home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Пробуждение далось мне нелегко. После прекращения губительного действия душистого порошка все тело ломило, словно я долгое время терпела побои. Возможно, так оно и было, но мне хотелось верить, что господин Моридар был выше этого. Иначе выбраться из плена в ближайшее время мне шанса не выпадет. Придется выживать.

В глаза падал яркий свет, и попытка открыть их стала пыткой. Зато руки и ноги не были скованы ни веревками, ни магическими путами. Я лежала на достаточно мягкой поверхности, чтобы не посчитать ее каменным полом. А также на достаточно жесткой, чтобы не принять ее за перину.

Льняное покрывало устилало постель. Наконец открыв глаза, я поняла, что лежала на узкой кровати. Если я разведу руки в стороны, то запястья будут выходить за ее пределы. Подушки тоже не было. Только непонятный жесткий брусок лежал у изголовья.

Коричневые матовые стены большого помещения давили. В комнате было только огромное, практически во всю меньшую из стен, окно. Через него разливался яркий солнечный свет, который принуждал меня морщиться, прикрывая глаза. Странная комната. В ней было три металлических двери, которые я смогла опознать только по характерной геометрии.

Где я? Что произошло с того момента, как я потеряла контроль над телом и упала в кресло, потеряв сознание? Последнее, что я помнила — был кроткий, тихий зов Вилесы. Она обещала, что будет рядом и заберет меня в магическую академию, как только я прекращу сопротивление. Где она? Где Вилеса? И где я?

В комнате стояла, словно ночная, тишина. Из звуков были только шорохи ткани моей одежды и льняного покрывала. Вместо длинного темно-синего платья, которое мне выдали в пансионе, на мне было надето светло-коричневое. Оно даже щиколотку не закрывало! Заканчивалось где-то на середине голени.

Тогда поднимался логичный вопрос… А кто меня переодевал, пока я была без сознания? Служанка? Если господин Моридар считал меня безродной, то ни о какой служанке речи не могло идти. Тогда кто? Кто обрядил меня в столь непристойное платье? Рукава были только до локтя и не закрывали запястья. Отвратительно. Я в таких платьях даже в детстве в личной комнате не спала!

Замужняя жизнь сладкой не будет. Это я поняла еще в тот момент, когда мимолетно увидела господина Моридара и вздрогнула от его ужасающего взгляда. Мне показалось, именно он был министром Крайлу. Он ведь обещал вернуть мои останки! Наверно для того, чтобы обменять их на другую, живую, девушку. И директриса не посмела ему ни словом, ни взглядом возразить!

О том, что произошло с Колючкой, я не хотела даже думать. Ее либо заставили, принудив угрозами, либо… предложили хорошие условия проживания в пансионе в качестве преподавательницы. Если она согласилась без угроз, выбрав личную выгоду… Если она без чувства непоправимого оставила меня, сделав жертвой в угоду личного благополучия… Тогда я действительно не понимала, были ли мы настоящими подругами когда-нибудь?

Одна из дверей отодвинулась, въехав внутрь. Необычно. Удивившись, я даже не успела вздрогнуть. В комнату с кроватью вошел мужчина. Увидев его голые ноги, я немедленно закрыла ладонями лицо и вжалась в жесткое, тоже металлическое, изголовье кровати. Все кончено? Господин Моридар…

— Ну, и кто ты такая? — прозвучал недовольный, а главное незнакомый мужской голос.

Любопытство подтолкнуло меня на крайние меры. Я раздвинула пальцы и опасливо взглянула, с кем меня столкнула жизнь. Мужчина. Не блондин. Сероглазый брюнет примерно похожих габаритов разворота плеч, что и господин Моридар. Братья? Друзья? Как я оказалась здесь? Меня… подарили? Или продали во второй раз?

А еще на нем не было… ничего на нем не было! Влажные волосы прилипли к коже и… О, ужас! Как я посмела смотреть на мужчину в таком виде! Немедленно закрыв глаза, отвернулась. В насколько некрасивую ситуацию я попала? Что со мной теперь будет? И что уже произошло?

Как он посмел выйти ко мне в таком виде?! Я не безродная девка, чтобы… чтобы что? Предчувствуя беду и пугаясь худшего, я сильнее вжималась в изголовье кровати. Кто мог быстрее добежать до двери — я или он? А если дверь заперта? А если дверь вела в тупик?

