home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

С последней лекции меня забрала секретарь Дрок еще до того, как я успела войти в аудиторию. Она перехватила меня в коридоре и потребовала немедленно явиться в кабинет ректора. Господин Денвер вернулся и жаждет меня за что-то отчитать. Разговора с ним мне никак не избежать, и я плелась за секретарем Дрок, как на заклание.

Эльрем Дрок несколько раз подгоняла меня, требуя идти быстрее, потому что я одна, а у нее и у ректора Денвера дел много. Раз дел много, незачем меня звать. Со мной никогда просто и быстро не бывает. И раз уж Ирис для меня пример для подражания в некоторых областях, то со мной можно разбираться только долго, сложно и нудно! Раздражение и злость гарантированы!

Потирая ручки от предстоящего концерта, я все-таки шла без удовольствия, которое хотелось бы получить, задумывая шалость. А все оттого, что от предстоящей встречи я не ожидала ничего хорошего. Вроде бы и наказывать меня не за что и ограничивать не в чем, но я не сомневалась в развитой фантазии господина ректора! Он точно мог придумать что-нибудь эдакое.

Эльрем Дрок постучалась, сообщила о моем прибытии и, приоткрыв дверь, пропустила меня вперед. Сама заходить не стала, вернувшись на рабочее место в приемной. Дверь за моей спиной захлопнулась с тихим ударом, и я вздрогнула. В первый момент мне показалось, что в ректорском кабинете я оказалась одна. Но я ошиблась. За завалами гор документации обнаружился господин ректор.

Бумаги взлетели и собой заполнили пустой стеллаж справа от письменного стола. Это ж сколько работы накопилось за время командировки? Делать не переделать! Мне даже жалко стало ректора Денвера в некотором роде, но помощь предлагать не буду точно. Инициатива наказуема!

— Ты знаешь, зачем я тебе позвал? — спросил ректор Денвер, сложив руки на опустевшем столе. Я покачала головой, не желая облегчать чужую работу. — Тогда я объясню. Стандартная классификация не может объяснить твоей магии, а значит мы не можем подать о тебе информацию в министерство образования. В этом случае ты не можешь сдавать экзамены, а «Тинрас» не может тебя обучать. Я вынужден исключить тебя из академии немедленно.

Неужели мне не послышалось, что ректор Денвер собирался меня исключить из академии? Он не мог так поступить! Это слишком! Я не верила своим ушам и не понимала, как он мог додуматься до чего-то настолько глупого и бестолкового? Только если он не планировал поставить меня перед «выбором», в котором у меня был только один вариант ответа.

— Чего ты хочешь, Денвер! — это был даже не вопрос, а факт. Капли уважения, которые я все-таки испытывала к этому человеку, как к ректору магической академии, иссякали. — Чего. Ты. Хочешь.

— Я хочу знать правду, Тиарис, — улыбнулся ректор Денвер. — Ту правду, которую вы с Ирис скрываете от меня, от Ведаса Крайлу и даже от Вуилреда Миналиса. Не нужно дурить нас, обманывая неведением. Вы с Ирис связаны гораздо сильнее, и были знакомы еще до академии.

— Это неправда. С Ирис я познакомилась в академии. А то, что она заступилась за меня в первый день… так я сама не ожидала. Для меня ее поступок стал большим сюрпризом. Приятным сюрпризом, хочу сказать.

Несколько минут мы пребывали в молчании. Я не собиралась рассказывать правду о Вилесе и обо всем остальном, потому что слабо представляла реальную ценность этой информации. Ректор Денвер выжидал, пока я все-таки соизволю рассказать ему. Не дождется! Пока я сама во всем этом не разберусь, ни звука не пророню.

— Хорошо, — вздохнул ректор Денвер. — Я хотел как лучше. В таком случае… — из стеллажа к нему в руки прилетел листок, словно перышко. — Подпиши уведомление об ознакомлении с фактом исключения из академии. Я бы мог что-то сделать, если бы ты дала довольно веские показания. Но, к сожалению, я вынужден исключить тебя. Твой муж запретил тебе учиться. Я вынужден выдать тебя Моридару. Прости. Закон не на нашей стороне.

