home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Смотрю на это чудо и в груди становится тепло. Даже такие ледяные мужчины тоже устают. По губам расплывается улыбка, с трудом сдерживаю хихиканье.

Крошечный диванчик, а на нем мое начальство сопит в обе дырочки. Голова на подлокотнике, ноги свешены со второго подлокотника и почти касаются пола. Картина уморительная, особенно когда он начинает ворчать и пытается укутаться в свой пиджак выполняющий сейчас роль пледа.

Задалась вопросом, будить или так и оставить? Решила будить, на таком диване не выспишься, разве что измучишься.

— Артем Владимирович, — ноль реакции. — Артем, просыпайтесь!

И вот кто меня просил трясти его за плечо. Лежу на диване, прижатая тяжелым телом к спинке. Не вздохнуть не трепыхнуться, еще немного и начну синеть.

Не придумала ничего лучше чем несколько раз дунуть ему в лицо. Реакция на мои действия оказалась странной, но до чего же приятно…

— Оксана? — оторвался он наконец-то от моих губ.

А взгляд такой сонный и растерянный. Я бы умилилась если бы…

— Слезьте с меня пожалуйста, — с трудом просипела, дергая ножкой, а что мне еще оставалось, когда нога оказалась единственной белее менее свободной конечностью.

Сижу на диване, глотаю воздух посиневшими губами под пристальным взглядом ледяного. Интересно, а тонущие люди себя чувствуют так же?

— Больше никогда не буду вас будить, — обиженно бурчу. — Так и будите спать на неудобном диване, мне моя жизнь еще дорога.

Про поцелуй решила умолчать, хоть и возмущения мои по большей части были вызваны именно им. Было настолько приятно чувствовать нежные, тягучие прикосновение его губ, жаркое дыхание на своем лице, что даже стало обидно. Так хотелось продолжения, а нельзя!

Мелькнула даже мысль уволиться и оторваться по полной. Опасная скажу мысль, не нужная и совершенно бесполезная. Пока сидела и ругала себя за бабский идиотизм, Артем натягивал на плечи изрядно помятый пиджак и все сильнее хмурил брови.

— Оксан, я не специально, — прервал он мое самобичевание. — Ты девушка красивая, вот у меня рефлексы и сработали.

Что я говорила про бабский идиотизм? Забудьте! Мужской выражен в сто раз сильнее. Ну вот кто так успокаивает девушку? Сначала красивой назвал, а потом туг же опустил с небес на землю. Рефлексы у него сработали. Ага, хватательные, ложительные, ласкательные и целовательные. А как приятно было оказаться для него одной из многих, ну просто словами не передать. Было б под рукой что-нибудь тяжелое я бы еще ему попыталась объяснить в чем он не прав, а так… только воздух зря сотрясать.

Ледяной посмотрел на меня взглядом «ну что ей опять не нравится» и подхватив меня под локоть, потащил на выход. Не досуг ему видимо было гадать над женскими заморочками.

Всю дорогу до дома, Артем прожигал меня непонятным взглядом, а в лифте даже попытался со мной поговорить. Скосила глаза на камеру наблюдения давая ему понять, что место для разговора он выбрал не самое лучшее. Начальник нахмурился и довольно громким голосом, это наверное что бы наблюдатели точно услышали, выразил сочувствие всем болтающим в связи со скорым увольнением.

После такой речи в лифте у нас можно хоть чечетку танцевать, вся охрана будет молчать. Не зря же о крутом нраве начальника ходят легенды. Ему-то хорошо, наорал, выпустил пар и от неугодного человека избавился, а мне ищи потом ему замену.

Я же очень радовалась сейчас и камерам и наблюдателям, очень уж решительное лицо было у ледяного когда он попытался начать разговор. На первом этаже меня ожидаемо не выпустили. Ненавязчиво так оттеснили поближе к стеночке и подальше от разъехавшихся дверей. Пришлось ехать на минус первый где припаркована машина ледяного.

Смысла возмущаться и что-то доказывать как ему так и себе, я не видела. Все равно живем в одной квартире, что уж тут качать и отстаивать свои права. Вот съеду и снова заживу своей жизнью. График у меня теперь нормальный, задерживаться придется по любому, слишком большой объем работы, но уже не так сильно. Снова запишусь на танцы, будет у меня хоть что-то для души.

