home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Ирис плакала всю ночь. Она тихо всхлипывала, спрятавшись под одеялом, но когда я к ней подошла, то она спала. Я не знала, что ей снилось, но могла предположить — ничего хорошего. Раз ее жизнь в ее родном мире не пестрила счастьем, то я могла понять, почему она так легко адаптировалась в этом. Человек к хорошему всегда быстро привыкает.

Она успокоилась и уснула только ближе к утру, и я не решилась будить ее. Чтобы умыться, много времени не требовалось. Одежду и обувь я подготовила для нее самостоятельно и открыла окно. Свет из него падал на платяной шкаф, который уберегал соседкину кровать от засветки.

С моря дул легкий ветерок, и комната быстро наполнилась свежим морским ароматом. Я, приготовившись к скорому походу к преподавателю, наблюдала за поднимающимся на горизонте утренним солнцем. Красота!

И вот что он творил??? Из синего-синего моря на берег выходил страшный синий монстр. По очертаниям его человеческого тела и прическе я признала в чудовище ректора Денвера, устроившего утренний заплыв. И это во время размножения арктусов! Как он собирался отмываться от синей краски? И это я, по его мнению, была дурочкой!

Вокруг ректора Денвера поднялся ветряной столп, как маленький ураган, который даже скрыл его за плотной серо-серебристой закольцованной стеной. А когда вихрь стих, от краски на теле не осталось ни следа. Только штаны (укороченные до середины бедра!) оставались насыщенно-синего цвета. Мне было стыдно смотреть на обнаженного мужчину-полубога, но использованное им заклинание настолько увлекло меня, что мне хотелось узнать о нем подробнее.

Только знание, что нам с Ирис нужно отправляться к Руру Аургусу заставило меня отлипнуть от окна и, перебарывая жалость, будить соседку. Мне этого делать совершенно не хотелось. Она выглядела бледно, с красными пятнами под глазами от слез и бордовой корочкой на нижней губе от небольшой ранки. Прокусила до крови.

— Ирис, Ирис, — сначала я осторожно касалась ее плеча, нехотя. Раз приходится будить, то будить следовало осторожно.

За две минуты не было никакого продвижения, и я, вспылив, выдернула у нее из-под головы подушку и стянула одеяло. Ни в какую! Безрезультатно! Ирис спала как убитая, и я невольно заподозрила худшее. Но она дышала, притом дышала равномерно и глубоко.

Не будет ли у нее проблем, если она пропустит назначенную встречу? Раз Ирис неотсекаемая, то ее точно взяли на особый контроль. Разбудить Ирис у меня не получалось, а время поджимало. Мне еще следовало найти кабинет преподавателя, и я надеялась, что он располагался где-то рядом с аудиторией, в которой он проводил занятие с палочкой.

— Прости, Ирис, но не могу тебя разбудить! — я бросила одеяло, развернулась и вышла.

Если вспомнить предостережение Ирис насчет «его часы спешат на двадцать минут», у меня оставалось всего четыре, чтобы дойти. Даже не дойти, а добежать. Иначе точно не успею! Вспомнить направление не составило большого труда, но я чуть было не потерялась в похожих друг на друга светлых коридорах. Мне повезло — я вышла на главную лестницу и столкнулась с ректором Денвером.

— А вы ранняя пташка, студентка Моридар! — поздоровался он.

От неожиданности я оступилась на лестнице, но была немедленно поймана мужчиной. Учитывая, что, по заверениям Вилесы, именно его мне в избранники выбрал Создатель, я чувствовала себя в его обществе некомфортно. Он смущал меня своим видом — распахнутой рубашкой и короткими синими недоштанами.

— Спасибо… большое… ректор. Господин ректор.

— Осторожнее надо. Куда вы так бежите на заре?

— Я вчера организационное занятие случайно пропустила. Господин Аургус сказал, что можно прийти к нему перед занятиями, и он расскажет заново.

Я несла всякую чепуху вместо того, чтобы спросить дорогу. Вдруг Рур Аургус приглашал к нему в кабинет? А я не знала, где он находился. Тиа, соберись давай! Нет ничего зазорного в том, чтобы идти на назначенную встречу к преподавателю в назначенный им час!

