home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. GSM - Кризис

В начале 90-х годов, когда мы только начинали свой бизнес, ставка на американский стандарт в выпрошенном у военных диапазоне 800 МГц была единственно возможным и абсолютно правильным решением. Хотя бы потому, что других вариантов для старта нашего бизнеса просто не было. Или вообще не надо было заниматься сотовой телефонией.

Однако уже к началу 1995 года, когда компания была лидером рынка, некоторыми из нас (откровенно говоря – очень некоторыми) стала все более и более осознаваться стратегическая неконкурентоспособность в России американского стандарта AMPS (даже в его цифровом варианте DAMPS, на который мы стремительно перевели свою сеть в Москве) по сравнению с новым европейским стандартом GSM.

Это создавало фундаментальную угрозу существованию компании.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Вот на фоне таких настроений нам удалось в феврале 1995 года уговорить заместителя начальника войск связи РФ, генерал-полковник Иванова Александра Анатольевича подписать письмо в ГКРЧ и Минсвязи с согласием отдать для гражданской сотовой связи полосу в 20 МГц в диапазоне 1800 МГц.

Вот он, на моем фото, спустя, правда, десяток лет, уже в отставке, побывав за это время еще министром связи РФ и председателем совета директоров небольшой, но успешной частной компании «Комет». Фото сделано на банкете, который эта компания уже много лет устраивает в знаменательные для нашей страны дни.

Низкий Вам поклон и долгие лета, дорогой Александр Анатольевич.

Под это письмо хороший человек Владимир Борисович Булгак (министр связи) сравнительно легко согласился выдать нам первую в России лицензию на Москву и область на новый, только что вводимый на Западе стандарт DCS-1800, который через два года стал называться GSM-1800. Лицензия была оформлена на «КБ Импульс». Кроме нас на этот новый стандарт никто не претендовал.

Правда, дьявол, который еще не раз возникнет на наших GSM-дорогах, не дремал и на этом начальном этапе пути. Вскоре из Минсвязи поступил очень странный запрет на реализацию лицензии до тех пор, пока «КБ Импульс» не будет передан под контроль Москомимущества (!?). Аж два заместителя министра, один из которых был тогда еще и статс-секретарем, пытались объяснить мне, а может, и себе, что все это значит. Однако в один прекрасный день ангел случайно пролетел над Тверской, 7 и отогнал дьявола. Ненадолго. Но запрет был снят.

Я думаю, что причины этого странного эпизода так и останутся вечной тайной. Чиновники Минсвязи, которые могли бы пояснить эти причины, их забыли. И правильно сделали. Что же касается дьявола, то он давно превратился в респектабельного бизнесмена. Дьяволом на Тверской теперь другой работает.

Полученные у военных частоты, лицензия и этот таинственный эпизод обозначили начало нашего тернистого продвижения по GSM-дороге.

Пробивая себе лицензию на DCS-1800, мы при этом даже не думали о доступе к GSM-900 или NMT-450, лицензии на которые были у МТС и МСС. Это их огород, и мы в него ни ногой. Так же как AMPS-800 и DCS-1800 – наши стандарты, наши диапазоны, и никто сюда не может сунуться. По крайней мере, так тогда понималась лицензионная политика Минсвязи.

Письмо Минсвязи, поясняющее эту политику, на основании которой велось все наше бизнес-планирование, привожу в приложении. (Чтобы оправдать такое внимание к этому документу, забегая вперед, скажу, что неожиданное резкое изменение этой политики Минсвязи в пользу нашего конкурента поставит компанию в отчаянное положение, что и является одной из интриг этой главы. Читайте дальше.)

Вот на таком фоне в 1995 году нами принимается смелое, скорее авантюрное решение – продолжать слегка развивать сеть AMPS, как единственный источник доходов, и одновременно создавать на той же территории вторую сеть в стандарте DCS-1800. Эта последняя сеть должна в перспективе, когда будут сотни тысяч и миллионы абонентов, а от таких нагрузок сеть нашего конкурента GSM-900 начнет захлебываться, обеспечить компании возможность достойной конкуренции.

