home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Словосочетание «личный помощник» начало приобретать для меня новое значение, еще немного и меня смело можно будет называться личной рабыней. Ну, это я конечно немного утрирую, рабыня в моем лице получает довольно большую зарплату. Но в последнее время даже мысли о неплохом заработке, не умаляют моего растущего с каждым днем желания, начать подыскивать другое, более спокойное место.

Конечно, придется от многого отказаться, за три месяца привыкла себе практически ни в чем не отказывать и даже сменила квартиру, перебравшись поближе к месту работы. Красиво жить не запретишь, а за красивую жизнь приходится платить.

Представила старую, двушку, с выцветшими обоями непонятного цвета и потертым линолеумом, в которой я жила раньше. Прислушалась к себе и поняла, желание уволиться, никуда не делось, разве что стало немного поменьше.

Подъем в несусветную рань, долгая дорога, невыносимая давка в общественном транспорте. Кажется, помогло!

— Да что б тебя! — Выругалась в сердцах, взглянув на часы.

Для полного счастья не хватает только опоздать на работу, ледяное начальство тогда меня точно сожрет и не подавится!

Схватила свой «чумодан», по-другому просто невозможно назвать огромную сумку, в которой, по-моему, находилось всё и на все случаи жизни. Нырнула в балетки, схватила ключи от квартиры и вылетела в подъезд, захлопнув за собой дверь. Едва не навернулась через несколько торопливых шагов, остановилась, огляделась, вроде никого. Подтянула юбку повыше, сами попробуйте пробежаться в обтягивающей юбке до колен! Пробовали, не понравилось, не стали больше такие надевать? А вот мне никто такой роскоши не позволяет, будь неладен этот дресс-код! Припустилась на всех парах дальше. Добежала до нужного здания, чудом умудрившись не опоздать, влетела в открытые двери, махнула охранникам на посту. На мое несчастье, вызванный лифт медленно полз с самого последнего этажа, значит, начальство уже на месте, что не удивительно, за эти три месяца Артем Владимирович не опоздал ни на секунду.

Пока ждала лифт, извлекла из сумки пыточный инструмент на двенадцатисантиметровых каблуках, быстренько переобулась и сунув балетки в свой чумодан, шагнула в кабинку лифта, под понимающие улыбки охранников. Они-то к моим причудам уже привыкли, не у каждого как у меня рабочий день начинается в полседьмого утра, а все это ледяное начальство со своими требованиями.

А как хорошо все начиналось! Окончила обучение начала искать работу, но куда мне на руководящие должности, да без стажа работы, вот и решила набираться опыта как все, то есть решила начать с самых низов и постепенно набираться того самого опыта под присмотром мудрого начальства.

И тут, не иначе как чудо, на глаза попалось объявление, и ведь меня даже не смутила огромная зарплата и то, как легко я прошла собеседование. Собственно, те два вопроса, которые мне задал хмурый и неприветливый мужчина, это только потом я узнала, что именно он и будет моим непосредственным начальником, даже собеседованием не назовешь!

Стоило только переступить порог, мне и рта не дали раскрыть для приветствия.

— Резюме, — последовал тихий и четкий приказ.

На негнущихся ногах, прошла до стола и дрожащей рукой протянула тонкую папку. Что-то в этом мужчине было такого, что до ужаса меня пугало. Сесть мне не предложили, а самовольничать я не решилась, так и стояла, рассматривая ничем не приметную обстановку кабинета. Стол, стулья, шкафчики, все скучное и какое-то безликое, я бы повесилась через месяц работы в таком унылом месте. На мужчину смотреть боялась, хватило одного взгляда на его нахмуренные брови и поджатые губы. Он был явно чем-то недоволен и я, очень надеялась, что причина его недовольства не в отсутствии у меня опыта работы.

— Садитесь, Оксана Александровна, — вздрогнула от неожиданности и попыталась сесть нормально, а не на самый краешек стула. На предмете по психологии нам часто рассказывали, как себя ведут неуверенные и нервничающие люди, как ни как, а мы все бедующие руководители. Свою нервозность я уже продемонстрировала, а вот выглядеть в глазах мужчины еще и неуверенной мне не хотелось.