Но убеждения Вилесы, что мне Создателем суждено стать избранницей ректора Денвера, вынуждало меня бледнеть, смущаться и терять дар речи. Я даже и помыслить не могла, что она, умудрившись провернуть настоящую аферу, могла соврать мне про свое божественное происхождение!

— Как нехорошо получилось, — покачал головой господин ректор. — А мне вы показались довольно рассудительной особой. Жаль-жаль.

Нехорошо? Показалась? Я такой и была! Рассудительной, толковой, пунктуальной и правильной. За что он сейчас высказывал мне? За одну-единственную ошибку? Да, я один раз забылась и забыла об организационном собрании, больше беспокоясь о состоянии Ирис и ее самочувствии. Разве я совершила преступление? Разве я не должна была в первую очередь позаботиться о ней? Или в академии те же порядки, что и в пансионе?

— Этого больше не повторится, — я склонила голову и уткнула взгляд в пол. Из головы совершенно вылетело, что я спешила на встречу с преподавателем. — Я обещаю.

Вдруг господин ректор переменился. Он резким движением поднял мою голову за подбородок и пробуравил тяжелым взглядом. Его метаморфоза меня напугала настолько, что от испуга я ни пошевелиться не смогла, ни произнести и звука. Что произошло? Или… он сам напуган, потому что я для него «нечитаема»?

ь мне почему-то пришлась по вкусу, и я поспешила обдумать ее. Пока думала, кристально смотрела в глаза господина ректора, но не замечала ни их цвета, ни самого факта наличия господина ректора передо мной. Я словно смотрела не на него, а сквозь него.

Странное чувство. Но оно мне действительно нравилось! Впервые в жизни я была для кого-то не маленьким ребенком и не подопечной служанкой, как то нередко бывало в пансионе, а кем-то совершенно непонятным и интересным!

— Вы куда-то спешили, Моридар? — поддел господин ректор, за язвительностью явно пытаясь скрыть неуверенность.

— К господину Аургусу… — где я могу его найти? Подскажите, пожалуйста!

Ректор Денвер усмехнулся и… и просто исчез, словно страж Ведас. Он пошутил надо мной! Почему он просто не мог пойти мне навстречу и оказать посильную помощь? Разве это было так сложно?

— Постарайся почувствовать его, — раздался мужской голос из ниоткуда. О чем это он? Что означало «почувствовать»? — Прислушайся к себе точно так же, как прислушалась на занятии и подчинила себе стихийную магию.

У меня не осталось времени на игры, поэтому я проигнорировала «полезный» совет и побежала в аудиторию, где создавались палочки. Мне вдогонку мчалось недовольное поцокивание ректора Денвера, но я не собиралась обращать на него внимание.

— Осталось всего несколько минут! — я напомнила себе и ускорилась. Я не могла поверить, что в коем-то веке безнаказанно бегала по коридорам!

Остановившись перед дверью, я отдышалась и только после этого вошла внутрь. Успела вовремя, но в аудитории было пусто. Где же преподаватель? Или ректор Денвер знал, что его здесь нет, поэтому предложил второй вариант поиска нужного места? Вот почему я его сразу не послушалась?

Тогда попробую сейчас. Раз уж все равно опоздала, то попробую хотя бы сократить время опоздания. Если меня назвали концентратором, то попробую сконцентрироваться и снова что-нибудь получить в результате.

Я закрыла глаза и представила перед мысленным взором Рура Аургуса. Сколько бы я не пыталась сосредоточиться и удержать его образ, тот все равно рассыпался, словно песок, и просачивался сквозь пальцы.

Каждый ребёнок знал, что нужно сделать, чтобы песчаные домики не рассыпались. Конечно же смочить водой! Мокрый песок хорошо лепился в комочки и высыхал довольно медленно, чтобы успеть наиграться.

Вокруг меня стало прохладновато, и я открыла глаза. Передо мной стоял Рур Аургус, скрестив руки на груди, и прожигал меня недовольным взглядом. Неужели его недовольство вызвала прозрачная сфера с голубоватым оттенком, что оградила его от меня, как клетка?

За спиной раздались редкие хлопки, и я обернулась. И действительно — ректор Денвер снова стал видимым. Он с каждым шагом становился все ближе ко мне и продолжал хлопать, словно поздравлял с чем-то.