Но до этого надо как-то пережить априори провальный этап конкуренции с заведомо более адекватной началу бизнеса технологией GSM-900. Да еще будучи при этом обремененными расходами по созданию и поддержанию на одной территории двух конкурирующих технологий, одна из которых к тому же являлась наиболее дорогой.

Наши бизнес-планы в своих оптимистических вариантах показывали, что некоторые шансы на успех, тем не менее, есть. Альтернативный вариант – наслаждаться высокой прибыльностью AMPS и развивать только его (а у нас уже есть лицензии на ряд регионов, о которых, если заниматься GSM, надо забыть) – отвергнут. Итак, в дорогу. В обозримом будущем – захватывающая борьба GSM-1800 против GSM-900.

Принятая стратегия вызвала серьезный раскол в компании, драматичный и анекдотичный одновременно.

Надежды на успех подогреты беспрецедентно выгодным контрактом с фирмой «Алкатель» на поставку аппаратуры для московской сети GSM-1800. Мы частично оплатили его пакетом акций компании «КБ Импульс», единственным активом которой была лицензия на GSM-1800 в московском регионе. Это май 1996 года. Мы еще не на бирже и не только акции «КБ Импульс», но и акции «Вымпелкома» неликвидны. К тому же мои акции «Вымпелкома» к этому времени заложены «Эриксону» за поставки аппаратуры сети AMPS. Но здесь залог этих акций являлся лишь одной из форм обеспечения товарного кредита.

Вот на этом снимке представители фирмы «Эриксон» исполняют на радостях подписания контракта (мы все же единственный покупатель аппаратуры AMPS в Европе) шведские народные песни у нас на одном летнем корпоративном празднике.

От 2 до 72. Книжка с картинками

В случае же с «Алкателем» происходит нечто неслыханное: всемирно известный производитель становится акционером операторской компании (уже нонсенс!), да к тому же еще не начавшей деятельность и ничем себя не проявившей, и в качестве взноса в акционерный капитал вносит аппаратуру для сотовой сети Москвы.

От 2 до 72. Книжка с картинками

Одно из самых оригинальных и удачных соглашений в моей бизнес-жизни.

Глава отделения «Алкатель Мобайл» Ален Браво проявил незаурядную смелость, пойдя в мае 1996 года на подписание такого соглашения.

В моем архиве сохранился только один отвратительный по качеству снимок момента подписания соглашения в нашем офисе на Маяковке.

Соглашение являлось выгодным для нас еще и тем, что позволило впервые обозначить цену одной из наших компаний. Это сказалось потом на определении достойной биржевой цены «Вымпелкома».

Через несколько лет мы выкупили у «Алкателя» свои акции, на что он и рассчитывал, но с самого начала это не было предопределено.

Смелость «Алкателя» объяснялась, кажется, тем, что эта фирма тогда находилась в тяжелом положении на рынке GSM, потеряла какой-то большой контракт в Юго-Восточной Азии, и им было важно обозначить свое присутствие на новом рынке России.

Смелость оправдалась.

Соглашение открыло дорогу этапу энергичного строительства сети. Вот на этом снимке (начало лета 1996 года) показаны некоторые его активные участники. Здесь и представитель фирмы «Алкатель» в России очаровательный француз мсье Лакруа (подписывает договор) и теперешний член правления компании Сергей Авдеев – основное действующее лицо проекта GSM (история его прихода в компанию еще ждет своего драматурга) и любезные мне его сотрудники Симкин и Мусаев, из-за спины которого выглядывает немец Франц Мюллер, недавно показавший нам производство аппаратуры «Алкатель» в Германии.

От 2 до 72. Книжка с картинками


Глава 7.   «Вымпелкомом» и налоговики   | От 2 до 72. Книжка с картинками | * * *



Loading...