home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3

Переехали мы быстро, вернее переезжали не мы, а наши вещи, мы же в этот момент как раз уезжали.

Конец рабочего дня, запаковываю последнюю коробку в кабинете Артема Владимировича. Ну и денек сегодня выдался, чувствую себя чумазым поросенком, всю пыль, которая была в кабинете, собрала на себя. Откинула скотч и взялась за маркер. И вот стою я на коленях, склонившись над огромной коробкой и старательно, вывожу буковки, складывая их в слово «отчеты». И тут за моей спиной раздается голос Туманова старшего, то есть самого хозяина этого кабинета и моего начальника в одном лице.

Думаете, меня смутило то, что я повернута к нему своей попой и поза у меня довольно говорящая? Нееет, у меня последняя черточка в буковке «Ы» получилась кривая! И так вдруг стало обидно, я тут стараюсь, а он…

Нельзя же в самом деле так подкрадываться и пугать своим хриплым голосом! И нет бы там, ножкой шаркнул или кашлянул на крайний случай. Какой там, надо же с самого порога сразу объявить, что мы срочно уезжаем в соседний город на два дня!

Так и стоя на коленях, резко обернулась и сдув с лица золотистую прядь, зло зыркнула на это ледяное начальство. Видимо напряжение последних дней, не очень хорошо сказывается на моем чувстве самосохранения, раз я совсем перестала себя контролировать, что в словах, что в действиях.

Артем Владимирович уловив четкий посыл в моем взгляде, выгнул бровь и сделав несколько шагов, заглянул за мое плечо. Снова выгнул бровь и неожиданно захохотал.

— Оксана Александровна, — отсмеявшись и глядя в мои выпученные глаза, заговорил ледяной. — Я вас три месяца проверял на прочность и вам, было все равно. А оказывается, надо было просто порвать вашу юбку и напугать так, что бы вы криво написали букву. Вы странная.

Вот и как прикажете на все это реагировать? Да я за все три месяца от него не то, что смеха не слышала, нормальной улыбки не видела! Сижу, размышляю… а впрочем…

— Артем Викторович, а вы в ближайшие несколько дней не падали? — Задаю мучающий меня с самого обеда вопрос.

А в ответ снова смех. Я-то на полном серьезе интересуюсь, мало ли, может он головой хорошенько приложился. Вот и устроил мне полный разрыв шаблонов.

А смех у него приятный, с легкой хрипотцой, можно и заслушаться, да и искренняя, доходящая до глаз улыбка ему очень идет. Кажется обычным человеком, а не неприступной глыбой льда. Решила махнуть на него рукой и не обижаться.

— Вставайте, Оксана Александровна, у нас скоро поезд, — и протягивает руку, помогая мне встать. Чувствую еще немного и я, точно останусь заикой.

— Мне домой, за вещами, на два дня же, — несвязно бормочу все еще находясь в шоке от происходящего и то и дело, подозрительно кошусь на уже невозмутимого начальника.

— Паспорт с собой? — Спрашивает и многозначительно смотрит на мой чумодан, который я пытаюсь повесить на свое плечо.

— С собой, но одежды…

— Все остальное купим, в конце концов, я должен вам костюм. Обувайте уже свои тапочки и, — делает небольшую заминку, словно не решается сказать. — Подверните юбку. Немного. Не хочется ее снова портить, — выдает на одном дыхании и не дожидаясь меня идет к лифту.

Все чудесатей и чудесатей, не помню, кто это сказал, но суть происходящего эти слова отлично отражают.

Переобуваюсь, задираю юбку до колен и решаю ни на что не обращать внимания, по крайней мере, сегодня.

Всю дорогу до поезда, кстати, надо бы уточнить, почему поезд, а не самолет, но это потом. В общем, проспала я всю дорогу. Едва села на заднее сидение в теплый салон автомобиля, сил хватило только на то, что бы поздороваться с водителем Артема Владимировича.

Потом меня настойчиво будили и куда-то вели. Потом снова будили и что-то требовали, вроде бы паспорт. Не стала напрягаться и отдала весь свой чумодан, мне не жалко, только бы спать не мешали.

Проснулась от того, что нещадно ломит поясницу, будь неладны эти переезды вместе с коробками. Все тело трясет, в ушах непонятно стучит еще и жарко как в печке. Попыталась перевернуться на другой бок и ничего у меня не вышло, паника медленно накрывала с головой. Вокруг темнота и чье-то дыхание? Совсем рядом?! Второе странное пробуждение, это уже совсем не радует.