Господину Моридару?!! Денвер угрожал мне! Он совершенно точно угрожал мне, но… я посмотрела в его глаза и увидела в них надежду. Он действительно надеялся, что я могу рассказать нечто такое, что позволит ему оставить меня под его контролем и под защитой академии. Или я сама себе придумала, что ректор Денвер хотел меня защитить…

Передо мной легла вторая бумага. Та самая, которая сообщала, что я при свидетельствовании директрисы пансиона Святого Любериса стала законной женой господина Дрока. Передо мной лежал один из четырех оригиналов, которые выдавались на руки супругам, свидетелю и четвертый экземпляр отдавался в министерство, отвечающее за регистрацию браков.

— Проблема в том, — заговорила я, и серые глаза ректора Денвера вспыхнули азартом, — что мне действительно нечего рассказать. Я даже не помню, что произошло той ночью. Пока я спала, мне снился странный сон. Я шла в том месте, где меня держали. В огромном зале, в котором меня нашел Рур Аургус. Но там еще не было песка. Только упавшие световые колонны. Я шла прямо и вдруг остановилась. На этом сон заканчивался и повторялся раз за разом. Мне кажется, я кого-то увидела, поэтому остановилась. Именно из-за этого неизвестного зал оказался завален черным песком.

— Вот значит как… — призадумался господин Денвер. — Можно обратиться к Руру. Он неплохо разбирается в магии сна и может помочь вспомнить… Тиарис, а почему ты его Руром называешь? Вы так близки?

Руром называю? Разве наставника Аургуса звали как-то по-другому?

— Мы… нет… я от вас и от Ведаса Крайлу услышала, что вы его Руром называете, — мое лицо залила краска смущения. Я уже предчувствовала, что нечаянно по собственной неосмотрительности называла наставника Аургуса по сокращенному имени, словно была ему близким другом. — Полное имя наставника Аургуса разве не Рур?

— Рурхартус Аургус, — смеясь, сообщил ректор Денвер. — И он очень не любит, когда его имя сокращают без разрешения и императорской грамоты. Так его можно очень сильно разозлить.

— Рурхартус Аургус, Рурхартус Аургус, — несколько раз вслух повторила я. — Необычное имя. И внешность особенная. Он иностранец? Или полукровка?

— Рур с малых лет живет в империи, поэтому придраться к нему не за что, — уточнил ректор Денвер. — Что касается его происхождения, то, как ты верно заметила, он не из этих краев. Из пустыни. Большего никому, кроме него самого, неизвестно.

— Понятно…

Ответ за ответ и никак иначе. Если я не хотела исключать их вопросы, то удовлетворения своего любопытства можно было также не просить.

— Тогда… про господина Моридара вы ведь не всерьез. Вы не выдадите ему меня, правда? — я так и знала, что это всего лишь блеф! Никто меня такую особенную выдавать не будет!

— Боюсь, я не могу идти против закона. Твоя сила велика, но я не могу рисковать своим местом ректора. Не могу подвергнуть опасности остальных студентов ради тебя одной. Понимаешь? Мне нужна причина. Только стафеловая причина дозволит мне отказать требованию Моридара отдать тебя ему. Дай мне эту причину, Тиарис. Без причины я ничего не могу сделать.

Если бы она у меня была! Теперь до меня начинала доходить вся серьезность ситуации, и мне не с кем было посоветоваться. Ирис ушла на обед во дворец, и вряд ли я могла ждать ее до вечера. У меня вряд ли было так много времени. Если не Ирис, то я могла бы обратиться к Вилесе… Вот только она опять все сделает криво и косо! А может быть криво и косо будет хоть немного лучше, чем есть сейчас? Я должна попробовать. Это мой единственный шанс!

— Дайте мне несколько часов. Я что-нибудь придумаю! — не дожидаясь ответа, я вылетела из ректорского кабинета, чем несколько всполошила секретаря Эльрем Дрок.

Но мне было плевать! Сейчас главное поскорее добежать до нашей с Ирис комнаты и докричаться до Вилесы. Только она могла мне помочь! Я готова на все что угодно, только бы не возвращаться к господину Моридару. Я не хотела знать, какие ужасы меня ожидали, будучи его женой.

— Вилеса! Вилеса! — закричала я, заперев дверь изнутри. — Вилеса! Срочно! Все пропало!