— Повторю вопрос. Кто ты такая? На иллюзию непохожа… на трансформацию тоже… — расспрашивал мужчина и ничуточки не стеснялся своей наготы. Разве так можно?

— О-оденьтесь, пп-пожалуйста, — проблеяла я, совершенно теряясь. Мысли разбегались в сторону и о том, что меня могли даже не продать, а похитить у мужа, даже не возникали в неожиданно опустевшей голове. — Пп-прошу в-вас…

— Я только из душа, мокрый, буду весьма с трудом натягивать штаны. И ты атакуешь меня, пока я буду абсолютно беззащитен? — с издевкой спросил мужчина.

Он интонацией выделял каждый пункт: «из душа», «мокрый», «с трудом натягивать штаны». Я замирала от восторга, слыша его голос, и сходила с ума, когда глупый ум превращал слова в картинку. От смущения у меня горели щеки, уши и я не отнимала рук от лица не только из-за стыда, а также из-за смущения смотреть в глаза этому мужчине.

— Хотя бы прикройтесь! — выпалила я, хлопнув ладонями по коленям, и вспыхнула вновь. — На вас смотреть невозможно!

— Какие мы нежные, — фыркнул мужчина, и что-то зашуршало.

Порою моя любознательность преобладала над разумом, как это происходило сейчас. Я раскрыла зажмуренные глаза, и теперь на мужчине был черный плащ. От мысли, что под этим плащом было только одно узенькое полотенчико, я чуть не упала в обморок. Почему он вышел из ванны в столь непотребном виде?!

— Я Тиарис, Тиарис… — а Шторм ли я до сих пор? Или теперь Моридар? Тиарис Моридар? — Я Тиарис.

— Я понял это с первого раза, — отрезал мужчина. — Но для тебя вопрос, видимо, оказался слишком сложным. Задам попроще. Как ты оказалась здесь? В моей личной спальне?

— А у вас есть общественные? — я ляпнула, не подумав, и склонила голову. Поднимать ее и смотреть глаза в глаза стыдно. После каверзного вопроса вдвойне.

— Есть и общественные, — назидательно согласился мужчина, и я вспыхнула. Куда уж ярче? Как бы в обморок не упасть!

Тиа, возьми эмоции под контроль! Разве можно так бесстыдно себя вести в компании с незнакомым мужчиной! Наверное, у меня бы даже получилось выполнить задуманное, если бы я не увидела брошенное на полу мокрое полотенце под нежданно-негаданно появившемся стулом.

Мокрое полотенце? А случаем не то самое, которое прикрывало… то самое?! Он стоял передо мной в плаще и… все?!! У меня не было слов, насколько омерзительно его хамство! Появиться перед девушкой в столь откровенном виде! В таком виде даже перед женой появиться постыдно!

— Это тоже слишком сложный вопрос? — нахмурился мужчина. — Попробую упростить его…

Нас прервали. Некто мощный затарабанил в дверь. Я вздрогнула от грохота, хозяин спальни только развернул в голову по направлению к источнику шума. Что же происходило здесь? В любом случае меня здесь быть не должно! Сжав жемчужные бусы под тканью платья, я с ужасом ожидала того, что случится дальше.

— Тиарис, я знаю, что ты там! Открывай, пока Денвер не засек! — прокричала незнакомая девушка. Ее голос не был похож на голос магини, с которой я познакомилась в пансионе. — Тиарис!

Зато с лица мужчины сошла напряженная маска, и он отвернулся от меня. Он спокойно направился к двери, в которую колотила неизвестная девушка и звала меня по имени. Вероятно, мужчина был тем самым Денвером, который не должен был меня засечь. Вот только с ним я столкнулась раньше, чем увидела ее.

Дверь отъехала, и девушка упала в сильные руки мужчины. Мне показалось, что я уже была с ней знакома. Или нет? Мы были странно похожи, что со стороны нас даже можно было перепутать. Я перепутала! Ее шоколадные волосы волнами устилали плечи и закрывали лицо.

— Упсик! — пробормотала девушка и попыталась выбраться из жесткого захвата. Но Денвер был неумолим. Тогда она перехватила его за пояс и обняла настолько крепко-крепко, что уже он пытался избавиться от липучки. — Вот и славнечко!

