home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Надо научить этих хамов уважать начальство.

Генерал Корнуоллис

Я чуть не упустил их. Уверяю вас, это не оттого, что я медленно передвигался. Просто они действительно неслись на всех парах.

– Привет, ребята, – окликнул я их, как раз когда Шайк-Стер занес кулак для удара по двери раздевалки. – Вы тоже пришли поздравить победителей?

Три пары глаз вперились в меня, когда мои «друзья» круто обернулись.

– Поздравить? – зарычал Гвидо. – Я их так поздравлю…

– Минутку, – перебил его Шайк-Стер. – Что вы имели в виду под «тоже»?

– Ну, я пришел сюда именно за этим. Я только что выиграл на последнем матче приличное пари.

– Насколько приличное?

– Ну, приличное для меня, – сбавил тон я. – Я получил пятьдесят золотых.

– Пятьдесят, – фыркнул Гвидо. – Ты знаешь, сколько мы потеряли на этой лаже?

– Потеряли? – нахмурился я. – Разве вы не знали, что красные – фавориты?

– Конечно, знали, – прорычал Шайк-Стер. – Вот потому-то мы и решили сорвать убойный куш, когда они проиграют.

– Но что заставило вас подумать, что они… А! Вы это-то и имели в виду, когда сказали, что собираетесь взяться за игорное дело?

– Совершенно верно. Команда «красных» должна была изящно лечь в третьем раунде. Мы заплатили им достаточно… на самом-то деле более чем достаточно.

Говоря это, он так походил на Гримбла, что я не смог сдержаться от дешевой шпильки.

– Судя по исходу, мне кажется, что вы заплатили чуть меньше, чем достаточно.

– Это не смешно. Теперь вместо того чтобы возместить свои убытки, нам придется объяснять Большим Парням еще один крупный проигрыш.

– Да брось, Шайк-Стер, – улыбнулся я. – Много ли может стоить покупка матча?

– Немного, – признался он. – Но если исходить из того, что мы проиграли все инвестированные средства, то получится…

– Какие еще инвестированные средства?

– Он имеет в виду пари, – объяснил Гвидо.

– А. Ну, полагаю, что это риск, на который приходится идти, когда пытаешься сорвать убойный куш.

На лице Шайк-Стера промелькнула злая улыбка.

– О, кое-что убойное мы сварганим, что и говорить, – пообещал он. – Местным на этом Базаре самое время усвоить, что значит становиться Синдикату поперек дороги.

И с этими словами он кивнул Гвидо, а тот открыл дверь в раздевалку.

Все четверо борцов пользовались одной раздевалкой, и когда мы вошли колонной по одному, они выжидательно подняли головы.

Совершенно верно. Я сказал именно «мы». Я в некотором смысле пристроился в хвост колонны, и никто, казалось, не возражал.

– Слушайте, вы, шуты гороховые, может, вам кое о чем напомнить? – обратился к ним вместо приветствия Шайк-Стер. – Например, кому полагалось победить?

Члены разных команд обменялись взглядами. Затем самый маленький из команды «красных» пожал плечами.

– Подумаешь. Ну, мы передумали, что тут такого?

– Да, – вступил в разговор его товарищ по команде. – Мы решили, что проигрыш плохо скажется на нашей репутации… проиграть таким хилякам…

Это подняло на ноги команду «белых».

– Хилякам? – проревел один из них. – Вы захватили нас врасплох, вот и все. Нам сказали не напрягаться до третьего раунда.

– Если бы вы так «не напрягались» еще чуть дольше, то просто бы уснули. Нам полагалось бороться, а не танцевать.

Шайк-Стер снова шагнул вперед.

– Значит, вы признаете, что поняли первоначальные инструкции?

– Эй, отцепись от нас, а? Ты получишь обратно свои вонючие деньги, так какого тебе тогда надо?

– Даже если вы дадите нам полное возмещение, – мягко уведомил их Шайк-Стер, – есть еще деньги, проигранные нами по вашей милости. Полагаю, никто из вас не обладает независимым капиталом?

– О, разумеется, – рассмеялся один из «красных». – Мы занимаемся борьбой только ради острых ощущений.

– Так я и думал. Гвидо, Нунцио, посмотрите, что можно сделать для сведения счетов с этими господами. И не торопитесь. Я хочу, чтобы они это почувствовали, понимаете?

– Не знаю, Шайк-Стер, – нахмурился Гвидо. – Они такие маленькие. Не думаю, что мы сможем заставить их протянуть чересчур долго.

– Ну, сделайте все, что в ваших силах. Скив, не желаешь выйти со мной? Вряд ли тебе захочется при этом присутствовать.

Шайк-Стер даже не подозревал, как он прав.

Хотя я пережил в последние годы несколько лихих потасовок, это не означает, что я наслаждался ими – даже как зритель.

Не успела за нами закрыться дверь, как внутри раздалась серия глухих ударов, сопровождавшихся треском. И слушать-то было просто больно, но продолжалось это недолго.

– Я же советовал им не торопиться, – нахмурился при этой тишине Шайк-Стер. – А, ладно, полагаю, сойдет и…

Дверь открылась – показался один из команды «белых».

