home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

АРТЕМ

Кое как смог отвлечь внимание Оксаны, еще бы чуть-чуть и не избежать нам серьезного разговора. Пришлось сбрасывать с себя маску серьезности и развлекать этого пугливого зайченыша, также как сестренку в детстве. Голос все же подвел, надо бы на досуге попробовать еще, раньше же получалось пародировать голоса. Но несмотря на фальшь и явную наигранность, Оксана смеялась и даже перешла наконец-то на «ты», когда окончательно расслабилась.

Она смеялась, а я сидел напротив и обзывал себя последним трусом. И ведь мог бы сказать, нет, не о том, что люблю, а что нравится. Нравится настолько, что уже почти месяц не могу смотреть ни на кого кроме этой строптивой девчонки. Настолько, что притащил ее в свою квартиру. Да я с самой командировки спать без нее не могу! А в последнее время уже и с ней спать не получается!

Ее сомнения уже порядком раздражают, можно подумать я не сомневался. Попробуй еще найди такую помощницу, но как бы сам себе не сопротивлялся, ничего у меня не вышло. Объятья, разговоры, украденные поцелуи, совместные ночевки. Когда моя жизнь настолько вышла из-под контроля?

Быть может, сказать все как есть? А почему собственно нет? А по тому, что вряд ли поверит. Для себя она уже все решила, поиграю с ней и брошу. Мелькнула мысль приковать ее к своей кровати и не отпускать несколько месяцев, быть может тогда начнет мне верить? Мне эта идея нравилась с каждой минутой все сильнее. Опять напряжение в паху, уже забыл когда он последний раз был в расслабленном состоянии.

Первый час ночи, а я обняв Оксану смотрю какую-то комедию. Такое ощущение, что мы подростки, а за дверью караулят родители. Психую и специально прижимаюсь сильнее к ее бедрам, давая почувствовать всю мощь своего желания.

— Не отпущу, — шепчу, прижимаясь губами к ее ушку. — Вижу ведь, что и ты меня хочешь. Только боишься принять решение. Хочешь я приму его за нас обоих? — даю ей шанс сорваться сейчас, а завтра обвинить во всем меня.

Затаиваю дыхание в ожидании ее ответа. Отрицательно качает головой и пытается выпутаться из моих объятий.

— Почему? — рычу от раздражения, нависая над ней.

— По тому, что хочу и дальше жить с целым сердцем, — тихо шепчет Оксана и тут же выскальзывает из моих ослабевших рук.

Это что, она ждет от меня признания в любви или сразу предложения? На удивление, данные мысли не раздражают как обычно, а заставляют задуматься. Ну не зря же я прицепился именно к ней, ведь это действительно что-то да значит?

Хватаю сотовый и набираю номер заходя в свою спальню.

— Темыч, если ты сейчас звонишь мне не затем, что бы сказать, что находишься при смерти. То клянусь я приеду к тебе через полчаса и исправлю это досадное упущение!

— Насть, а как ты поняла, что любишь Гришку? — спросил, не обращая внимания на ее угрозы.

— Нааасть? — позвал после нескольких минут тишины.

— Темка, ты что, влюбился? — дрожащим голосом поинтересовалась сестренка.

— Да вот, пытаюсь выяснить сей факт, — растерянно пробурчал, от чего-то начиная смущаться. — Или не факт.

Дурацкая идея, пришло ж в голову спросить очередного совета у сестры. Выгляжу, наверное сейчас последним дураком.

— Тем, ты бы аккуратнее, а то от любви дети появляются и свобода заканчивается,

— это явный намек на мое неадекватное поведение.

Представил Оксану с карапузом. Нееет, слишком рано. Отмотал немного назад. Маленький, аккуратный животик. То что надо. Вместо нецензурных выражений и мыслей чур меня, чур, возникло острое желание пойти и прямо сейчас начать работать над своим отцовством.

— Да ты не переживай, — зевнула в трубку сестренка. — Не забывай надевать резинки и можешь без страха предаваться разврату.

— Насть, а ты когда узнала, что у тебя будет ребенок от Гришки, ты обрадовалась?

— Так, Туманов! Вот сейчас ты меня реально пугаешь!

— Насть…

— Обрадовалась, обрадовалась. Но если бы я Гришку не любила, то могла бы и не обрадоваться. Так что не вздумай заделать ребеночка по-тихому. Лучше пойди и сначала признайся ей в своих чувствах, а уж потом будете вместе думать о ребеночке.