— Что пропало? Как пропало? Где пропало? Не шути так! — надулась Вилеса, скрестив руки под грудью. — Что у тебя там произошло такого сверхнеожиданного, что ты так переполошилась?

— Меня господин Моридар забирает из академии! — воскликнула я. — Тот, за которого меня в пансионе замуж выдали!

Сначала Вилеса не совсем поняла, насколько трагичная ситуация сложилась. Но ей в плюс, думала она недолго, и сама испугалась приближающейся катастрофы.

— Мы можем воспользоваться законами этого мира, — спустя некоторое время сказала Вилеса. Она разлеглась на диване и даже не притронулась к чаю, который я ей заварила. С травами. Успокаивающий. К этому времени я как раз заканчивала четвертую чашку. — Брак государственный можно покрыть только браком церковным. Притом второй имеет большую силу, чем первый.

— Ты все-таки жаждешь сделать меня женой ректора Денвера, да? — фыркнула я и залпом опустошила пятую чашку, которую приготовила для Вилесы. Быть женой кого-то там далекого и ко мне не имеющего никакого отношения нравилось мне гораздо больше, чем становиться женой ректора магической академии, в которой я сама проходила обучение.

— А смысл? — хмыкнула Вилеса. — Пока вы не полюбите друг друга, цели мы не достигнем. Вон Ирис с Ведасом до сих пор не женаты, а условия все выполнили!

Мне ничего другого не оставалось, как согласиться с предложенным вариантом. То ли меня привели в состояние «на все согласна» пять выпитых чашек успокоительного чая, то ли понимание, что ничего другого я все равно не получу.

— И как тогда заключить церковный брак немедленно? К нему требуется серьезная ритуальная подготовка!

— Тиарис, детка, не волнуйся! Твой брак осветит сам бог любви, величайший архангел Арфалиес!

О, боги! Я понятия не имела, что Создатель и отец братьев по совместительству в общемировом пантеоне отвечал за любовь. В таком случае мне совершенно понятна его абсолютная нелогичность и ветреность в любовных связях. Вчера он любил одну женщину и был с ней, сегодня другую, а завтра ухаживает за третьей. Мне просто не стоило об этом даже задумываться!

— Здесь все очень и очень просто, — заверила Вилеса.

— У тебя все просто! И все через «пэ»! — возразила я. — Мне снова придется целоваться с ним?

Подобные вопросы меня крайне смущали, но я обязана была их задать! Если не получу ответ сейчас, то потом будет очень и очень сложно! А так… хотя бы морально подготовиться успею. Если к такому можно подготовиться заранее. Это же катастрофа! Как мне теперь?.. Ай, ладно!

— Обычно говорят «все через жэ», — смутилась Вилеса. — По крайней мере, у Ирис все через «жэ». Надо будет запомнить, что у тебя все через «пэ».

— Это у тебя все через «пэ»! А у меня все нормально! Было до того, как я с тобой познакомилась, — пробурчала я, отвернувшись. С Вилесой по-другому и не бывает. В конце концов, это я обратилась к ней за помощью, а не наоборот. — Так что мне теперь делать? Как провести ритуал по-скоренькому? Очень надо! Господин Моридар вот-вот будет в академии!

— Как я уже сказала до того, как ты меня перебила! — обидчиво сообщила Вилеса, — здесь все очень и очень просто. Берешь связующий атрибут. Одна штука, — в ее руке, поднятой на манер весов, появились бабушкины жемчужные бусы. Благодарю Создателя, что с ними все в порядке! — Берешь божественный атрибут. Также одна штука, — на второй поднятой руке появился золотой ободок кольца, которое исчезло с моего пальца. — Затем второй атрибут продеваешь в первый и колец становится два!

Вау! Мало того, что кольцо раздвоилось, так еще бабушкины бусы удлинялись у меня на глазах! Нить стала длиннее раз в пять! Также увеличилось количество бусин на столько, что на нити не осталось свободного места.

— Сейчас все это возьмешь, наденешь бусы вам двоим на шею, и обменяетесь кольцами. Церковный брак консумирован! Теперь вы муж и жена, в здравии и в бедности!

Последнее вот вообще шикарное пожелание!

