home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

А потом Рик решил пороскошествовать: вызвал горничную и приказал принести в номер настоящий кофе. Он сидел в кожаном, черно — зеленом с золотыми листьями кресле, смакуя полузабытую, упоительно горькую жидкость, и думал о том, что произошло за последние несколько часов. Из ванной доносились визги и блаженные стоны Рэйчел, плескавшейся под горячим душем.

— Ты крупно выиграл на этой сделке. — Рик обернулся и увидел, что из ванной выплывает голая, нежно — розовая фигура с волосами, стянутыми узкой резинкой. — Мы, андроиды, не умеем контролировать свои страсти. Я подозреваю, что ты это знал и цинично воспользовался моей слабостью. — Однако в голосе Рэйчел не чувствовалось никакой обиды, тем более — злости. Наоборот, она заметно повеселела и вела себя ну совсем как обычная, человеческая девушка. — Нам что, действительно необходимо идти сегодня на охоту за этими троими?

— Да, — кивнул Рик.

Нейтрализовать двоих, подумал он, а третьим займется Рэйчел. Во исполнение заключенной сделки, если выражаться её же словами.

— Тебе-то как, хоть понравилось? — спросила она, заворачиваясь в махровую простыню.

— Да.

— Ты сможешь когда-нибудь ещё лечь в постель с андроидом?

— Если это будет она. И если она будет похожа на тебя.

— Ты знаешь, какова нормальная продолжительность жизни гуманоидного робота? — спросила Рэйчел. — Я существую уже около двух лет. Сколько, по твоему мнению, мне осталось?

— Ну, — неуверенно пробормотал Рик, — ещё примерно два.

— Они все ещё не могут решить эту проблему. Я имею в виду замену клеток. Вечное или хотя бы достаточно длительное обновление. Ладно, что уж тут поделаешь.

Рэйчел начала энергично вытираться. Её лицо ничего не выражало.

— Прости, пожалуйста, — сказал Рик.

— Кой черт, — с жаром воскликнула Рэйчел, — я сама виновата, что завела такой разговор. И вообще, это людям на пользу, иначе бы они сбегали из семьи и жили с андроидами.

— Но вы-то, «Нексус-шестые», самые вроде бы современные и совершенные. Неужели это и к вам относится?

— Мозговой блок тут ровно ни при чем, все дело в обмене веществ.

Рэйчел подобрала с пола свои трусы и начала одеваться.

Рик последовал её примеру. Затем, почти не разговаривая, они поднялись на крышу и получили его машину у вежливого, с головы до ног в белом служителя.

И полетели на окраину Сан-Франциско.

— Хорошая ночь, — заметила Рэйчел.

— А где-то там спит моя коза, — сказал Рик. — А может, и не спит. Некоторые животные никогда не спят. Вот, скажем, баран, я никогда не мог застать его спящим. Посмотришь на него, а он тоже на тебя глядит, ждет кормежки.

— А какая у тебя жена?

Рик промолчал.

— Ты её…

— Если бы ты не была андроидом, — перебил её Рик, — и я мог бы на тебе жениться, я бы так и сделал.

— Либо мы могли бы жить во грехе, — сказала Рэйчел. — С той оговоркой, что я не живая.

— Юридически — нет, а в действительности — да. Биологически. Ты же не спаяна из транзисторных микросхем, как фальшивое животное, ты из такой же, как люди, органики.

А через два года, подумал он, ты износишься и умрешь. Потому что мы никак не можем решить проблему замены клеток. Так что по большому счету не так уж и важно, органическая ты или какая там.

А мне теперь конец, сказал он себе. Конец как платному охотнику. Бейти будут последними. После всего, что сегодня было, я больше не смогу.

— Грустный ты какой-то, — заметила Рэйчел.

Рик погладил её по щеке.

— Ты не сможешь больше охотиться на андроидов, — сказала Рэйчел абсолютно спокойным голосом. — Так что не надо так грустить. Пожалуйста.

Рик воззрился на неё с некоторым удивлением.

— Ни один из охотников не смог ещё продолжить свое занятие, — объяснила Рэйчел. — В смысле, побыв со мной. За исключением одного, но он-то законченный циник. Некий Фил Реш. Он вообще какой-то свихнутый — работает вроде как для своего удовольствия.

