотники на андроидов, приписанные к нашему департаменту и действующие на территории Северной Калифорнии. Вполне возможно, вам доведется ещё с ними встретиться. Скажите, мистер Декард, а вы часом не андроид? Я спрашиваю не из праздного любопытства, а потому, что у нас уже был ряд случаев, когда беглые андроиды прикидывались охотниками из других штатов и говорили, что вторглись на нашу территорию по необходимости, преследуя подозреваемых.

— Я не андроид, — сказал Рик. — Можете прогнать меня через Фойгта-Кампфа, я его проходил, могу пройти и ещё раз, если вам хочется, только это все равно будет зряшней тратой времени. Могу я позвонить отсюда своей жене?

— Задержанным разрешен только один звонок. Только не разумнее ли будет вам связаться с адвокатом?

— Ничего, — отмахнулся Рик, — я позвоню жене, а уж она там займется поиском адвоката. Только аппарат у вас тут, конечно же, платный, а у меня нет мелочи.

Полицейский покопался в карманах, вручил Рику пятидесятицентовую монету, показал ему, где стоит платный видеофон и вернулся к изучению департаментского чемоданчика.

Рик закинул монету в прорезь, набрал свой домашний номер и начал ждать.

И ждал очень долго.

И наконец экран ожил.

— Алло? — сказала совершенно незнакомая ему женщина.

Рик положил трубку и медленно отошел от видеофона.

— Не повезло? — поднял голову полицейский, все продолжавший копаться в его хозяйстве. — Ничего, позвоните ещё раз, мы на этот счет довольно либеральны. Я не могу предложить вам позвонить в поручительскую фирму, потому что пока вы проходите по статье, не допускающей освобождения под залог. Потом, когда мы тут с вами получше разберемся…

— Спасибо за объяснение, — съязвил Рик, — но я знаком с департаментскими порядками.

— Вот ваш чемоданчик, — сказал полицейский, — и пройдемте в мой кабинет, я хотел бы побеседовать с вами поподробнее.

После недолгого пути одним из боковых коридоров он повернулся с протянутой для пожатия рукой и представился: — Моя фамилия Гарланд, — а затем вошел в свой кабинет и уселся за обширный, без единой на нем бумажки, полицейский стол; Рик вошел следом и сел напротив.

— Возвращаясь к упомянутому вами тесту Фойгта-Кампфа. — Гарланд достал из кармана трубку, набил её, раскурил, выпустил облачко дыма и только затем продолжил: — Он что, помогает выявить андроидов?

— Помогает? — поразился Рик. — Да это наш основной тест, а применительно к андроидам с мозгом «Нексус-шесть» даже и единственный. Неужели он вам незнаком?

— Я знаю целый ряд психопрофилирующих тестов, применяемых в охоте на андроидов, но об этом слышу впервые. — Полицейский разглядывал Рика с каким-то странным любопытством. — А ещё эти бумаги у вас в чемоданчике, — продолжил он. — Полоков, мисс Люфт… По всей видимости — ваши подозреваемые. Следующий там я.

Секунду или две Рик переваривал услышанное, а затем выхватил из своего чемоданчика изрядно пострадавшие во время схватки с Полоковым листки, выбрал из них нужный, вчитался в подслеповатую машинопись — и растерянно вскинул глаза.

— Кхе-кхе, — прокашлялся молчавший все это время Гарланд. — Не слишком приятно так вот вдруг обнаружить себя в перечне целей охотников за андроидами — или кто уж вы там есть, мистер Декард. — Он нажал клавишу интеркома и сказал невидимому собеседнику: — Пришлите ко мне в кабинет кого-нибудь из наших охотников… Нет, мне все равно, которого… Вот и прекрасно. Спасибо. — После чего снова обратился к Рику: — Сейчас сюда зайдет Фил Реш. Прежде чем продолжить нашу с вами беседу, я хотел бы взглянуть на его список.

