home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

— Затруднительно, — согласился Гарланд, — но я заранее предупреждаю, что вам, — он ткнул пальцем в сторону Реша, — результаты не очень понравятся.

— Так вы что же, — удивился Реш, — знаете их заранее?

— Знаю, — нехорошо усмехнулся Гарланд.

— Вот, значит, как, — нахмурился Реш. — Хорошо, я сбегаю сейчас наверх и принесу приборы. Это совсем рядом, — добавил он, повернувшись к Рику. — Я обернусь буквально за три минуты, одна нога здесь, другая там.

Как только дверь за Решем закрылась, инспектор Гарланд достал из правого верхнего ящика своего стола тяжелый полицейский лазер, вздохнул и прицелился в Рика.

— Ну и что вам от этого толку? — пожал плечами Рик. — Реш непременно отдаст мой труп на исследование, так что вы не сможете сказать, что всего лишь нейтрализовали андроида. И он все равно настоит, чтобы вас и его подвергли тесту… Как он там у вас называется? …да, тесту Бонели.

— Дурацкий какой-то сегодня день, — пожаловался Гарланд. — Как с утра не задался, так все потом и пошло. А уж когда Крамс привел вас в дежурку, я сразу почувствовал недоброе. — Он отрешенно пожал плечами, вернул лазер в ящик стола, запер ящик на ключ и положил ключ в карман.

— Так что же покажет тестирование нас троих? — спросил Рик.

— А самое обидное, — сказал Гарланд, — что все бы ещё обошлось, если б не этот придурок Реш.

— Он что, действительно не знает?

— Не знает, и даже не подозревает, ни на вот столько. А иначе этот шустрила просто не смог бы работать охотником на андроидов — такое занятие подходит разве что людям. Вот эти там ваши бумажки, — Гарланд махнул рукой в сторону Рикова чемоданчика. — Остальные подозреваемые, которых вам поручено проверить и нейтрализовать — так вот, я всех их знаю. — Он помолчал и добавил: — Все мы, кроме Реша, прилетели с Марса вместе на одном и том же корабле. А Реш задержался ещё на неделю, пока ему загружали искусственную память.

И снова смолк.

— А что он будет делать, когда узнает? — спросил Рик.

— Не имею ни малейшего понятия, — пожал плечами Гарланд. — Впрочем, с абстрактной научной точки зрения это небезынтересно. Он может убить меня, убить себя, а заодно и вас. Возможно, он вообще перебьет всех, до кого сумеет добраться. Я слышал, что с теми, кому загрузили искусственную память, такое бывает. Что естественно, ведь желание перебить всех вокруг весьма характерно для настоящих людей.

— Если ложная память настолько опасна, зачем же тогда вы рискуете?

— А мы и так, и так рискуем, когда вырываемся на свободу и бежим на Землю, где нас не то что за людей, за животных не считают — где любой червяк, любая тля вызывает больше любви, чем все мы, вместе взятые. — Гарланд раздраженно подергал себя за нижнюю губу. — Вам остается только мечтать, чтобы Фил Реш каким-нибудь чудом проскочил через тест Бонели, и вся проблема замкнулась на одном мне. В таком случае я был бы для Реша заурядным андроидом, которого нужно нейтрализовать, да и дело с концом. А так ваше, Декард, положение не намного лучше моего. Вы знаете, на чем я погорел? Я не знал про Полокова. Видимо, он прибыл сюда раньше — вернее, он наверняка прибыл сюда раньше. В составе другой группы, группы, не имевшей никаких контактов с нашей. К моему прибытию сюда он успел уже надежно окопаться в ВПО. Крамс напрасно рисковал, затевая этот анализ, но я виноват ничуть не меньше, ведь у меня было более чем достаточно времени, чтобы отменить его распоряжение.

— Я ведь тоже чуть не погорел на Полокове, — сказал Рик.

— Да, было в нем что-то этакое. Не думаю, чтобы его мозг принадлежал к тому же типу, что и наши, — скорее с ним похимичили, в результате чего получилась структура, незнакомая даже нам. И весьма, признаюсь, эффективная.

— Почему я не смог дозвониться до своей жены? — спросил Рик.