— Вряд ли она мне поверит, даже если буду кричать о своей любви во всю глотку.

— А она и не должна верить твоим словам, — фыркнула сестричка. — Много вас сказочников, а как доходит до дела так вы сразу мимикрируете под воздушные шарики.

— Почему под шарики? — не совсем понял я ее сравнение.

— Потому что такие же пустые и так же быстро сдуваетесь. Ты ей хоть цветы дарил, на свидания приглашал? Ты хоть что-нибудь сделал из того, о чем я говорила тебе в нашу последнюю встречу?

Сижу, молчу. Ибо сказать нечего, а отмазываться отговорками не хочется. Хочется стать этим самым шариком, только гелиевым, что бы сразу улететь.

— Ты не исправим. Сделай хоть что-нибудь, иначе потеряешь свою пугливую зайку. Тем, она же не телепат, что бы без слов и действий с твоей стороны, понять, что ты ее любишь и не бросишь после первого же секса.

— А я ее люблю? — решил побить рекорд глупых вопросов.

— Не любишь- не морочь девчонке голову, а если любишь — хватай ее и женись! — высказалась Настя на повышенных тонах и бросила трубку.

Отпускать Оксану не хочется. Жениться она не согласиться. Остается только уговаривать!


ОКСАНА

— Только не эти вазы!

Хрясь.

— Да ты хоть знаешь, сколько они стоят?!

Хрясь, хрясь, хр… а нет, жаль их всего лишь три.

— Ненормальная!

— Это я ненормальная?! А ты значит нормальный? Маньяк недоделанный и чего только ко мне прицепился.

— Я хотел как лучше.

— Как лучше? — прищурила глаза, выискивая, чем бы запустить в свое непутевое начальство. — Семь квартир. СЕМЬ! Все соглашались, а потом звонили и отказывали.

— Не трогай картину!

— Я тебе сейчас всю квартиру разберу по кирпичику!

Хрясь.

— Ты только что порвала пол квартиры, — с грустью посмотрел Артем на разорванную картину и разбитую рамку у его ног.

— Твоими стараниями у меня никогда не будет не только квартиры, но и личной жизни!

Все. Достал! Сегодня была последняя капля, переполнившая мою чашу терпения. Весь день бродила по городу, оббивала пороги подъездов. Сначала перезвонили и отказали одни, потом вторые, на третьем звонке с отказом я начала понимать, что что-то тут не чисто.

Последняя квартира. Хозяйка милая женщина, сговорились о цене, остались довольны друг другом, а потом я вышла из подъезда, завернула за угол и о чудо, оказалась права.

Едва скрылась за углом, как из припаркованной неподалеку машины, вышел наш начальник охраны и направился в подъезд. Десять минут и у меня опять звонит сотовый, я уже даже знаю, что мне скажут. Минут пять выслушивала извинения хозяйки, стоя прямо у подъезда, затем сбросила звонок. Три минуты, дверь распахивается и из нее выбегает счастливый начальник охраны.

Счастье его было не долгим, в тот момент в моих глазах он увидел приговор.

— Оксаночка, ты же понимаешь…

Меня они значит, понимать не хотели, а я их понять должна.

Молча развернулась и пошла к ближайшей остановке, с ним я разберусь позже, а вот Артему не повезет уже сегодня.

— Все у тебя будет, вот хочешь, прямо сейчас и будет?!

Это он конечно зря, стоял бы молча, я бы может быть и отошла.

— Значит, все будет? — хрясь. — Значит, все просчитал? — хрясь.

Кухня! Это он удачно забежал. В ход пошли тарелки, вернее не пошли, а полетели.

— Да что тебя не устраивает в этой квартире? Платить не надо, мужчина под боком и готов на любые подвиги.

Хрясь.

— Опять по голове!

— Может, мозги на место встанут!

— Ну раз ты хочешь именно свою квартиру, могу эту переписать на тебя прямо сегодня, — упал он на диван, прижимая руку ко лбу.

После такого заявления я даже опустила руку, в которой сжимала очередной метательный снаряд.

— В чем подвох? — вот серьезно, уже было просто любопытно до какого маразма он додумается на этот раз.

— Никакого подвоха. Ставишь несколько подписей и квартира твоя вместе со всем содержимым.

— И что из содержимого квартиры мне не понравится?

— Например, я? — поднял он на меня грустные глаза.

— А ты тут в качестве кресла или в качестве дивана останешься?

