home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

АРТЕМ

Слушаю длинные гудки, находясь в каком-то оцепенении. На том конце уже минут пять как сбросили звонок, а я все пытаюсь переварить полученную информацию.

Какого хрена он вообще творит?!!

Подстраховался мать твою!

Набираю заученный наизусть номер. Пальцы нервно подрагивают. Так не хочется верить, но все факты налицо.

— Да, — как всегда твердо и с нотками недовольства, отзывается отец на звонок.

— Я его нашел, — голос слегка звенит от напряжения.

— Через час. В офисе.

Сбрасываю звонок, прижимаюсь лбом к прохладному стеклу зеркала.

— Что же ты творишь, поганец?

Отец пришел ко мне с просьбой о помощи около семи месяцев назад. Я тогда над ним добродушно посмеялся и посоветовал отдохнуть от работы, что бы ему не мерещились заговоры на каждом шагу. На том и разошлись, но отец так и не успокоился. Спустя несколько месяцев за помощью пришел я. Тогда-то он и выставил свои условия. Он выводит мою фирму на новый уровень если я нахожу «крысу» в его компании. Если нет, то занимаю место генерального в его компании, а фирма… с ней уж как получится. Этот старый интриган знал, что разрываться я не смогу и место генерального не оставлю, значит пострадает моя фирма.

Сколько не рыл носом всю документацию, ничего серьезного найти не мог. Были конечно и сорванные сделки и другие, более мелкие косяки, но ничего настораживающего. А за последние несколько недель все вдруг завертелось и резко покатилось под откос. Сорванные сделки одна за одной, постоянные отказы, срывы сроков, мелкие неприятности, несколько раз пытались достать даже Оксану. Тут уже и дураку понятно, задеть пытаются меня.

И неизвестно сколько бы я ходил вокруг да около, подозревая всех и каждого, если бы не случай.

Если бы не звонок, я бы и не вспомнил о том, что просил нужных людей присмотреть за младшим. Очень уж мне не понравился наш последний разговор. Совсем еще пацан, а самомнения выше крыши. Слишком уж большую активность он проявлял в отношении моей любимой и незаменимой помощницы. Он видите ли разглядел в ней то, что упустил я. Глупый, наивный щенок. И влез же по самые уши, не так-то просто будет его вытащить, особенно если он сам не захочет вылезти из всего этого дерма.

Разговор с отцом не принес никакого облегчения, разве что только прибавил головной боли. Мало того что этот «крысеныш» сливал информацию так он еще и меня решил подставить по всем статьям!

И угадайте кого наш папочка отправил вылавливать непослушное дитятко из болота в которое он влез? Конечно же меня! Кому ж как не мне быть козлом отпущения и все расхлебывать!

На отца было страшно смотреть. Я где-то даже пожалел, что скинул на него всю нарытую на Славика инфу. Но тут уж ничего не поделаешь, ситуацию надо разруливать и очень быстро, пока еще есть что спасать.

Как же все это не вовремя. Мало того, что придется уехать на неопределенное время, так еще и Оксане ничего не расскажешь. Если узнает, одного не отпустит, а если и отпустит, то дома без дела точно сидеть не станет. С нее и с Оли станется сунуться в это дело. Да и не хотелось говорить моей девочке, что она несколько раз была на грани похищения. Не уверен, что ей грозила реальная опасность, но ничего приятного уж точно не было бы. Ведь испугается, сбежит. У нее и своих проблем хватает, что бы страдать еще и из-за моих.

Видел, что она волнуется, что не хочет отпускать. Да и недоверие нет-нет, но сверкало в ее взгляде. Я ее не винил, сам виноват и даже несколько раз порывался все рассказать, а потом сдать ее под надежное крылышко Максима. Вот только боялся так, как не боялся никогда в жизни. Максим ее в обиду не даст, в этом я был уверен, но и от своего не отступится. Каковы мои шансы на то, что уехав не потеряю ее навсегда?

Эта ночь была особенной. Уверен, Оксана тоже это почувствовала. Так хотелось прошептать ей на ушко «люблю». Даже не так. Хотелось кричать во все горло, чтоб о моих чувствах слышал каждый. Боже. Я действительно только что об этом подумал? Воистину, от любви глупеют. Мужики и «розовые сопли» не совместимы. А почему их собственно назвали розовыми, да еще и соплями?

Бред.