Судорожно вздохнула и… Да неееет, не может этого быть! Здравствуйте глюки, хорошо хоть еще зеленые человечики со мной не заговорили, а то все, клиника. Хотя, думаю до этого не далеко. Втянула еще раз носом. Бред конечно, но мне явно это не показалось! Как так получилось? Где мы находимся и почему…

— Спите, Оксана Александровна, — раздалось над моей головой.

Да как тут после такого спать-то?!

— Ааа…

— Все, завтра.

— Я…

— Падала

— Вы…

— Устал тебя ловить.

— Но…

— Уволю!

Последний довод показался мне самым убедительным и я, сочла за лучшее просто промолчать.

Спать было неудобно, лежать тоже. Вместо подушки мерно вздымающаяся грудь ледяного, вместо матраса его тело, не все конечно, только половина. Койки то в поезде маленькие, вот и пришлось видимо умещаться как удобней. Но больше всего меня напрягала рука Артема Владимировича, обвивающая мою талию и ладонь, находящаяся в опасной близости от моей попы.

— Успокойтесь, Оксана Александровна. Никто не собирается к вам приставать и спите уже наконец, осталось два часа до прибытия.

Замерла, обдумывая его слова. Вот о том, что он начнет ко мне приставать даже и не думала. Скорее мне было некомфортно находиться в такой близости к собственному начальнику. Было в этом, что-то неправильное и даже противоестественное. Словно собственный плюшевый мишка внезапно стал живым. Вроде бы и понимаешь, что он ходит, дышит, говорит, ест, а как к живому человеку относиться не можешь.

Вздохнула, и все же признав правоту начальника, решила поспать. На удивление уснула я быстро, а потом…

— Оксана Александровна. Оксана Александровна, вставайте, мы приехали.

Приоткрыла глаза, вокруг темнота и не слышно звуков будильника, значит можно еще немного поспать. Перевернулась на другой бок и попыталась натянуть одеяло на голову. Одеяло не находилось и плюнув на столь не благодарное дело как поиски убежавшего одеяла, решила, что сойдет и так.

— Оксана Александровна!

Говорили мне девочки, что работа до хорошего не доведет, а нервная работа как у меня и тем более! Вон, уже голос начальника слышу в собственной квартире.

— Оксана Александровна! Если мы опоздаем по вашей вине на встречу, я вас уволю!

Соскочила, не раздумывая и свесив ноги с кровати… полетела вниз, угодив прямо в сильные руки Артема Владимировича.

Еще бы тут не соскочить, когда прозвучали сразу два магических слова «опоздаем» и «уволю»!

— Оксана Александровна!

Сижу и не двигаюсь, на руках своего начальства, даже дышать и то не решаюсь. Смотрю заспанными и испуганными глазами на Артема Владимировича. А взгляд у него совсем не обычный, немного задумчивый и нежный?

— Я вот теряюсь в догадках, как вам вообще удалось дожить до своих двадцати четырех лет? С такими-то способностями…

— Нормально удалось. Раньше же вас рядом не было и все было хорошо, — обиделась на него и слегка дрыгнула ножкой. Мол, спасибо, что поймали и уберегли от травм, но пора бы меня уже и отпустить.

— Собирайтесь, мы уже приехали, — поставил меня Артем Владимирович на ноги, еще и придержал для верности, мало ли, вдруг опять решу упасть. Убедился, что все в порядке и отпустив, вышел, оставив меня одну.

Быстренько достала расческу, кое-как справилась со своей золотистой гривой волос, подправила макияж и брызнула в рот мятный спрей. На этом, посчитала свои сборы законченными, двинулась на выход, готовая покорять новые вершины и открыв двери впечаталась носом в широкую грудь.

— Знаете, — задумчиво проговорил Артем Владимирович, придерживая меня руками за плечи. — Я начинаю переживать не только за вас, но серьезно теперь опасаюсь и за себя.

А я что, стою и молча соплю обиженным ежиком, можно подумать это я тут стояла под самой дверью!

— Пойдемте, — подхватил мой чумодан начальник, так и не дождавшись от меня ответа. — Надеюсь, в торговом центре вы ничего не разнесете и останетесь живы.

