home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6. Биржа

Одна из вершин в жизни компании и ее основателей – IPO 15 ноября 1996 года.

Мы оказались второй российской компанией на Нью-йоркской фондовой бирже после перерыва в 90 лет. Первой в ее новой истории.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Впервые на Уолл-стрит флаг России, флаг «Билайна»… Слезы в глазах…

От 2 до 72. Книжка с картинками

На правом снимке – один из моментов торжественной церемонии перед началом торгов. Cлева направо – Валерий Гольдин, я, Уильям (Билли) Джонстон – президент и СОО биржи, Оги Фабела.

От 2 до 72. Книжка с картинками

…Валерий Павлович Гольдин. Интеллигент в самом высоком смысле этого слова. Интересоваться сотовой телефонией мы с ним начали одновременно, еще в 1991 году, когда случились первые контакты с американской сотовой телефонной компанией Cellular. Помните? Я рассказывал об этом в предыдущей главе. Он работал тогда в отделе технической информации РТИ, и сперва его пригласили в рабочую группу переводчиком. В «Вымпелкоме» он со дня основания компании и, наверное, вскоре будет назван сотрудником с рекордно большим стажем работы в ней. Все эти годы он выполнял функции вице-президента по международным связям с инвесторами. (Названия с годами слегка менялись.) Вот он на снимке, в первых рядах наших людей, осваивающих крупнейшую в мире арену инвесторов. Заодно, по старой памяти и по дружбе, работающий при мне переводчиком. Он единственный переводчик, которому я полностью доверяю. Последнее означает не только уверенность в точности и корректности перевода, но и надежда на то, что он тактично опустит или перефразирует сказанную тобой сгоряча глупость.

Так вот, это единственный из сотен знакомых мне коллег по компании, который идеален на своей должности. Он и его должность вице-президента компании «Вымпелком» по связям с инвесторами созданы друг для друга Всевышним. Никакими рациональными причинами такой идеализм объяснить невозможно. Да я и плохо представляю себе Валерия на какой-либо другой работе. Зная его многие годы, я во время дружеских застолий становился в тупик, пытаясь высказать ему какие-либо рабочие пожелания. Он, наверное, не ангел (хотя кто его знает), но его недочеты в работе мне неведомы. Чтобы выявить недостатки Гольдина, его надо было бы испытать какой-либо другой должностью. Но это невозможно.

Как-то постепенно Валерий оказался, пожалуй, самым близким мне человеком в компании, от которого у меня практически не было тайн и к советам которого я часто прибегал. С помощью Валерия близкие доверительные отношения сложились у меня и с Оги Фабелой. Это кажется удивительным, учитывая разницу в возрасте, да и всего другого.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Оги – председатель совета директоров «Вымпелкома», вдохновитель и организатор сложнейшей процедуры выведения компании на биржу. Вот он держит один из врученных нам подарков – знаменитые символы биржи – фигурки борющихся быка и медведя.

Вот этот символ показан отдельно.

От 2 до 72. Книжка с картинками

На заднем плане снимка, где мы с президентом биржи, виден наш подарок – гжельский чайный сервиз с самоваром. Второй российский сувенир в парадной гостиной биржи за всю ее историю. Первый – большая ваза Фаберже – был подарена царем Николаем Вторым в начале ХХ века по случаю выхода на биржу первой российской компании, как-то связанной со строительством Транссибирской магистрали.

Ну как не сфотографироваться на фоне такой исторической реликвии? На снимке слева направо – Валерий Павлович Гольдин, моя жена Майя Павловна и я.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Мы живем, слава богу, не в царское время и подарок бирже делали сами. За свой счет.