Освободившись, девушка отступила на пару шагов от двери и повернулась ко мне. Все же мы совершенно разные! Черты лица, форма скул и носа… И даже цвет глаз! У нее яркие, морские синие, а у меня бледные и голубые, как небо в непогодный день.

— Подружка значит твоя? Из Любериса? — с некой долей разочарования спросил мужчина, и девушка задорно кивнула.

Она тоже пансионерка? Странно… Мне казалось, что я видела ее впервые! Я даже имени ее не знала. Как я могла пропустить появление столь яркой особы? Она была запоминающейся, яркой, дерзкой! Совсем непохожей на пансионерку. Могла ли она соврать? Могла ли она быть помощницей Вилесы, которая отправила меня сюда?

— Она какая-то… недалекая, — предположил мужчина, и я вспыхнула от недовольства. — Забирай ее, и чтобы я ее больше в своей комнате не видел!

Девушка семенящим шагом подошла ко мне, взяла за руку и повела за собой. Ее предложение показалось мне более рациональным, чем оставаться наедине с нагим мужчиной, на котором только плащ запахнут. Фу, какой ужасный экземпляр! За нами вновь выкатилась дверь, закрыв проход.

За порогом комнаты мир словно переменился. Не было голых стен. Был настоящий белокаменный дворец! Белоснежный коридор с небольшим синим отливом простирался настолько далеко, что я не видела ему конца. Магиня Вилеса предлагала мне отправиться в магическую академию. Неужели не соврала?

— П-подожди! — воскликнула я в попытке вырваться из хваткой руки незнакомой спасительницы из лап растлителя. Она вела меня вперед, словно за нашими спинами разгорался чудовищный пожар, а я от шока с трудом передвигала ноги.

— Потом! — резко оборвала меня она. — В комнате расскажу!

Заинтригованная, я поспешила нагнать девушку, чтобы она не оторвала мне руку. Кто она такая? Она знала о моем появлении? Меня отправили в магическую академию? Почему я попала в спальню к аскету-извращенцу? Он преподаватель? У кого еще могла быть отдельная комната в академии?

— Когда мы?.. — хотела было спросить, поднявшись и спустившись по одинаковым лестницам несколько раз, как мы наконец остановились около неприметной двери.

— На месте! — воскликнула девушка и втолкнула меня в завесу. — Меня зовут Ирис Шторм, и я тебе все сейчас объясню!

О, Создатель! Как она себя только что назвала? Ирис Шторм? Неужели по линии отца у меня еще остались родственники? Тогда почему меня оставили в пансионе? Боялись навлечь на себя гнев императора? Тогда почему сейчас, когда директриса продала меня замуж, мне решили оказать помощь? Как решились спасти меня?

Комната, в которой я оказалась, была чудесной. Персиковые стены, темный пол, удачно расставленная мебель… Но мне было не до рассмотрения интерьера. Я присела на двухместный диванчик, отложив книгу на чайный столик, и с надеждой и ожиданием посмотрела на Ирис Шторм.

— Расскажи мне все! — попросила я, не выдержав минуты молчания. Порою любопытство брало надо мной верх, и я не могла контролировать эмоций, сколько бы усилий не прикладывала к их подчинению.

— Мы находимся в магической академии «Тинрас», и уже завтра начинается первый учебный день! Юху! — Ирис захлопала в ладоши и упала рядом со мной на диванчик. — Жду не дождусь, как пришлют форму! Денвер обещал самостоятельно вручить два комплекта, чтобы не сбежала!

— А Денвер… это… — я боялась, что тот мужчина, который первым встретился мне в академии, мог быть магистром. А вдруг он будет в будущем преподавать у меня и постоянно вспоминать столь неловкий момент?

— Это Денвер, — передернула плечами Ирис. — Денвер как Денвер, — слава Создателю, я попалась богатому студенту, а не преподавателю. Но Ирис продолжила. — Денвер… ректор «Тинраса»! Он физкультуру у мальчиков ведет. Как сказали другие девчонки, нам их утренние занятия точно понравятся!