— Понятно, — кивнул Рик. То, что сказала Рэйчел, повергло его в оцепенение. В полное оцепенение. Все тело стало словно чужое.

— Но ты не бойся, — ободрила его Рэйчел, — мы летим совсем не зря, потому что ты встретишься там с прекраснейшим, высокодуховным человеком.

— С Роем Бейти. Ты что, всех их знаешь?

— Я знала их всех, когда они ещё существовали. Теперь я знало троих. Мы пытались остановить тебя этим утром, до того как ты пошел по списку Дэйва Холдена. Потом, как раз перед тем как Полоков тебя нашел, я сделала вторую попытку. Ну а после этого мне оставалось только ждать.

— Ждать, пока я сломаюсь, — сказал Рик. — И буду вынужден сам тебе позвонить.

— Мы с Любой были очень близки, непрерывно общались почти два года. Вот что ты о ней думаешь? Она тебе нравилась?

— Нравилась.

— И все равно ты её убил.

— Её убил Фил Реш.

— О, так значит, когда ты вернулся в театр, Фил составил тебе компанию? Это для нас полная новость, в это время мы потеряли почти все каналы связи. Мы только знали, что она убита, и считали само собой разумеющимся, что это сделал ты.

— Исходя из Дэйвовых заметок, — сказал Рик, — я думаю, что всё-таки сумею нейтрализовать Роя Бейти. А вот насчет Ирмгард Бейти — дело темное. — Прис Страттон, подумал он, я и вообще не смогу убить. Даже теперь, зная все, что я теперь знаю. — Так значит, — продолжил он, — все, что произошло сегодня в гостинице, было просто…

— Ассоциация, — перебила его Рэйчел, — старалась выводить из строя платных охотников, и здесь, и в Советском Союзе. И это вроде бы вполне удавалось, хотя мы так и не смогли до конца разобраться — почему. Не смогли, я думаю, в силу своей ограниченности.

— Что-то я сомневаюсь в безотказности этого метода, — хрипло сказал Рик.

— Но с тобой — то все прекрасно получилось.

— Это мы ещё посмотрим.

— А тут и смотреть нечего, — улыбнулась Рэйчел. — Все стало ясно, когда на твоем лице появилось это тоскливое выражение. Я ждала его.

— Сколько раз ты это делала?

— Не помню. Семь или восемь. Нет, наверно, девять. — Она на мгновение задумалась и кивнула. — Да, девять раз.

— Эта идея довольно старомодна, — сказал Рик.

— Ч-что? — растерялась Рэйчел.

Отклонив баранку от себя, Рик перевел машину на плавное снижение.

— Во всяком случае, мне так кажется. Сейчас я тебя убью, а затем займусь супругами Бейти и Прис Страттон. В одиночку.

— Так это что, мы поэтому садимся? — встревожилась Рэйчел. — На тебя наложат штраф. Я являюсь собственностью, вполне законной собственностью нашей ассоциации. Это беглые андроиды подлежат немедленному уничтожению, а я отношусь к совсем другой категории.

— Это станет проверкой, — ухмыльнулся Рик. — Если я смогу убить тебя, то смогу и их.

Рэйчел начала торопливо копаться в своей роскошной, под завязку набитой всяким хламом сумке, но уже через пару секунд была вынуждена сдаться.

— Черт бы побрал эту проклятую сумку, — выругалась она. — Никогда — то в ней ничего не найдешь. Ты можешь убить меня так, что не будет больно? Осторожно и аккуратно? А я не буду сопротивляться, ладно? Я обещаю не сопротивляться. Ну так как, договорились?

— Да, — вздохнул Рик, — теперь я понимаю, почему Фил Реш сказал то, что он сказал. Он отнюдь не бравировал своим цинизмом, он просто слишком уж много узнал. Пройти через все это… нет, я совсем его не осуждаю. Полученный опыт полностью изменил его, изуродовал.

— Изменил не в ту, какую надо бы, сторону.

Под внешним спокойствием Рэйчел все ещё чувствовались отчаяние и напряженность. Однако мрачное пламя уже угасло, жизненная сила вытекла из неё, как воздух из проколотого шарика, оставив жалкую вялую оболочку. Рик не раз и не два наблюдал то же самое на примере других андроидов. Капитуляция перед непреодолимыми обстоятельствами. Механическое, чисто рациональное приятие того, с чем настоящий живой организм — с наследственной памятью от двух миллиардов яростной борьбы за выживание — никогда не смог бы смириться.