Идею вывода компании на биржу Фабела первый раз обсуждал со мной и Валерием Гольдиным в январе 1996 года во время ужина в пиццерии на Тверской, который мы потом стали называть историческим. Для этого требовалось, кроме всего прочего, объединить в одной компании – «Вымпелкоме» – многочисленные бизнесы, связанные с сотовой телефонией, разбросанные по многим контролируемым мною компаниям («КБ Импульс», «Сота», «Моком», «Макроком» и т.д. Не все и упомнишь). Такая разбросанность бизнесов отчасти объяснялась случайными историческими причинами. А отчасти тем, что я в последнее время умышленно стал «класть яйца в разные корзины», чтобы обезопасить бизнес от ущербного поведения некоторых акционеров, сдуру приглашенных мною же в компанию.

Предложение объединить все бизнесы в одной компании и вывести ее на биржу отвечало интересам всех акционеров всех компаний, так как стоимость пакетов акций каждого резко возрастала. Я же становился при этом контролирующим акционером.

Между прочим, название одной из компаний, поглощенной «Вымпелкомом» в результате концентрации бизнесов, – «Макроком» – было придумано нами как антитеза нашему тогдашнему конкуренту «Милликому», который на пару с известным окулистом – бизнесменом Святославым Федоровым и еще кем-то владели самым крупным тогдашним оператором – МСС. Этому «Милликому» в 1993 году родной РТИ пытался продать свою долю в новорожденном «Вымпелкоме». Продал, в конце концов, но не «Милликому», а АФК «Система», то есть В.П. Евтушенкову. И совсем недорого. Около 1% от стоимости, в которую через два года была оценена половина этой доли, когда В.П. продал ее Фабеле. Если сделку с «Милликомом» мы блокировали, то сделке с АФК – способствовали. Уж больно неадекватным акционером оказалось руководство родного РТИ.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Сохранилось фото заседания Совета директоров после завершения этой сделки, на котором пост председателя Совета директоров «Вымпелкома» передается от директора РТИ Виктора Слоки (на снимке тот, который радуется) представителю АФК «Система» Георгию Васильеву (на снимке – в центре). Георгий вскоре сыграет весьма позитивную роль в судьбе компании.

Это заседание проходило в октябре 1993 года в уютном особнячке на улице Рылеева, которой сейчас возвращено старое название – Гагаринский переулок. В особнячке размещалась компания «Росико», директором которой тогда был Георгий. И особняк, и компания принадлежали, разумеется, «Системе». Вскоре штаб-квартира «Росико» окажется в РТИ, а ее директором станет Леня Шехтман. Забавная личность. Но обо всех не расскажешь. А «Росико», возможно, еще встретится в нашем повествовании.

Лет этак через десять я волею судеб еще раз заглянул в этот особнячок. Он тогда продавался, а я подумывал о покупке себе то ли жилья, то ли офиса в этом очень симпатичном мне районе Москвы. Почему-то на этот раз особнячок показался мне не столь уютным, и я его не купил.

По историческим меркам вскоре, зимой 1995 года, АФК продала, как я уже упоминал, половину своих акций «Вымпелкома» Фабеле. За вполне серьезные деньги. К этому времени Фабела понял, что вести самостоятельный бизнес в России его компания «Евронет» не сможет. Эта компания была организована практически одновременно с «Вымпелкомом». Как я уже говорил, сперва предполагалось, что «Вымпелком» займется только инженерной деятельностью, а «Евронет» – операторской. Этого не получилось, да и не могло получиться. Ликвидация компании «Евронет» и покупка доли «Вымпелкома» у В.П. были для Фабелы очень смелыми шагами. Компании, ему и мне повезло. После этого Фабела стал председателем Совета директоров «Вымпелкома» и лидером процесса превращения компании в открытое АО с биржевой котировкой акций.

Таким образом, за время моего почти десятилетнего директорства в «Вымпелкоме» – с момента основания компании до отставки в 2001 году – сменилось три председателя Совета директоров: Слока, Васильев, Фабела. Оги Фабела после своей отставки в 2002 году получил звание «Сооснователь и почетный председатель Совета директоров». Вполне заслуженно.


* * * | От 2 до 72. Книжка с картинками | * * *



Loading...