А я взяла и снова обиделась. Аха, в который раз! Будто ему вообще есть до этого дело. И между прочим, во всем что со мной происходит виноват только он сам. Вот раньше как было? Сидел он себе в кабинете, давал мне указания, ругал за просчеты и опоздания. Я жила в уже привычном ритме, работала за привычным столом, спала в привычной квартире. А тут ему неизвестно, что взбрело в голову и он, решил не только выдернуть меня из привычной жизни, но еще и нагло вторгается в мое личное пространство!

Покосилась на идущего рядом мужчину, высок, хорош и все такой же пугающий и неприступный.

Поймав такси, быстренько доехали до ближайшего торгового центра и зашли в бутик женской одежды. Скривила лицо, глядя на эти серые и унылые офисные костюмы и вздохнув, двинулась выбирать, что бы юбка была обязательно узкой и нужной длинны. Будь неладен этот ледяной со своим обязательным дресс-кодом. Так хотелось чего-то не серого и черного. Например вооон тот синенький костюмчик с приталенным укороченным пиджачком, легкой полупрозрачной блузочкой и укороченными обтягивающими брючками, вот он бы шикарно смотрелся с туфлями на двенадцатисантиметровой шпильке.

Со вздохом сняла темно-серый, костюм и тут…

— Оксана Александровна, а почему вы всегда выбираете костюмы именно этих цветов и фасонов? — Он сейчас серьезно?!!

Медленно поворачиваюсь с недоумением на лице, а в душе…

Тихо, спокойно, за его убийство тебя обязательно посадят, да и работать будет больше негде. Успокаиваю я сама себя и сверлю недобрым взглядом этого шутника.

Присмотрелась, и ведь действительно не понимает! Молча сунула ему в руки выбранный костюм, и достав свой сотовый телефон, зашла к себе на почту, открыв присланный им же указ об особом дресс-коде, сунула в руки Артему Владимировичу телефон, и забрав костюм, гордо удалилась на примерку оного.

На часах семь утра, значит, успеем еще снять номер и привести себя в порядок, а то видок уж больно помятый. Убедилась, что костюм сидит на мне как надо, висит в нужных местах, в нужных местах обтягивает, длина подходящая. Отдернула шторку в примерочной и… на этот раз просто уперлась носом в грудь своего начальника.

Это уже входит в привычку. Ненормальную привычку!

Выгнула бровь, ну, а что? Вместе работаем, в последнее время довольно «близко», тут грех не начать перенимать жесты друг друга.

Смотрю на него с надеждой, не просто так же он задал мне вопрос про мои костюмы, вдруг у него в голове снова перемкнет, но только уже в другую сторону и стану я одеваться нормально! Смотрю, смотрю, смотрю… И понимаю, если и перемкнуло, то он меня об этом ставить в известность не собирается.

Вздохнула и молча, передала ему костюм, сам не дал собрать вещи, пусть теперь и оплачивает, как обещал.

В отеле тоже все прошло гладко и к девяти, я была полностью готова. Подхватила свой тоненький ноутбук, ну хоть что-то у меня новое и симпатичное, и отправилась в номер к ледяному начальству. Даже стучать не пришлось, вот что значит пунктуальный человек!

Осмотрел меня придирчивым, холодным взглядом, удовлетворенно кивнул и сунул мне в руки папку с документами. Вооот, это мне уже знакомо, лицо каменное, ни одного лишнего движения и самое главное никакой заботы обо мне! Ничего, что у меня руки уже заняты, ноутбуком, документы они ведь не тяжелые и не важно, что мне неудобно все это нести, а у него руки свободные!

Не были б руки заняты, я бы перекрестилась, с таким начальством мне проще, такого Артема Владимировича я знаю!

Встреча была не формальной и от того была назначена в ресторане выбранного, явно не случайно, Артемом Владимировичем, отеля.

Вот тут-то меня и поджидало первое разочарование!

За столиком, к которому уверенной походкой направился мой начальник, сидел, полноватый и лысеющий дядечка. С этим весьма неприятным субъектом, отношения у нас не сложились еще в мой первый месяц работы у Артема Владимировича.

Приехал он тогда к нам по каким-то вопросам, по каким именно, в известность меня естественно никто не собирался ставить.

Встретила его в приемной с милой улыбкой, проводила в кабинет и поинтересовалась, что принести гостю и начальнику. Выслушав, пошла выполнять.