— Почему водная сфера, а не воздушная, например? Воздушная и огненная отнимают гораздо меньше сил, чем водная и земляная.

Вопрос смутил меня. Что значило «почему»? Вряд ли я бы сама могла дать четкий ответ на поставленный вопрос, но от меня ждали хоть какой-нибудь. Поэтому я решилась.

— Мне показалось, что преподаватель Аургус вот-вот рассыплется, как песок, и просочится сквозь пальцы. А мне нужно было найти, ведь так?

— Почему именно песок? — переспросил ректор, но я могла только пожать плечами. Разве я могла объяснить то, что он предлагал мне почувствовать?

Тогда ректор Денвер не ответил. Он сделал ещё несколько шагов мимо меня и подошёл к водной сфере. Ему хватило пару раз стукнуть костяшками пальцев, чтобы разрушить ее. Я и не пыталась сделать ее полностью непроницаемой. Я в принципиально не собиралась создавать нечто подобное.

— Бесконтрольный стихийный концентратор. Великолепно! — возмутился мой будущий личный наставник. — Как я умудрился так сильно влипнуть?

— Учись, друг мой, — смеясь, ректор Денвер пристукнул его по плечу в качестве поддержки. — В конце концов, ты не единственный преподаватель на всю академию. Если понадобится помощь, обращайся. Поможем!

Мой будущий наставник фыркнул и отвернулся, никак не прокомментировав тот факт, что я заперла его в ловушке, которую он по неизвестной мне причине не стал ломать самостоятельно. Не мог этого сделать изнутри? Или на подобные фокусы способен только господин ректор, рожденный полубогом?

Неужели меня одарили магией настолько щедро?!

— Верни ей «инструмент», хмыкнул ректор Денвер и кивнул в мою сторону. — Ограничимся в экспериментах. На сегодня достаточно. Выдай ей расписание, а я разберусь, почему Моридар пришла одна.

Я не стала сдавать засоню Ирис и в глубине души надеялась, что она уже проснулась и привела себя в порядок. Иначе ей несдобровать. Вряд ли ректор Денвер будет так добр к ней, кто раз за разом продолжал испытывать его ангельское терпение.

Господин Аургус помотал головой, словно вытряхивал из неё весь «мусор», и подошёл ко мне. Он легким движением руки вытащил из-за пазухи мою волшебную палочку и крутанул ею. Спустя пару мгновений в его ладони осталось небольшое золотое колечко.

— Никогда не снимай это кольцо без моего разрешения. Поняла? — я кивнула. — Хорошо. На следующее занятие можешь не приходить сама и подружке то же самое передай. Мы будем создавать подобные кольца. Вас двоих это не касается. На третье занятие явитесь обе. Без опозданий.

— Спасибо, сэр! — кивнула я, довільно улыбаясь. — А у нас сегодня есть занятия?

— Профориентация, — безапелляционно ответил преподаватель, хмуро сверкая глазами. Он явно не верит, что я могу сгодится на что-нибудь полезное. — Без опозданий как на профориентацию, так и на занятия общего профиля.

Вдруг перед моим носом появились из ниоткуда два совершенно одинаковых листа с расписанием занятий. В основном листы были заполнены строкой «НЕ ОПРЕДЕЛЕНО», но были и «общепрофильные» дисциплины вроде истории государства, правового окружения, контроля и подчинения, а также нескольких других.

— Специализированные дисциплины с первого года обучения? — переспросила я, удивившись. — В пансионе нас не хотели учить ничему особенному вне зависимости от того, какой год шел. Только выпускницы имели право выбрать что-нибудь особенное из не самого особенного списка.

Рур Аургус кивнул.

— Чем раньше обозначится потенциал студента, тем раньше мы начнём обучать его по верному направлению. Нечего терять время зазря. Уже подъем. Скоро завтрак. Поспеши.

— Спасибо! До свидания, преподаватель Аургус, ректор Де… — я оглянулась по сторонам, но искомого человека не нашла. — А где?..

