home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Свет вспыхнул прямо ему в глаза. Рядом с собой он расслышал — почувствовал — какое-то движение. Свет резал глаза, и Ник попытался поднять руку, чтобы от него заслониться, но рука не двинулась с места. «Но я же ничего не ощущаю», — сказал он себе. Он чувствовал себя в полном сознании. «Мы на земле, — подумал он. — Это офидант ПДР светит фонариком мне в глаза, пытаясь разобрать, мертв я или без сознания».

— Что с ней? — спросил Ник.

— Ты о девушке, что была с тобой на корабле? — Спокойный, неторопливый голос. Слишком спокойный. Безразличный.

Ник открыл глаза. Зеленый офидант ПДР стоял над ним с фонариком и пистолетом. А вокруг — повсюду — валялись обломки, в основном от военного транспорта; Ник заметил медицинскую команду — людей в белом за работой.

— Девушка погибла, — сказал офидант ПДР.

— Могу я увидеть её? Я должен её увидеть. — Ник поднатужился, пытаясь подняться; офидант помог ему, а затем достал ручку и записную книжку.

— Твое имя? — спросил он.

— Покажи мне её.

— Она скверно выглядит.

— Покажи мне её, — повторил Ник.

— Ладно, парень. — Подсвечивая себе фонариком, офидант ПДР повел его по грудам обломков. — Вон она.

Это была «Пурпурная корова». Шарлотта так и осталась внутри. С первого же взгляда было ясно, что она мертва: её череп был аккуратно раздвоен рычагом управления, на который она со всего размаху налетела, когда «Корова» врезалась в тот громадный бочонок транспортного корабля.

Кто-то, впрочем, выдернул из неё рычаг, оставив открытым проделанный им канал. Виден был мозг — влажный от крови, извилистый, пронзенный насквозь. «Пронзенный, — подумал Ник, — как в том стихотворении Йитса — «пронзенный пением моим».

— Это должно было случиться, — сказал он менту. — Если не так, то как-нибудь по-другому. Как-нибудь по-быстрому. Может, с кем-то под алкоголем.

— В её идентабеле, — заметил мент, — написано, что ей всего шестнадцать.

— Так и есть, — ответил Ник.

Донесся ужасающий гул, сотрясая вокруг всю землю.

— Водородная ракета, — пояснил мент, возившийся с блокнотом и ручкой. — Ещё один залп в эту фроликсанскую тварь. — Он наконец приготовился писать. — Все без толку. Она уже в мозгах у всех на этой планете. Так как твое имя?

— Дэнни Стронг, — ответил Ник.

— Покажи мне твой идентабель.

Ник повернулся и побежал — так быстро, как только мог.

— Постой! — крикнул ему вдогонку мент. — Я не стану в тебя стрелять. Какое мне теперь дело? Мне только жалко девушку.

Притормозив и остановившись, Ник обернулся.

— Да ну? — спросил он. — Почему это она тебя заботит? Ты же её не знал. Почему бы тебе не побеспокоиться обо мне? Я в списке на ликвидацию у черных пидоров — тебе это что, все равно?

— В общем, да. С тех пор, как я глянул по видеофону на своего шефа — с тех пор, как увидел его таким. Он Новый Человек, знаешь ли. Вроде младенца. Он играл со всякой дребеденью у себя на столе, раскладывая её кучками — кажется, по цвету.

— Ты мог бы меня подбросить? — спросил Ник.

— А куда тебе нужно?

— В Федеральное Здание, — ответил Ник.

— Но там же теперь дурдом. Все эти Новые Люди в своих кабинетах… они там отсутствуют.

— Мне нужно видеть Председателя Совета Грэма.

— Он, наверное, вроде остальных — других Аномалов и Новых Людей. — Поразмыслив, офидант добавил: — Впрочем, делал ли он что-то с Аномалами, я, по правде, не знаю. Только насчет Новых Людей.

— Отвези меня туда, — попросил Ник.

— Ладно, приятель, но ты ранен — у тебя сломана рука и, возможно — очень даже возможно, — есть внутренние повреждения. Может, тебе лучше отправиться в городскую больницу?

— Мне нужно видеть Председателя Совета Грэма.

— Хорошо, — согласился офидант, — мы слетаем туда. Но я просто высажу тебя на крыше — на посадочной площадке. У меня нет желания впутываться в то, что происходит, — я не хочу, чтобы он начал на меня воздействовать.

— Ты Старый Человек? — спросил Ник.

— Ну, ясное дело. Как и ты. Как и большинство людей. Во всем этом городе, кроме таких мест, как Федеральное Здание, где Новые Люди…

— Он не станет на тебя воздействовать, — уверил его Ник, с трудом ковыляя, хотя и без посторонней помощи, к припаркованной неподалеку поганой машине ПДР. Шел — и отчаянно старался не потерять сознание. «Только не теперь, — сказал он себе. — Сначала Грэм, а потом уже все безразлично». Возможно, фроликсанин не тронул Грэма — похоже, как сказал мент, он прежде всего обрабатывает Новых Людей, а не Аномалов.

Мент не торопясь забрался в машину, подождал Ника, а затем пустился в небо.

— Какая всё-таки неприятность с этой девушкой, — вспомнил мент. — Но я обратил внимание, что за движок был в её скибе — форсирован так, что не дай Бог. Это её машина?

Ник не ответил; он придерживал правую руку, а голова его была совершенно пуста. Только ощущение мелькающих под ногами кварталов, пока патрульный скиб направлялся к Федеральному Зданию в пятидесяти милях от города Нью-Йорка в сатрапии Вашингтон, округ Колумбия.

— Зачем она так быстро летела? — спросил мент.

— Она спасала меня, — ответил Ник. — Потому и летела так быстро. Это её и убило.

Скиб пыхтел дальше, издавая привычный звук работы вакуумного фильтра.


Глава 24 | Избранные произведения. II том | Глава 26



Loading...