Судя по кривой улыбке, провести его мне не удалось.

— Вы находите меня привлекательным? — задал мужчина неожиданный вопрос.

Внимательно на него посмотрела, ответ от меня ждали правдивый, а я его так толком и не рассмотрела.

Внушительный разворот плеч, квадратный подбородок, красивой формы губы растянуты в пугающем оскале, холодные, серые глаза, прямой нос, черные, красиво уложенные волосы. По-мужски красивые и слегка грубоватые черты, и я бы с легкостью дала положительный ответ на вопрос, если бы не его замораживающий взгляд проникающий прямо в душу.

— Нет, — выдала честный ответ спустя несколько секунд разглядывания. — Вы меня абсолютно не привлекаете, скорее, я вас немного опасаюсь.

— Я буду вам платить зарплату в двойном размере, а вы будите не только моим помощником, но еще и любовницей. Согласны?

Только после его последнего вопроса я осознала, с кем разговаривала и почему на собеседование приглашались даже те, у кого не было опыта работы, да и неспроста в объявлении указывалось, что требуется помощница «особого» назначения. А я-то подумала, что произошла какая- то ошибка при наборе текста.

Захотелось закатить скандал прямо сейчас, ну или на крайний случай немного вспылить, но честно сказать, поостереглась. Молча, встала с неудобного стула и сделала глубокий вдох для успокоения собственных нервов.

— Спасибо за столь щедрое предложение, но, думаю, будет лучше если мы с вами попрощаемся прямо сейчас, — произнесла на удивление спокойным голосом и развернувшись, направилась к дверям.

— Вы приняты, — заставил меня замереть на месте его твердый голос. — Завтра, в восемь утра. На посту охраны заберете свой пропуск. Без опозданий. Всего хорошего.

Вышла за дверь на дрожащих ногах и только тогда поняла, как крупно я попала. Это ж мне теперь с ним работать!

Хихикнула, вовремя выплывая из воспоминаний, до места назначения оставалось два этажа. Помню, первые дни я ужасно дергалась, оставаясь с ним наедине в кабинете. Все гадала, пошутил он насчет любовницы или все же еще поднимет этот вопрос. Со временем успокоилась и поняла, что смотрит он на меня равнодушно, как на какой-то предмет мебели. Работает и ладно, сломается, так легко заменить другой.

Придирчиво оглядела себя в зеркале, расправила юбку, шагнула из лифта и с гордо поднятым подбородком мелкими шажками засеменила к своему столу. Затолкала свой чумодан под стол, вздохнула, натянула на лицо милую улыбочку и…

— Оксана Александровна, будьте добры, почтите меня своим присутствием,

— раздался голос чудовища из приоткрытой двери, ведущей в его кабинет.

Ой, и не к добру этот учтивый тон и вежливые слова. Правый глаз нервно дернулся, улыбка так и норовила сползти с лица, а левый глаз, косился на висящие, на стене часы, показывающие шесть часов, тридцать три минуты.

Он же не серьезно? Всего-то три минуты!

Вытерла, вспотевшие ладони о черную юбку и толкнув двери, вошла в кабинет. При виде начальства в довольно дурном расположении духа, улыбка окончательно сползла с лица, правый глаз задергался сильнее, а сердце вообще забилось где-то в районе пяток.

— Доброе утро, Артем Владимирович, — бодро поздоровалась и приготовив блокнот с ручкой, уставилась на него преданными глазами, готовая так сказать внимать и записывать его распоряжения и мои задания на сегодняшний день.

Для верности еще и чайником прикинулась, мол, ничего не поняла. Авось пронесет. Нет, ну правда, может же хоть раз со мной случиться чудо!

— Вы опоздали на три минуты, — спокоен как удав, заглотит и глазом не моргнет, даже головы от бумаг не поднял!

