home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Эпилог

ОКСАНА

— Стою значит у плиты и тут влетает это чудо и с диким визгом кидается на меня, еле успел подхватить! — смеется Артем, обнимая меня за плечи.

— И наши родители в это время находились на кухне и наблюдали всю эту картину?

— выпучивает глаза младший Туманов.

Артем кивает головой, а сам уже не сдерживает смеха.

— Хорошо укладывал ее спать я и надел на нее пижаму. Если бы она укладывалась сама… — стукнула Артема по плечу, прерывая его речь. Незачем всем знать, что я питаю слабость к его футболкам и отсутствию под ними трусиков.

Артем целует меня в висок и тихо шепчет «прости».

Славу уже несколько месяцев как вылечили, от части виноват был его психолог, прописавший не те лекарства. Артем по началу даже слышать не хотел о том, что бы начать общаться с братишкой, я не лезла. Взрослый мужчина, сам разберется, но с каждым днем стала замечать его растущую нервозность. Тут не надо быть ясновидящим что бы понять в чем дело. Его не желание общаться с младшим братом можно было понять, но в то же время из-за этого он стал меньше общаться со всей своей семьей. Они хоть и с трудом, но приняли Славу обратно, казалось, он действительно раскаялся. Да и родители есть родители, каким бы не был ребенок, они всегда будут его любить.

Пришлось вмешаться. Орал Артем знатно, они даже подрались. Никто не лез их разнимать, знали, им это было нужно. Пока мужчины махали кулаками, Владимир Иванович помог мне устроиться на диване, София, мама Артема обложила меня подушками, а Настя принесла мне и Кристине молочные коктейли.

Мужчины вернулись минут через тридцать. Сначала подрались, потом развалились на ковре и о чем-то разговаривали. Мы же наблюдали все это из другой комнаты.

С тех пор и общаются, к сегодняшнему дню, даже легкой натянутости между ними не осталось. Родители любимого до сих пор говорят мне спасибо и считают меня едва ли не святой. Мне иногда даже неуютно становится, от их внимания и обожания. А когда они узнали, что вместо одного внука у них будет сразу два… В общем, после этого известия я целый месяц от них скрывалась.

— Все в порядке? — склонился надо мной Артем, смотря на меня обеспокоенным взглядом.

— Просто задумалась, — попыталась улыбнуться как можно беззаботнее и прижалась щекой к его плечу.

С самого утра мне было не очень хорошо и слегка беспокойно. Сначала запаниковала, а потом вспомнила слова своего врача о том, что двойня редко когда рождается в срок, чаще всего раньше на несколько дней, а то и недель. Мне до родов оставалась еще неделя, но видимо малыши решили появиться раньше срока.

Решила до последнего ничего никому не говорить, а то начнут разводить панику и сорвут день рождение Артема. Он и без того уперся рогом и решил отмечать у нас в квартире, в тесном кругу родни. Старшие родственники уже давно разошлись, остался лишь Слава с Максимом. Последний был довольно хмур и не особо разговорчив. Несколько раз порывался спросить у меня насчет Оли, но я молчала, да и сама если честно не знала где она сейчас находится. Ни Макс, ни Оля не желали рассказывать, что у них произошло и из-за чего они разругались. Ну да ладно, не маленькие уже, разберутся.

Что бы отвлечь себя от ноющей поясницы, достала телефон, решив проверить свою почту. Как я и думала, Сережка прислал очередное письмо. С ним мы тоже помирились и я его простила, вот только он сам себя простить так и не смог, по этому и не хочет встречаться, только пишет письма. Говорит не достоин он иметь семью и такую замечательную сестру.


АРТЕМ

Выпроваживаю Макса со Славкой из гостиной под благовидным предлогом. Одного за пивом, второго за закусками. Эти двое проводят в нашей с Оксаной квартире времени больше чем где либо еще, так что моя просьба для них не будет слишком сложной.

— Будешь ждать до последнего или все же поедем сейчас? — спрашиваю у нее спокойным голосом, старательно удерживая на лице маску спокойствия.

Мне хватило рассказов мамы о том, как папа сходил с ума, когда она нас рожала. Послушал, сделал выводы. Маленькой сейчас и так не легко, два малыша сразу, не просто выносить, но еще и родить. Не представляю как моя хрупкая девочка с этим справится. Знаю, что она сможет, но не волноваться не могу.

— Ты заметил? — округляются от изумления ее глаза.

Не от того, что я заметил, а от того, что она думала будто я должен прямо сейчас носиться по квартире в дикой панике и рвать на себе волосы.