— У Китта занятие на рассвете, — пояснил преподаватель. — Тиарис Моридар, запомни одно, — я посмотрела в золотисто-карие глаза, показывая, что вся внимание. — Никому не говори о том, что сейчас произошло. Своей соседке тоже. Ты правильно угадала… насчет песка. Это моя особенная сила, о которой знает ограниченный круг лиц.

Ирис скорее всего уже знала… — подумалось мне, но я не стала озвучивать предположение. Раз уж речь шла не о полубоге, то она могла и не догадываться… или она все-таки знала об особой способности Рура Аургуса?

— Моридар! — окликнул меня преподаватель. — Вы уснули? Возвращайтесь к себе в комнату. Немедленно.

— Простите, задумалась. Лично от меня никто ничего не услышит. Даже ректор Денвер! — с воодушевлением ответила я, даже слегка подпрыгнула на носочках.

А вот Рур Аургус моей радости не разделил. Наоборот, он поразил меня острым взглядом, словно препарировал.

— Как давно ты знаешь о Китте? — твердо приказал отвечать он, и я не могла воспротивиться. Не потому, что он как-то воздействовал на меня, а потому что мне нужно было заработать его доверие, чтобы стать личной ученицей.

— Вы же об Алькаите Денвере, да? Тогда… как только оказалась в академии, — созналась я. — У меня природный блок против ментальщиков и телепатов. Но ректор Денвер настолько силен, что его вторжение даже я почувствовала.

В некотором роде это все-таки была ложь, пускай я не хотела лгать. На самом деле не хотела, но была вынуждена. Не могла же я сказать, что мне всю информацию выдали Ирис и Велеса, студентка Небесной Академии Демиургов? Меня к лекарю душ отправят незамедлительно, если я выдам нечто подобное!

Еще раз кивнув на прощание, я развернулась и спокойно пошла к главной лестнице. Оттуда я точно смогу найти путь к нашей с Ирис комнате. Но стоило мне завернуть за угол, как академия словно переменилась. Либо изменилось мое отношение к окружающей действительности.

Не прошло и минуты, как я сорвалась на бег. Мне показалось, словно нечто темное и совершенно точно злое преследовало меня. В зеркальном отражении стеклянной поверхности окна я заметила, как под потолком клубился сгусток истинной тьмы.

Я не могла перепутать истину тьму ни с чем другим. Это было невозможно. А еще я знала, что если истинная тьма «взяла твой след», то от нее не уйти и не убежать. От нее не спрятаться и не скрыться. Главное — не оборачиваться и не смотреть назад, иначе истинная тьма поглотит тебя немедленно.

Получается… я проклята? Кто меня проклял, а главное — зачем? Неужели муж, господин Моридар, от которого мне удалось успешно сбежать? Тогда мне нужно найти способ снять проклятье. Но сначала узнать, какое именно проклятье было на меня наложено, как и когда конкретно.

По крайней мере, теперь у меня была ясная цель. Это если искать плюсы в казалось бы безвыходной ситуации. Но бабушка всегда учила меня не опускать руки и не сдаваться, как бы плохо не было. Да и разве сейчас плохо? Сейчас, когда я нашла брата живого и здорового?

Тьма за спиной тем не менее до ужаса пугала меня. Я понимала, что как только выйдет срок, она поглотит меня, и, как любой жаждущий жить человек, я бежала в надежде, что в присутствии других людей тьма скроется и не будет нервировать своим присутствием.

И тем сильнее было мое недоумение, когда рядом с нашей с Ирис комнатой я увидела настоящее женское столпотворение! Я чудом умудрилась протиснуться между юными магичками, заполонившими комнату и то благодаря схватившей меня за руку Ирис и протащившей прямиком к окну.

— Я ведь тебе говорила, что утром из нашего окна открывается потрясающий вид? — хитро спросила Ирис, и я кивнула. Припоминаю нечто подобное. Было такое! — Теперь смотри… — прошептала Ирис.

И я повиновалась. Любопытство снедало меня. Что могло быть такого интересного утром, чего не было ни в одно другое время суток. Сначала я не увидела ничего особенного: ясный горизонт, спокойное синее от краски арктусов море и золотистый песок пляжа… по которому бегает несколько дюжин полуобнаженных мужчин!

— Урок физкультуры у мальчиков, — пожала плечами Ирис, словно ничего особенного не происходило. — Денвер специально так делает, чтобы парни не ленились на занятиях. Перед девчонками-то отлынивать стыдно!