— Наши видеофонные линии лишены выхода наружу, все звонки перенаправляются в одно из помещений этого же здания. Фактически оно представляет собой нечто вроде гомеостатической системы — мы находимся внутри замкнутого контура, отрезанного от остального Сан-Франциско. Мы о них знаем, а они о нас — нет. Лишь время от времени к нам забредает какой-нибудь случайный гость — либо, как это было с вами, его сюда доставляют, из соображений нашей безопасности. Ладно, все это пустое. Гораздо важнее, что сейчас сюда прибежит на полусогнутых наш герой со своим дерьмовым приборчиком. Ушлый парень, правда? Так и свербит ему в одном месте угробить и себя, и меня, а повезёт, так и вас.

— Вы, андроиды, — заметил Рик, — не слишком-то рветесь выручать друг друга из беды.

— А хоть бы и так, — ощетинился Гарланд. — Наши прочие преимущества с лихвой перевешивают нехватку одной-единственной вашей способности, этой самой эмпатии.

Из коридора донеслись торопливые звуки шагов, а затем в кабинет ворвался Фил Реш с незнакомым Рику прибором в руках.

— Ну вот, — сказал он, закрывая за собой дверь, а затем сел и включил шнур питания в розетку.

Гарланд молча указал на него правой рукой. Словно по команде, Реш и Рик Декард скатились со стульев на пол; ещё в падении Реш выхватил из-под мышки лазер и выстрелил.

Безжизненное, с до половины рассеченной головой, тело Гарланда качнулось вперед, не удержалось в кресле и тяжело осело на пол. Крошечный цилиндрический лазер, выпавший из его руки, докатился до середины стола и там застрял, наткнувшись на блокнот.

— Он забыл, — сказал Реш, поднимаясь на ноги, — что это моя работа. Я ведь нюхом чувствую, какой фокус хочет выкинуть андроид. Вы, наверное, тоже этому научились. — Он спрятал лазер в кобуру, нагнулся и с интересом оглядел труп своего начальника. — А что он там вам говорил, пока меня здесь не было?

— Сказал, что он беглый андроид. И что вы, — Рик на мгновение смолк, затем закончил фразу совсем не так, как было собирался, — …неизбежно это обнаружите. В ближайшие минуты.

— Что-нибудь ещё?

— Что в этом здании полным-полно андроидов.

— В таком случае у нас могут возникнуть проблемы на выходе, — встревожился Реш. — Хотя, конечно же, я имею право уходить отсюда в любое время. И даже, что важно, уводить с собой задержанного. — Он смолк и прислушался, но в здании все было тихо. — Тревогу никто ещё не поднял, а раз так, значит, они не поставили в этом кабинете «жучков», хотя и могли бы. В этой профессии… — его нога равнодушно пошевелила скрюченное тело андроида, — прямо телепатом каким-то делаешься. Я ведь дверь не успел открыть, а уже знал, что он будет в меня стрелять. Как он только вас за это время не убил?

— А к тому все и шло, — криво усмехнулся Рик. — Он вытащил было лазер — не этот, крошечный, а другой, обычный — но потом передумал, потому что боялся не столько меня, сколько вас.

— Вы, конечно, понимаете, что вам нужно как можно скорее вернуться в театр и покончить с Любой Люфт прежде, чем эту красотку успеют предупредить, хотя вернее было сказать не «эту красотку», а «это существо». А вот вы, вы их как воспринимаете — как нечто бесполое, как «оно»?

— Уже нет, — покачал головой Рик. — Хотя первое время я тоже так делал, чтобы не чувствовать себя убийцей. Пожалуй, я и правда отправлюсь сейчас в театр — если, конечно, вы сможете вытащить меня отсюда.

— Постараюсь, а для начала мы вот что сделаем.

Реш усадил обмякшее тело Гарланда в кресло и расположил его руки по возможности естественно. Результат получился более-менее убедительный, если не смотреть на располовиненную голову. И вообще не присматриваться. А лучше — и совсем не входить в кабинет. Затем он нажал клавишу интеркома и сказал:

— Инспектор Гарланд просит не беспокоить его в течение ближайшего получаса, У него срочная работа.

— Хорошо, мистер Реш.

Отпустив клавишу, Реш снова повернулся к Рику.

— Пока мы здесь, в департаменте, я пристегну вас к себе браслетами, а как только взлетим, сниму их.

Он вынул из кармана наручники, защелкнул один из них на запястье Рика, другой на своем, а затем приосанился, глубоко вздохнул и открыл дверь кабинета.

Ни один из многочисленных полицейских, встретившихся Филу Решу и Рику по пути на выход, не проявил к ним ни малейшего интереса.

— Не дай только Бог, — сказал Реш в ожидании лифта, — если в Гарланда был вмонтирован сигнал экстренной тревоги, активирующийся в случае его смерти. Но с другой стороны, такая штука давно уже должна была сработать, иначе какой от неё толк.