Говорят же, если вас насилуют, расслабьтесь и получайте удовольствие. Вот и тут примерно такая же схема. Он несет полный бред, я этот бред не только выслушиваю, но и по возможности задаю правильные вопросы стараясь продлить веселье.

— В качестве мужа, — уверенный и твердый ответ.

Все, финиш.

Опустилась на диван напротив начальника. Сидим, смотрим друг на друга. Он ожидающе и напряженно, я с немым вопросом в глазах.

— Чьего мужа? — спрашиваю практически шепотом и с надеждой на лучшее.

— Твоего, — снова невозмутимый ответ.

Смотрю на начальника. Хорош, красив, высок, богат, но не без изъяна. С головой у него не все в порядке. Наверное и у меня тоже раз я сижу и совершенно серьезно рассматриваю его предложение. Устала я чего-то от такой веселой жизни и уходить не хочу и остаться страшно.

— И жили они недолго и несчастливо, пока не убили друг друга в один день, — пробурчала замогильным голосом и уронила голову на сложенные руки.

— Я опять все испортил, да? — послышался голос начальника.

— Это смотря какие цели ты преследовал.

— Хотел уговорить тебя выйти за меня замуж, — и все это совершенно серьезно и с ноткой грусти.

Я вот даже не знала какими словами его ругать или какой вопрос задавать. Почему-то вспомнились придурковатые комедии, неужели такое действительно бывает в жизни?

Встала и молча пошла в комнату. Угу, именно туда. Собирать вещи, что-то начальник меня стал откровенно пугать. Сначала он меня хочет, теперь уже замуж. Не удивлюсь, что его папа решил женить, а он опять нашел выход из положения в моем лице.

Собственно эти мысли я ему и озвучила. Лучше бы я промолчала. Правда поняла я это только оказавшись в спальне ледяного, который в этот момент больше напоминал огненного, но это еще пол беды, а вот когда Артем резким движением стянул с себя майку…

— Артем Владимирович! — истерически вскрикнула, увидев, как он взялся за пуговицу брюк.

— Владимирович явно лишнее, — смотрит на меня с порочной ухмылочкой, а сам пуговку щелк, молнией вжик.

— А давай, поговорим? Решим все мирным путем, — протянула, отползая в самый дальний угол кровати.

— Нееет, зайченыш, не получается у нас с тобой разговаривать, а о мире можно только мечтать. Вот сейчас направлю твою неуемную энергию в мирное русло, — мечтательно протянул Артем, присаживаясь на кровать, хорошо хоть штаны пока не снимает. — Вот тогда и поговорим. Если ты будешь в состоянии.

Попытаться убежать или поверить ему на слово и расслабиться? Очень уж заманчиво он мне угрожает. Интересно, что, как и самое главное сколько раз он собрался со мной делать, после чего я не захочу разговаривать?

Я конечно не совсем темная в плане секса. Знаю, что там происходит между мужчиной и женщиной, да же помнится несколько раз принимала активное участие. Но вот хоть убейте не могу припомнить ничего такого, после чего не захотелось бы разговаривать.

Взгляд скользнул по обнаженной груди начальника, отметила темные соски, пересчитала все имеющиеся кубики, задержалась на расстегнутой пуговице брюк и решительно посмотрела ниже. И толи брюки сшиты неправильно, толи все дело в том монстре, что прячется в штанах у ледяного, но стало откровенно не по себе.

Посмотрела еще раз и поняла, таки да, если постарается я не только говорить, но и двигаться после такого не смогу. Возможно и дышать не буду. Сглотнула, и смотрю на Артема глазами побитой собаки, а сама, медлеееено подтягиваю к себе одеяло. Сижу и напоминаю себе гусеницу, Артем уже откровенно надо мной посмеивается и пытается выпутать из одеяла.

— Ну ладно, — недовольно хмурит брови. — Поигрались и хватит, вылась оттуда.

Смотрю на него и испуганным взглядом и пытаюсь передать весь спектр чувств, что сейчас бьются во мне.

— Ты что, боишься? — доходит наконец-то до Артема мой самый главный посыл.

— Ты сам-то себя не боишься с таким-то размерчиком?

На несколько секунд застывает статуей у кровати.

— Что, совсем ущербные попадались, да? — и столько в голосе жалости и участия!

Озадачил однако. Не таясь уставилась на выпирающий перед брюк. А может он прав и стоит попробовать.

— Ну же, иди ко мне, — тихо мурлычет и вытянувшись на кровати, ждет моих действий.

