home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Настин телефон, уже в который раз за последние два часа жалобно пиликал. Быстрый взгляд на светящийся экран, несколько движений пальцев и он опять ложится на темную поверхность стола.

— Может, стоит уже пустить его домой? — аккуратно задаю вопрос.

Как-то мне не очень удобно сидеть в квартире Артема с его сестрой и распивать мартини из его же бара.

Настя очень сильно походила на Олю, вот только если Оля была нерешительной и мягкой, то Настя напоминала несгибаемый стальной стержень. Может быть эта похожесть, а может и природное обаяние Насти тому виной, но то, что мы очень быстро нашли с ней общий язык это факт.

Едва Артем внес меня на кухню, как на него налетела Настя. Обозвала пещерным человеком, упрекнула в тупоумии и вытолкала его за дверь вместе со своей очаровательной дочкой Кристиной четырех лет отроду. Наказав последней, взять ее непутевого дядю за ручку и побродить по ближайшему парку.

— Кто знает, может быть, твоему несчастному дяде наконец-то повезет и он найдет там свои потерянные мозги!

Последнее она шипела уже в удаляющуюся спину Артема. Было так дико смотреть на то, как нашего грозного и ледяного начальника выпроваживает за дверь миниатюрная брюнетка, особенно если учесть, что ростом и весом она не далеко ушла от меня. Со стороны смотрелось довольно уморительно и чем-то напоминало картину «слон и моська».

Выпроводила, достала бутылку мартини и… как ни странно, допроса не было, как не было и обещанного давления с ее стороны. Мы просто болтали о разных мелочах и это действительно расслабляло. Сама не заметила, как рассказала ей все, не только о своей работе с ее братом, но и про родителей, про свою неудавшуюся личную жизнь и даже про своего брата. Каким бы он не был, я по нему скучала и очень хотела бы знать, что с ним все в порядке.

У Насти жизнь тоже не сказать, что удалась. Одна радость и та сейчас гуляет сейчас с твердолобым дядей. Муж еще три года назад погиб в аварии.

— Добрая ты Оксанка и это больше плюс чем минус, но в вашей с Артемом ситуации скорее минус, — нахмурила Настя брови. — Вот он тебя сколько раз обижал, а ты все равно о нем беспокоишься.

— Вот еще, — весело фыркнула, поддавшись расслабляющей атмосфере царящей у нас за столом. — И вовсе я не беспокоюсь. Ты-то уйдешь через несколько часов, а мне с ним еще жить.

— Он тебе нравится?

— Кто?

Я чесс слово не специально, оно само как-то вылетело. Ну не готова я была отвечать на этот вопрос. Я об этом даже думать себе запрещала.

— А если серьезно и без закосов под дурочку?

— А если серьезно, то страшно. Даже не представляю, что со мной будет если я поддамся, а он через несколько дней и знать меня не захочет. Вот поэтому и бегу. Не было в моей жизни сказок и никогда не будет.

— И почему ты так уверенна, что долго и счастливо это не про вас?

— Потому что так бывает только в сказке, а эта сказка, — обвела руками пространство кухни. — Не моя.

— Это не сказка, — повторила мой жест руками Настя. — Это кошмар, к которому он меня не подпускает, как я не прошу. Да в этом музее жить невозможно! Поймаю дизайнера или кто там обставлял ему квартиру, и ноги повыдергиваю за такую работу.

Это что ж получается, родную сестру близко к ремонту не подпускает, а мне выходит можно?

— Эй, ты чего зависла? — плеснула в мой бокал очередную порцию мартини, Настя.

— Да так, задумалась о ремонте, — растерянно проговорила, косясь на действительно мрачную обстановку на кухне.

— Бесполезно, — махнула она рукой, теряя интерес ко мне. — Проще смириться, чем уговорить его что либо здесь изменить.

И как быть? Сказать ей, что это разрешение я получила уже давно или промолчать?

— А ну ка посмотри на меня, — подалась Настя ко мне всем корпусом. — Это что еще за растерянный взгляд и виноватое лицо?

Сжала губы, после такого не здорового интереса я ей точно ничего не скажу.

— Тебе разрешил, да? — и столько надежды во взгляде, что я стала опасаться не только за обстановку, но и за квартиру в целом.

