home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4

— Ты смотри, точно спит!

— Тише ты, разбудишь, — зашикал начальник. — Она спит везде и при любой возможности.

— А ты откуда знаешь?

— Я ее начальник.

— Вот именно, это она о тебе должна знать такие подробности, но не ты о ней.

— Да что ты привязался? Хочу и знаю!

— Надо бы ее раздеть и уложить нормально, — послышался шепот на грани крика. Ну да, с таким-то басом и быть тихим?

Думала проснуться, а потом… Нееет, посплю еще, может, чего интересного услышу. Не просто же так эти двое сюда явились, да еще и с приличным шлейфом перегара.

— Не надо, она же проснется, — от чего-то забеспокоился Артем Владимирович. — Она знаешь, как шипеть умеет, — неожиданно выдал он и тихо хохотнул.

— А ты, значит, знаешь? — раздался бас над моей головой.

— Ага, я ей когда юбку разорвал, думал она меня порвет на клочки.

— Ты ей что?!

— Да тише ты! Потом расскажу, не трогал я твою девочку.

— Значит все-таки моююю, — довольно протянул Макс.

— Перебьешься, будем действовать, как договорились.

Ты ж смотри, какие подробности-то всплывают, договорились они! Знать бы еще до чего?

— Будешь ее обижать, прибью, — спокойно заявил Макс и судя по тому, от куда звучал его голос, именно он сейчас снимал с меня туфли.

— Сейчас договоришься и вообще с нами не поедешь. Надо бы ее раздеть, неудобно ведь спать в одежде, — раздался рядом задумчивый голос начальника.

А я как вспомнила, что он меня уже раздевал, хоть и не полностью, но Артем Владимирович может и сделает. Не надо меня раздевать! Придется просыпаться, но так хочется послушать еще. Это они сейчас разговорчивые, когда думают, что я сплю, а потом снова будут корчить из себя великих начальников.

— Перебьешься, — судя по звукам, Макс оттолкнул от меня загребущие ручки начальника. — А про поездку, так я у тебя и не спрошу, не забыл, что компанию наши отцы разделили поровну?

Ну ничего себе! Получается Вячеслав Владимирович совсем не совладелец, а я от него столько терпела! Хотя, все равно сынок бывшего и братец настоящего владельца. Теперь вот еще один прибавился на мою голову, хотя, его появлению я даже рада, но чувствую, радость эта не продлится долго. До чего-то же они там договорились между собой.

— Слушай, ну оставь ты ее а? — едва ли не взмолился начальник.

Я от удивления едва рот не раскрыла, напрочь забыв о своей конспирации. Ледяной и просит? Еще и за кого? За обычную секретаршу!

— Неееет, — злорадно тянет Макс, при этом еще и зловещий смех пытается изобразить, было не страшно, но жутко смешно, еле сдержалась. — Такая мне и самому нужна.

Сразу вспомнился мультик, как мужик корову на базаре продавал. Не удержалась и захрюкала, пришлось спешно импровизировать и делать вид, что я всего лишь переворачиваюсь на другой бок, а хрюканье… так если наблюдать за спящим человеком и не такое можно услышать.

— Ну вот что в ней такого особенного, что ты привязался! — На эмоциях выдал мой начальник.

Для конспирации пришлось, что-то проворчать. Ходют тут всякие спать мешают. Рука по привычке принялась нащупывать одеяло.

— Если ты за три месяца не разглядел в ней ничего особенного, то тем более заберу. Так, я ее тихонько поднимаю, а ты расправляешь постель, — и сразу же послышались приближающиеся шаги.

Не надо меня поднимать! У меня же сердце так сейчас стучит, что я сразу себя выдам, да и ресницы дрожат. В вообще, страшно мне и волнительно, все-таки такой мужчина еще и на руки.

Вцепилась в ближайшую подушку, не отдам!

— Пойдем уже, — подал голос Артем Владимирович. — Не будем мешать ей спать. Замерзнет — сама укроется.

Спустя несколько минут мужчины удалились, а я так и осталась лежать с головой, пухнущей от вопросов. В какой-то момент я начала проваливаться в сон. Тоже мне, ухажеры, даже свет не выключили. И туг до меня дошло, это не они ухажеры, это у меня завышенная самооценка и много мнительности, они делили меня не как девушку, а как личного помощника! Разочаровалась, конечно, немного, даже слегка взгрустнула, но в конечном итоге расслабилась.

Видимо, зря. Раздался тихий щелчок закрывающейся двери, выключился свет, и все это в полнейшей тишине. Умом я понимала, что мой ключ может взять только Артем Владимирович или же на крайний случай Макс, нападения и приставаний от них я не боялась, почему-то была уверена, что не такие они люди. Но тело все равно напряглось, не помогли даже открытые глаза, темень в номере стояла знатная.