— Выставила свою квартиру на продажу, — не вопрос, больше утверждение.

Ну раз не вопрос, то и отвечать не стала. Просто кивнула головой, а сама сделала себе внушение больше не пользоваться рабочим ноутбуком в личных целях. На то они и личные, что бы о них никто не знал.

— Чем тебя не устраивает моя квартира?

Этого вопроса я ожидала, но не так скоро. Хотя, чему тут удивляться, если бы он не был так умен и не обращал внимание на незначительные детали, то и должность бы свою не занимал.

Отвечать не хотелось, судя по тону которым был задан вопрос, ничего хорошего не будет. Вряд ли ему понравится мой ответ. Вот хоть убей не понимала я его желания жить вместе со мной, вернее, что бы я жила вместе с ним.

— Тем что она ваша, — решила отвечать максимально правдиво, но не вдаваться в подробности.

— Что, так достаю на работе, что видеть меня не хочешь? — неожиданно тепло улыбнулся Артем.

Сижу, молча пялюсь на его улыбку. Начальник уверенно ведет машину держа руль сильными руками. Взгляд сосредоточен на дороге, а улыбка так и не сходит с его губ. Такое редкое и завораживающее зрелище.

— Так мы в квартире и не пересекаемся почти, благо площадь позволяет, — продолжает он приводить свои доводы. — Если что не нравится, можешь переделать, просто согласуй со мной. Не думаю что ты захочешь превратить квартиру в розовый кошмар, а в остальном проблем возникнуть не должно.

Еле дышу, пытаясь переварить услышанное. Такое ощущение что меня по голове кирпичом огрели. Да лучше бы огрели! В словах Артема не было ничего необычного или шокирующего, но если бы он сказал их своей жене или хотя бы сестре, маме на крайний случай. Но я то тут причем?!

— Артем Владимирович, а вам не кажется, что вы сделали столь щедрое предложение не тому человеку?

— Намекаешь на то, что эти слова я должен был сказать своей жене? Так нет ее, вот по этому тебе и говорю.

— Да от чего вам так хочется что бы я жила в вашей квартире? — не выдержав абсурдности разговора, даже тон слегка повысила. Нервишки что-то последнее время стали существенно шалить.

— А тебе значит, не хочется? Чем не вариант? Платить не надо, все под рукой, даже на продукты и оплаты счетов деньги не придется тратить. Ну, вот что тебе не нравится, что ты так рвешься от меня съехать?

То что Артем не хочет и не будет отвечать на мой вопрос, я поняла. Непонятно лишь его нездоровое желание контролировать мою жизнь и находиться рядом со мной двадцать четыре часа в сутки.

И вот как до него донести, что свое это есть свое. И дело тут даже не в том, что в любой момент меня могут попросить съехать. Не говорить же ему в самом деле, что я люблю ходить по квартире в трусиках и длинной футболке, особенно после тяжелого рабочего дня. А если мне вдруг захочется потанцевать, опять же ему будет мешать громкая музыка.

Пока раздумывала, мы приехали и уже поднимались в лифте к нему в квартиру. И тут, перед самыми дверями меня озарило как все ему объяснить.

— Ну вот если я захочу привести к вам в квартиру мужчину, вы вряд ли это позволите. Так?

Он от моего вопроса так обалдел, что ключи с громким звяканьем упали на пол перед входной дверью, к слову сказать, которую он так и не открыл.

— Так, — подтвердил он мои слова.

— А вот если я на ночь глядя соберусь на свидание и не вернусь ночевать. С этим проблем не будет? — решила дожимать его окончательно.

— Будут, — кивнул он головой, распахивая входную дверь. — И очень большие проблемы.

— Вот по этому я и не хочу жить у вас. Я самостоятельный и взрослый человек. Соответственно имею право жить так как хочу и быть с тем с кем хочу не оглядываясь и не завися от посторонних мне людей! — с жаром выдала сию тираду и только взглянув в стремительно темнеющие глаза ледяного, поняла, что сказала что-то совсем не то.

— Это когда ж вы Оксана Александровна успеваете бегать на свидания при вашей- то загруженности? — как-то слишком ласково спросил ледяной.