— В здание я вошла вовремя, о чем свидетельствует запись охраны на проходном посту. Так что фактически я не только не опоздала, но и пришла раньше времени, — выпалила на одном дыхании и только потом поняла, что и кому сказала.

Подняла глаза, он даже взгляд оторвал от своих бумаг и смотрит своими серыми, злющими в мои зеленые и испуганные.

Где-то на краю сознания послышались звуки похоронного марша, а Артему Владимировичу только косы в руках не хватало, хотя там и без косы, только по одной гаденькой улыбочке было понятно, жить мне осталось совсем немного.

— Согласен, фактически вы не опоздали, но практически, — сделал он акцент на последнем слове. — Задержитесь сегодня после работы на час, для отработки своего фактического не опоздания. А теперь записывайте то, что вам предстоит сделать.

Вздох облегчения едва не сорвался с губ, вовремя успела себя остановить. Опустила глаза на блокнот и принялась записывать под диктовку. Я записывала, он диктовал, и диктовал, и диктовал…

Вот тут-то я и поняла всю степень подставы, да я сегодня не то, что пообедать, даже вздохнуть нормально не смогу.

— Девятнадцать ноль-ноль, ждете меня, и мы едем на отработку вашего не опоздания, — наконец-то закончил он перечень моих дел.

— А куда мы едем? — хуже уже все равно не будет, а так хоть буду знать, что меня ждет.

— А это сюрприз, — нахально, улыбнулось это ледяное начальство и принялось за изучение документов, всем своим видом показывая, что мне пора приступать к своим обязанностям.

— И да, совсем забыл, — настиг меня его голос возле дверей. — Если вы не справитесь с каким-либо заданием, время вашей отработки увеличится.

Кивнула головой и тихо прикрыла за собой двери.

Да он! Да я!

Ууууууу!

Едва ли не шел пар у меня из ушей. Порыв на все забить, написать заявление и высказать ему в лицо все, что я о нем думаю, задушила в зародыше, но чем больше заданий я выполняла, тем яснее понимала, что как минимум с двумя из них справиться не смогу. Не потому, что я неумеха и даже, не по тому, что у меня не хватит времени, а потому, что нужный для выполнения этих заданий человек, устроил себе выходные и укатил в неизвестном направлении, отключив свой телефон.

Задушенный на корню порыв пойти и высказать все в лицо начальству, начинал медленно, но верно оживать. Знал ведь и специально дал мне эти задания.

В моем списке осталась еще куча дел, и времени не было, даже на злость. К концу дня, бедная и взмыленная я, приползла и тяжело опустилась на свое рабочее место. Сил не осталось даже на то, что бы привести свой внешний вид в порядок. Желудок пел голодные рулады, ноги отказывали двигаться и тем более куда-то идти, а глаза так и норовили закрыться, когда из дверей кабинета вышло до неприличия бодрое и свеженькое начальство.

Руки сами собой потянулись, желая сжать пальцы на шее мучителя. Быстренько спрятала их под стол и подняла усталый взгляд на Артема Владимировича.

Бегло пробежавшись по мне глазами, улыбка ледяного медленно померкла, а в глазах промелькнула эмоция, очень похожая на сожаление. Тряхнула головой, привидится же всякое от усталости.

Медленно вытащила свой чумодан из-под стола и поднялась на дрожащие ноги. Тяжело вздохнула, только сейчас поняв, что обуть удобные балетки смогу еще не скоро.

Обогнула Артема Владимировича по широкой дуге и неуверенными шагами направилась к лифту. Не успела пройти и пары метров, как большая и сильная рука вцепилась мне в локоть, видимо от него не укрылось мое плачевное состояние. Понимала, что мужчина хочет всего лишь помочь, он тело действуя на рефлексах, напряглось и вытянулось в струну. Артем Владимирович начал хмурится, я в ответ напряглась сильнее, он нахмурился еще больше и я не выдержав, попыталась отшатнуться и меня тут же отпустили.