— Да не буду я здесь ничего менять, даже не заикнусь об этом. Не надо так испуганно на меня смотреть. Ну скааажи, я же права, да?

— Права, — тихо прошептала, косясь на новую знакомую.

Знала бы какие будут последствия, молчала бы как немая!

Минут пять она танцевала, прыгала, визжала.

— Добро пожаловать в семью! — Еще сильнее завизжала Настя, кидаясь мне на шею. — Я так рада, так рада! Ты себе даже не представляешь. Я ведь думала, что не женится уже совсем. Тридцать лет, а он даже не задумывался.

— Почему тридцать? — может я чего напутала, но вроде бы девчонки, работающие в компании говорили, про тридцать шесть.

— Что, и ты туда же? — вытянулось лицо у Насти. — Артем тебе что, даже чуть-чуть не нравится? — погрустнела она.

— Почему не нравится? Нравится, и даже очень, — теперь уже загрустила я.

— Тогда почему ты так же как и все не знаешь истинного возраста Артема? — обвинительно ткнула она в меня пальцем. — У тебя у единственной есть доступ к этой информации.

— Да где он и где я?! — выкрик получился довольно эмоциональным, даже у Насти вытянулось лицо. — Зачем себя дразнить? — уже более спокойно продолжила объяснять ей свою позицию.

— То есть, он богатый жлоб, ты бедная простушка, вам не по пути и все такое?

В целом Настя была права, так я и думала, вот только что-то в ее лице заставляло думать, что сейчас она взорвется как петарда. Тихонько кивнула, дабы не искушать судьбу и не попасть под горячую руку.

— Ты правда так о нас думаешь?

И тут понеслось. Настю просто невозможно было остановить, да я и не пыталась. Чего уж таить греха, было интересно узнать о начальнике. А узнала я очень много и чем больше узнавала, тем сильнее мне хотелось напиться.

Первым делом Настя разбила в пух и прах мою уверенность в том, что «бедные нечета богатым». За всех высказываться не стала, люди бывают разные, но лично в семье Тумановых такого разделения не было. В семье их было пятеро. Мама — Ирина Олеговна, кстати, тоже бывшая личная помощница Владимира Ивановича — их отца. И трое деток. Самый старший Артем, средняя Настя, младший Славка.

Настя была замужем за простым охранником и никто в семье не противился их браку. Главное что бы чувства были, а остальное наживное. Мне даже стало стыдно за свои мысли и высказывания.

Артем недавно разорвал помолвку, никто не знал, почему и из-за чего. Несмотря на то, что чувств не наблюдалось, еще полгода назад он был не против, а тут вдруг резко передумал. Оказалось, что выясняли отношения они на рабочем месте Артема. После этой информации Настя с жадностью уставилась на меня.

Пришлось немного покопаться в памяти и вспомнить, что в день когда ледяной сообщил мне о переезде на шестнадцатый этаж, из его кабинета вылетела гламурная и очень злая девица. Собственно, об этом я и сообщила Насте. Та сначала посетовала, что я не вовремя хожу на обеды и пропускаю все самое интересное, а потом заговорщицки шепнула, что прозвище «ледяной» как нельзя кстати подходит ее замороженному брату. А я простофиля даже и не заметила когда так его назвала.

Настя рассказывала дальше, я снова слушала.

После разрыва помолвки, Туманов старший, а попросту ВИ, вызвал Артема к себе. Объяснялись они долго, выпили бутылку вискаря, и все что Насте удалось подслушать, это-то, что Артему вроде как кто-то сильно понравился, и ВИ поддержал сына.

Вот тут я не выдержала и налив себе мартини, выпила одним махом. А все по тому, что пазл начинал потихоньку складываться.

Артем разрывает помолвку, объясняя это тем, что ему нравлюсь я. Бред конечно, но это объяснило бы то, что в моей жизни неожиданно появился ВИ. А папочка, зная кого выбрал сынок, решил глянуть на претендентку, заодно и проверил. И ведь ледяной все понял, когда я ему рассказала о встречи с ВИ, а мне ничего так и не объяснил. С трудом верилось в одно, в чувства ледяного питаемые к моей скромной персоне.

На вопросы Насти, отмахнулась. Поняв что сейчас не время, продолжила свой рассказ.