Из спустившегося лифта вышло с полдюжины мужчин и женщин малоприметной, типично полицейской наружности; не обращая на Реша с Риком никакого внимания, они разошлись по каким-то своим делам.

— Как вы думаете, возьмут меня в ваш департамент? — спросил Фил Реш, когда лифт, в котором теперь не было никого, кроме них двоих, бесшумно полетел вверх. — Ведь теперь я остался без работы — и слава ещё богу, что без работы, а не без головы.

— Вообще-то, — осторожно начал Рик, — я не вижу тут никаких препятствий. Ну разве что то, что у нас уже есть два штатных охотника.

Я должен сказать ему, думал он. Молчать неэтично и даже жестоко. Ну хорошо, а что я могу сказать? Мистер Реш, вы не человек, а андроид, так, что ли? Вы спасли меня из этой западни — так получите за это достойную награду: оказывается, вы не то что не человек, но даже и не существо, а предмет, вызывающий у нас с вами дружное омерзение. Вы-то, что мы с вами единодушно стремимся стереть с лица земли.

— Я до сих пор не могу опомниться, — сказал Фил Реш. — Это просто не укладывается в голове. Три года кряду я работал под началом андроидов. И как я мог ничего не заподозрить — то есть не заподозрил достаточно сильно, чтобы перейти к действиям?

— А почему обязательно три года? Возможно, они прибрали это здание к рукам совсем недавно.

— Они были здесь с самого начала. Все это время я работал под началом Гарланда.

— Не все так просто, — покачал головой Рик. — Если ваш покойный шеф не врал, вся их компания прибыла на Землю вместе, и это было совсем недавно, несколько месяцев назад.

— Но тогда получается, — неуверенно начал Реш, — что изначально существовал другой, настоящий Гарланд, а потом его подменили… И сделали это настолько ловко, что никто ничего не заметил и даже не заподозрил. Или… — В нем брезжило мучительное понимание. — Или кто-то загрузил в меня ложную память… И не только в меня, но и во всех, кто знал Гарланда. Но как же это так… — Его узкое унылое лицо страдальчески сморщилось и начало подергиваться. — Ведь фальшивая память бывает только у андроидов, загрузить её человеку очень трудно, почти невозможно.

Лифт мягко остановился и распахнул двери на безлюдную парковочную площадку.

— Ну, хорошенького понемножку, — сказал Фил Реш, освобождая Рика, а потом и себя от наручников.

Он открыл дверцу одной из машин, жестом пригласил Рика садиться на пассажирское место, сел за баранку, торопливо захлопнул дверцу и тут же запустил двигатели; машина рванулась в небо и взяла курс на север, к Мемориальному оперному театру.

Некоторое время Фил Реш молчал, все глубже погружаясь в свои безрадостные размышления, а затем глубоко вздохнул, словно собирался броситься в холодную воду, и повернулся к Рику.

— Послушайте, Декард, — сказал он срывающимся от волнения голосом. — После того как мы с вами нейтрализуем эту Любу Люфт, я хотел бы, чтобы вы… Ну, чтобы вы проверили меня по Бонели или по этому вашему эмпатическому вопроснику. Навели бы полную ясность.

— Ну, может быть, — ушел от прямого ответа Рик. — Поговорим об этом позднее.

— Вы не хотите меня проверять, — горько посетовал Реш, — и я знаю почему: вы и так знаете, что получится. Гарланд вам что-то рассказал, что-то, чего я не знаю?

Реш не нашел в себе духа спорить.

— Даже вдвоем, — сказал он, — нам будет трудно убрать Любу Люфт. Во всяком случае одному мне с ней не справиться. Подумаем лучше об этом.

— И всё-таки это не ложная память, — сказал Фил Реш. — У меня же есть животное. Не фальшак, а самое настоящее. Белка. Я люблю свою белку, Декард. Каждое утро я кормлю её и меняю эти чертовы опилки, клетку чищу, а вечером, вернувшись с работы, я выпускаю её, и она носится по всей квартире. У неё в клетке есть колесо — вы видели когда-нибудь белку в колесе? Она бежит и бежит, колесо крутится, а она остается на одном месте, только лапки мелькают, а ей, Баффи, это вроде и нравится.

— А белки вообще не слишком умные, — сказал Рик.

Дальше они летели молча.


Глава 10 | Избранные произведения. II том | Глава 12



Loading...