home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Времена «ВЫМПЕЛКОМА»

Начало

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ИСТОРИЯ «ВЫМПЕЛКОМА»?

От 2 до 72. Книжка с картинками

…А может она начинается 29 ноября 1990 года, когда в ответ на исторические решения партии и правительства о кооперативах и «малых предприятиях», мы в РТИ создаем свою первую частную лавочку «КБ Импульс»? Вскоре эта компания станет одним из учредителей «Вымпелкома».

А в это время в магазинах пустота, фактически введена карточная система, в РТИ начинаются задержки с зарплатой.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Голода нет, но вопрос о том, что мы будем есть завтра, возникает. Обстановка очень способствует мыслительным процессам, поиску вариантов существования. Да и работать на военпредов и в атмосфере засилья режимных служб надоело. Хотим своего дела.

Хорошее советское название – «КБ Импульс» – мы с сотрудником моего отдела Игорем Каплуном подсмотрели где-то в Ленинграде и применили к своей компании как маскировку его частной сущности, враждебной простому и не простому советскому человеку.

Характерный диалог состоялся у меня с одним из сотрудников со второго этажа РТИ, на котором размещались режимные службы и военпреды.

– А какому министерству будет подчиняться ваш «КБ Импульс»?

– Никакому.

– Такого не может быть. Так не бывает.

 Одной из первых наших коммерческих разработок был автомобильный радар-детектор «Сигнал», документацию на который мы продали заводу нашего ведомства в Кунцево (КМЗ). Автор этой разработки – Евгений Седенков.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Этот радар-детектор потом довольно успешно продавался в магазинах, но, разумеется, не мог оказать заметного влияния на конверсионную судьбу ни нашу, ни завода.

Другой разработкой были комплекты аппаратуры для спутникового и кабельного телевидения. Фотографий у меня, к сожалению, не сохранилось. Выпуск этой аппаратуры был налажен даже на двух заводах, руководство которых, как и мы, плохо разбиралось в маркетинге. Комплект для спутникового приема продавался одно время в магазине «Эфир» на улице Горького, напротив гостиницы «Минск». Заметного рынка такая продукция тогда не имела.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Деньги за продажу документации заводам нас богатыми не сделали.

 …А может, она (история «Вымпелкома») начинается в сентябре 1991 года со знакомства с американской сотовой компанией Cellular inc.? Эта небольшая компания, как стало понятно потом, оказывала услуги операторам по проектированию сетей и приехала в СССР в поисках заказов. Компанию пригласил в объединение «Вымпел», в которое входил РТИ, Василий Бахар – заместитель генерального директора объединения по экономике и одновременно ответственный за конверсию. Это слово было модным тогда на предприятиях ВПК. Я, между прочим, был одно время ответственным за конверсию в РТИ.

В советские времена Центральное научно-производственное объединение (ЦНПО) «Вымпел» было одной из крупнейших структур советского ВПК, занятой созданием средств противоракетной обороны (ПРО).

Привожу в качестве памятника той эпохи приказ по РТИ, который я сам и готовил.


От 2 до 72. Книжка с картинками

Абсолютно бестолковые переговоры и взаимные презентации (вот, применил слово, которое мы тогда не употребляли) шли почти неделю и закончились ничем. Тем не менее, значение этого эпизода велико:

– на территорию РТИ были допущены иностранцы;

– наша команда заинтересовалась сотовой связью;

– для переговоров было выделено помещение (в приказе - комната № 404) бывшего парткома, которое вскоре стало домом, штаб-квартирой «Вымпелкома».

Партком…Целых три комнаты…Первые годы «Вымпелкома».

В первой комнате-приемной среди всех прочих восседает Валерий Гольдин, за столом с горой бумаг (компьютеров тогда еще у нас, да и не только у нас, практически не было!). Дверь слева – с табличкой «Секретарь парткома», за его столом теперь сидит президент компании «Вымпелком» – ваш покорный слуга. При этом забавная деталь: я уже говорил, что в партии никогда не был, а вот моя жена была не только членом КПСС, но и секретарем парткома Института археологии АН СССР. Узнав это, директор РТИ Виктор Слока как-то сказал, что видит в этой ситуации что-то то ли аморальное, то ли антисоветское. Шутка.

Ветераны «Вымпелкома» говорили (а, может, и сейчас говорят): «Нас принимали на работу в «Вымпелком» через партком».