Да и это его «Оксана Александровна» очень уж угрожающе прозвучало. Вдруг очень захотелось испариться или что бы он снова назвал меня по имени.

Думала промолчать. Не вышло. Начальник пошел в наступление, медленно так, как будто хищник подкрадывается к своей жертве.

— А я и не успевала, но с новым договором это изменится, — выпалила неожиданно разозлившись. Да что я его боюсь-то? Теперь не уволит, а с остальным справлюсь.

— Я женщина взрослая, со своими потребностями. Да и стресс, знаете ли, тоже надо как-то снимать!

Язык мой, враг мой. Жаль сказанного уже не исправить. Слово не воробей.

Вот и снимали мы стресс на пару с Артемом, сидя на разных концах дивана и попивая горячий шоколад из большущих кружек.

Во мне все еще бурлила злость и даже укоризненные взгляды, что кидал на меня начальник ее не уменьшили.

Сам между прочим виноват! Не надо было ко мне свои ручки загребущие тянуть, видите ли в нем опять проснулись его рефлексы. Вот за них и огреб. А еще за саднящие от грубого поцелуя губы, за ушибленную об стену спину и за порванную блузку. Это я еще молчу про покраснения на своей пятой точке. Красноречивые такие, в виде пальчиков не в меру любвеобильного начальника.

Вот и ходит теперь на раскоряку и с прикушенной губой. Зато проникся и осознал, даже извиниться соизволил. Извинения казались довольно искренними, вот и пришлось делать горячий шоколад да идти к нему мириться.

Теперь сидим на диване и не знаем что друг другу сказать. Я конечно немного погорячилась, но по сути ведь правду сказала, а он тут же стал изображать из себя взбешенного быка перед которым я только что помахала красной тряпкой. И чего спрашивается взвился, еще и полез доказывать мне что он мужчина хоть куда и других мне не надо?

— Ну и чего ты дерешься как дикая кошка и шарахаешься от моих прикосновений? — в тишине прозвучал его вопрос.

— А что мне еще оставалось, когда вы внезапно сменили гнев на страсть и полезли ко мне целоваться. Да я чуть не поседела когда в процессе поцелуя поняла что вы если меня не покусаете то проглотите точно!

— Да не было такого! — тут же возмутился начальник.

— Да было! — указала ему на свои распухшие губы. — Вам что других девушек мало, зачем набросились на меня возле дверей?

— Не хочу других, — и смотрит на меня так проникновенно.

— Так найдите ту которую захотите. Не маленький мальчик чтоб мне вас учить.

— Да нашел я уже ту которую хочу! — неожиданно взвился Артем и тут же скривился от боли. — Еще несколько таки ударов и я распрощаюсь с мечтой о счастливом отцовстве.

— Ну раз нашли так и идите к ней, — предпочла не обращать внимания на его жалобу. — Я то почему должна страдать из-за ваших желаний?

— А ты ведь реально ничего не понимаешь, — в изнеможении откинул он голову на спинку дивана. — Вот скажи мне как в твоем возрасте можно быть такой невинной простотой и не замечать очевидных вещей?

— Да что я должна понять-то? И не трогайте мою невинность, нет ее уже давно.

— Например то, что хочу я тебя и хочу уже давно.

— А мне-то что с того, хотите на здоровье, — пожала плечами, сделав очередной глоток горячей сладости. — Меня?! — просипела, когда до меня дошел смысл его слов.

Еще не улегшаяся до конца злость вновь стала подниматься во мне сокрушающей волной. Хотел он меня значит! А его вечные придирки и крики значит были эдаким эквивалентом ухаживаний? Выходит, не того начальника я опасалась.

— Ну что я опять сказал не так? — устало простонал ледяной наткнувшись на мой разъяренный взгляд.

Глаза уже автоматически стали выискивать что-нибудь тяжелое и близко расположенное. Вот это да! Он оказывается, все три месяца устраивал вокруг меня брачные пляски, а я-то наивная ничего не замечала. Конечно, куда ж мне такой глупой да до него такого умного! Интересно, это он такой оригинал или я в юности читала не те книжки и смотрела не те фильмы о любви? Нормальные ухаживания с цветами, маленькими подарками и прогулками под луной уже не актуальны? Больше котируются крики, упреки и заваливание работой?