Время летело незаметно. Стоило взглянуть на часы, как я поняла — выпрошенные у ректора Денвера два часа закончились почти пятьдесят минут назад! Раз за мной до сих пор не пришли, значит он смог сдержать господина Моридара. Но как долго? Мне нужно спешить! Только бы успеть попасть к ректору Денверу до того, как до него дойдет господин Моридар!

Бабушкины жемчужные бусы значительно потяжелели. Кольца пытались выскользнуть из вспотевшей от волнения ладони. А в голове одна только мысль — не опоздать! Нельзя опоздать! Я гнала со всех ног, и когда влетела в ректорский кабинет, услышала жесткий голос секретаря Эльрем Дрок:

— Он уже в академии.

Оставались считаные минуты, чтобы успеть провести ритуал. Только бы успеть! Ректор Денвер подбежал ко мне несколько дезориентированный. Он совершенно не понимал моей задумки, но без лишних расспросов подчинялся каждому моему жесту.

Как и посоветовала Вилеса, я надела нам на шеи бусы — получилось даже обогнуть два раза — и кольца украсили наши руки. Но ничего не происходило! Я уже слышала голоса господина Моридара, прорывавшегося в ректорский кабинет и секретаря Дрок, пытавшуюся остановить его, задержать хотя бы на несколько мгновений, чтобы дать мне минуту форы… и я не выдержала.

— Арфаилес, заклинаю тебя! — выкрикнула я, подняв голову к небу. Точнее в потолок.

Глаза ректора Денвера расширились от шока, дверь вылетела с петель от магического удара господина Моридара, а я довольно смотрела, как жемчужные бусы сужались и в конце концов превратились в татуировку на шее. Я приложила пальцы к своей шее и почувствовала легкое жжение. У меня точно такая же, как и у ректора Денвера.

Брачный договор между мной и господином Моридаром вспыхнул, словно огонек, и потух, как падающая звезда. На пальце мягко и плотно сидело золотое кольцо, притом точно такой же ободок был у ректора Денвера. Как и предсказывала Ирис — обручальные!

Господин Моридар, стоя в дверях, расхохотался. Он выглядел примерно также, каким я видела его в последний раз. Золотистые кудрявые локоны ниспадали и уходили за спину. Светлый камзол облегал подтянутую фигуру, а на плечах красовалась меховая шкурка мастрифа песчаного.

— Ты предпочел жениться на этой девчонке, только бы не отдавать ее мне! — от его хохота меня пробирало до костей. — Видать, она даже более особенная, чем ее бестолковая подружка.

Ирис не бестолковая! Мне вдруг захотелось сломать наглецу нос. Я даже подалась вперед, но ректор Денвер жестко осадил меня назад, удержав за плечи. Он молчал и явно требовал от меня того же. К нам заглянула секретарь Дрок, и она отшатнулась, когда господин Моридар резко развернулся и покинул кабинет. А через три секунды с грохотом хлопнул дверью приемной.

— Отбили? — тихо поинтересовалась Эльрем Дрок. Очень тихо, боязливо.

— Да, — прошептал ректор Денвер на выдохе. — И вопросов стало еще больше.

Ой-ей. Он ведь не попытается заставить меня объясняться? В кое-то веке Вилеса сделала все так, как надо, и ни в чем не ошиблась, но… кажется, теперь ошиблась я. Ректор Денвер продолжал удерживать меня за плечи, а до меня начинало доходить, что мы теперь связаны нерушимыми брачными узами. Церковный брак могли себе позволить только те пары, которые прошли не менее десяти лет брачной жизни в государственном и имели не менее одного совместного ребенка.

— Я пойду? — спросила я, разминая плечи и пробуя, смогу ли я выбраться из ловушки, в которую сама себя загнала.


— Иди, — разрешил ректор Денвер, и я счастливо выдохнула. К сожалению, он добавил, — Эльрем. Мы со студенткой Тиарис Денвер продолжим разговор.

Теперь в шоке на меня уставилась секретарь Дрок. Я сама от себя в шоке: меняю мужей, как платья и украшения! Уж следующий муж у меня точно будет по большой и чистой любви!.. при условии, что мы с ректором Денвером и его друзьями сможем найти способ, как разбить брак, благословленный самим Создателем, богом любви Арфаилесом. Вряд ли я смогу сотворить нечто подобное и остаться в живых. Может… попросить помощи у Кансмогемы?