Такого злого взгляда я у него еще не видела и быстренько юркнула в открывшиеся двери лифта. Не успела перевести дух, как вошедший вслед за мной начальник, резко выдернул из моих рук чумодан и с сосредоточенным видом принялся в нем копаться, пока не извлек на свет божий мои балетки.

Кто бы знал, как я сейчас была рада их видеть! Трясущимися ручками потянулась к родной и удобной обуви, но мне в руки сунули мою огромную сумку.

Сил не было даже возмущаться, только на глаза вдруг навернулись предательские слезы.

Следующие действия Артема Владимировича повергли меня в шок и я серьезно рисковала на всю жизнь остаться заикой. Это…этот…он…

Пока я как рыба выброшенная на берег, хватала раскрытыми губами воздух, мое начальство стояло передо мной на коленях и обхватив горячей ладонью лодыжку, медленно стягивало с меня туфлю, а затем аккуратно надевало балетку. То же самое он продела и с моей второй ногой, а затем и вовсе, встав, отобрал у меня сумку и запихал в нее снятые с меня туфли, но сумку не вернул и после этого.

— Да она весит больше тебя, — пояснил, видя мой вопросительный и очень ошарашенный взгляд. — И зачем только таскать с собой столько ненужных вещей?

Несколько секунд раздумывала, объяснить ему, что это он вынуждает меня таскать все эти вещи с собой или не надо? Ведь никогда не знаешь, что на этот раз взбредет в дурную голову высокого начальства. То резко срывается на деловую встречу и там ему обязательно нужна я и обязательно в спортивном костюме. Он же не знал, что клиент захочет встретиться на поле для гольфа, а я значит должна знать! То так отчитает какую-нибудь сотрудницу, что она бьется в истерике, а успокаивать и приводить ее личико в порядок приходится мне. Не появляться же ей в самом деле в таком виде на рабочем месте, что о нем подумают его сотрудники! А потом, решила, что не стоит, все равно не поймет. Поэтому просто пожала плечами, и устало прислонилась к прохладной стенке лифта.

Мерное жужжание и легкая вибрация, передающаяся мне от стенки, почему-то действовали успокаивающе и усыпляюще. Резко вздрогнула от звука открывающейся двери и отлепившись от стенки, не успела сделать шага, как тут же была подхвачена под локоть.

Мои ножки, поначалу испытав небывалое облегчение, снова стали напрягаться, пытаясь поспеть за широко шагающим начальством, я бы и была рада убавить шаг, да кто ж мне это позволит! Возмущаться побоялась, кто его знает, опять разозлится и устроит мне завтра такой же адский денек. Вон, вцепился мертвой хваткой и все ему нипочем, тащит, словно телегу на прицепе. После того как я споткнулась наверное пятидесятый раз, до Артема Владимировича наконец-то дошло, что что-то не так и он резко остановился, от чего я больно впечаталась носом ему в спину.

Открыла рот, собираясь возмутиться такому произволу, но наткнувшись на хмурое выражение лица, немного взбледнула и с тихим щелчком вернула челюсть обратно от греха подальше.

— Да что ты смотришь на меня испуганными глазами и трясешься будто увидела маньяка, — неожиданно зло процедил он и пройдясь по мне внимательным взглядом, наклонился и резко надорвал юбку по шву.

Тут уж я не выдержала и зашипела на него словно кошка. Да я на этот костюм пол своей зарплаты спустила, что бы выглядеть прилично, а мне этого ой как не хотелось, и без этого есть куда деньги спускать, я между прочим без своей жил площади, а он, раз и все!

Все это я ему конечно же в слух не сказала, но твердо решила завтра написать заявление на увольнение. Одно дело, когда он меня отчитывал и на расстоянии сверлил взглядом, но то, что он так близко и портит то, что ему не принадлежит, уже ни в какие рамки не лезет.

Видимо, что-то разглядев в моем лице, он тихо выдохнул и даже попытался принять виноватый вид, выходило не очень, поэтому я не впечатлилась. Зло сверкнула глазами, наплевав на начальство и мысленно попрощавшись с работой, развернулась и направилась в сторону своего дома.