Едва не подпрыгнула, когда на меня опустилось что-то мягкое, не сразу поняла, что это одеяло. По привычке втянула носом, и по губам расплылась такая широкая улыбка, что еще чуть-чуть, и сведет челюсть. И все-таки он не ледяной. Вон, даже одеяло мне свое принес. Подумать о том, чем теперь будет укрываться Артем Владимирович, не успела. Кровать сбоку от меня прогнулась, и ко мне под одеяло заполз начальник. Немного поворочался и затих.

А я уже не знала, плакать мне или смеяться. Вот это сейчас что было? И что вообще происходит последние три дня? Устраивать выпившему человеку разнос — идея не из лучших, можно конечно тихо выползти из кровати и уйти. Вот только куда? Не рыться же по карманам начальства в поисках ключ-карты от его номера, да и одеяло свое он принес сюда, а больше-то и некуда.

Можно, конечно и к Максу, вякнул кто-то в самом дальнем уголке моего сознания. Нет, нам с ним еще работать, отозвался другой, более разумный голос из противоположного угла. Шикнула на обоих и в который раз решила на все забить. Будет утро, тогда и подумаю.

Бам, бам, бам…

Бьет священник в колокол. Фирменный белый халат от отеля очень хорошо на нем сидит.

Бам, бам, бам…

Пытаюсь закрыть уши, но вдруг понимаю, что мои руки привязаны к деревянному столбу, а сама я стою на сухих ветках.

— Признаешь ли ты себя виновной в том, что, воспользовавшись добротой душевной своего начальника, нагло пробралась к нему ночью в постель и скомпрометировала? — вопрошает толстый дядечка, которому я вчера усиленно улыбалась на деловом завтраке и который поругался из-за этого со своей женой. Дядечка, к слову, гаденько мне улыбается и держит в руках факел с пылающим огнем.

— Я… — пытаюсь сказать, что я не виновата, но противный дядечка меня перебивает.

— Молча-ать! — визжит он голосом Синьора-Помидора из мультика Чиполлино.

— Виновна, виновна, — скандирует толпа, собравшаяся поглазеть на мое сжигание на костре.

Дядечка поворачивается ко мне и медленно поджигает подо мной мелкие веточки с криком:

— Темыч, ты охренел? Мы так не договаривались!

Подскакиваю на кровати с дико бьющимся сердцем и пытаюсь отдышаться, глядя во взбешенные глаза Макса, смотрящие мне за спину.

— Дай поспать, — ворчит ледяное начальство и, повалив меня на кровать, сгребает мою тушку в объятия.

Смотрю на взбешенного Макса испуганными глазами и не понимаю, что мне делать.

Мой вопрос решил Макс. С легкостью выдернул мое тельце из рук Артема Владимировича и, не обращая внимания на ругань, несущуюся нам вслед, потащил меня за дверь, донес до соседнего номера, внес в номер и, посадив на кровать, молча удалился. Вернулся через несколько минут с моим чемоданом и огромной сумкой, поставил у моих ног и все так же молча снова ушел.

Перестав вообще хоть что-то понимать, я вытащила свежий костюм и отправилась в ванную комнату приводить себя в порядок. Что да как, гадать можно бесконечно, а на все реагировать так вообще никаких нервов не хватит, не трогают меня пока, и ладно. Пойти и все выяснить у мужчин — так они не ответят, только зря время потеряю, да еще и под горячую руку попаду. Ясно одно. Оба неадекватны, и держаться от них нужно на расстоянии, мне как-то фиолетово, до чего они там договорились или не договорились, но в свои игры пусть играют сами.

Собиралась медленно, от души поплескалась в водичке, тщательно просушила волосы, натянула костюм, подкрасилась и только потом соизволила выйти.

В номере ждал накрытый стол и два угрюмых мужика. Села, взяла вилку и демонстративно не обращаю на них внимания. Смотрят на меня насторожено и подкладывают мне на тарелку вкусные кусочки с обеих сторон. Молча жую, проголодалась жутко, вчера так ничего толком и не ела.

Поела, сложила ручки на коленях и сижу, жду у моря погоды.

— И что, даже ничего не спросишь? — первым не выдержал Макс. Надо, кстати, узнать, как его по батюшке, а то как-то неудобно, ведь будущий начальник.

— А надо, Максим… — делаю паузу и жду, когда он продолжит.

— Даже не думай, — начал мужчина.