У ледяного с отцом последние несколько месяцев напряженные отношения. Оказывается у ледяного есть своя фирма, не большая правда, а ВИ хочет, что бы он встал во главе его компании. Так и спорят по сей день. Вроде бы даже заключили какое-то соглашение, какое толком Настя не знала, но в том что Артем в компании отца временно, была уверенна.

Когда Настя начала просить присмотреться к ее брату и не рубить с плеча, я уже в расслабленном состоянии медленными глотками пила мартини. Несколько раз едва не захлебнулась, когда она рассказывала как Артем пришел к ней за советом. Как послушав ее отправил цветы с извинениями и как звонил мне когда я не открыла двери. Настя смеялась до слез, беззлобно обзывая нас двумя влюбленными баранами. Почему баранами, так уперлись каждый в свое и не желаем видеть дальше собственного носа.

Поняв, что в тот день Артем был у сестры и именно ее смех я слышала при телефонном разговоре с начальником, безумно обрадовалась. А когда Настя шепнула мне по секрету, что Артем ни на кого кроме меня смотреть не может вот уже месяца два, так вообще расцвела безумно счастливой улыбкой.

Я бы и дальше так с ней сидела, но возле входной двери послышалась возня и Настя чмокнув меня в щечку убежала, правда не забыв шепнуть, что бы мы с Артемом не затягивали с ее племянником, очень уж ей нетерпелось стать тетей и видеть брата счастливым и живым.

— Уф! Думал мелкая уже никогда не свалит домой, — с тяжелым вздохом сгреб меня Артем со стула и сжав в объятиях, звучно поцеловал в щеку. — А кормить меня сегодня будут? — и улыбка такая довольная да в пол лица.

И ведь не откажешь, когда так просит. Трепыхнулась в его объятиях. Понял, наклонился, поставил на ноги и аккуратненько разжал руки. Смотрит так внимательно, следит за каждым движением. Готова спорить, что вспоминает поезд в котором я едва не свернула шею и даже чуть-чуть покалечила его самого.

На автомате нарезала хлеб, налила в тарелку борщ. Когда готовили, Настя обмолвилась, что очень уж его любит Артем. Накашеварили, нам понравилось, а сейчас вдруг проснулось волнение, а что если ледяному не придется по вкусу моя стряпня? Ручки неожиданно задрожали, воздух застрял в горле. Ей богу, как на первом свидании!

— Эй, ты чего? — Обхватил Артем мои руки своими, прижавшись грудью к моей спине. — Давай ка поставим тарелку пока ты все не расплескала и не обожглась.

А мне от его близости только хуже стало. Всю потряхивает еще сильнее, хочется бросить нафиг эту тарелку, развернуться и крепко-крепко обнять уткнувшись носом в широкую грудь. Раньше было проще. Проще не верить, проще держаться на расстоянии, а теперь… Вот и что теперь делать-то?

— Что случилось? С чего такой мандраж? — Поворачивает к себе, крепко держит руками за плечи, а в глазах столько неподдельного волнения.

Еще немного и разрыдаюсь. Нельзя так претворяться, не с таким взглядом и заботой. Значит действительно небезразлична. Так страшно поверить и обжечься. Еще страшнее не поверить и всю оставшуюся жизнь сожалеть.

Буду жить в большой квартире, в хорошем районе, в лучшем случае одна, а в худшем с нелюбимым мужем. Или же могу рискнуть, да и по сути никакой это не риск. Квартира у меня есть, а разбитое сердце, так от него никто не застрахован.

— Только не говори, что ты меня боишься, — с каким-то надрывом проговорил Артем, крепко прижав меня к своей груди.

Именно так как я хотела. Закрыла глаза и наконец-то с наслаждением втянула в себя его запах. Свежий, морозный, дурманящий.

— Зайчооон, — протянул ледяной голосом с завущими нотками.

— Мммм? — да хоть тресните все, не хочу от него отстраняться. Еще немного, несколько вдохов…

— Может все-таки накормишь своего мужчину?

Сижу напротив ледяного и не могу оторвать от него глаз. И он прекрасно об этом знает, в ответ улыбается и подмигивает. Сейчас Артем совсем не похож на начальника, больше смахивает на беззаботного мужчину, веселого, открытого и такого притягательного. После того как я разгромила ему квартиру, с него словно слетела напускная надменность.