Сейчас он кажется безобидным и спокойным. Маленький чертенок во мне тянется к нему на встречу желая ощутить под руками твердость его тела, попробовать на вкус смуглую кожу, впитать в себя его тепло.

— Вот так, — шепчет, сжимая руками мою талию. — Никогда тебя не обижу, — выгибает бедра на которых я сижу.

Хлопаю глазами, пытаясь понять как тут очутилась и почему не почувствовала своего перемещения.

— Хватит думать, закрой глаза и просто чувствуй.

И я чувствовала, так чувствовала, что уже буквально через несколько минут не помнила себя.

Движение больших ладоней. Стон… кажется мой.

Выгибаюсь, желая почувствовать тепло и ласку его рук. Стон… теперь уже его.

Плавно раскачиваюсь, оседлав его бедра. Шипение и ругательства сквозь стиснутые зубы. Хорошо… ему, мне, обоим.

Резкий поворот. Накрывает мое тело своим. Тихий всхлип.

Сильное движение бедер. Громкий вскрик. Щелчок двери.

Короткие ноготки чертят узоры страсти на его спине. Шипение. Возглас удивления.

Рвет блузку. Звон пуговиц разлетевшихся по полу. Жаркое дыхание на моей коже. Тихий смешок.

Его сдавленный стон. Дрожь моего тела. Движение сбоку.

Замираем. Недоумение на лицах.

— Да вы не обращайте внимания, — заговорщицкий шепот. — Темыч, ты только штаны пока не снимай. Я одним глазком на нее посмотрю и смоюсь.

Абсурдность ситуации не сразу доходит до затуманенного страстью мозга.

— Убью, — стонет Артем уткнувшись лбом мне в грудь.

Поворачиваю голову и натыкаюсь на взгляд голубых смеющихся глаз. Черные короткие кудряшки обрамляют ну ооочень любопытную мордашку.

— Я вас на кухне подожду, — улыбается во все тридцать два. — Поесть приготовлю. Вы наверняка проголодаетесь, — и медленно пятится к дверям под раздраженный рык Артема.

Тут же глажу его по спине в попытке успокоить. Неровен час, кинется выяснять с ней отношения, наломает дров с горяча, а потом сам же начнет жалеть. Сомнений в том, что это его сестренка Настя, у меня не было. Слишком уж свободно она себя чувствовала в квартире Артема. Да и беспардонность граничащая с наглостью как раз была в духе младших сестер. Знают, что ничего им не будет, вот и пользуются этим знанием как могут.

— Вы главное не торопитесь. Медленно, с чувством, с расстановкой и обязательно с конечным результатом, — вновь сверкнув ослепительной улыбкой, скрылась она за дверью.

— Не обращай внимания, — закатил глаза ледяной. — Она если прицепится, то пока своего не добьется, ничего не свернет ее с намеченного пути. Всегда такой была, с самого детства.

— А под результатом она имела ввиду..? — побоялась я озвучить свои догадки.

— Именно. Ты ей понравилась, теперь готовься к долгой осаде. Она не отступится, пока ты не пообещаешь родить ей племянника.

На лице беспечная улыбка, а в глазах напряженное ожидание. И вот поди разберись, то ли он хочет ребенка и боится моего отказа, то ли не хочет и боится моего согласия.

Второй вариант кажется наиболее вероятным. Делаю лицо кирпичом и копируя его, выгибаю вопросительно бровь. Вот теперь пусть тоже лежит и раздумывает над моей реакцией!

Вот ведь странная семейка! Один ходит вокруг меня кругами три месяца и не может понять, что ему от меня надо. Вторая, едва увидев, сразу же записала в мамы своего еще не рожденного и даже не планируемого, племянника. А мне что теперь отдуваться за них обоих?!

Отмахнулась от приближающихся губ начальника, мысленно дала себе подзатыльник за свое же поведение и спрыгнув с кровати, направилась на выход. Покер фейс, безразличный взгляд, и бегущая строка во весь лоб «Ничего не произошло. Вам показалось. И вообще, меня здесь даже не было!»

Шаг, второй, третий…

Вроде бы прокатило. И прокатывало ровно до того момента, пока я не взялась за ручку дверей.

— Да вот фиг ты угадала! — от чего-то весело воскликнул Артем и подхватив, закинул меня на плечо. — Не хочешь по-хорошему, пойдем знакомиться с будущей тетей. Уж она-то постарается, что бы у нее в ближайшем времени появился племяш. А я всегда рядом и буду рад помочь!


Глава 10 | Помощница особого назначения | Глава 12



Loading...