Тряхнул головой и набрав в легкие побольше воздуха накинулся на малышку прямо с порога. После третьей полетевшей в меня тарелки, понял, кухня не самое лучшее место для выяснений отношений. После увесистой вазочки до меня таки дошло, что я был не прав и слишком резок. Но ничего уже не изменить, пусть лучше дуется на меня, зато не придется везти ее к Максиму.

Час до посадки. Не выдержал. Послал все к черту и ломанулся обратно к Оксане. Что-то настойчиво подсказывало мне, что если сейчас оставлю ее в таком состоянии, то больше уже никогда ее не смогу вернуть. Уже на пороге квартиры пришло понимание. Не смогу без нее, уже не смогу. И если бы не все эти проблемы, то прямо сейчас сорвался бы и поехал за кольцом. Никогда еще не был настолько уверен в своем решении. Хочу на ней жениться, запереть в квартире, сделать ее беременной. Да неважно как, только бы покрепче привязать к себе.

Ключи выпали из рук. А ведь вполне возможно, что она уже…

Какой же я осел! Почти две недели, а я только сейчас понял, что за все это время так и не додумался хоть раз натянуть презерватив!

Только будь дома. Взмолился про себя пытаясь открыть двери квартиры. Только бы не опоздать.

Проблем на мою голову прибавилось. Ведь Оксана неоднократно пыталась поднять со мной тему секса и детей. А я отмахивался, говоря, что ей не о чем беспокоиться. Вот ведь точно осел! Я-то думал она пытается выяснить, как скоро я захочу от нее детей и захочу ли вообще, вот и отбрыкивался как мог не зная что ей ответить, что бы не испугать.

Стоило только открыть дверь, как меня буквально оглушила музыка. Любимая песенка Настеныша. Сестренка всегда говорила, что она про меня. Что я такой же ледяной и любовь у меня если и случится, то будет отмороженной на всю голову. Кажется, она была права.

Резкие, практически отчаянные движения плавных изгибов. Прекрасно, завораживающе. Вот только слезы на щеках выворачивали душу буквально на изнанку.

Шагнул сокращая расстояние. Перехватил ее хрупкое и такое желанное тело в движении, прижал к себе как можно ближе и сильнее.

Можно было бы начать шептать слова утешения и оправдываться, но вряд ли она бы меня услышала и вовсе не из-за музыки, а из-за той боли, что сейчас плещется в ее глазах. Не услышит, не поймет.

Единственное, что мне сейчас остается, сжимать ее в объятиях и ждать когда она посмотрит мне в глаза. Только тогда она поймет, не сможет не понять, не сможет не увидеть то, что живет у меня в сердце и отражается во взгляде.

ОКСАНА

Воздух закончился, поцелуй пришлось прервать. Так и стояли с ним в обнимку, ни говоря, ни слова. Он не начинал свой рассказ, я не расспрашивала. Главное вернулся. Это ведь хоть что-то значит? Обиды не было, с самого начала знала, на что соглашаюсь и чем закончатся наши отношения. Вот только несмотря на это, в душе разрасталась пустота. Очень скоро она заполнится болью.

Знать-то знала, вот только эти знания не помешали мне полюбить. Ну да, только этого мне сейчас и не хватает.

Артем уже несколько раз порывался начать разговор, но как-то, что-то у него с этим делом не клеилось.

Хотела ли я что бы Артем вернулся?

Да.

Хотела ли я сейчас услышать его объяснения?

Нет!

Не потому что мне все равно, а потому что страшно. Скажет сейчас, что ему надоело и все кончено. Да ежики колючи, так и до белочки не далеко.

Тряпка!

Хватит ныть!

Тут или бороться надо за свое счастье или уходить не оглядываясь.

Хочется бороться, но бороться в одиночку не хочется. Ммм дааа…

Кого хочу — не знаю, кого знаю — не хочу.

А потом: парковка, подъем на лифте, звонок в дверь, тихий бубнеж и…

Какого ж он притащил меня к Максу?! Этого мне никто не объяснил, зато раздался явный звук удара.

Как день начнешь, так его и проведешь. Истину люди говорят.

Кинула печальный и даже немного безразличный взгляд на этих павлинов. Орут, машут руками, что-то выясняют, в чем-то друг друга обвиняют. Надоели чесс слово, сил никаких нет. Мысли лезть к ним и разнимать, даже не возникло. Слишком уж эмоциональным было утро. А мне еще между прочим так ничего и не объяснили. Только покаялся да зацеловал до безумия.