Настя говорила, что ее дочка Кристина, такая же как Артем. Очень тяжело сходится с людьми, а чужих вообще на дух не переваривает. Только сейчас задумалась, а как у Артема обстоят дела с девушками? И не по этой ли причине он решил жениться на нелюбимой, но знакомой девушке?

Если все действительно так сложно, тогда становится понятным то, что он совершенно не знает как ухаживать за девушкой.

— Ну нет, посмотри на меня так, как смотрела несколько минут назад, — подал голос этот невыносимый мужчина.

— А сейчас, я что, смотрю как-то не так?

— Угу. Изучающе и как-то задумчиво, словно смотришь на меня и не понимаешь, что делаешь рядом с таким ущербным. Кажется, что через секунду встанешь и пойдешь собирать вещи.

Я от его заявления об ущербности даже закашлялась. Да с чего у него вообще подобные мысли? Собственно об этом у него сразу же и спросила.

— Во первых — возраст, во вторых — постоянная занятость на работе, в третьих — необщительный, замкнутый тип нелюбящий больших и шумных скоплений людей. Ревнивый собственник, далеко не романтик, еще совсем немного и я тебя уже не отпущу.

— Вау, — я даже с шумом выдохнула. — В жизнь не слышала от тебя такую критичную и длинную тираду. А теперь можно точно так же, только о твоем отношении ко мне?

— С надеждой уставилась на него.

Сидит, хмурится и периодически то открывает, то закрывает рот. Потом вдруг нахмурил лоб, а в глазах застыла решимость. Этот его взгляд мне знаком. Он только что принял для себя решение и уже не отступится.

— Ты мне нужна. Хочу с тобой засыпать и просыпаться. Хочу видеть на твоем лице улыбку, хочу что бы считала эту квартиру своим домом. Можешь ее даже в розовый перекрасить, только будь здесь, рядом со мной. А я попытаюсь избавиться от своих недостатков.

Не знаю, в какой момент он оказался рядом со мной, в какой момент я встала, подавшись к нему на встречу.

— Зайчонок, — тихий выдох. Так близко, что чувствую тепло его дыхания.

В этот раз он не торопится, не набрасывается пытаясь подавить своими поцелуями и мне это нравится. Нет, это не выбор, всего лишь иллюзия.

Тяжелый стук его сердца под моей ладонью, тепло способное согреть само сердце.

— Скажи. Дай нам шанс, — тихо шепчет, сжимая руки в кулаки.

Прикрывает глаза пытаясь совладать с собой, не накинуться на меня диким зверем.

«Он редко кого подпускает близко, но если сам к тебе прикасается, то поверь, это многого стоит».

Всплыли в памяти слова Насти.

— Хочу тебя, — слова сами слетели с непослушных губ и только сказав их, я смогла наконец-то расслабиться и выкинуть все мысли из своей головы.

Завтра. Я подумаю об этом завтра, наверное, если захочу.

Напряглась в ожидании, знала, что сейчас подхватит на руки, бросит на кровать и продолжит с того, на чем нас прервала Настя.

Шли секунды, тело звенело от напряжения, не выдержав, вскинула глаза. Ледяное пламя завораживало, обжигая холодом, затягивая все глубже в хрустальную синеву.

— Не смогу быть нежным, — свистящий шепот, жадный поцелуй. — Слишком долго тебя ждал.

— Не надо, — последняя связная мысль, едва слышные слова.

Не было нежных поцелуев и томных ласк, только страсть бешеная, бушующая в наших телах. Резкие движения, порванная одежда. Грубость граничащая с болью. Такое желанное, такое сладкое наслаждение.

Тихий вскрик.

Его сдавленное «прости» за резкое и немного болезненное вторжение. Влажные капельки на гладкой коже, не секунды передышки.

Быстро.

Резко.

Страстно.

Дикий, первобытный танец тел. Небывалое напряжение, яркий взрыв.

Одуряющее чувство полета и легкости. Лучше чем танцы, мелькнула последняя мысль. Уплывая в сон, почувствовала нежное прикосновение губ к виску и крепкие объятия.

Казалось, спала всего лишь несколько минут. Просыпаться и уж тем более открывать глаза не хотелось. Крепче обняла подушку, зарывшись в нее лицом и с наслаждением вдыхая запах Артема.

— Ммм, знаешь, а это оказывается приятно, — раздался тихий голос с боку.