Мне же было до того стыдно и смотреть на зрелище под нашими окнами, и на других девчонок, которые облизывались на парней… как им воспитания хватало додуматься до чего-то подобного?! Не зря ректор Денвер мне в нашу первую встречу показался извращенцем!

— Какой ужас! — воскликнула я. — Ни стыда, ни совести! Ни у них, ни у вас тем более! Вон из моей комнаты, извращенки! Немедленно!

Слушать меня, естественно, никто не стал. Даже не пошевелились. Мне только подзатыльник от кого-то прилетел, но я не заметила от кого конкретно. Не от Ирис точно, потому что она стояла передо мной.

Тогда я, осознав мое бессилие в попытках образумить дурочек, решила вернуть порядок и благоразумие в комнату другим образом. Я закрыла глаза и попыталась сосредоточиться так, как делала это в аудитории контроля и подчинения. Но в этот раз я думала не о том, как найти Рура Аургуса, а как схватить в мыльный пузырь всех незваных гостий. В мыльный, чтобы всем прически попортить и макияж. О, какая я жестокая!

И женский визг не заставил себя ждать. Я с удовольствием слушала их и смотрела, как не мыльный пузырь, а огромная волна вымывала всю грязь из моей комнаты, при этом не оставляя после себя ни единого мокрого воспоминания!

— А ты ниче так, — похвалила меня Ирис, — не рохля. Признаюсь честно, первое впечатление у меня о тебе сложилось не очень. Но, думаю, мы с тобой подружимся. Я тоже… совсем недавно была никем. По сути, пустым местом, которое позволяет помыкать собой каждому встречному.

Пожалуй, подружимся. Я не стала отвечать вслух, но, думаю, она поняла меня без лишних слов. Какими бы не были ее мотивы, я чувствовала, что она не представляла для меня угрозы. А в какой-то мере могла и помочь. Я не стану пугать ее наличием проклятья, но вот помочь мне найти библиотеку попрошу. Обязательно попрошу, особенно если нужная мне информация окажется недоступна для общего пользования.

— Спасибо, — все же произнесла я и вдруг вспомнила, что забыла отдать расписание. — Ты на занятия идти собираешься, или будешь дальше за непотребством наблюдать?

— Почему это непотребство? Красивое тело… оно… как искусство! И вообще!.. — Ирис неожиданно активизировалась и толкнула меня к окну. — Денвер тоже там стоит. И даже бегает! О, нет. Сейчас он отжимается вместе со всеми! Ты только посмотри! А как мышцы… ммм!

— Ты засматриваешься на старшего брата своего парня?!! — моему возмущению не было предела. — Тебе не стыдно, Ирис?

— Какой еще «засматриваешься»? — фыркнула она. — Не неси чепухи. Денвер меня бесит, и мои чувства взаимны. При каждом столкновении с ним я довожу его до белого каления, при этом ровным счетом ничего не делаю. Разве это справедливо?

Да уж. Если бы я слышала мысли Ирис, то, наверное, тоже свихнулась бы за пару кратких встреч. С ней тяжело было ужиться на одной территории человеку, который любит тишину и спокойствие. Уж самый могущественный менталист из ныне живущих явно ценил «тишину и спокойствие» превыше всего остального.

— Нам пора на завтрак. И вот, — я вытащила из кармашка на груди свернутые вчетверо листки. — Наше расписание. Твой только один!

Стоило прикрыть тему, пока меня снова не потянули к окну рассматривать полуголых мальчиков. Это как минимум было некультурно. Пока Ирис рассматривала учебные планы на ближайшие дни, я поспешила задернуть занавески и вытянуть ее в коридор. Завтрак важнее всего! И даже важнее клубящейся за моей спиной тьмы.

Некоторое время мы спокойно шли, никого не замечая, пока в один момент Ирис не схватила меня и не утащила за угол. Я даже не успела понять, что произошло, и кого она увидела, раз так спешно ретировалась.

— Ирис?

— Тихо! — шикнула соседка. — Я думала, ее продержат в больнице подольше.

— Кого? — не поняла я. — Ты кого-то боишься?