 Желание показать хоть что-то из парткомовской обстановки заставляет меня перенестись через несколько лет. Эта фотография – с церемонии подписания в 1995 году одного из судьбоносных для нас контрактов с фирмой «Эриксон». Так вот, подписание происходит за знаменитом в свое время столом заседаний парткома Радиотехнического института АН СССР. (АН – это для маскировки от иностранных разведок; на самом деле РТИ подчинялся министерству радиопромышленности). Ну а теперь за этим столом ваш покорный слуга после подписания контракта пожимает руку представителю фирмы «Эриксон», фамилию которого я забыл. Справа от меня – Георгий Васильев. Я потом еще скажу пару слов об этом замечательном человеке, да и о других людях на снимке. Стоят, слева направо: Константин Кузовой, Валерий Гольдин и еще один сотрудник фирмы «Эриксон».

От 2 до 72. Книжка с картинками

На правом краю снимка – Владимир Мухин. Его должность называлась тогда «вице-президент по инженерному обеспечению». Несет подарочный самовар. Все счастливы. Как выходцы из страны тотального дефицита, где проблемой была покупка, а не продажа, мы тогда еще не понимали, что подарки по случаю сделки должен делать скорее продавец, чем покупатель.

Справа на двери из приемной – табличка «Комитет ВЛКСМ». Там сидит наш американец Оги Фабела. Я о нем далее немного еще расскажу.

Эту табличку я, кажется, видел где-то в своих архивах спустя многие годы и не потерял надежды еще найти. Если найду, то попробую приколотить на дверь кабинета Оги в новом головном офисе нашей компании на Краснопролетарской улице. Это один из самых шикарных кабинетов в одном из самых шикарных офисов Москвы. А капитализация «Вымпелкома» на конец ноября 2007 года $45 млрд (!!!). Так что, знай наших!

Вернемся, однако, к ранней истории…

 …А может, она (история «Вымпелкома») начинается 18 октября 1991 года, когда был подписан протокол о намерениях между ЦНПО «Вымпел» и еще одной американской фирмой – Plexsys.

В протоколе декларировалось желание создать два совместных предприятия – одно по производству аппаратуры сотовой телефонии, другое – операторское. При этом на «советскую сторону» (так в протоколе) возлагалась задача «…получения лицензии в Москве на …систему, приносящую доход, способную обслуживать до 600 абонентов».

Амбициозная цифра емкости создаваемой сети – 600 абонентов – была того же порядка, что и емкость единственной тогда в стране радиальной (не сотовой) радиотелефонной системы «Алтай», обслуживающей в Москве и ближнем Подмосковье автомобили высшего руководства страны. Хлыст антенны радиотелефона на черном лимузине однозначно говорил о статусе пассажира.

Между прочим, система «Алтай» в ходе приватизации МГТС стала принадлежать известной всем связистам даме – Асе Петровне Оситис, владелице частной компании АСВТ.

Так вот, через пару лет после описываемых событий Ася Петровна оказалась нашим основным конкурентом на московскую лицензию на сотовую телефонию регионального стандарта AMPS. На конкурсной комиссии в Московском правительстве, в кабинете тогдашнего начальника департамента транспорта и связи Корсака, одним из основных аргументов Аси Петровны было наличие у нее оборудованного гаража для установки радиотелефонов в автомобиле. Информация о том, что сотовые телефоны можно будет носить в кармане, была некоторыми встречена с недоверием. (Первые наши телефоны требовали, правда, большого кармана, но все же не части багажника автомобиля.)

Цифра в 600 абонентов соответствовала по порядку величины и возможностям сотовой аппаратуры, производимой фирмой Plexsys.

Да, забыл сказать, что американская фирма производила аппаратуру сотовой телефонии американского стандарта AMPS, а в протоколе мы записали использование в России стандарта NMT-450. И американцы были готовы вместе с нами освоить производство аппаратуры этого стандарта и продавать по всему миру! (Так записано в протоколе. Бред, разумеется.)

Экзотичный для Европы американский стандарт AMPS появился в наших планах чуть позднее.

Пара слов о компаниях, подписавших этот протокол о намерениях.

На момент нашей встречи на государственном предприятии ЦНПО «Вымпел» работало около 100 тысяч человек, в частной компании Plexsys – менее 100 человек. В первых сотовых сетях аналогового стандарта AMPS в России, в том числе и в Москве, использовалась аппаратура Plexsys. Вскоре мы перешли на цифровую разновидность этого стандарта – DAMPS, а поставщиком аппаратуры стал Ericsson. (За одной этой фразой стоит несколько забавных историй и даже драм, рассказывать о которых у меня нет ни сил, ни талантов.)


* * * | От 2 до 72. Книжка с картинками | * * *



Loading...