– Если у вас тут есть еще какие-то урки, то предлагаю прислать их сюда. Эти двое научили нас совсем немногому.

Он опять закрыл дверь, но не раньше, чем мы успели увидеть на полу двух телохранителей. Ну, Гвидо – он лежал на полу, а Нунцио в некотором роде стоял на голове у скамейки в углу.

– Крутые малыши, – небрежно заметил я. – Должно быть, все дело в их четырех руках. Как по-вашему, найдется для них работа в Синдикате?

Увиденное заметно потрясло Шайк-Стера, но он быстро оправился от шока.

– Значит, они хотят играть без правил. Что ж, меня это вполне устраивает.

– Вы ведь не собираетесь туда один? А? – спросил я, искренне озабоченный.

Он наградил меня испепеляющим взглядом.

– Ни в коем случае.

И с этим сунул пальцы в рот и громко дунул. По крайней мере выглядело это именно так. Ничего иного я не услышал.

Прежде чем я успел спросить, что он сделал, грохот шагов объявил о прибытии подкрепления в две дюжины синдикалистов.

Ловкий фокус. Полагаю, свист был слишком высоким для моих ушей… или слишком низким.

– Они уделали Гвидо и Нунцио, – закричал Шайк-Стер, прежде чем громилы успели остановиться. – Ну как, покажем, кто здесь командует? За мной!

И, рванув дверь, он ринулся в раздевалку, увлекая за собой всю стаю.

Не уверен, бывал ли когда-нибудь Шайк-Стер в настоящей драке, не говоря уже об участии в ней в качестве вожака. Но я определенно уверен, что больше он никогда этого не попробует.

Хлынувшие из раздевалки крики и вопли побудили меня к действию. Я отошел немного дальше по коридору и стал ждать там. Моя осторожность оказалась излишней. Стена не рухнула, равно как и потолок и само здание. Однако же все-таки отвалилось несколько кусков штукатурки и один раз кто-то пробил в стене дыру… собственной головой…

Мне подумалось, что если поклонники боев на арене действительно хотели получить за свои деньги стоящее зрелище, то им следовало бы оказаться здесь. Поразмыслив еще, я все же пришел к выводу, что без них все-таки лучше. В раздевалке и так к этому времени набилось достаточно существ… что не хуже любой другой причины прочно держало меня в коридоре.

Наконец звуки боя стихли, воцарилась зловещая тишина. Я напомнил себе, что обладаю полной уверенностью в исходе боя. По мере увеличения продолжительности тишины мне пришлось напомнить себе об этом несколько раз.

Наконец дверь с шумом распахнулась и вышли четверо второв, смеясь и болтая между собой.

– Мило, – окликнул я их. – Не спешим, не суетимся… А я изнывай тут весь вечер от беспокойства.

Один из команды «белых» подбежал ко мне, обнял и поцеловал:

– Извини, красавчик. Мы так здорово позабавились, что начисто позабыли о тебе.

– Э-э… ты не могла бы что-нибудь сделать с личинами, прежде чем опять поцелуешь меня?

– Хоп. Извини. Забыла.

Более высокий член команды «красных» закрыл глаза, и вторы пропали. Вместо них стояли Ааз, Гэс, Тананда и Корреш. Вот потому-то я и мог не беспокоиться за исход сражения… чересчур сильно…

– Хорошая работа, Гэс, – одобрительно кивнул я. – Но все равно я думаю, что вполне мог бы управиться с заклинанием личины сам.

– Ты видел когда-нибудь раньше втора? – отпарировал Ааз.

– В общем, нет.

– А Гэс видел. Именно поэтому личинами и занимался он. Конец дискуссии.

– Была у меня секретарша по имени Этейл, – объяснил спокойно горгул, игнорируя распоряжение Ааза. – Она была большой поклонницей борьбы.

– Секретарша? – моргнул я.

– Разумеется, неужели ты никогда не слышал о второпалой машинистке?

– Хватит, – настойчиво сказал Ааз, поднимая руку. – Я за то, чтобы отправиться в «Желтый полумесяц» и устроить там маленькое торжество. Думаю, мы достаточно насолили Синдикату за один вечер, не так ли?

– Да уж, – усмехнулась Тананда. – Это научит их иметь дело с теми, кто одного с ними роста.

– Но вы же одного с ними роста, – нахмурился я.

– Знаю, – подмигнула она. – В том-то вся и соль.

– Слушай, Ааз, ты уверен? – вмешался Корреш. – Я имею в виду, мы задали им, конечно, хорошую трепку, но удержит ли это их до утра?

– Если им повезет, – усмехнулся мой учитель. – Вспомни, как только они очнутся, им придется идти докладывать своему начальству.

– Ты думаешь, они попытаются возместить свои убытки наездом на игорный бизнес? – спросил я.

– Надеюсь, что да, – усмехнулся Ааз. Его улыбка стала мечтательной и широкой. – Следующее соревнование с крупными ставками – скачки единорогов, и с этим у нас не будет никаких проблем.

– Ты имеешь в виду Лютика? Его нельзя пускать на скачки. Он боевой единорог.

– Знаю. Вот и подумай об этом.


ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ | Удача или МИФ | ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ



Loading...