— Не в этом дело. Это секретарь Денвера, Эльрем Дрок.

Секретарь ректора Денвера? Это ее заменяла Ирис, поэтому смогла меня зарегистрировать в обход ректорской воли? Теперь понятно, почему Ирис пряталась от нее! Секретарь Дрок явно недовольна ее самоволием, и я тому была виной.

— Сказала же, что не в этом дело! — шикнула Ирис. — Эльрем была проклята не так давно. Из ее рук вырвалось заклятье, которое убило моего летуна. Когда я лежала в больнице, она мне всю палату залила горючими слезами. Двое суток ревела, что не хотела, что виновата, что смерти за такое заслуживает. Ну и подобное в этом же духе.

Мы с Ирис выглянули, но в коридоре уже никого не было. Секретарь Дрок ушла, и мы перевели дух. Действительно, не хотелось бы столкнуться с человеком, страдающим от чувства вины. Если она сама себя не простит, то будет страдать вечно. Она же не виновата. Летуна Ирис убил тот, кто управлял ею.

По крайней мере, теперь понятно, за что Ирис обозлилась на малыша зейрона! Ей больно видеть нового летуна, когда совсем недавно убили ее прежнего. Попробую ему помочь. Но из встречи в холле я вынесла другую мысль. Было жалко, что мне не довелось увидеть секретаря Дрок.

Зато секретарь Дрок увидела нас. Она появилась рядом с нами, выскочив из второго измерения, словно вышла из-за угла. Эта девушка мне совершенно не показалась плаксивой девочкой, какой ее описала Ирис. Скорее наоборот, она была злой, как наша директриса в пансионе.

— Вы, обе, должны быть сейчас на завтраке, а не бродить по академии.

Невысокая, болезненно худая блондинка вызывала трепет и страх. Ни одна воспитательница не производила настолько жуткого впечатления, как эта особа. Я малодушно подумала, что это все-таки не она. Не секретарь Эльрем Дрок, но Ирис развеяла мои опасения далеко не в позитивном ключе.

— Привет, Эль! — воскликнула Ирис. — Не злись, мы уже идем. Правда, Тиа?

Она споро подталкивала меня туда, куда мы направлялись до того, как Ирис утянула меня с верного пути. Уж чем-чем, а чувством вины Эльрем Дрок явно не страдала. Либо очень хорошо скрывала это.

— Попрошу без фамильярности. Если ты встречаешься с моим братом, это еще не значит, что тебе будут поблажки от ректората. Наоборот. Уж я постараюсь, чтобы ты получила самое лучшее образование, раз уж получаешь его за счет моей семьи.

— Денвер обещал!.. — заикнулась Ирис и замолчала. Спорить с собой секретарь Дрок возможности не давала. — Я поняла. Фигово Денвер обещал. В следующий раз все его обещания буду протоколировать под подпись. Поняла-поняла, правда! Позже поговорим, раз ты при Тиа стесняешься.

Ирис нагло показала ей язык, и дернулась с места бегом. Я не хотела оставаться один на один с жуткой девушкой и, кивнув на прощание, ретировалась следом. Неужели она это действительно сделала? Она показала язык суровому секретарю?

Сразу видно, что страж Ведас от нее уже никуда не денется и сто процентов женится. Такая девушка, как Ирис, своего не упустит. Мне даже завидно немного. Она точно знает, что хочет, и всеми силами добивается поставленной цели.

Я тоже не буду забиваться в угол. В первую очередь — найду способ заставить бывшего следователя Аургуса взять меня в ученицы. Точно-точно справлюсь! Потом верну брата, и мы вместе узнаем правду о том, что на самом деле произошло с нашими родителями!

Возлюбленный в лице ректора Алькаита Денвера в ближайшие планы на жизнь никак не вписывался. Я вполне способна справиться с невзгодами и без малознакомого мужчины. Разве он мне нужен был в качестве близкого человека? Вряд ли! Зачем тогда меня пытались убедить, что нам суждено быть вместе? Дилемма!

Ясно было только одно — с выводами лучше не спешить. А я поспешила и… а чего говорить? С момента знакомства с Ирис неприятности посыпались на мою голову, как никогда ранее!


Глава 5 | Брачная охота на ректора магической академии | Глава 7