И вот, спустя минут десять, стучусь и зайдя в кабинет, начинаю расставлять чашки с чаем и небольшие вазочки с печеньем и конфетами. Лишний раз стараюсь не отсвечивать, люди они деловые, вопросы тут важные решают. Уже собралась выходить, как вдруг наш гость решает подать голос и прямо при мне начинает высказывать моему начальнику, хоть и в шутливой форме, что я веду себя несоответственно занимаемой мной должности. Мол, встретила правильно, с улыбкой на губах, а вот сейчас, как вошла в кабинет ни разу не улыбнулась. И представьте себе это ну очень серьезный проступок с моей стороны, он видите ли, постоянно смотрит американские фильмы! И вот там-то секретари всегда приветливы и дружелюбны, и улыбаются едва ли не двадцать четыре часа в сутки.

Перевела испуганный взгляд на Артема Владимировича, бред конечно гость пронес знатный, но мало ли. Ледяное начальство, молча, кивнул мне головой на дверь и я, поспешила скрыться с их глаз от греха подальше. Чем все это закончилось, я естественно интересоваться не стала, но принципиально не улыбалась этому противному дядечке, когда он нас покидал. Артем Владимирович мне и слова не сказал на этом я и успокоилась.

Сейчас же этот дядечка знакомил ледяного с представительной дамой, представив ее как свою горячо любимую жену. На меня же и внимания не обратил, зато представительная дама, имя которой я благополучно прослушала, одарила меня весьма пристальным взглядом.

Вот тут-то во мне и проснулся маленький, вредный и ужасно мстительный бесенок. За все время, что длилась наша встреча, я усиленно изображала из себя заграничную секретаршу, на деле же чувствовала себя вечно улыбающейся и недалекой барышней. Как я улыбалась! И самое главное, слала свои улыбки преимущественно противному дядечке, имя его я принципиально запоминать не стала.

Сижу — улыбаюсь, вношу в документы изменения — улыбаюсь, слушаю их разговор — улыбаюсь. Так наулыбалась, что от усердия у меня даже челюсть начало сводить, но ничего, держусь и дальше улыбаюсь. К середине встречи дама стала с подозрением на меня коситься, еще бы, я же ее мужу улыбаюсь. К концу встречи, она косилась уже не на меня, а на своего, видимо тоже горячо любимого супруга и взгляды, бросаемые ей, были ой как далеки от любви и обожания.

Я же в свою очередь косила взглядом на Артема Владимировича, а ну как увидит и не одобрит, влетит мне тогда по первое число. Увидел, промолчал, а к концу встречи уголки его губ даже несколько раз дернулись в намеке на улыбку.

Начальник прощается с дядечкой и дамой, я стою и мило улыбаюсь дядечке. Дама медленно краснеет от злости, а во взглядах кидаемых ей на мужа уже явно читается «убью гада». Дядечка нервничает и кидает на меня злобные взгляды. Я улыбаюсь еще шире и невинно хлопаю глазами, а что я-то, только прислушалась к его сказанным тогда словам и все эти улыбки всего лишь следствие повышения квалификации, чтоб так сказать, лучше соответствовала занимаемой мной должности.

Распрощались, и мы с Артемом Владимировичем направились к лифтам, а сзади нас уже начинает разгораться нешуточная ссора. Иду довольная как паровоз, только улыбаться уже совсем не хочется, скулы сводит, челюсть болит, но оно того стоило!

За всю дорогу в лифте, начальник мне и слова не сказал, с одной стороны хорошо, значит, не будет разноса за мою маленькую месть, с другой… Что-то совсем мне не нравились настороженные и задумчивые взгляды с его стороны. Даже создалось впечатление, что мужчина нервничает, причем очень сильно. Присмотрелась получше, вроде бы не показалось.

— Артем Владимирович, а вторая встреча где будет проходить? — Решила я прикинуть, сколько у меня будет свободного времени перед встречами.

— На второй встречи вы мне не нужны, — а вот, кажется и выяснилась причина нервного состояния начальника. — До семи вечера вы свободны, можете погулять по городу, — милостиво разрешил он мне.

Порадовалась часам свободы и решила не напрашиваться туда, куда не звали. Поваляюсь в ванне, а быть может, даже решусь сходить и узнать цены в салоне красоты, что я приметила на пути к лифтам. Может быть, повезет и они меня меня сильно не покусают. Кто знает, когда еще выдастся свободная минутка? С моим графиком, думаю не скоро, а привести себя в порядок надо уже давно.