— Вы думаете, там может быть и моя фамилия? — мрачно поинтересовался Рик.

— Не исключаю. Впрочем, чего там гадать, через пару минут мы все узнаем. В таких серьезных делах необходимо обеспечивать максимальную точность. Как можно меньше оставлять на волю случая. К слову сказать, в этой вашей ориентировке, — Гарланд бесцеремонно выдернул из пальцев Рика многострадальный листок, — я почему-то числюсь не инспектором полиции, а владельцем страхового агентства. В то же самое время все остальные данные — возраст, словесный портрет, домашний адрес, характерные привычки — приведены абсолютно точно. Это я, и никто иной, почитайте и сравните, — он снова подтолкнул листок к Рику.

В этот самый момент дверь кабинета скрипнула, и на пороге показался высокий, очень худой человек в тяжелых роговых очках, с резкими чертами лица и жиденькой вандейковской бородкой.

— Фил, — сказал, привстав с кресла, Гарланд, — это Рик Декард. Мистер Декард, Фил Реш. Оба вы специализируетесь на выявлении беглых андроидов, а потому, надо думать, без труда найдете общий язык.

— Рад познакомиться, мистер Декард, — улыбнулся Реш, обмениваясь с Риком рукопожатием. — А к какому, если не секрет, городу вы приписаны?

— К Сан-Франциско, — ответил за Рика Гарланд. — Ты только посмотри на его список подозреваемых. Вот, к примеру, кто стоит в этом списке ближайший по очереди. — Он ещё раз отобрал у Рика ориентировку на самого себя и отдал её Филу Решу.

— Слушай, Пар, — поразился тот, — да это же ты!

— И если бы только я, — криво усмехнулся Гарланд. — В его списке есть оперная певица Люба Люфт и даже Полоков. Помнишь Полокова? Он уже на том свете. Этот охотник на андроидов — или, как я подозреваю, андроид — успел уже нейтрализовать бедолагу, и наша лаборатория работает сейчас с его костным мозгом, чтобы точно установить, имелись ли хоть какие основания…

— Полоков? — прервал инспектора Реш. — Это что, тот здоровенный русский коп, похожий на Санта-Клауса? — Он задумчиво подергал себя за бороду. — Вряд ли был особый смысл проводить анализ его костного мозга.

— Как это «вряд ли»! — возмутился Гарланд. — Мы хотим лишить всяких оснований для заявлений этого… — жест в сторону Рика, — героя, что он не человека убил, а всего лишь нейтрализовал андроида.

— Не нравился он мне, этот Полоков, — заметил Фил Реш. — Слишком уж он был какой-то холодный и расчетливый. Ничего от сердца, все от ума.

— Ничего удивительного, — недовольно возразил Гарланд. — У советских, в их полиции такие типы сплошь и рядом.

— А вот Любу Люфт я ни разу не видел, — сказал Реш. — Записи её слышал, но и только. А вы, — повернулся он к Рику, — успели уже её протестировать?

— Нет, — качнул головой Рик. — Начал было, но никак не мог получить хоть что-нибудь, похожее на отсчет. А потом она вызвала патрульного, чем все и кончилось.

— А Полокова?

— Я не имел такой возможности.

— Как я понимаю, — задумчиво пробормотал Реш, — с инспектором Гарландом вы тоже не имели такой возможности.

— Конечно нет, — вспылил Гарланд, его лицо горело негодованием.

— А каким тестом вы пользуетесь? — поинтересовался Реш.

— Вопросником Фойгта-Кампфа.

— Не знаю такого, — покачал головой Реш. — У нас его не применяют. — Было заметно, что они с инспектором о чем-то напряженно думают. О чем-то совершенно разном.

— Я всегда говорил, — продолжил Реш, — что идеальным для андроида укрытием была бы крупная правоохранительная организация типа ВПО. При первой же встрече с Полоковым мне страшно захотелось его протестировать, однако удобного предлога так никогда и не представилось. Да и не могло представиться… что лишний раз показывает, насколько удобно беглым андроидам работать в полиции.