Ректор? Мне это не послышалось? Тот мужчина был ректором магической академии, в которой мне придется учиться? Вот почему я оказалась именно в его спальне именно тогда, когда он заканчивал водные процедуры? Почему меня нельзя было отправить к нему в кабинет, например?

Новость о том, что он преподаватель у мальчиков, меня несколько успокоила. Она означала, что сталкиваться с ним и смотреть в глаза наглому мужчине мне не придется. Хорошая новость! Отличная! Нужно как можно скорее зарегистрироваться и стать действительной студенткой магической академии. Всегда об этом мечтала!

— Подписывай! — на чайный столик с глухим шлепком легла кипа бумаг. — Пока секретарь на больничном, я сама все оформлю. Всего несколько дней прошло, как сама оформлялась. Еще не успела забыть, как это делается!

— А разве студенты могут сами?.. — мой неловкий вопрос потонул в хохоте Ирис.

— Думаешь, Денвер согласится взять еще одного бюджетника? — смеялась она, утирая слезы. — Он ведь за свой счет будет учить нас с тобой! Так что ты уж оправдай ожидания!

Обучение платное? Разве ректор Денвер согласится принять меня в академию на таких условиях? Поэтому Ирис собиралась меня оформить, пока он ничего не видел и ни о чем не догадывался? Она предлагала мне стать аферисткой? Ни за что! Даже ради обучения в академии! Мне не нужны проблемы с законом!

— Ой, да ладно тебе! — протянула Ирис. — Он даже не заметит! А если заметит, я всю вину возьму на себя! Денвер знает, что я временами бываю неадекватная. И, если что, меня Ведас прикроет. Мой парень и лучший друг нашего ректора!

Ирис дерзко улыбалась, и ее уверенность в затее медленно перетекала в меня. В чем-то она была права. Это был мой единственный шанс что-то изменить в жизни. Если я не подпишу договор, то ректор Денвер выгонит меня из академии. А куда мне идти? Обратно в пансион? Нет уж! Мне стоило рискнуть!

Воздав молитву Создателю, я подписала все, на что указывала Ирис Шторм. Только договор насильно исправил мою фамилию со Шторм на Моридар. Что за дела? Почему я не могла подписаться собственным именем? Я недоуменно взглянула на Ирис, и та, вздохнув, пустилась в объяснения.

— Знаешь Вилесу? — спросила она. Я кивнула. — Так вот, она ангел. Настоящий. Она не подумала и отдала мне твою личность. Так что леди Шторм теперь я. А раз уж хозяину этого мира приспичило, чтобы ты училась в этой академии, тебе создали личность с нуля. Здесь просто… понимаешь… есть три человека, которым заменить воспоминания не способны даже боги. Поэтому заменить мне имя на какое-нибудь другое уже нельзя.

Нет, я не понимала. Рука замерла над листом, где я должна былапоставить последнюю подпись. Хозяину мира приспичило?.. Это как? Ирис столь бесцеремонно говорила о Великом Создателе? Или кого она называла хозяином мира? Пока я обдумывала то, что услышала, Ирис ставила пометки на уже подписанных листах. Словно она занималась этим не в первый раз, а всю сознательную жизнь.

— А…

— Так что помяни мое слово и никогда, слышишь, никогда ничего не проси у Вилесы. Просто поверь мне! У нее руки из… из другого места растут.

Промолчав, я взвесила все «за», «против», «не знаю» и поставила последнюю подпись. Хуже, чем возвращение в пансион в руки продажной директрисы и жестокого белокурого господина Моридара, уже не будет. Просто договорюсь с ректором о подработке или полноценной работе после завершения обучения. Я могла бы стать отличным преподавателем и отработать долг!

— Прекрасненько! — Ирис сложила все листы договора стопочкой и выровняла их легким постукиванием о поверхность чайного столика. — Осталось только сделать запись в журнале приема студентов, и ты станешь настоящей тинрасинкой!


Тинрасинкой? Странно… Я хотела бы не обращать на странный говор Ирис внимания, но каждый раз не могла не услышать его. Как только ей поверили, что она благородная леди? Я была готова заплатить именем и титулом в обмен на безопасную жизнь, но… меня коробило, что пришлось отдать его такой невоспитанной особе. Если бы родители и брат были живы…

Но не буду о плохом. Надо подумать о хорошем! Перед уходом Ирис указала мне рукой на одну из двух кроватей, находившихся в этой комнате. Вторая была завалена вещами, и я предположила, что она принадлежала моей новой знакомой. Аккуратности и последовательности в действиях ей не хватало, зато решительности было хоть отбавляй.