Нет-нет, Кансмогема — это последний вариант, к которому не хотелось бы прибегать. Кара Арфаилеса все равно достигнет меня, даже если сбегу в другой мир. В тот, например, из которого пришла Ирис.

— Иди-иди, Эльрем, — повторил ректор Денвер. — Моя новоиспеченная женушка должна мне кое-что объяснить!

— Сначала ты мне кое-что объяснишь! — заорал женский голос из ниоткуда.

Денвер сморщился, как старик, и выдернул из уха серьгу. Я даже не замечала ее из-за пышной прически. Серьгу он бросил на стол и прикрыл оглушенное ухо. А из серьги продолжали выплевываться выкрики разъяренной женщины, требующей объяснений и немедленно.

— Моя мама работает в отделе регистрации браков. Наверное, увидела мое имя в списке. Сегодня как раз ее смена. Впрочем, если бы она узнала об этом завтра… кричала бы еще громче. Или даже явилась самостоятельно.

— А сейчас не явится? — боязливо уточнила я, припоминая, как страж Ведас Дрок угрожал Ирис своей матерью.

— Нет, сейчас не явится. Она не может уйти с работы. Ее некем подменить.

С души словно камень упал, а с плеч — стафеловая плита. Если бы мне пришлось одновременно объясняться и перед ректором Денвером, и перед его матерью госпожой Денвер, я бы не выдержала двойного перекрестного напора. Хватит и того, что ректор Денвер продолжал удерживать меня одной рукой, и плечо уже ныло, секретарь Дрок продолжала пялиться на меня, а я продолжала искать пути отступления.

— Понимаете… у меня было слишком мало времени, и я не знала как еще уничтожить брачный договор…

— Понимаю. А еще я понимаю, что подготовка к ритуалу занимает не меньше двух месяцев, чтобы все прошло гладко. А ты… — ректор Денвер замолчал и посмотрел в дверной проем, где оставалась секретарь Дрок. — Эльрем, выйди. Оставь нас наедине. И дверь закрой.

Секретарь подчинилась. Как же я ей завидовала в этот момент. Она могла беспрепятственно уйти. Более того, ее даже выгоняли! А вот меня никто не отпускал. Я бы не удивилась, если бы через две-три секунды здесь появился министр Крайлу, чародей и, возможно, Рур Аургус. То есть Рурхартус Аургус. Какое сложное имя! Не зря при знакомстве наставник назвал только фамилию. Надо бы привыкнуть к нему.

— А ты… Что ты сделала? Тебе понадобилось три часа и «Арфаилес, заклинаю»? Ты обратилась напрямую к богу, и он услышал тебя?

Не хватало только последнего вопроса, который будет назван вслух, если я продолжу строить дурочку. Пожалуй, продолжу. У меня неплохо получается. Вот почему я от одной проблемы плавно перетекаю в другую? Разве нельзя было решить одну и спокойно не получить следующую, а отдохнуть от проблем хотя бы недельку, а то и целый месяцок?

— Кто ты такая на самом деле? — не выдержал ректор Денвер и развернул меня к себе лицом. Он снова удерживал меня за оба плеча и морально давил на меня. — Мощь Кансмогемы, благословение Арфаилеса… Ты богиня или нефилим?!!

Что? Теперь уже смеялась я. Даже не смеялась, а хохотала так сильно, что меня складывало пополам от смеха. Полубог спрашивал меня, а не богиня ли я! Насколько же смешно! Все мои беды исходили исключительно из-за происхождения его, ректора Денвера, а не моего! А он спрашивает у меня, не я ли сама во всем виновата!

Смеялась я долго и никак не могла отсмеяться, пока не разыкалась. Мне подали воды, я села в кресло для посетителей, и только после этого смогла окончательно успокоиться. Судя по серьезному лицу ректора Денвера, смешно было только мне. Пока я была в отключке от внешнего мира, даже серьга-переговорник смолкла. Неужели моей неадекватности испугалась?