Дошли до номера Артема Владимировича, я с ним мило попрощалась и пожелала приятного дня. Бедного мужчину аж перекосило, а я в свою очередь полностью уверилась в своем предположении, что встреча, скорее всего семейная и не особо приятная.

Вложила во взгляд все свое сочувствие, попрощалась и направилась к себе в номер. Идти-то всего лишь несколько шагов. Дохожу до своей двери, вытаскиваю ключ-карту, провожу ей по замку и меня, нагло отодвигают в сторону, путем поднятия моего тельца и перестановки его в сторону и подальше.

Я даже сильно не удивилась, видимо, начинаю привыкать к чудачествам начальства. Сложила ручки на груди и постукивая ножкой, жду, когда Артем Владимирович осмотрит мой номер. Ей богу, словно муж, ищущий любовника. Хихикнула от столь абсурдной мысли. Кто в здравом уме захочет изменять такому мужчине как ледяной?

Хотяяя, не может же он быть идеален во всем? Ну бывает же, там, опыта маловато или… Взгляд сам по себе пополз вниз по груди, на живот… Что-то не в те дебри меня понесло, признаю, мужик красивый, да что там, загляденье, но он мой начальник, а значит меня совсем не должен волновать размер его «опыта».

— Можете войти, Оксана Александровна.

Серьезно?! Мне разрешают войти в мой же номер? Скрипнула зубами и войдя в номер, громко хлопнула дверью, да так и осталась стоять посреди гостиной с открытым ртом.

Стоим. Начальник сверлит взглядом меня, я сложенные аккуратной горкой пакеты. Молчим.

Первым не выдерживает Артем Владимирович и громким «кхм», прочищает горло.

— Это что? — спрашиваю дрожащим голосом, ибо серьезно не знаю чего ожидать от начальника и тыкаю пальчиком в горку пакетов.

— Это я решил пересмотреть ваш дресс-код, — и выжидающе смотрит на меня.

Это что, он ждет что я прямо сейчас брошусь разбирать пакеты с восторженными воплями? Во-первых, страшно посмотреть, в чем я теперь буду ходить, вдруг все окажется еще хуже, чем было. А во вторых…

— Артем Владимирович, — не спешу я кидаться к пакетам. — А как смена дресс-кода отразится на моем банковском счете?

Глаза прищурил, ноздри раздул, а в глазах пылает огонь. Совсем не ледяной!

Медленно отступаю. Вот совсем мне не нравится как его тело с грацией хищника двигается все ближе ко мне.

— Оксана Александровна, — вкрадчивый, почти мурлыкающий голос, только фиг! Меня не обманешь.

— Уволите? — Спрашиваю, а сама кошусь по сторонам, выискивая пути к отступлению.

— За кого вы меня принимаете! — Натурально рявкает ледяной.

— За начальника, — мышиным писком выдаю на автомате и обхожу массивное кресло, вцепившись в его спинку как в спасательный круг. Какой никакой, а все же барьер.

Артем Владимирович, видя мой страх, как-то вдруг резко успокаивается и тяжело вздыхая, смотрит на меня с укором.

— Ну и чего ты меня так боишься? — спрашивает с какой-то усталостью в голосе.

Стою и молча, пожимаю плечиком. Если честно, сама не знаю, просто боюсь и все. Если бы я на него смотрела таким взглядом и от меня бы зависело где и как он будет жить, он бы меня, наверное, тоже боялся.

— Иди сюда, — протягивает мне руку.

Смотрю на его раскрытую ладонь и пытаюсь понять, чего он от меня хочет, и какое ему вообще дело боюсь я его или нет? Тихо вздыхаю, делаю несколько несмелых шагов и мои дрожащие пальчики тонут в его сухой и горячей ладони.

Сжимает пальцы и медленно, не отрывая взгляда, тянет меня к себе. Странные ощущения, приятно и вместе с тем волнительно, но больше всего поражает тепло его ладони, оно словно живое и будто согревает изнутри, совсем чуть-чуть, едва заметно.

— Я тебя хоть раз по-настоящему обидел? — Задает вопрос, поглаживая ладонью мое плечо.

И когда только успел притянуть меня в объятья? Хотя, стоит отдать ему должное, обнимал одной рукой и всего лишь за плечи.