— Да пошло оно все! — Раздался сзади угрожающий рык, и мое тельце взмыло в воздух, подхваченное сильными руками.

А я что, вцепилась руками в его шею и молчу, а то мало ли что еще взбредет в голову этому маньяку. Разозлю ледяного еще сильнее, и он прикопает меня по-тихому в ближайшем лесу под первым попавшимся кустиком.

— Никогда не смогу понять женщин! — Бубнил он, идя размашистым шагом к своему темному лексусу. — Я ее собираюсь везти неизвестно куда и она, молча, идет следом, но стоило только порвать какую-то юбку и надо же, наконец-то вспылила!

— Это для вас какая-то юбка, а для меня половина зарплаты! — терять мне было уже нечего, убивать он меня вроде бы не собирается, а увольнение дело, мной уже решенное.

— Ты получаешь достаточно, что бы себе это позволить, — вот так просто и буднично, ни чувствуя за собой никакой вины. Правильно, куда уж ему богатому понять простого человека!

— А ничего, что порванная юбка не моя вина? И эти деньги мне и без того есть куда потратить!

— И на что же ты хочешь их потратить? На очередную безделушку или шмотку?

— Отложить очередную часть денег на покупку собственного жилья! У нас, у бедных, знаете ли, свои причуды, — не удержалась и съехидничала. Выбесил он меня своим насмешливым вопросом капитально!

— Зачем копить и тратить деньги на съемное жилье, когда с твоей зарплатой ты легко можешь взять ипотеку?

— По тому, что я не знаю, что взбредет моему начальству в голову через месяц. Сделаю, что не так и вылечу с работы как пробка. И куда я потом пойду с этой ипотекой? Если и устроюсь на другое место, то платить мне столько точно не будут, — все, достал он меня за сегодняшний день, пусть делает что хочет, но я ему, хоть половину претензий выскажу в лицо!

— И что, сильно бушует твое начальство? — Неожиданно прорезались веселые нотки в голосе Артема Владимировича.

Посмотрела на него с легким прищуром и решила принять правила его игры.

— До недавнего времени было еще терпимо, — тяжело вздохнула и доверительно посмотрела в его глаза, хоть ему на него же самого пожалуюсь пока он такой добрый. Взглянула и молча, обалдела, его всегда холодные глаза, смотрели на меня с теплотой и легкой смешинкой.

— До недавнего времени… — Сделал он длительную паузу, явно намекая, что бы я продолжала дальше.

— Аха, — зевнула во весь рот, едва успев прикрыть это безобразие рукой. Весь запал как-то пропал и новому Артему Владимировичу не очень-то уже и хотелось жаловаться на него самого, только старого, то есть, прежнего, во точно, это слово самое подходящее.

— Совсем тебя этот тиран замучил? — Грозно нахмурилось начальство, усаживая меня на переднее сиденье своей машины. И я бы даже посмеялась над нашим диалогом, но промелькнувшая в его глаза неподдельная вина, заставила меня задуматься о том, какой он на самом деле?

С боку, хлопнула дверца и меня, обдало приятным и таким знакомым запахом парфюма. Странно, почему я его не почувствовала когда он нес меня на руках? Как следует обдумать эту мысль, мне не дал, сверлящий меня взгляд и я вспомнила, что он вроде как задавал мне вопрос.

— Да нет, — протянула с неуверенностью в голосе и тут же вспомнила, в каком состоянии приползала домой первые дни работы. — В первую неделю было намного хуже, привыкла же. А сегодня просто не ела ничего вот и — не удалось мне сдержать очередной зевок.

Мерное покачивание машины в купе с тихим урчанием двигателя и удобным сидением, медленно, но верно меня убаюкивало. В какой-то момент просто перестала себя сдерживать и провалилась во тьму, отстраненно подумав, что он всегда может меня разбудить, когда мы прибудем на место.


Ксения Болотина Помощница особого назначения | Помощница особого назначения | Глава 2



Loading...