Гарланд медленно поднялся на ноги, смерил Фила Реша взглядом и спросил с расстановкой:

— Так значит, вы и меня хотели бы протестировать?

Реш чуть заметно улыбнулся и неопределенно пожал плечами. Судя по всему, гнев начальника не слишком его волновал.

— Мне кажется, вы не очень хорошо понимаете ситуацию, — сказал инспектор. — Этот человек — или этот андроид — выдает себя за сотрудника некой призрачной, несуществующей полицейской организации, каковая, если ему верить, базируется на Ломбард-стрит, в нашей прежней штаб-квартире. Он никогда не слышал о нас, мы — о нем, и это при том, что все мы вроде бы занимаемся одним и тем же делом. Он пользуется тестом, о котором мы даже не слыхали. В его проскрипционном списке перечисляются не андроиды, а живые, из плоти и крови, люди. Одного человека он уже убил, и по меньшей степени одного. А не сумей мисс Люфт добраться до видеофона, он, пожалуй, убил бы и её, а потом начал бы выслеживать меня.

— Хм-м, — пробормотал Реш.

— Хм-м, — передразнил его побагровевший от гнева Гарланд. — И это все, что вы думаете по этому поводу?

Их пикировку прервал оживший интерком.

— Инспектор Гарланд, — сказал женский голос, — из лаборатории поступило заключение по трупу мистера Полокова.

— Думаю, нам стоило бы с ним ознакомиться, — оживился Реш.

Гарланд бросил на него негодующий взгляд, но затем наклонился к интеркому, нажал клавишу и сказал:

— И что же они там заключили? Только кратенько, мисс Френч.

— Согласно анализу костного мозга, — начала секретарша, — мистер Полоков являлся гуманоидным роботом. Если вы хотите более подробное…

— Нет, этого достаточно. — Гарланд сел и мрачно уставился на стену. Рик и Фил Реш милосердно молчали.

— Мистер Декард, — сказал наконец Реш, — а на чем основан ваш тест Фойгта-Кампфа?

— Эмпатия. Испытуемому предлагается ряд ситуаций из повседневной жизни, по большей части — связанных с животными. Измеряются сила и скорость реакции.

— Наша техника будет попроще, — сказал Реш, — у гуманоидного робота время рефлекторной реакции верхних ганглиев спинного мозга немного, на какие-то микросекунды, меньше, чем у настоящего человека. — Он перегнулся через гарландов стол, пододвинул к себе блокнот, вынул из кармана шариковую авторучку и быстро набросал схему. — Подается звуковой или световой сигнал. Испытуемый нажимает кнопку, и мы засекаем время запаздывания. Цифры получаются с большим разбросом, измеряемый эффект довольно мал, и все же после усреднения по десятку — другому отсчетов мы можем с достаточной уверенностью сказать, кто нажимает кнопку — человек или андроид. А позднее сделанный вывод проверяется по анализу костного мозга — как то было с вашим Полоковым.

— Протестируйте меня, и покончим со всеми этими догадками, андроид я или нет, — сказал Рик после некоторой паузы. — Само собой, я бы тоже хотел протестировать вас. Если вы не против.

— Да какое там против, — горько усмехнулся Реш. — Я тут всегда говорил, что весь полицейский персонал должен проходить тест Бонели, причем именно весь, вплоть до самых высоких чинов. Говорил ведь, инспектор?

— Говорили, — кивнул Гарланд, — а я всегда был против таких проверок, считая, что они создадут в департаменте атмосферу нервозности и взаимных подозрений.

— Но теперь, когда ваша же лаборатория твердо установила, что Полоков был андроидом, вам весьма затруднительно противиться проведению тестов, — заметил Рик.


Глава 9 | Избранные произведения. II том | Глава 11



Loading...