Киваю, потом вспоминаю, что нет таки, зазря не обижал, а нагрузка… так сама знала куда иду работать, и тут же начинаю отрицательно мотать головой. Смотрю, глядит на меня с немым укором и пожимаю плечами, мол, а что я, растерялась немного.

— И как понимать твой ответ?

Опять пожимаю плечами, а самой хочется, что бы он побыстрее ушел и перестал, меня смущать и нервировать.

— А вы на встречу не опоздаете? — И так невинно глазами — хлоп, ножкой — шарк.

— Ну и что мне с тобой делать? — В очередной раз вздыхает мужчина и в первый раз за все время работы, проводит рукой по волосам, разрушая свою вечно идеальную прическу.

— Отпустить и дать насладиться коротким выходным? — Бубню, косясь на пакеты, интересно же в самом деле!

— Постараюсь вернуться пораньше, и мы с тобой обязательно поговорим, — обещает с мрачной решимостью и быстрым шагом выходит из номера.

Хотела было крикнуть ему в след, что бы он не торопился, но в самый последний момент передумала. Возьмет и вернется обратно, а у меня здесь столько пакетов не разобранных.

— Господи! — Взмолилась, идя к пакетам. — Я тебя очень прошу, сделай так, что бы там была нормальная одежда. Я уже задолбалась ходить в этом черно-сером кошмаре!

Прислушалась, но отвечать мне естественно никто не собирался. А чего я хотела, что бы глас с небес раздался в номере и мне сообщили, что я услышана?

Вместо божьего гласа, раздался мужской смех, а вслед за ним и щелчок закрываемой двери.

В этот момент, поняла, что я мягко говоря опростоволосилась. Хорошо еще не ляпнула, про сдвиг в голове начальства в нужную мне сторону. Но расстраиваться не стала, а спустя несколько минут визжала как ребенок получивший кучу подарков. Надо же и ведь заметил мой единственный взгляд полный тоски брошенный на этот ярко синий костюмчик. Сграбастала его в охапку и прижала к груди. Моя прееелееесть!

Перетряхнула все пакеты, и чего там только не было, да все такое модное, красивое и дорогое! Нет, чек мне никто в пакеты не положил, но я и сама не дура. Марки известных брендов прочитать пока еще в состоянии.

Разложила всю эту прелесть на кровати. Красотаааа. И главное ничего темносерого и черного. Даже красный и белый, брючные костюмчики имеются. И вообще, Артем Владимирович в этот раз сделал упор на в меру обтягивающих брючках, но были и несколько офисных платьев. Теперь я просто обязана сходить в салон красоты и привести себя в порядок. Должна же я соответствовать новым костюмам! Вот приду, завтра на работу вся такая красивая и пусть все те, кто смеялся над моими прошлыми костюмами, позеленеют от зависти. Еще бы с волосом дал послабление, было бы вообще замечательно. А то после рабочего дня, голову так стягивают пучки, звучит отвратно и выглядит так же.

Вспомнив о наболевшем, с удовольствием повыдергивала из волос все шпильки и заколки. Блажеееенство, еще бы массаж и я на небесах, а почему собственно нет?

Тряхнула золотой гривой рассыпанной по плечам и подхватив кошелек, как была, так и отправилась на разведку в салон красоты.

Цены меня удивили, неприятно так, но не смертельно. Немного помялась, но желание вновь ощутить себя привлекательной девушкой, пересилило. Маникюр, педикюр, а вот от массажа пришлось отказаться, эпиляция была куда важнее и нужнее. И не важно, что практически живу на работе, а о личной жизни забыла уже давно. Девушка всегда должна оставаться девушкой!

Вышла из салона с огромным желанием крушить и убивать.

Все понимаю, купил костюмы, он меняет правила ему за это и платить, но на кой черт он оплатил мое посещение салона красоты?! И ведь увидел же куда я иду, а я-то думала, он давно уже был на встрече.

Услужливая девушка на ресепшене охотно просветила меня, что сразу после того как я выбрала услуги и удалилась в кабинет к мастеру. Вошел представительный и тааакооой потрясающий мужчина и пожелал оплатить мой счет. На ее вопрос, кем я ему прихожусь, загадочно промолчал и выгнул бровь. Еще минут десять слушала, какая я счастливая и какой восхитительный, обходительный и щедрый у меня мужчина. На одиннадцатой минуте уже просто не смогла выслушивать все ахи и охи девушки. По этому, мило улыбнувшись, распрощалась и потопала к себе в номер. Поработала бы она с этим милым и восхитительным несколько деньков, посмотрела бы я, какую она на этот раз запела бы о нем песню!