Не стала ему ничего отвечать, просто не видела смысла. Встала и пошла в свою комнату. Разницу между хочу, нравишься и люблю я отлично понимала. Двух последних пунктов в нашем разговоре не было, а на первый я была не согласна. Не было у меня нормальных ухажеров и таких как Артем не надо. На просто «хочу», всегда смогу найти мужчину если приспичит. Переспал, ушел и работаешь дальше, не вспоминая о том, что было. Начальник для «хочу» не подходит, с ним потом работать, а оно мне надо?

Скинула одежду и сразу же шагнула под теплые упругие струи. Стало даже немного обидно. Вот что со мной не так? Хотеть меня можно, а любить выходит нет?

Завернулась в полотенце и как была, рухнула на кровать тут же проваливаясь в сон.

Всю ночь Артем Владимирович гонялся за мной по просторам своей квартиры, пытаясь вручить мне от нее ключи, ведро и кисточку. Всю погоню, он почему-то кричал о том, что я должна сделать ремонт в его квартире и обязательно обставить ее в розовом цвете.

Я убегала со всех ног, ибо ключи это куда еще не шло, но кисточка и ведро явно не для меня. В ответ на крики и требования начальника, попыталась до него донести, что если буду делать ремонт в его квартире, то точно не успею сделать ему требуемые графики и отчеты.

— Жена должна успевать все! — пафосно заявлял мне начальник.

— Я своего согласия на брак не давала! — пыталась донести до него истинное положение дел.

— А вас Оксаночка никто и не спрашивал, — припечатал Артем Владимирович и таки вручил мне ключи и ведро, правда уже без кисточки.

В ведре почему-то лежал мой сотовый телефон и маленькое колечко.

Тук-тук, тук-тук, тук-тук.

Неожиданно раздался стук в дверь, возле которой мы стояли.

Тук-тук, тук-тук.

Артем Владимирович поспешил открыть двери, впуская Максима Алексеевича.

— Поделишься? — шагнул огненный к моему начальнику.

— А я проконтролирую! — появилась Оля в след за огненным. — Вот вам таблеточки чудодейственные, в вашем возрасте без них никак. Вон в прошлый раз не справились.

Ведро выпало из моих ослабевших рук и почему-то разбилось в дребезги словно стеклянное.

Подскочила на кровати с бешено колотящимся сердцем. На прикроватной тумбочке подпрыгивал мой сотовый сообщая противным звуком, что пора бы уже вставать на работу.

— Ужасный звук, — проворчал Артем Владимирович, сгребая меня в объятия. — Спи, мы сегодня опоздаем.

Устроилась по удобнее и только начала проваливаться в сон, как до меня дошло, что начальника-то в моей кровати быть не должно.

— Спи, все потом, — шепнул он мне в макушку, почувствовав мое напряжение.

Решила не возмущаться. Черт с ним, все равно не выгонишь, так хоть отосплюсь немного. А как проснусь обязательно найду квартиру и съеду.

Твою ж в душу за ногу и об стену!

Слетела с кровати, будто ветром сдуло. Следом за мной слетело и одеяло, в которое я вцепилась своими ручками и прижимала к груди как родное.

Полотенце в которое я вчера вечером была завернута, приспокойненько лежало на простыне, аккурат под боком начальника. Радовало одно, Артем Владимирович спал в пижамных штанах.

— Артем Владимирович!!! — взвыла не своим голосом.

— Ну что я опять сделал не так? — страдальчески простонал ледяной и сгреб в объятия мою подушку.

— А ничего что вы спите в моей комнате, на моей постели и со мной обнаженной?! — пыхтела я рассерженным ежиком, медленными шагами пробираясь к шкафу за одеждой.

— Да нет, ничего. Мне все нравится, — промурлыкал это… да слова такого еще не придумали, что бы я могла им охарактеризовать его поступки и действия! — Хотя да, мой косяк. Надо было не спать, а провести ночное время более приятным способом.

Глаза застлала красная пелена. Сейчас для меня не существовало ни начальника, не подчиненной, ни какой нафиг субординации. Очнулась оттого, что запущенная в начальника прикроватная лампа, разлетелась в дребезги об закрытую дверь за которой этот ловелас недоделанный скрылся за секунду до этого.