— Алексеевич, — тут же сдал друга, ну я так думаю, во всяком случае, мой начальник. За что получил от Максима Алексеевича злобный взгляд.

Больше разговаривать никто не захотел. Сижу тихо как мышка, потягиваю кофе, а саму так и распирает от любопытства. Думаете, я гадаю, чем привлекла двух таких мужчин? А вот и нет, меня гложет вопрос, нафига они тут затеяли свою игру?! Я, конечно, верю в сказки, но не настолько, они хоть и общаются вроде нормально, но чувство соперничества так и висит между ними в воздухе. А я квартиру свою хочу, мне не до их игр. Стоит с кем-нибудь из них закрутить шашни, и через пару недель вылечу с работы, если не через пару дней.

Поели, дружно встали и так же дружно вцепились в мой чемодан. Пожала плечами, мне не жалко, оставила их разбираться между собой и, повесив на плечо свой обычный чумодан, встала в сторонке.

Право нести мои костюмы досталось Максиму Алексеевичу, а что, справедливо. Один покупает, второй доставкой занимается.

В этот раз летели на самолете. Летели недолго, но очень нервно. Артем Владимирович еще при взлете вцепился в мою руку и нервничал весь полет. Не стала задавать вопросов, просто попросила его закрыть глаза и, поглаживая его руку, начала рассказывать ему смешные истории из своей жизни. Максим Алексеевич косился на моего начальника и злорадно усмехался, чем заслужил еще один минус в свою копилку. Начальник у меня, может, и вредный, но именно он ночью принес мне одеяло и неважно, что сам же под него и залез, важно, что даже в подпитом состоянии подумал обо мне. Даже как-то расхотелось высказывать ему за салон красоты. Просто пока ждали водителя Артема Владимировича, шепнула ему спасибо и попросила больше так не делать.

Поездка прошла не очень весело. Едва подъехал водитель, ледяной, не задумываясь, открыл передо мной переднюю дверцу и усадил в салон. Сам же, переглянулся с Максимом Алексеевичем и уселся на заднее сиденье. Всю дорогу они шептались, как бабки на базаре, то и дело кидая на меня взгляды, которые заметил даже водитель, серьезный дядька в годах. Под конец дороги на меня косились уже трое, а мне хотелось обернуться и настучать по головам этим двум клоунам на заднем сиденье своей сумочкой.

— Михаил, едем к дому Оксаны Александровны, — окончательно добил меня начальник.

Михаил, теперь хоть знаю, как зовут водителя, единственный плюс во всем происходящем, стал коситься на меня еще сильнее. Под конец я психанула, обернулась к этим двум шептунам и попыталась передать взглядом, что я с ними хочу сделать. Сидят, улыбаются, смотрят невинными глазами, всем своим видом показывая, что их тут вообще нет. Перед моими глазами начали мелькать весьма интересные и такие желанные сцены с участием нас троих. Ночь, лес, небольшая ямка и два свеженьких трупика. Угадайте, в чьей руке была лопата?

— Оксана Александровна, — обращается ко мне Артем Владимирович, едва машина останавливается у моего подъезда. — У вас сегодня выходной.

И смотрит на меня с ожиданием. Вот только непонятно на что он сейчас надеется и чего ждет? Благодарностей? Так я благодарна, еще несколько часов в их компании, и я бы начала воплощать в жизнь свои ночные фантазии. Неожиданно мелькнула мысль, что лопаты-то у меня нет и купить в ближайшее время вряд ли получится.

А начальство так и смотрит на меня этим своим ожидающим чего-то непонятного взглядом. Хочу назад своего ледяного, с его колючим, замораживающим взглядом, да начни он сейчас меня отчитывать за ошибки, я и то была бы рада. И пусть Артем Владимирович открылся для меня с совсем другой стороны, все же проще было бы, будь он по-прежнему холодной глыбой льда. Видеть же в нем нормального человека и обаятельного мужчину мне совсем не хотелось, не знаю, почему. Хотя нет, знаю, но думать об этом все равно не буду. Не буду, я сказала!

Кивнула головой, скупо улыбнулась и, попрощавшись с обоими начальниками, вышла из машины. Напряглась и взмолилась всем богам, чтобы они не устраивали хотя бы перед водителем свои петушиные бои за право нести мой чемодан. Мой посыл быстро долетел до богов, и помогать с вещами мне отрядили Михаила.

Поднимаюсь в лифте на пятый этаж, улыбка до ушей, настроение прекрасное. Можно сказать, второй выходной подряд. Прокручиваю в голове, чем бы хотела заняться. Да я, да сейчас…


Глава 3 | Помощница особого назначения | * * *



Loading...