Прошла мимо двери в номер Артема Владимировича. Вернулась. Несколько раз ударила в двери, вроде стало полегче, решила закрепить результат и оторвалась уже от души, даже несколько раз пнула. И не важно, что его сейчас нет в номере, зато отпустило окончательно.

Откинула за плечо растрепавшийся волос и оскалилась мужику, неосмотрительно выглянувшему из соседнего номера. Мужчина нервно икнул и поспешил скрыться за дверью. Видимо сказывается трехмесячное общение с ледяным. Подивилась, что сильный пол стал нынче через чур нервный и потопала в свой номер.

Расслабляться и принимать ванну уже расхотелось. Заколов волосы, наскоро ополоснулась в душе, надела тот самый ярко-синий костюмчик, подправила макияж и решила спуститься в бар. Делать все равно нечего, вещи собраны, до назначенного начальником времени еще два часа. Посижу, в коем-то веке расслаблюсь, тут главное не переусердствовать!

В баре тихо играет музыка, у длинной стойки всего несколько человек, оно и понятно, не время еще для подобных посиделок. Присела на стул, заказала бокал вина, сижу и думаю думу о своей вдруг изменившейся за несколько дней жизни.

Вот не замечал же он меня три месяца, относился как к мебели и все, было замечательно. В какой момент все изменилось и когда, была пройдена точка не возврата? В тот вечер после моих откровений или в тот момент, когда я впервые начала дерзить ему после своего фактического не опоздания? И все бы ничего, вот только что теперь со всем этим делать? Попытаться вернуть деньги? Думаю, Артем Владимирович этого явно не оценит, ну по головке уж точно не погладит за такое.

Надо бы понять, что с ним происходит последние три дня. Толи увидел во мне человека и начал доверять, раскрываясь с другой стороны, то ли все это его знаки внимания ко мне как к девушке. Как-то вдруг сразу всплыл наш разговор и его предложение при собеседовании. Неужели зря я успокоилась и надо ли вновь настораживаться?

Вино закончилось, а я и не заметила. Напряжение стало потихоньку отступать, в теле появилась легкость. Решила выпить еще один бокальчик, только заказать его уже в номер вместе с легкими закусками, но моим планам не суждено было сбыться.

— Уже уходите? — раздался, справа от меня приятный бас с легкой хрипотцой, пробирающий до мурашек.

Кто-то, возможно, даже не обратил бы на голос внимания, ну или не настолько сильно как я. Каюсь, есть у меня две слабости, мужские голоса и запахи.

Сейчас мне не видно говорящего и если честно, очень не хочется оборачиваться. В моей голове уже сложился образ заговорившего мужчины и он, был очень похож на моего начальника. Это уже какое-то наваждение.

Держать паузу и дальше, становилось неприличным и я, набрав в легкие воздух, повернулась, готовая увидеть лысеющего, седеющего, низкого, полного, худого… да какого угодно, но только не мужчину сказку. Да, да, именно так и ни как иначе!

Первое, что бросилось в глаза, разворот его плеч и явно не маленький рост. Жгучий брюнет сидел на расстоянии вытянутой руки от меня. Подняла глаза и столкнулась с небесной синевой, такой же чистой и яркой. Его взгляд затягивал все глубже и глубже.

Пауза между нами затягивалась, но, казалось, ни его, ни меня это не напрягало. Четко очерченные губы мужчины, в меру тонкие, в меру пухлые, медленно растянулись в порочной улыбке и самое главное, эта улыбка доходила до его глаз, в которых неподдельным огнем горел интерес.

— Приходится. Мне скоро уже уезжать, — не знаю, каким чудом мне удалось вспомнить его вопрос и тем более связно на него ответить, но я это сделала.

— Вы красивы и не похожи на остальных, — прямо и откровенно выдал мужчина, продолжая, не стесняясь меня разглядывать. — Я Макс и можно на «ты», — протянул он мне свою, просто огроменную ладонь.

— Оксана, — представилась в ответ и коснулась пальцами его ладони.

Макс не растерялся и тут же сцапал мою лапку, жарко но ненавязчиво ее облобызав и окончательно вогнал меня в краску.