Когда я наконец осталась в комнате одна, то не могла поверить своему счастью. Даже закружилась по комнате, пока не закружилась голова. Еще несколько часов назад я смела только мечтать, что однажды окажусь в настоящей магической академии. И теперь, казалось, моя мечта исполнилась! Я не спала? Я действительно не спала? Это было словно сон!

Комната, в которой мы будем спать, была большой. Действительно большой! Я бы описала ее, как в три или в четыре раза большую детской, в которой жила до четырнадцати лет. В центре нашел себе место большой круглый стол, который можно было использовать и в качестве обеденного, и в качестве письменного. К нему были приставлены четыре стула, хотя нам с Ирис и двух хватило бы.

Стол делил пространство на две половины. Одну занимала спальня на двоих с большим шкафом для одежды. Интересно, эту часть можно было отделить завесой от второй? В противоположной стороне располагалась зона отдыха с диванчиком и чайным столиком. Очень мило!

Что же мне теперь делать? Со скуки я взяла отложенную на чайный столик книгу и повертела ее в руках. Ничего необычного, магического. Не учебник и не пособие. Обычный женский роман, каких я перечитала огромное множество на уроках выразительного чтения в пансионе. Скучно!

Тогда я подошла к окну и отвела в сторону занавеску. Потрясающий вид! Окно выходило на песчаный пляж. Пенные завитки легкого волнения моря наплывали на песок и возвращались в родную стихию. Вот бы искупаться, пока никого не было! На улице пока еще тепло, и у меня были все шансы обсохнуть на солнышке и не простудиться. Завтра важный день!

Решайся, Тиа! Последние теплые деньки! Когда еще выпадет шанс искупаться? Когда он выпадал в последний раз? Еще при жизни родителей. Давай решайся, Тиа! Потом ведь жалеть будешь, что не хватило духу спуститься! Решайся!

И я решилась. Найти бы полотенце какое, чтобы в него потом завернуться и волосы подсушить. А еще лучше подготовить заранее сменную одежду, чтобы не ждать полного высыхания воды на поверхности кожи. Там, на пляже, ведь точно никого нет? Я ведь не окажусь в еще одной неловкой ситуации?

Ни шагу назад! Отыскав в шкафу подходящий отрез ткани, я еще раз выглянула в окно, чтобы сориентироваться и продумать путь. Пройти напрямую через окно мне не хватало навыков полета, а в бесконечных коридорах академии я имела все шансы запутаться с непривычки.

Но я все равно рискнула! Перекинув через плечо импровизированное полотенце, в которое можно было укутаться при надобности, я вышла из комнаты и направилась вниз. Для начала нужно было спуститься на первый этаж и банально не перепутать, на какую сторону выходили окна из нашей с Ирис комнаты.

Ирис, кстати, была девушкой… странной. Я полжизни провела в небольшом городе деревенского типа и людей, подобных ей, никогда не встречала. Она была легка на подъем и вела себя слишком фривольно с мужчинами. Разве девушка имела право так просто обнимать мужчину? Прилюдно! Разве так должна вести себя благовоспитанная девушка? Надо будет ей сразу сказать, чтобы мужчин в комнату не водила!

Выйти к берегу оказалось гораздо проще, чем я полагала. Академия словно сама привела меня туда, куда я направлялась и даже спешила. На удивление по пути мне не встретился ни один человек, что казалось по меньшей мере странным. Где все? Разве Ирис не сказала, что первый учебный день уже завтра?

Подозрительные мысли немедленно выветрились у меня из головы, стоило только с каменного пола ступить на золотистый песок. Сказка! Реальная жизнь была в бесконечное множество раз прекраснее фантазий из женских романов. Очарованная природой, я, пока никто не видел, сняла туфли и пошла по теплому песку босиком. Потрясающе! Как давно я не ощущала ничего подобного!