Счастливо ей улыбаюсь и обнимаю, пряча свои дрожащие руки за ее спиной.

Да мать твою! Мне действительно хочется сейчас орать и бегать по квартире, но…

Это самое «но» сейчас находится в моих объятиях и смотрит на меня как на гребанного героя.

Да малышка, я именно такой. Для тебя буду кем угодно, только для тебя.

— Поехали? — провожу носом по ее щеке и захватываю сладкие губки в быстром, обжигающем поцелуе.

Даже несмотря на напряженность и нервозность, чувствую напряжение в паху. Подавляю стон отчаянья, два месяца без секса, а впереди еще столько же. Словно вернулся назад во времени. Последний раз такое было когда я пытался крайне неумело ухаживать за своей теперь уже женой.

Да, мы все таки поженились, добился я от нее заветного «да». Если б знал, что для этого надо было говорить ей «люблю» вместо «здравствуй» и «доброе утро», она бы давно уже была моей женой.

Свадьба у нас получилась скандальная. Вернее, скандал был после свадьбы. Мои родители жутко обиделись на то, что мы расписались на островах, никого не поставив в известность. Я и сам не понял, как так получилось. Услышав «я согласна» мне сорвало крышу, опомнился, только в люксе для новобрачных глядя на кольца на наших пальцах.

Мать с отцом бушевали не по детски. Больше конечно мать, а отец как обычно глядя на нее влюбленными глазами, во всем с ней соглашался. Еще чуть-чуть и грянул бы взрыв. Благо вмешалась Настя отчитав родителей за эгоистичность, напомнила им, что Оксане и без их торжества тяжело вынашивать сразу двоих и подсластила пилюлю предложением устроить венчание через год после рождения малышей. Все остались довольны ее предложением и успокоились до поры до времени.

— Поехали, — кивнула маленькая, но даже не сделала попытки встать, только сильнее прижалась щекой к моей груди.

— Ты оповещать родителей, — огорошил появившегося из кухни Славу. — Ты за рулем, — это уже Максиму. — А я несу своих зайчат, — слегка передвинув Оксану, подхватил на руки свое сокровище.

Парни соображали туго, но не долго. Лучше бы долго…

— Рожаем? — потрясенно спросил Максим.

— Ураааа! Я стану дядей! — завопил во всю глотку Слава.

— Поздравляю! — раздалось где-то за открытым настежь окном.

— Все мы дружно переглянулись и громко заржали.

А потом все завертелось, закрутилось. Зайченыша первый раз скрутило на выходе из квартиры. Громко охнув, выгнулась дугой, схватившись руками за живот.

Паника накрыла всех с головой и моментально. Все в груди тряслось и сжималось от страха и беспомощности. Впервые я ничего не мог сделать для своей девочки, что бы хоть как-то ей помочь.

Паника нарастала, грозя разрушить напускную оболочку спокойствия что я накинул на себя для того что бы Оксана не переживала еще и за меня.

— Ты самый лучший, — тихо выдохнула моя девочка со слабой улыбкой на губах.

И все, этого было достаточно для прилива новых сил. Сам не помню как прикрикнул на брата и друга, как отчитал их за панику, особенно Максима. Ведь именно ему предстояло везти нас в больницу, а нервный мужик за рулем мне нафиг не нужен.

Доставили Оксану в больницу, сдали на руки улыбающимся врачам. Вздохнул от облегчения, когда Оксана попросила меня не присутствовать при рождении детей. Знал, что не выдержу. Смотреть на ее страдания было выше моих сил.

Только дверь за малышкой закрылись, как ноги перестали меня держать и я тихонечко сполз по стене на пол.

— Вооот, я ж тебе говорил, что это он перед Оксаной выпендривается, а ты все заладил, ледяной да ледяной, — радостно заржал Макс присаживаясь рядом со мной. — Нет ледяного, уже давно все его ледышки растопило.

Не знаю, сколько я просидел подпирая спиной стену, но видимо очень долго. Когда вышел врач и с улыбкой спросил кто счастливый отец, я подскочил на месте и едва не свалился обратно, благо Макс со Славкой поддержали.

Из всей речи врача вычленил для себя самое главное. Живы, здоровы, мальчик и девочка. Все, меня можно было выносить. Славке с Максом пришлось ловить меня во второй раз и тащить до ближайшего диванчика. Мужчина в белом халате только головой покачал и посоветовал обратиться к медсестре за успокоительным.

А я сидел и смотрел в спину удаляющегося мужчины с блаженной улыбкой на губах.


Глава 16 | Помощница особого назначения |



Loading...