— Вы краснеете, — сверкнул он широкой улыбкой, заставляя меня забывать, как дышать.

— Это преступление? — Решила не напрягаться и переняла его легкую манеру общения.

— Нет, но это та черта, на которую, несомненно, обращаешь внимание.

— И чем же эта черта так… — покрутила в воздухе пальцем, имея слишком мало информации, что бы подобрать нужное определение.

— Для меня привлекательна? Если знать, на что обращать внимание, то за несколько минут, о человеке можно узнать многое.

— Решил соблазнить мою помощницу? — Насмешливо прозвучал вопрос из-за моей спины, заданный ну очень уж знакомым голосом. — Оксана Александровна, не введитесь на милые улыбки этого обольстителя.

Все, вечер перестал быть томным. Улыбка сама собой сползла с моего лица. А все так хорошо начиналось, я уже даже подумывала выпросить у Артема Владимировича выходной и провести ночь здесь, с этим мужчиной. Конечно же при хорошем раскладе. Когда еще с такой работой представится такой шанс, с таким потрясающим представителем сильного пола.

Но мало того, что начальник не вовремя появился, так они оказываются еще и знакомы! Вот умеет он обгадить всю малину!

— Судя по лицу Оксаночки, не очень уж ей и требовалось твое предостережение, — осклабился Макс, глядя куда-то поверх моей головы.

Стало как-то совсем неудобно находиться между ними двумя. Судя по Максу, он тоже не особо был рад появлению моего начальника, от которого сейчас шли прямо таки огромные волны недовольства.

Ей богу, как дети в песочнице, не трогай мою лопатку, не писай в мой горшок!

— Я пожалуй пойду, — медленно начала сползать с высокого стула, когда с обеих сторон меня подхватили под локотки и буквально сняли со стула, поставив на ноги.

Снять-то сняли, а вот отпустить забыли. Поежилась, поняв, что оба мужчины намного выше и сильнее меня, не помогли даже туфли на каблуках.

— А Оксана Александровна вообще-то на работе и ее свободное время закончилось.

Дернулась от его тона, для других может быть он и нормален, но я-то его знаю не первый день и если он, использует именно эти интонации в голосе, лучше бежать, быстро, без оглядки и куда подальше. Что-то мне стало совсем не хорошо и захотелось вдруг оказаться маааленькой букашечкой, с крошечным тельцем и забиться в первую же попавшуюся щель. От таких мыслей, я даже съежилась, пытаясь казаться как можно меньше.

— Ну что, доволен? Можешь собой гордиться, запугал девчонку, что она сейчас в обморок грохнется, — как-то зло пророкотал мой новый знакомый и отпустив мой локоть, отошел на шаг назад.

Вот почему не этот понимающий мужчина мой начальник?

— За все три месяца, что Оксана Александровна со мной работает, обмороков не наблюдалось. И сейчас не буде, — припечатал ледяной, утягивая меня подальше от Макса.

Стало опять как-то грустно и безрадостно. Вновь включился режим пофигиста и я с неожиданной злостью, выдернула локоть из захвата ледяного и не оборачиваясь, быстро протопала к лифту.

И только оказавшись в гордом одиночестве, за закрытыми дверями, позволила себе минутку слабости. Со вздохом, уперлась лбом в прохладную стенку лифта, медленно считая до десяти. Желание уволиться вновь поднялось во мне с небывалой силой и мне еще минут десять пришлось сидеть в номере и уговаривать себя, потерпеть еще немножко, всего лишь несколько лет, больше я такого высокооплачиваемого места не найду, а свою квартиру хочется ужасно и не где-то на окраине, а в приличном районе.

Сижу в номере на чемодане, не том который сумка, а настоящем, найденном среди всех пакетов. Темный, с красивыми цветочками, выдвижной ручкой и на колесиках, сплошное удовольствие. Смотрю на часы, стрелки уже перевалили за полвосьмого, а за мной начальство так и не явилось. Ну и ладно, подождем еще немного, мы не гордые, зато очень обижены.

И самое смешное, ведь не выскажешь ему ничего, сама подписала договор, по которому я являюсь едва ли не собственностью Артема Владимировича.

Минут через десять, наплевав на все, завалилась на кровать. Соберется ехать — разбудит, нет — значит высплюсь.


Глава 2 | Помощница особого назначения | Глава 4



Loading...