С тех пор как я участвовала в семейных пляжных пикниках, пролетело немало лет. Сейчас я бы с удовольствием перекусила мамиными вафельными завитушками с нежнейшим сливочным кремом и выпила охлажденного молочного морса. Стоило представить, как прекрасно было время, проведенное с семьей, так сразу же ностальгия захватила меня в объятия.

— Ммм… Как вкусно! — мне казалось, словно сливочный крем был у меня на языке, и я медленно наслаждалась его непревзойденным вкусом.

— А-та-та-та-та! — быстро прощелкало что-то за моей спиной, и я замерла.

Я не услышала, как ко мне подкралось огромное чудовище, тень которого накрыла меня сразу же, как только я обернулась. Почему я не заметила его раньше? Как я могла не заметить и не услышать передвижение такой громадины? Монстр действительно был огромный — выше меня раз в пять и шире раз в пятьдесят. Он распахнул гигантскую беззубую пасть и кинулся на меня.

От страха я не могла пошевелиться. Я обездвижено смотрела, как чудовище поднималось, становясь еще выше, и загородило от меня солнце. Тогда его тень накрыла меня не полупрозрачная, а плотная и темная, словно в сумерках. Его пасть раздалась еще сильнее, и я закричала.

Чудовище с размаху влетело в невидимый барьер передо мной и сползло по его поверхности вниз. Тогда я затихла, оглядываясь по сторонам, кто же мог мне помочь? Сколько бы я не вертела головой, как деревенская девчонка, неожиданно попавшая в императорский дворец, никого так и не нашла. Это была магическая система безопасности? Тогда откуда этот монстр? Сбежал из зверинца?

Пожав плечами, совсем как Ирис, я пожалела несчастное беззубое чудовище и поудобнее взяла туфельки в руку. Никакое чудовище не помешает мне насладиться последним теплым днем и отметить первый день личной свободы! Без маминых завитушек, конечно, но с плаваньем!

— Хэй! — прервал меня громкий мужской голос. Я резко обернулась, но никого не увидела. Неужели со мной говорил монстр? Человеческим языком! — Наверх голову подними, дурочка!

Дурочка? Я не дурочка! Вскинув голову, практически на самом верхнем этаже я увидела уже знакомого хамоватого мужчину — ректора Денвера. Он чуть ли не вываливался из окна, упираясь локтями в подоконник, и насмехался надо мной! Его шоколадные волосы все еще были влажными, но уже колыхались на ветру.

— И кто здесь из нас дурак? — не выдержала я и прокричала. — После ванны под сквозняк? Заболеете!

— Не я же лезу в воду во время размножения арктусов, — с усмешкой сообщил ректор Денвер. — Потом от синей краски кожу не отмоешь!

Казалось, я начинала понимать поведение Ирис и ее свободное обращение к этому мужчине. Иное, чем простолюдинское Денвер, ему не подходило. Я даже в мыслях не могла назвать его господином, потому что господином, а не леди он мог быть исключительно по половому признаку. Благородным господином он быть никак не мог, как и Ирис.

Самое обидное, что про цветение арктусов я знала, но мне даже в голову не пришло, что этот период как раз сейчас. Ректор Денвер был прав. Арктусы — невероятно полезные в практической медицине общего пользования растения. Они не капризны и легки в уходе. Но они имели один гигантский минус. Произрастая в водной среде, во время цветения они окрашивали среду в насыщенный синий цвет, который с трудом оттирался от кожи. Одежду можно было вовсе выбрасывать.

— Ой, не реви! — крикнул ректор Денвер сверху, чем заслужил от меня крайнюю степень неодобрения. Иногда мужчине стоило вовремя замолчать.

Хмыкнув, я дернула головой и, наслаждаясь теплым песком под ступнями, прошла мимо несчастного чудовища, посасывающего губу беззубой пасти. Оно с затаенной жалостью ко мне ли, или к себе самому смотрело на меня, но пересечь невидимый барьер не могло.

Настроение падало все ниже и ниже. Ректор Денвер еще что-то кричал, но я его не слушала. Только оглянулась посмотреть, не собиралось ли мной полакомиться еще какое-нибудь чудовище, и, не найдя такового, спокойно вернулась в здание академии. Лучше Ирис найду и узнаю, что мне делать. Никаких вещей у меня не было, и стоило решить этот вопрос как можно скорее.


Глава 1 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 3