Обвела взглядом разгромленную комнату, скинула с себя одеяло и пошла в ванную. Не дошла, вернулась и закрыла дверь на замок. Кто знает этого озабоченного, заявится еще ко мне в ванную с притязаниями на мое тело.

К тому моменту как оделась и вышла из комнаты, начальника в квартире уже не было. На кухонной стойке лежал листок бумаги.

Начальство мое укатило в командировку. Вернется поздно ночью. Обещает по мне очень скучать, но с собой взять никак не мог. Мне же следует сидеть дома выполняя перечень поручений и заданий. Из дома не высовываться, на свидания не ходить, ибо узнает, а он узнает! И оторвет головы обоим.

Задумалась, не вещий ли сон мне приснился, где он называл меня своей женой? Ведет-то он себя как самый ревнивый муж!

Далее были извинения которым я не поверила. А как иначе, когда он даже из моей комнаты выбегал с тихим смехом.

Пошла переоделась в свободную майку и мягкие брюки. Спокойно позавтракала, даже несколько квартир себе подыскала. А вот выполнить задания мне никак не давала Олечка. Как мой сотовый не расплавился от такого количества ее звонков, ума не приложу.

Бедная девочка практически ничего не знала, а Максим Алексеевич ужасно зверствовал. Думала, она сорвется звонка после десятого, но слава богам мои ожидания не оправдались. Олечка не только успевала все выполнять с моей помощью, она еще и со мной сплетнями делилась.

Отсутствие на рабочем месте меня и ледяного заметили все. К Олечке потянулось паломничество страждущих. В итоге, после обеда всеми был вынесен вердикт, что мы с Артемом Владимировичем сбежали что бы тайно обвенчаться. От кого мы сбежали и почему тайно общество сплетников еще не придумали, но усиленно работают над этим упущением. Очень уж им понравилась версия с тайной свадьбой и отказываться от нее они не хотели.

Не успела положить телефон, как вновь раздалась музыкальная трель. Глядя на темный экран не сразу поняла, что звонят в дверь.

Встала и уже даже сделала шаг, а потом плюнула и снова принялась доделывать эти несчастные отчеты. Здраво рассудив что:

Квартира не моя.

О том что я здесь живу знает только Артем.

Ко мне никто прийти не мог, значит пришли к нему, а его дома нет. Потрезвонят и уйдут.

Очередной отчет с пометкой переделать. Если и в этом окажется все правильным как и в предыдущих двух, начальника по возвращению ждет серьезный разговор. И ладно бы завалил меня нужной работой, так нет, написал какую-то чушь. Фантазии что ли не хватило, что бы задержать меня дома под предлогом срочных дел?

В дверь слава богу, трезвонить перестали. Зато вновь ожил телефон. Опять Олечка что-нибудь найти не может. Не глядя, принимаю вызов, морально готовясь к сокрушительному потоку слов.

— Кто этот смертник? — вот кого-кого, а его я меньше всего ожидала услышать. Рассудив, что ледяной спрашивает о звонившем в дверь, решила отвечать честно. Скорее всего ему позвонили с проходной вот он и решил поинтересоваться.

— Не знаю, — сразу же признаюсь, что двери я не открывала.

— То есть как это не знаешь? — вкрадчиво интересуется начальник.

— А вот так, — пожимаю плечами, хоть и знаю, что он меня не видит. — До дверей еще не дошла.

— До каких еще дверей? — продолжает он тупить. А с виду создает впечатление умного человека, да и раньше такого никогда не было. Видимо магнитные бури или заработался совсем.

— Обычные такие двери, — немного запинаюсь, решая как бы ему объяснить значение такого простого слова. — Ну, которые в комнату обычно ведут или в номер.

— Адрес отеля! — требует ледяной, резко перескочив на другую тему. Совсем ему бедному сегодня плохо.

— А адрес какого отеля вас интересует? — тихонько задаю вопрос, а сома вспоминаю оставленную им записку, писал он куда именно отправляется в командировку или нет. Вроде бы не писал.

— Того в котором ты находишься!!! — уже ревет в трубку совсем неадекватный начальник.