— Меня тошнит от этой вашей манеры — чуть что, и сразу лапки кверху, — с ненавистью бросил Рик.

Он в последнюю секунду притормозил совсем готовую уже врезаться в землю машину, а затем кое-как посадил её, заглушил мотор и достал из кармана лазер.

— В затылок, у самого основания черепа, — попросила Рэйчел. — Пожалуйста.

Она отвернулась, чтобы не смотреть в черную пропасть ствола.

— Я не могу сделать то, о чем говорил Фил Реш.

Он включил мотор, и уже через секунду они снова летели над городом.

— Если ты все ещё думаешь это сделать, — сказала Рэйчел, — делай сейчас. Не заставляй меня ждать.

— Не бойся, я тебя не убью. — Рик круто свернул назад, к центру Сан-Франциско. — Твоя машина ведь тоже осталась на крыше «Святого Франциска», верно? Я подброшу тебя дотуда, а там уж лети в свой Сиэтл.

В машине повисла тишина, нарушаемая только ровным шумом мотора.

— Спасибо, что не стал меня убивать, — сказала в конце концов Рэйчел.

— Кой черт, тебе и так, и так осталось жить какие-то два года. А у меня в запасе лет пятьдесят. Я проживу в двадцать пять раз больше твоего.

— Смотри-ка, да ты и вправду меня презираешь. За то, что я сделала. — Рэйчел окончательно успокоилась, её голос звучал все громче и увереннее. — Ты прошел тот же путь, что и все прочие. Платные охотники, бывшие до тебя. Каждый из них начинал сперва беситься, грозился убить меня, но потом непременно оказывалось, что они не могут исполнить свою угрозу. В точности, как и ты сейчас. — Она раскурила сигарету и глубоко затянулась. — Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что я была права. Ты больше не сможешь убивать андроидов — не только меня, но и любых других, в том числе и этих троих, Прис Страттон и семейку Бейти. Так что иди ты домой, к своей козе. Отдохни, успокойся. Вот черт! — вскрикнула она и начала яростно отряхивать свой плащ. — Я уронила на себя горячий пепел.

Рик молчал.

— Эта коза, — сказала Рэйчел, — ты любишь её куда больше, чем меня. Пожалуй, даже больше, чем свою жену. Сперва коза, затем твоя жена, и на самом последнем месте… — Она весело рассмеялась. — Ну что тут остается, кроме как смеяться?

Рик продолжал молчать. Через несколько минут Рэйчел вскрикнула:

— Ой, ну совсем из головы вон! — А затем протянула руку к приборной доске и включила приемник.

— Выключи, — сказал Рик.

— Выключить Дружище Бастера и его Дружелюбных Друзей? Выключить Аманду Вернер и Оскара Скруггса? Сейчас, когда с минуты на минуту ожидается обещанный Бастером сенсационный репортаж? — Она поднесла к тускло светящейся шкале приемника свои часы и взглянула на стрелки. — Ну да, совсем уже скоро. Ты слышал об этом репортаже? Он все время о нем говорил, нагнетая в нас ожидание.

— Ну да, ребята, — заговорил проснувшийся приемник, — я сижу тут со своим корешем Бустером, и мы тут с ним треплемся, и вообще, и ждем, и каждый тик часов считаем, потому что ну вот прямо сейчас будет точно, ну самое важное объявление, какое ни на есть…

Рик выключил радиоприемник.

— Оскар Скруггс, — сказал он. — Истинно интеллигентный человек.

Буквально в то же мгновение рука Рэйчел снова метнулась к приборной доске.

— Я хочу слушать. И я буду слушать. Дружище Бастер собирается рассказать сегодня нечто очень важное.

Из динамика снова задолдонил тот же самый придурочный голос, а Рэйчел Розен блаженно откинулась на спинку сиденья. Конец сигареты горел в полуметре от Рика, как огромный, самодовольный светляк, как напоминание о её победе. Её победе над ним.


Глава 16 | Избранные произведения. II том | Глава 18



Loading...