Выпив воды, я отставила стакан на стол и принялась рассматривать складки на серой форменной юбке. К сожалению, она помялась. Розовый зимний пиджак умудрился где-то заработать пятно на локте, и я полагала, что в столовой я не сильно аккуратно ела, углубившись в чтение интересной книжки. Запыленность рукава также можно было объяснить попыткой незаметно забрать книжку из-под лавки.

— Ты собираешься говорить, как умудрилось провернуть настолько сложную схему? — напирал на меня ректор Денвер.

Неужели его совершенно не волновал «ошейник», превратившийся в еле заметную татуировку телесного цвета. Логика мне подсказывала, что вскоре этот рисунок исчезнет совсем, и напоминанием о произошедшем останется только пара обручальных колец. Между прочим, они сделаны из моей волшебной палочки, созданной из заготовки и моего амулета. Гордись, Денвер!

— Как-то не очень хочется, — выдавила из себя я на грани слышимости. — Да и понимается не особо. Точнее не понимается вовсе. Я просто почувствовала, что надо так. А в целом… я больше не смогла ничего придумать за такое короткое время! Был бы хотя бы один день в запасе! Или одна ночь! Я бы точно что-нибудь придумала!

«А точнее я, Ирис и Вилеса. Три головы лучше, чем две». Этого я, естественно, вслух не сказала. Точно также я не собиралась рассказывать о знакомстве с королевской подданной Алисой, которую случайно встретила в месте заточения, и о том, что она одержима сущностью Кансмогемы. У меня и без таких гостий проблем навалом. Я, например, до сих пор не вспомнила, кого встретила в зале аукциона. А ведь именно эта информация казалась мне наиболее важной!

— Ну, и? — хмыкнул ректор Денвер.

— Это ведь на самом деле смешно! — я попробовала разрядить обстановку, но безуспешно. — Я? Богиня? Или божественное дитя? Обойдусь без небесных пеленок! Если честно, я… я просто оказалась не в том месте, не в то время… И встретила на своем жизненном пути бога… пару раз. Сначала одного, потом другого… и… все так завертелось, закрутилось!..

— Зубы мне не заговаривай! Твой профессионализм настолько далек от способностей Ирис. Ты как Злотти, не покусаешь, так обсосешь!

Что он только что сказал?!! Не покусаю, так обсосу??? Да он!.. Да как он!.. Да как только… язык повернулся нечто подобное сказать! Меня настолько шокировал его длинный язык, что я даже в уме не могла построить логичные целостные фразы.

— Ах ты синий арктус! — напала я в ответ, но была резко и нагло прервана еще более хамским ответом.

— А подглядывать нехорошо!

Он! Он видел меня, когда я видела, насколько синий он выходил из воды! И все это время он молчал! Он!.. Он!.. Он у меня еще поплачется за все грубые слова, которые произвел в мой адрес! Его даже не испугало подозрение, что я могла быть настоящей богиней! Богохульство! Какой грубый мужлан! Извращенец! Недоумок!..

Он присел на краешек стола и с каверзной улыбкой, слегка прищурившись, следил за сменой эмоций на моем лице, цвет которого менялся от мертвенно бледного до кроваво красного от натуги, злости и смущения. Как ему не стыдно так обращаться с приличной незамужней девушкой! Ах, да… он ведь теперь мой второй муж. Наверное, мне стоило быть с ним более вежливой… но он не заслужил!

— Да что б тебя Злотти обсосал, Денвер! — воскликнула я и выбежала из ректорского кабинета, забыв хлопнуть дверью даже сильнее, чем это сделал господин Моридар. После меня дверь покосилась и упала на пол! Правда… ее ведь господин Моридар магией выбил. Неважно! Упала она после моего удара!

— Не забудь вещи собрать, — долетело до меня, когда я готовилась правильно вписаться в поворот в холле. — Ты переезжаешь ко мне, женушка!

Наглый смех ректора Денвера еще долго преследовал меня, звоном отдаваясь в ушах. О, как же я хотела, чтобы поскорее в академию заявилась госпожа Денвер и потребовала от сына четких объяснений! Представляю, как эта громогласная женщина будет отчитывать его! Предвкушаю! Главное, самой в это время находиться как можно дальше. Где бы найти безопасное местечко и схорониться там?


Глава 12 | Брачная охота на ректора магической академии |