— Да что вы мне мозг выносите! — тоже перехожу на повышенный тон. Достал уже сил никаких нет. То задания идиотские дает, то звонит и несет полную чушь! — Я вообще у вас в кабинете сижу с вашими оооочень важными заданиями, — под конец не удерживаюсь от легкой шпильки в его адрес.

В ответ гробовая тишина. Не на шутку перепугалась, тупил начальник знатно, а если у него давление и ему сейчас плохо?

— Двери открой, — говорит уже спокойным голосом и перед тем как он отключился, уловила на заднем плане заливистый женский смех.

Теперь стало понятно, почему мне показалось, что говорили мы не только о разных вещах, но и на разных языках. Рядом с ним явно была та, на которую он попросту отвлекался, ну или его умело отвлекали. В командировку он поехал, так бы и сказал, на свидание.

Прошлепала до дверей, расписалась, забрала посылку, с трудом дотащила до дивана.

Сижу и в десятый раз перечитываю записку.

«Был не прав, но, ни о чем не жалею».

Коротко, лаконично, а самое главное понятно и полностью в духе Артема Владимировича.

Злиться на него бесполезно, да и не хочется после такого шикарного букета. Решила искать в происходящем положительные стороны. Хорошо хоть не додумался сказать спасибо за проведенную со мной ночь. Видимо, вчерашняя терапия помогла.

Захотелось плясать и плакать. Почему плакать, я не знаю, а вот для плясок был повод. Начальник внял моим словам и отправился на свидание, прислал шикарный букет с извинениями за свое поведение. Теперь можно не опасаться его «хочу».

Включила музыку, потыкала на неизвестное множество кнопочек, путем «тыка» выбрала песню и пустилась в пляс. Плясала долго и со вкусом, вспоминая давно забытые чувства свободы и восторга.

Устав, рухнула на диван. Сейчас немного отдохну и примусь за готовку. Есть хотелось ужасно.

Вспомнила что со следующей недели меня ожидают едва ли не каждодневные встречи с Владимиром Ивановичем и застонала в голос. Еще один плюс к тому, что бы снимать отдельную от начальника квартиру. Даже не представляю, как буду скрывать от Артема Владимировича встречи с его отцом. Отказаться не получится, да и кто в здравом уме откажется от такого шанса. Обучение у самого генерального довольно крупной компании. Да после такого опыта я без проблем смогу устроиться на любую руководящую должность или как оговорено в договоре, перевестись на эту самую должность в этой же компании.

Владимир Иванович сразу же объяснил мне все плюсы и минусы нашей с ним договоренности. Плюсов в моем случае было больше чем минусов. Одним из минусов было то, что все наше общение с генеральным, должно оставаться в строжайшем секрете. Да и тут смотря с какой стороны посмотреть. Если я решу остаться в этой компании, слухи о том, что на руководящую должность я попала через кровать генерального мне не нужны.

Сегодня, по мимо заданий ледяного, просмотрела все документы касающиеся важных сделок. Какие-то ледяной одобрил, какие-то нет. Теперь же мне предстояло одобрить или не одобрить их заново. Ладно, каюсь. Немного приукрасила. Казнить или миловать решать не мне, а генеральному. Собственно по этому поводу мы и будем встречаться. Генеральный будет выносить решения и объяснять мне свою позицию. Почему он одобрил или же не одобрил.

В который раз задалась вопросом, зачем при этом присутствовать мне? Ведь все равно без подписи Владимира Ивановича все эти документы лишь бумажки.

Скорее всего это всего лишь предлог для встреч со мной. Знал ведь что я не смогу отказаться от такого шанса, а в замен скорее всего потребует информации о ледяном и огненном.

Мутно все как-то, ой как мутно. Знать бы реальные цели генерального. Не просто же так он напрягается и шифруется.

Мысленно махнула на все рукой. Их семья их проблемы. Пусть разбираются сами, а я попытаюсь получить за это время все возможные и очень нужные плюшки. Как говорится: «Хочешь жить, умей вертеться». А жить мне хотелось если не красиво, то по крайней мере хорошо и сыто, и желательно в собственной новенькой квартире.


Глава 8 | Помощница особого назначения | Глава 10



Loading...