Скинула обувь в прихожей и пошлепала на кухню, аппетит от всех этих волнений разыгрался волчий.

Кухня впечатляла как и квартира. Меньше чем у Артема, но намного уютней и теплее. Одного не понимала, зачем ледяной притащил меня к Максиму.

Шум и ругань нарастали, что-то громыхало, что-то билось. Я проревелась и натанцевалась наверное и им тоже надо как-то снять стресс и напряжение.

Пока мужчины выясняли кто крут и у кого больше, нагло залезла в холодильник, настрогала бутербродов, сварила на всех кофе и с комфортом устроилась за кухонным столом.

Посмотрела на бутерброды, встала и накромсала еще. Сейчас как пить дать явятся красивые и голодные.

Явились. Смотрят настороженно у обоих красные и чуть припухшие рожи и влажные волосы. Даже переодеться успели. Артем в домашние брюки и широкую майку, а Максим в брюки и рубашку. Неправильность их обликов не давала покоя. По идее они должны быть одеты наоборот.

— Испугалась? — крадущейся походкой подошел ко мне Артем и приобняв поцеловал в щеку.

Молча пожала плечами, не говорить же ему что мне было как-то совсем все равно на их разборки. Даже знать не хочу что они там не поделили. Захочет сам расскажет, а нет… так и не нужен тогда мне такой.

Оба заметили мое апатичное настроение и переглянувшись, тихо уселись за стол.

Артем странно на меня посматривал и сверлил недовольным взглядом Максима. Максим же нагло лыбился и с удовольствием поглощал бутерброды. Вот и чего спрашивается опять не так?

Плюнув на мужчин с их заморочками и тараканами, допила кофе и сполоснув кружку поставила ее на место. Вот тут-то и началось.

Артем после пристального наблюдения за мной вдруг взорвался и высказал Максиму в грубой форме все что он о нем думает. В итоге все свелось к тому, что Максим оказался парнокопытным жвачным животным с крайне отталкивающей внешностью и отсутствием каких либо моральных принципов.

Это я немного перефразировала и сгладила углы. Максим сидел и с умным видом до последнего внимал Артему. Артем продолжал рычать, шипеть и угрожал вбить в голову Максима одну простую истину.

— Она моя! Я тебе об этом с самого начала говорил! — распалялся Артем, глядя на спокойного Максима.

— Не вижу, — флегматично ответил Максим и демонстративно осмотрел замершую меня с ног до головы.

Радовало то, что глаза Максима не задержались не на одной выпирающей части моего тела. Просто отметили их наличие и все. Еще больше утвердилась во мнении, что Максим специально доводит Артема до ручки.

— Не видишь что? — сузил глаза Артем заметив пристальный взгляд Максима.

— В том-то и дело, — наигранно тяжело вздохнул Максим. — Ничего не вижу, должен бы. Промедление смерти подобно, — печально изрек Максим. — Продолжай в том же духе и я буду безумно счастлив по возвращению из внезапно свалившейся на меня командировки.

— Не посмеешь.

— А ты проверь, — встал из-за стола Максим и взглянув на часы, спешно двинулся на выход. — Оксаночка, солнышко мое ясное, если этот пещерный человек тебе надоест и ты захочешь настоящих, достойных тебя отношений, я буду безмерно счастлив став для тебя тем единственным и неповторимым.

Прокричал он из прихожей и громко хлопнул дверью под отборный мат Артема.

— И что это было?

В растерянности хлопала глазами, абсолютно ничего не понимая.

— Куда ушел Максим? Почему мы остались в его квартире? О какой командировке он говорил и почему ты одет в домашние штаны, нам ведь еще домой ехать?

Артем немного прифигел от количества вопросов, а меня понесло окончательно.

— Или ты мне все рассказываешь или я вызываю такси. И в твоих интересах, что бы оно приехало как можно быстрее ибо взбешенная женщина на кухне явно к беде! — с каждым словом тыкала в него пальцем и наступала все ближе, заставляя Артема отходить к стене.

— Обожаю когда ты злишься, — сцапал мою ручку Артем и нежненько поцеловал пальчик, что упирался ему в грудь. — Твои глаз так сверкают, а сколько в них чувств… А давай поженимся? — окончательно добил меня Артем своим вопросом.

— Туманов! Ты в своем уме? — выдала я на повышенных тонах, а глаза уже по привычке забегали по поверхностям кухонного гарнитура, выискивая снаряды для метания.

— Еще никогда мой ум не был столь крепок, а голова настолько ясна как сейчас, — напевно выдал этот шут.