Невесомое прикосновение, легкое словно перышко. Выгибаюсь под пальцем скользящим по моей спине. Тихий вздох и сон окончательно отступает.

— Еще никто так не сходил с ума от моего запаха, но в данный момент я бы предпочел, что бы ты нюхала меня, а не мою подушку.

Переборов свою лень, поворачиваю голову на его голос и сонно щурю глаза. Как ни странно, но чувства неловкости нету, такое ощущение, что я на своем месте.

— Доброе утро, — шепчет мне в губы и касается своим носом моего. Такая незамысловатая ласка ощущается интимнее поцелуя.

— Доброе, — голос хриплый со сна, но сейчас меня это волнует меньше всего.

Тянусь руками к его плечам, пробегаю пальцами по шее и зарываюсь в короткие волосы на затылке.

— Ты опять меня удивляешь, — уверенные движения рук и он без труда перетаскивает мое абсолютно обнаженное тельце на себя. Укладывает меня к себе на грудь и только после этого удовлетворенно вздыхает.

— Когда ж я успела? — бубню пряча лицо в изгибе его шей.

Надо бы встать и почистить зубы, а то как-то совсем неудобно, да и естественные потребности еще никто не отменял.

— Думал, проснешься и закатишь истерику или попытаешься сбежать в свою комнату, — голос звучит с нотками сожаления и я невольно напрягаюсь.

Может быть показалось? А если нет и это он так тонко намекает мне, что пора бы свалить в свою комнату?

— Ну, если тебе этого так хочется, то не смею тебя разочаровывать, — пытаюсь произнести как можно беззаботнее и сползти с его тела.

— Только если ты хочешь поиграть, — мурлычет, выгибая бедра, вжимая явное доказательство своего возбуждения в мой живот.

Что это будет за игра и кто в роли добычи, гадать не приходилось.

Наплевав на предвкушающий блеск в его глазах и на свое обнаженное тело, как можно медленней сползла с него. По пути задев и невзначай приласкав все стратегически важные и не очень места.

Ммм, такой гладкий, теплый, красивый, весть мой.

К тому моменту как надо было вставать на ноги, эти самые ноги уже предательски дрожали, грозя подогнуться в любой момент.

— Ты не захочешь прямо сейчас меня дразнить, не уверен, что тебе понравятся последствия.

Замерла на месте, кажется, теперь я понимаю, что чувствует жертва перед нападением хищника. Восторг, страх, адреналин. Прямо сейчас я хотела быть пойманной этим хищником и плевать мне было на последствия. Напряжение свернувшееся внизу живота отчетливо давало понять, что последствия обещают быть просто умопомрачительными.

— Зайчооон, не буди во мне зверя, — плавно перетек Артем в сидячее положение, от чего мышцы под его кожей красиво напряглись и перекатились.

«Особенно зайца, а то убегу». Хихикнула, вспомнив это смешное высказывание и тут же рванула со всех ног к ближайшей двери. Очень уж предвкушающим был его прищур, еще бы несколько секунд и я бы точно описалась!

Захлопнула двери ванной комнаты перед носом ледяного и открыв на полную мощность кран, наконец-то вздохнула от облегчения. Только вот не надо задаваться вопросом, причем тут вода в кране и мои естественные потребности! Не я одна так делаю!

Как не хотелось, а дверь все же пришлось отпирать. Ванная была не моя, а зубки почистить очень уж хотелось. Едва раздался щелчок как дверь резко распахнулась, а я попала в железные объятия.

— Пошалим? — чувственно прикусил мочку моего ушка, этот неугомонный мужчина. Хорошо хоть вчера так быстро уснула, а то чувствует моя многострадальная пятая точка, ходить бы сегодня явно не смогла.

Прикрыла рот ладошкой, когда Артем полез ко мне целоваться. На выгнутую в немом вопросе бровь, промычала что нужна зубная щетка и мне срочно надо в мою комнату.

Угу, так он меня и послушал. Внес обратно в ванную комнату, с торжественным видом вручил мне свою зубную щетку и уставился на меня как на рождественскую елку! Уставилась на него в ответ, копируя его приподнятую бровь и легкую усмешку.

Это утро словно другая жизнь, такая знакомая и в то же время чужая. Все так просто, легко и естественно, будто мы так жили всегда.


Глава 11 | Помощница особого назначения | Глава 13



Loading...