В ответ на нервно задергавшийся глаз, рука потянулась к первому попавшемуся снаряду. Но, видимо не судьба, день явно не мой. На полпути меня скрутили, обезвредили и закинули на плечо.

— Отпусти! — тут же взвилась, заголосив сиреной.

— Согласна? — замер Артем, оглаживая своей лапищей мою пятую точку.

— На что? — просипела, пытаясь отбрыкаться от наглых приставаний.

— На свадьбу, — скользнул рукой по внутренней стороне бедра.

— Неееет, — отказалась от такого счастья с блаженным стоном, поощряя движения его руки меж моих бедер.

— Значит идем дальше, — беззаботно заявил Артем и резко убрал свою руку, заставив меня разочарованно застонать.

— Куда?

— В ближайшую спальню, буду тебя уговаривать.

Хмыкнула, спрашивая «куда?» Я имела ввиду его исчезнувшую руку, но план Артема мне определенно понравился.

Все внутри пело и плясало. Где-то на краю сознания мелькнула мысль, что слишком уж эмоционально перегружен этот день, а впереди еще и ночь. Его предложения я в серьез не восприняла, но собиралась как можно дольше не давать своего согласия.

Уговаривал Артем меня долго. То нежно и медленно, то страстно и быстро. С чувством, с толком, с расстановкой доводил до безумия и бесконечно долго держал на краю.

Своего согласия я так и не дала. Сначала хотела продлить свою пытку, а потом, когда уже хотела, что бы эта пытка закончилась, не могла сказать ни слова. Только мелко подрагивала, глухо постанывала и жалобно всхлипывала.

После окончания безумия поняла:

Первое — за окном уже темно.

Второе — такие уговоры хороши в меру.

Третье — ходить ближайшие дни мне не светит, только ползать и то не факт. Четвертое — мой мужчина куда-то пропал.

Живот жалобно взвыл прося хоть немного еды, согласна была даже на сухие корочки хлеба, только идти их добывать было лень, а их же еще и жевать придется. Нееет, эта миссия явно невыполнима.

— Ты как? — вошел в комнату полуобнаженный Артем, держа в руках поднос с вкусно пахнущей едой.

Скривила лицо, пахнет-то вкусно, а вот за съедобность я не ручаюсь.

— Прости, — нежно коснулся моих губ своими и забравшись на кровать поставил между нами поднос с едой. — Немного увлекся и не рассчитал силы.

Проследила за его взглядом и вот даже не была удивлена. На теле начинали расцветать небольшие синяки очень уж по форме напоминающие пальцы Артема. Можно было возмутиться, обвинить его в жестокости и кажется, именно этого Артем от меня ждал. Но, на моем лице медленно расползалась улыбка стоило только вспомнить о том, как эти синяки появились на моем теле.

Вот если бы он понаставил засосов, я бы ему высказала все что об этом думаю, а об этом думала я очень многое и не очень приятное. А синяки и укусы это страсть, чистая, необузданная и от того, насколько она первобытная душа пела и ликовала. Ведь именно я смогла довести его до такого состояния.

— Простишь?

Смотрит на меня, а глаза такие виноватые-виноватые. Совсем как у маленького щеночка, даже захотелось его потрепать по голове. Но я была бы не я если бы…

— Неа, — состроила сосредоточенную рожицу и потянулась к ближайшему вкусному кусочку.

— Зайчон, я правда не специально. Этого больше не повториться.

От такого заявления, тот самый вкусный кусочек встал у меня поперек горла. Прокашлялась, отдышалась, кинула на него недобрый взгляд. Кто ж так людей пугает когда они едят!?

— Да не злюсь я на тебя и не обиженна, что сразу угрожать-то? — буркнула потянувшись за новым кусочком, пока Артем пытался понять, чем же он мне угрожал.

— Зайчооон, — томно протянул этот доморощенный соблазнитель и попытался сгрести меня в объятья. Еле отбилась!

— Туманов! Даже не думай тянуть свои шаловливые рученки к коему измученному тельцу в ближайшие несколько дней, — поспешила перетянуть поднос полный вкусняшек на свои колени, а что и вкусно и защита от посягательств. Спасибо тебе господи, что догадался заказать, а не пошел готовить сам.

— Сегодня только еда, ванная, сказка и сон. Именно в такой последовательности, — окончательно расстроила я Артема.


Глава 13 | Помощница особого назначения | Глава 15



Loading...